Важные заявления Путина, вечерние обстрелы Донецка и первая помощь Украине от Болгарии

Прошло 30 лет после распада СССР. Осмысливаем: что же тогда произошло? Часть 4. Хронология событий.

0 184


Период с 1985—1991 гг., который получил название «перестройка» является одним из самых сложных и противоречивых в отечественной истории. Связано это в первую очередь с тем, что именно в этот период произошёл крах великой державы — Советского Союза Социалистических Республик, история которого насчитывает практически 70 лет.

Предпосылки перестройки.

Надо признать, что наряду с успехами и достижениями, выводящими СССР на передовые и лидирующие позиции, в стране существовало огромное число проблем.

К середине 1980-х гг. четко обозначились всё нарастающие противоречия в экономической сфере.

Налицо была неэффективность советской экономической системы, которая основывалась на командно-административной системе, являющейся неотъемлемой частью модели общества сверху-вниз.

В экономике наблюдалась стагнация. Фактически прекратился рост производительности труда. Постоянно падала эффективность от осуществлявшихся капитальных вложений.

Предприятия не были заинтересованы во внедрении достижений научно-технического прогресса. Со стороны предприятий наблюдались иждивенческие настроения по отношению к государству.

Низким оставалось качество значительной части производственной и бытовой техники, одежды, обуви, других изделий.

К началу 1980-х гг. обозначились серьёзные перекосы в оплате труда, что, в свою очередь, в значительной степени подорвало стимулы к труду. Одновременно слабела трудовая дисциплина, пьянство и алкоголизм охватывали всё более широкие слои населения.

Достаточно высокой была дифференциация обеспеченности жильём. 20 % населения стояли в очереди за жильём в течение 10—15 лет. Различным было и качество жилья — лишь 25 % населения имели полностью благоустроенные квартиры.

Наблюдалось нарастание научно-технического отставания от Запада, коррупция, засилье бюрократии, политический кризис в руководстве страны, выразившийся, прежде всего, в сращивании партийно-государственной номенклатуры с теневой экономикой и др.

Что касается политической сферы, то необходимо выделить следующие противоречия.

• • Параллельное существование двух структур (с одной стороны, это государственные органы — министерства и ведомства, с другой стороны, это партийные органы — райкомы, обкомы, горкомы): ситуация скалывалась так, что государственные органы, обязанные по закону принимать важнейшие решения в пределах своей компетенции и нести за них ответственность, их не принимали, а ждали указаний от партийных органов. Партийные органы, фактически принимавшие решения, юридически за них не отвечали, так как формально не обладали таким правом. Кроме того, как считает В. А. Шестаков, уровень квалификации партийных функционеров был намного ниже, чем специалистов министерств. Всё это отрицательно сказывалось на эффективном и оперативном управлении государством.

• • Закрепленные в Конституции СССР права и демократические свободы граждан являлись только декларацией и в действительности не соблюдались. Любые попытки высказать собственную точку зрения, которая отличалась от официальной идеологии, зачастую заканчивались репрессиями и гонениями.

• • Оформление номенклатурного принципа подбора кадров, который основывался не на профессионализме, а исходя из личных качеств, которые подразумевали политическую лояльность, землячество и семейственность. Важнейшей особенностью номенклатуры являлся её закрытый характер, не позволявший обществу контролировать объём полномочий чиновников, их привилегии. Вместе с тем чем больше материальных возможностей появлялось у номенклатуры, тем более деградировала официальная идеология. Марксистская идеология становилась для них привычной риторикой, а одной из ведущей целей было личное обогащение, неограниченная власть и передача привилегий по наследству. У номенклатуры формировались особые интересы, которые часто не совпадали ни с объективными государственными интересами, ни с интересами остальной части общества.

• Повседневная жизнь заметно расходилась с идеологическими установками. Все более заметной становилась разница в качестве жизни разных групп населения, она определялась различиями не только в уровне доходов, но и в возможностях доступа к социальным благам.

• Именно это понимание повлияло, в том числе, и на нарастание кризиса в духовной сфере. С одной стороны, господствовала марксистско-ленинская идеология, и всякое инакомыслие подавлялось, с другой стороны, народ уже не верил в ленинские идеалы, поскольку они шли в разрез с той системой, которая сложилась в реальности. В связи с этим советское общество начало утрачивать свои нравственные идеалы. Советское государство способствовало распространению у населения иждивенческих настроений. Государство и партия постепенно теряли роль главных идеологов.

К середине 1980-х гг. необходимость перемен явственно назрела. Лидером перемен стал новый генеральный секретарь ЦК партии М. С. Горбачев.

М. С. Горбачев был избран Генеральным секретарем ЦК КПСС 11 марта 1985 года.

Биографическая справка

Михаил Сергеевич Горбачев. Горбачев родился в 1931 г. в Ставропольском крае в семье крестьянина. В 1955 г. окончил юридический факультет МГУ, в 1967 г. — Ставропольский сельскохозяйственный институт. В ноябре 1978 г. избран секретарем ЦК КПСС. Избрание нового лидера, 54-летнего М. С. Горбачева, ставшего, кстати, первым после В. И. Ленина руководителем партии с университетским дипломом, было встречено с большими надеждами. В 1990 г. Горбачев стал Президентом СССР. 25 декабря 1991 г. он заявил о своей отставке. С 1992 г. — президент Горбачев-Фонда.


Слово «Перестройка», давшее название целому периоду в нашей истории (1985-1991), появилось через 1,5-2 года после начала Перестройки. Сначала оно означало процесс, затем - исторический период.

Перестройку условно можно разделить на несколько этапов.

Первый этап.

Попытка «ускорения».

Первый этап (март 1985 -- январь 1987). Этот период характеризовался признанием некоторых недостатков существовавшей политико-экономической системы СССР и попытками исправить их несколькими крупными кампаниями административного характера (т. н. «Ускорение») -- антиалкогольная кампания, «борьба с нетрудовыми доходами», введение госприёмки, демонстрация борьбы с коррупцией. Какие-либо радикальные шаги (за исключением принятия 19 ноября 1986 года Верховным Советом СССР Закона СССР «Об индивидуальной трудовой деятельности в СССР») в этот период пока не предпринимались, внешне практически всё оставалось по-старому. В то же время была произведена замена основной массы старых кадров брежневского призыва на новую команду управленцев.

В тот момент Политбюро на 80% состояло из людей Л. И. Брежнева. Каждый второй член высшего эшелона власти начал свою партийную карьеру ещё при И. В. Сталине. Неудивительно, что уже в первые месяцы после избрания Горбачев начал кадровые перестановки, вводя во властные структуры своих сторонников.

В 1985--1986 гг. важных постов лишились Г. А. Алиев, В. В. Гришин, Д. А. Кунаев, Г. В. Романов, Н. А. Тихонов. Зато в числе первых в центральном партийном аппарате их получили Н. И. Рыжков, Е. К. Лигачев, Э. А, Шеварднадзе, Л. Н. Зайков, Б. Н. Ельцин.

Реформаторское крыло в Политбюро представлял А.Н. Яковлев, настроенный на изменение политической системы СССР в духе западной социал-демократии. Именно под его влиянием М.С. Горбачев решился на политику гласности в прессе, ставшей катализатором не только реформ, но и отказа от догм социализма. В «мозговой штаб» Горбачёва входили помощники генсека В.И. Болдин, Н.Б. Биккенин, В.А. Медведев, А.И. Лукьянов, философ И.Т. Фролов, историки Г.Х. Шахназаров и А.С. Черняев, экономисты Л.И. Абалкин, А.Г. Аганбегян, С.С. Шаталин, Н.Я. Петраков и др. Это были люди с разными идеологическими установками и интеллектуальным багажом.

К 1987 г. было заменено 40 % членов КПСС, 70 % членов Политбюро и 60 % секретарей обкомов. Премьер-министром теперь стал Н.И. Рыжков вместо Н.А. Тихонова, Н.В. Талызин сменил Н.К. Байбакова на посте председателя Госплана СССР. Проводником идей Горбачева в Москве стал сменивший Гришина на посту первого секретаря московского обкома КПСС Б. Н. Ельцин.

Изменения шли сверху вниз. Широкий общественный резонанс получили действия нового первого секретаря московского ГК КПСС Б. Н. Ельцина, который провёл настоящую чистку кадров в горкоме и райкомах партии. "У нас в Москве, идёт такая перестройка, что в тюрьмах не хватает мест для всех, кого хотим посадить" - заявлял Ельцин. Из 33 райкомовских секретарей в Москве были смещены 23, причем некоторые несколько раз. В период пребывания Ельцина во главе московской организации КПСС оказались в тюрьме за различные преступления более 800 торговых работников. Обновление общества виделось в борьбе с коррупцией, при этом методы управления и внедрения реформ оставались по-прежнему директивными. Фактически речь шла о партийной реформе сверху через систему партийных государственных органов.

Со временем темпы и масштабы перемен начали вызывать настороженность. Их стали называть «кадровой чисткой», сопоставимой со сталинской «кадровой революцией».

За три года было обновлено 85% состава ЦК, что намного превышало показатели 1934-1939 гг., когда они составили около 77%. Апофеозом кадровых перестановок стала XIX партийная конференция 1988 г., когда по её завершении из состава Политбюро и ЦК КПСС были выведены остававшиеся в руководстве представители "кремлевских старцев", в том числе Громыко, Соломенцев, Долгих.

Б.Н. Ельцин

К тому времени среди самих реформаторов обозначились разногласия. Б. Н. Ельцин до «перестройки» возглавлял Свердловский обком КПСС. Горбачев призвал его в Москву как успешного партийного функционера, не связанного с московской элитой. В декабре 1985 года Ельцин был назначен на одну из ключевых должностей – первого секретаря Московского горкома КПСС – и избран кандидатом в члены Политбюро. Он активно взялся за дело и под лозунгом «восстановить ленинские нормы и стиль работы» перетряхнул партийные кадры столичного горкома, заслужив у москвичей имидж борца с привилегиями.

Столкнувшись с сопротивлением столичной номенклатуры и явным неприятием его в аппарате ЦК КПСС, Б. Н. Ельцин на октябрьском 1987 года Пленуме ЦК КПСС обвинил в саботаже реформ секретариат ЦК и Е. К. Лигачева, партийные комитеты и партию в целом. И попросил освободить его от обязанностей кандидата в члены Политбюро. Бунт Ельцина вызвал бурную реакцию участников Пленума. Вместе с обвинениями Ельцина в антипартийной линии началось обсуждение самой «перестройки», её «вседозволенности, дискредитации партии, славных страниц истории страны».

В итоге Ельцина исключили из Политбюро, сняли с поста первого секретаря Московского горкома и отлучили от большой политики. Получив утешительный пост первого заместителя председателя Госстроя в ранге министра, Ельцин писал: «Я сижу в министерском кабинете… и у меня ощущение мертвой тишины и пустоты вокруг». Разрыв с партноменклатурой во многом предопределил политическую судьбу не только самого Б. Н. Ельцина, но и всей страны. С этого момента его политический статус изменился: он стал открытым противником номенклатуры и лидером, альтернативным Горбачеву. Тогда же в открытую фазу перешла как поляризация в верхушке КПСС и партийном аппарате, так и поляризация «партийной массы».

Политической опорой Ельцину стали неформальные объединения, созданные в 1986–1987 годах в поддержку «перестройки». К концу 1987 года уже выдвигались лозунги более радикальные, чем официальные: многопартийность, свободные выборы, отмена цензуры, рынок. Постепенно позиция Ельцина обретала более ясные политические контуры, смыкаясь с настроениями демократической оппозиции, которая, в свою очередь, в полной мере использовала его качества прирожденного лидера.

Цель соединить социализм с демократией.

На первом этапе М. С. Горбачев и его сторонники могли проводить любые решения благодаря той монополии на власть, которой в СССР обладало Политбюро ЦК КПСС. Партийная дисциплина обеспечивала исполнение решений на всех уровнях – от ЦК до партийной организации предприятия. Вопрос о широкой социальной поддержке перед Горбачевым и его единомышленниками тогда не стоял.

Учитывая то, что к весне 1985 г. экономический кризис ещё не стал определяющим фактором жизни советского общества, а также сохранялся баланс сил в Политбюро и правительстве, главной целью Горбачева и его команды была цель соединить социализм с демократией. Данная цель вполне отвечала сложившимся к этому периоду в советском обществе стереотипам природы и перспективы советской системы и не противоречила установкам политической элиты.

Исходя из этого, на апрельском Пленуме ЦК КПСС (23 апреля 1985 г.) новый Генеральный секретарь предложил стране новую политику, которая предполагала ускорение социально-экономического развития и совершенствование всех сторон жизни общества. В первую очередь упор делался на перестройку системы управления экономикой. Реформаторы надеялись, что в короткий срок и с минимальными затратами им удастся преломить наметившееся падение темпов экономического роста. В связи с этим предполагалось направить основные средства на техническое перевооружение, модернизацию действующих предприятий, сократить до минимума финансирование незавершенного строительства новых объектов. Особые надежды на первом этапе экономических реформ возлагались на так называемые целевые программы научно-технического прогресса по информатике и вычислительной технике, робототехнике, генной инженерии. Следует отметить, что основной упор реформаторы делали на активизацию человеческого фактора с помощью административных мер.

На Пленуме шла речь о необходимости качественного преобразования общества, о неотложности глубоких перемен во всех сферах его жизни. Были намечены направления развития народного хозяйства и социальной сферы. Главным рычагом преобразований должно было стать ускорение социально-экономического развития страны. Успех ускорения связывался с более активным использованием достижений науки и техники, децентрализацией управления народным хозяйством, расширением прав предприятий, внедрением хозрасчета, укреплением порядка и дисциплины на производстве.

Основная идея "концепции ускорения социально-экономического развития страны" сводилась к быстрому подъёму экономики за счет перераспределения финансовых потоков и новой структурной политики. Предлагалось прекратить затратное капитальное строительство, а высвободившиеся средства направить на техническое перевооружение и модернизацию предприятий. От импорта ширпотреба предлагалось перейти к закупкам машиностроительного оборудования.

Машиностроение было определено в качестве нового "приоритета", а его развитие должно было опережать другие отрасли. Наряду с этими административно-управленческими решениями второй, не менее важной составляющей "ускорения", был назван "человеческий фактор". Имелось в виду продолжение андроповского курса на повсеместное укрепление дисциплины, наведение порядка в расходовании сырья и ресурсов, более рациональное использование оборудования и заслон производству недоброкачественной продукции. Вместе с тем гораздо большее внимание уделялось и другой стороне "человеческого фактора" -- предлагалось по-настоящему заинтересовать людей в результатах труда, вдохнуть жизнь в движение рационализаторов и изобретателей, постараться восстановить стимулы к труду. Таким образом, концепция "ускорения" не была чем-то радикально новым, а представляла собой некое новое сочетание приемов из арсенала традиционного советского опыта.

М. С. Горбачев и реформаторы из его окружения осознавали пороки советской экономической системы. В своих мемуарах они писали о том, что в ЦК КПСС поступало много докладов отраслевых и межотраслевых институтов, авторы которых предлагали децентрализацию управленческой модели. Но на первых порах команда Горбачева попыталась использовать привычные административные рычаги под лозунгом «ускорения».

В мае 1985 года началась антиалкогольная кампания. Готовилась она давно, ещё со времен Ю. В. Андропова. С резким ростом потребления алкоголя связывали расшатывание трудовой дисциплины, и как следствие, низкую производительность труда. Статистика свидетельствовала: «С 1940 по 1980 год население страны увеличилось на 35%, а производство алкогольных напитков возросло в несколько раз! Значит, примерно во столько же раз увеличился спрос!»

По планам производство спиртного к 1990 году должно было сократиться вдвое. С пьянством боролись административно-принудительными методами. Ужесточили наказания за пьянство на работе, развернули кампанию в прессе. Тут же начались «перегибы»: в винодельческих совхозах Крыма, Молдавии, Краснодарского края вырубили виноградную лозу ценнейших пород. Кампания хотя и привела к сокращению производственного и транспортного травматизма, но нанесла сильнейший удар по бюджету. Цифры бюджетных потерь резко расходятся: М. С. Горбачев называл 37 млрд рублей, Н. И. Рыжков – 67 млрд, В. С. Павлов – 200 млрд. К осени 1988 года правительство было вынуждено снять ограничения на продажу спиртных напитков.

В начале 1986 года у М. С. Горбачева и его сторонников в ЦК возобладало мнение, что управление советской экономикой неэффективно, потому что слишком громоздко. Численность партийно-государственного аппарата превышала 18 млн человек. Началась реорганизация министерств и ведомств – любимая бюрократией игра в перестановку квадратиков на схемах подчинения. В ноябре 1985 года были ликвидированы шесть сельскохозяйственных ведомств и учрежден Госагропром СССР – монстр, сконцентрировавший в своих руках всю аграрную сферу. В августе 1986 года Министерство строительства СССР было «районировано», на его базе создали четыре министерства, ведавших строительством в разных районах СССР.

Одновременно создавались новые управленческие структуры: Бюро Совмина СССР по машиностроению, Государственный комитет по вычислительной технике и информатике, Главное управление по созданию и использованию космической техники для народного хозяйства и научных исследований. Несколько строительных министерств были объединены по типу Госагропрома и составили суперминистерство – Госстрой.

В сентябре 1986 года была создана Государственная комиссия по внешней торговле, на которую возложили контроль и координацию деятельности всех министерств и организаций, занимавшихся экспортом. Она объединила 20 министерств и 79 крупных корпораций, став еще одним суперминистерством. Как показала практика, ощутимого эффекта подобная реорганизация не дала, да и не могла дать, численность партийно-бюрократического аппарата серьёзно не уменьшилась.

С 25 февраля по 6 марта 1986 г. проходил XXVII Съезд КПСС, на котором было расширено содержание концепции ускорения и принят план 12-й пятилетки (1986—1990). Главное внимание в плане было уделено тяжелой промышленности. Роль ключевого звена реконструкции народного хозяйства отводилась машиностроению. Перейти от производства отдельных станков к производственным комплексам и промышленным роботам, внедрить новый класс машин в народное хозяйство, придав ему ускорение, — такова была генеральная линия М. С. Горбачева и Н. И. Рыжкова (председатель Совета министров СССР в 1985—1990. — Прим. авт.). Реализация данной линии требовала больших капиталовложений и энтузиазма трудящихся, который надеялись направить на приведение в действие скрытых резервов роста. Предполагалось использовать следующие резервы: полностью загрузить действующие мощности, повсеместно переведя их на многосменную форму работы; укрепить трудовую дисциплину, равняясь на опыт передовиков; силами местных рационализаторов и изобретателей проводить механизацию и автоматизацию своего производства; предполагалось повысить качество продукции. Реализация данных мероприятий осуществлялась привычными административными методами со стороны руководства. Убедившись, что моральное поощрение выпуска высококачественной продукции путем введения государственного знака качества ожидавшегося эффекта не дало, правительство 12 мая 1986 г. ввело государственную приёмку, то есть на предприятиях вводился государственный контроль над качеством продукции. К январю 1987 г. госприёмка действовала на всех крупных предприятиях. Однако очень скоро она свелась к взяткам контролерам, и от неё пришлось отказаться.

5 мая 1986 года в духе «борьбы с проявлениями буржуазных пережитков» вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об усилении борьбы с извлечением нетрудовых доходов». Власти обрушились на «шабашников» и «хапуг», запретили вывоз продукции из одного региона в другой. В борьбе местной администрации с «нетрудовыми доходами» пострадало личное подсобное хозяйство граждан. В результате ещё более обострился дефицит продуктов питания.

Осенью 19 ноября 1986 года Верховным Советом СССР был принят Закон СССР «Об индивидуальной трудовой деятельности в СССР». Это был маленький, но клин в основы строя, первой победой сторонников частной собственности.

В СССР, по сути, разрешили заниматься индивидуальным предпринимательством, но с ограничениями: нельзя было использовать труд наёмных рабочих, но разрешалось прибегать к помощи членов семьи. В этом же году разрешили создание кооперативов по сбору и переработке вторсырья, а почти два года спустя был принят закон «О кооперации в СССР». Есть данные, что среди всех кооперативов Москвы примерно 80% занимались посреднической деятельностью и только 15-20% производили товары и услуги.

Разгосударствление экономики в СССР фактически началось в 1987-1988 годах. Большинство коммерческих банков было создано в 1988-1990 годах. Первые крупные объекты приватизировались на основании специальных постановлений Совета Министров СССР и других властных органов. Никакой узаконенной общей модели приватизации тогда не было, зато был простор для злоупотреблений.

Легализация кооперативного, а затем и мелкого частного производства в СССР во второй половине 1980-х годов проходила на фоне полной неупорядоченности отношений между государственным и негосударственными секторами экономики.

Институты рыночной инфраструктуры на рубеже 1980–1990-х годов вырастали не на почве частного предпринимательства. Учредителями большинства коммерческих банков и бирж были крупные государственные предприятия и объединения. Эти банки и биржи (как и кооперативы) полулегально перекачивали государственные капиталы в сферу негосударственного предпринимательства. Их создание ознаменовало начало спонтанной, «номенклатурной» приватизации госсобственности.

Закон «Об индивидуальной трудовой деятельности в СССР» противоречил майскому Указу ««Об усилении борьбы с извлечением нетрудовых доходов». Первые попытки снять железную узду с частнопредпринимательской деятельности натолкнулись на враждебное отношение членов Политбюро. М. С. Соломенцев и В. М. Чебриков опасались, что поощрение индивидуального хозяйства подорвёт колхозы и вообще «бросит тень» на коллективизацию. На что Горбачев ответил: «Отовсюду сообщают: в магазинах ничего нет. Мы всё боимся, не подорвет ли личное хозяйство социализм. А что его подорвут пустые полки, не боимся?». Закон СССР «Об индивидуальной трудовой деятельности в СССР», был введен в действие 1 мая 1987 года.

Это была не первая попытка введения рыночных отношений.

Одновременно по-прежнему сохранялись прежние административно-командные способы управления. Власть продолжала разрешать стоящие перед страной экономические задачи путем внеэкономического принуждения. Сохранилась трудовая повинность в виде обязательной отработки сотрудников НИИ на овощных базах, шефской помощи предприятий колхозам – бесплатной передачи устаревшего оборудования, командирования за счет предприятия инженеров «на картошку», использования солдат на уборке урожая. Сохранялось обязательное распределение на работу выпускников вузов и техникумов.

XXVII Съезд КПСС

Как уже отмечалось, вся власть в СССР концентрировалась в те годы в руках Генерального секретаря и его окружения. Но нельзя было недооценивать и роль партийно-хозяйственной номенклатуры. Она не мыслила иной системы управления, кроме административно-командной. С ней партийные чиновники связывали сохранение своего привилегированного положения. Отказаться от системы, не дав номенклатуре ничего взамен, означало спровоцировать в её рядах бунт.

В отчетном докладе на XXVII Съезде КПСС, проходившем 25 февраля – 6 марта 1986 года, М. С. Горбачев в мягкой форме попытался сказать о кризисе советской экономики. И заверил делегатов съезда, что исторический выбор 1917 года на строительство коммунизма был сделан правильно. Эта фраза была неизбежна. Попытка сказать что-то иное привела бы к изгнанию Горбачева с поста генсека. В докладе провозглашалось, что КПСС – руководящая сила советского народа – видит перспективы в том, чтобы, не отказываясь от управления экономикой, оживить её с помощью экономических рычагов – инвестиционной политики, кредитов, материального стимулирования.

Международный раздел доклада готовил А. Н. Яковлев. Это была наиболее инновационная часть доклада, в которой проигравший «холодную войну» Советский Союз провозглашал новый внешнеполитический курс – на разоружение. Чтобы действовать наверняка, этот курс был объявлен ещё до съезда в специальном заявлении Горбачева о сокращении ядерных вооружений, вплоть до полной их ликвидации. На съезде Горбачев одержал аппаратную победу. Она открыла дорогу для демократических преобразований в обществе. Политика Горбачева получила поддержку широких слоев населения. Ободрилась интеллигенция.

Смена внешнеполитического курса

Углубление реформ сопровождалось сменой внешнеполитического курса СССР. Своё видение межгосударственных отношений, основанных на общечеловеческих, а не классовых ценностях, глобальности мира, единства человечества и его проблем М. С. Горбачев изложил в конце 1987 года в книге «Перестройка и новое мышление для нашей страны и всего мира». Был провозглашён курс на сближение с Западом.

Первые внешнеполитические шаги, названные Горбачевым «расчисткой завалов «холодной войны», начались с обновления руководящих кадров Министерства иностранных дел. Новый министр Э. А. Шеварднадзе заменил 10 из 12 заместителей министра. Были назначены 35 новых послов в западные страны. Сменили руководителей и кадры Международного отдела и Отдела информации и пропаганды ЦК КПСС. К середине 1986 года был обновлён руководящий состав и Госкомитета по внешнеэкономическим связям.

Главной задачей стало достижение компромиссов с США в вопросах сокращения потенциалов стратегических вооружений, а также экономическое и политическое сближение со странами Западной Европы. М. С. Горбачев встречался с Р. Рейганом и представителями ОБСЕ. Результаты этих переговоров – обещания СССР сократить советское военное присутствие в Европе, привести внутреннее законодательство и политическую практику страны в соответствие с международными нормами – некоторые историки расценили как односторонние уступки советской стороны. Со стороны действующей власти такой курс объяснялся необходимостью сокращения неподъёмного бремени гонки вооружений, необходимостью смягчения репрессивного режима и установления добрых отношений с соседями.

Во время поездки во Владивосток в июле 1986 года и в Красноярск в сентябре 1988 года М. С. Горбачев сформулировал задачи улучшения отношений со странами Азиатско-Тихоокеанского региона: вывод советских войск из Монголии и сокращение численности Сухопутных сил в восточных районах СССР, нормализация отношений с Китаем и Японией.

Жизнь заставляла пересмотреть зарубежные обязательства СССР перед союзниками и сателлитами. Средств на участие в зарубежных конфликтах уже не оставалось. С конца 1985 года были ограничены поставки вооружений в Никарагуа, что привело к углублению взаимопонимания с США.

Самым тяжелым наследием во внешней политике для Горбачева и его сторонников стал Афганистан, где советские войска с 1979 года были втянуты во внутриполитическую борьбу и воевали против партизан-моджахедов. Десятки тысяч солдат погибали, не понимая, за что они воюют. Под «ковровыми» бомбежками гибло мирное афганское население. В топке войны ежегодно сгорали огромные бюджетные средства, столь необходимые для затыкания дыр в стагнирующей советской экономике. Война была крайне непопулярна в советском обществе, против неё выступали и многие военачальники, считая её политически ошибочной и в военном смысле бесперспективной.

Такие катастрофы, как авария на Чернобыльской АЭС, гибель пассажирского теплохода «Адмирал Нахимов» в Новороссийске, землетрясение в Армении, усугубили итак довольно сложное состояние всего общества.

Чернобыль.

В ночь на 26 апреля 1986 года произошла авария на Чернобыльской атомной электростанции, которая оборвала или изуродовала жизнь сотен тысяч людей. Но главное – она продемонстрировала порочность режима секретности, когда дело касается жизни людей. Об угрозе здоровью население узнало через несколько дней после аварии. В тугой узел аппаратных интриг сплелись молчание Политбюро, попытки приуменьшить масштабы аварии и ведомственный испуг тех, кто отвечал за конструкцию и эксплуатацию реактора. Провозглашенная гласность не выдержала проверки Чернобылем. Ликвидация последствий аварии обошлась бюджету в 14 млрд рублей в первый год и позднее ещё в несколько миллиардов. В 1989 году Н. И. Рыжков на заседании Политбюро назвал цифру расходов – 8 млрд рублей.

Итак, в 1985–1986 годах стремление власти улучшить дисциплину труда и реорганизовать систему управления без ясного понимания целей такой реорганизации свелось к неуклюжим попыткам усовершенствовать существующую административно-командную систему, которые её только дезорганизовывали.

Экономическая ситуация в стране продолжала стремительно ухудшаться. Курс на "ускорение" в 1986 г. полностью провалился: четвертая часть предприятий не выполнила производственные планы, 13% из них были убыточными. По итогам года возник небывалый для СССР бюджетный дефицит, который составил 17 млрд. руб. и продолжал стремительно увеличиваться.

Второй этап.

Развитие демократии и гласности.

Курс на «новое экономическое мышление».

Программа перехода к «социалистическому рынку».

Второй этап (январь 1987 -- июнь 1989). Попытка реформирования социализма в духе демократического социализма. Характеризуется началом широкомасштабных реформ во всех сферах жизни советского общества. В общественной жизни провозглашается политика гласности -- смягчение цензуры в СМИ и снятие запретов с того, что раньше считались табу. В экономике узаконивается частное предпринимательство в форме кооперативов, начинают активно создаваться совместные предприятия с зарубежными компаниями. В международной политике основной доктриной становится «Новое мышление» -- курс на отказ от классового подхода в дипломатии и улучшение отношений с Западом. Часть населения охвачена эйфорией от долгожданных перемен и невиданной по советским меркам свободы. Вместе с тем, в этот период в стране начинает постепенно нарастать общая неустойчивость: ухудшается экономическое положение, появляются сепаратистские настроения на национальных окраинах, вспыхивают первые межнациональные столкновения.

На январском Пленуме ЦК КПСС (27-28 января 1987 г.) был рассмотрен доклад М. С. Горбачева «О перестройке и кадровой политике партии» и взят курс на перестройку. Как видно из названия установочного по своему значению доклада, Перестройка сначала понималась как процесс обновления в первую очередь самой партии. Перестройку партия призывала начинать с себя. Январский пленум стал во многих отношениях поворотным. На нем была провозглашена новая стратегия Перестройки - развитие «демократизации и гласности».

Накануне М.С. Горбачев выдвинул лозунг «нового экономического мышления», а на Пленуме сформулировал и политический заказ экономической науке «поднять на должный уровень теоретическое объяснение сложившейся ситуации».

Суть «нового мышления» состояла в однозначно заявленном приоритете общечеловеческих ценностей над классовыми. Это в корне меняло содержание всей духовной жизни общества.

В январе 1987 года правительство предоставило 20 министерствам и 70 крупным предприятиям право самостоятельно совершать экспортно-импортные операции. Решение послужило толчком к разрушению государственной монополии на внешнюю торговлю.

Также в январе 1987 г. акцент был сделан на политике «гласности». Случилось невероятное: было прекращено глушение передач западных радиостанций, вещавших на СССР; М.С. Горбачев вернул из политической ссылки академика А.Д. Сахарова; советское гражданство возвращалось лишенным и высланным диссидентам; началась реорганизация различных творческих союзов, органов печати, телевидения, театров.

Гласность явилась одним из самых главных и бесспорных завоеваний перестройки, и в этом немалая заслуга М. С. Горбачёва. Однако из инструмента критики и "улучшения" социалистического строя гласность стала превращаться в инструмент его разрушения.

Летом 1987 г. правительство Н. И. Рыжкова представило на утверждение июньскому Пленуму ЦК КПСС план реформ, разработанных с учетом опыта хозяйственных реформ 1965 г. Это была программа осторожных рыночных преобразований, программа перехода к «социалистическому рынку».

В июне 1987 года на Пленуме ЦК КПСС было решено разработать законы о предприятии и о кооперации. Признавалась возможность сосуществования в рамках социализма различных форм собственности. Суть нового для советской системы подхода заключалась в предоставлении экономической самостоятельности хозяйствующим субъектам.

Пиком реформаторской активности власти стал 1988 год. В январе вступил в действие Закон «О государственном предприятии (объединении)», призванный обеспечить постепенный переход предприятий на производство продукции в соответствии со спросом, а не директивным планом.

Закон ограничил роль Госплана подготовкой контрольных цифр и формированием государственного заказа – не более 85% плана предприятия. Долю госзаказа в дальнейшем предполагалось снижать. Продукция, произведенная сверх госзаказа, могла реализоваться по свободной цене на выгодных для предприятия условиях. Были предусмотрены три типа цен – централизованные, договорные и свободные, что, по мнению разработчиков закона, позволяло в перспективе перейти к рыночному регулированию.

По примеру Югославии работники получили право избирать директора предприятия, начальников цехов и отделов. Эта норма просуществовала до 1990 года. Была создана система рабочего контроля, но на практике эта производственная демократия мало что изменила.

Идея хозяйственной самостоятельности предприятий была проста и выдвигалась экономистами начиная с 1960-х гг. Каждое предприятие, большое или малое, получало права распоряжения своей продукцией и своими средствами, не ожидая инструкции или реакции центра. Самостоятельность предприятий должна была, по мысли реформаторов, привести к двум результатам — каждое предприятие постарается так начать строить свое производство, чтобы увеличить наличные фонды, каждое предприятие усилит инициативный поиск рынков, свяжется с наиболее удобными (а не навязываемыми сверху) субподрядчиками, почти автоматически оптимизируя внутри- и межрегиональные отношения производственников.

Так было задумано, но так не получилось. Хозяйственники, во-первых, попросту увеличили волевым образом цены на свою продукцию; во-вторых, они стали искать оптимальные связи не с посредниками и сопроизводителями, а с местными руководителями, заменившими в данном случае союзных министров. С одной стороны, ослабла зависимость промышленности от Центра. С другой стороны, окрепла зависимость руководства предприятий (а соответственно и самих предприятий) от непосредственного политико-хозяйственного руководства — на районном, городском, областном уровне, на уровне краев и автономных республик и, главное, на уровне союзных республик.

Надежды реформаторов на ускорение экономического роста не оправдались.

Министерства, ведомства и территориальные органы власти продолжали вмешиваться в деятельность предприятий. В итоге новая политика вылилась в увеличение дефицита в государственной торговле, дорогого сегмента в ассортименте товаров и цен на «черном» рынке.

Закон «О кооперации в СССР» от 26 мая 1988 года разрешил создание кооперативов и совместных предприятий с зарубежными партнерами, после 60-летнего перерыва узаконил в СССР частную собственность на средства производства. Началось возрождение предпринимательства как легального вида деятельности.

В марте 1988 г., пропагандируя проект закона на IV съезде колхозников, Горбачев сделал упор на необходимость раскрепощения человеческой активности, возвышения творчества и мастерства, вовлечения каждого гражданина в управление делами общества. Официально Горбачев осуждал политиков, открыто отстаивавших необходимость частной собственности. В ноябре 1988 г. на заседании Президиума ВС СССР он критиковал «товарищей из Эстонии» по этому вопросу. «...Частная собственность, — говорил он, — это, как известно, основа эксплуатации человека человеком, а наша революция совершалась именно для того, чтобы её ликвидировать, передать все в собственность народа. Пытаться восстановить её — значит толкать назад, это глубоко ошибочное решение».

Тем не менее Закон о кооперации стал самым серьезным шагом к восстановлению частной собственности. Кооперативы платили государству налоги, в то время как государственные предприятия, кроме налогов, автоматически перечисляли часть прибыли государству. Кооперативы оказались в выигрышном положении — они могли платить работникам зарплату в 2—3 раза выше, чем на госпредприятиях. При этом выпускалась та же продукция и использовались государственные средства производства. Подобная политика расколола трудовые коллективы.

Кроме того, кооперативы стали главным каналом перевода безналичных денег в наличные, что заставило правительство страны на порядок увеличить производительность печатного станка, т. е. денежную эмиссию. До этого миллиарды безналичных рублей на счетах госпредприятий существовали только для взаиморасчетов, на них ничего нельзя было купить, они не давили на товарную массу. Теперь огромная денежная масса раздавила товарную. Менее чем за год опустели полки в магазинах и на складах. Социально-экономическая ситуация в стране резко обострилась.

Наконец, кооперативы демонополизировали право госпредприятий на внешнеэкономическую деятельность, которое те получили в 1987 г. по Закону о госпредприятии (объединении). Это право использовалось для перекачки товарной и денежной массы за рубеж.

За короткий срок (с 1987 по 1989 год) кооперативный сектор буквально взлетел: в 1987 году 13,9 тыс. кооперативов выполнили работ и услуг на сумму 350 млн рублей, в 1988 году уже 77,5 тыс. кооперативов дали продукции на 6,1 млрд рублей, а в 1989 году – около 41 млрд рублей. И это без каких-либо субсидий от государства на фоне снижавшихся темпов развития народного хозяйства в целом.

Объёмы кооперативного производства в стране могли бы быть во много раз больше, если бы не разрушительные ограничения кооперативного сектора со стороны министерств, ведомств и значительного числа исполнительных органов местных Советов. Уже в декабре 1988 года специальным постановлением Совета Министров СССР сфера деятельности кооперативов была резко ограничена. Перспективы имели только те кооперативы, которые образовывались при государственных предприятиях. Как правило, их возглавляли родственники директоров предприятий.

Президиум Верховного Совета Узбекской ССР принял Указ «О запрещении на территории Узбекской ССР некоторых видов кооперативной и индивидуальной трудовой деятельности». В Краснодарском крае решением крайисполкома в июле 1989 года незаконно была прекращена деятельность 677 кооперативов, запрещён вывоз кооперативной сельскохозяйственной продукции за пределы края, что только увеличило её потери. Прокуратура РСФСР предложила прокурору края «принять исчерпывающие меры» к устранению нарушений Закона «О кооперации в СССР», а городской и районные прокуроры края внесли три десятка представлений о недопустимости подобных нарушений, однако незаконные ограничения кооперативной деятельности продолжались.

Московский Совет народных депутатов 12 декабря 1989 года принял «Временное положение о порядке организации кооперативной деятельности в Москве», в котором, ссылаясь на «местные особенности», практически полностью ревизовал основные положения Закона «О кооперации в СССР».

Но надо отметить, что и часть населения в штыки встретила появление кооперативов, торговавших товарами по рыночным ценам. Люди не понимали отличия этих цен от фиксированных государственных. При социализме товар в любом магазине стоил одинаково, конечно, если имелся в продаже. Исключением из правил были колхозные рынки, где цены на мясо, фрукты и овощи были в несколько раз выше. Но к этому население привыкло. Кооперативы, работавшие в сфере питания и переработки, перекупали сельхозпродукцию у колхозов и продавали её населению.

Тот факт, что кооператоры стремительно обогащались, воспринимался как грабеж и вопиющая социальная несправедливость.

Был сделан шаг в перераспределении правомочий владения и распоряжения государственной собственностью - 23 ноября 1989 года были приняты «Основы законодательства Союза ССР и союзных республик об аренде».

Договор аренды, заключенный трудовым коллективом с вышестоящим органом, давал предприятию право выйти из министерства (ведомства), а коллективу арендаторов – право собственности на прибыль и приобретенное за её счет имущество. Поскольку арендаторы не были акционерами, возникала странная система правоотношений. Работник числился совладельцем средств производства, выкупленных у государства за счет прибыли, до тех пор, пока работал на предприятии. Но стоило ему уволиться, как он лишался «прав собственности» на имущество. При таком подходе фактическим владельцем предприятия становился директор. Но и он не мог продать активы предприятия третьим лицам – переходу предприятия иным собственникам мешали «права собственности» других арендаторов.

Рынка средств производства и рынка ценных бумаг тогда ещё не было. Тем не менее для партхозноменклатуры это был легальный способ обрести права, близкие к праву собственности, уйти из-под контроля министерства, самостоятельно распоряжаться финансами предприятий – и тем самым, вроде бы, на законных основаниях сколотить собственный капитал. Неудивительно, что переход на аренду активизировался. К середине 1990 года договоры аренды заключили примерно 2 тыс. предприятий, на которых работало свыше 1,2 млн человек.

Рост сепаратистского движения в республиках.

В середине 80-х годов в состав СССР входили 15 союзных республик: Армянская, Азербайджанская, Белорусская, Грузинская, Казахская, Киргизская, Латвийская, Литовская, Молдавская, РСФСР, Таджикская, Туркменская, Узбекская, Украинская и Эстонская. На его территории проживали свыше 270 млн человек - представители свыше ста наций и народностей. По мнению официального руководства страны, в СССР был решен в принципе национальный вопрос и произошло фактическое выравнивание республик по уровню политического, социально-экономического и культурного развития. Между тем непоследовательность национальной политики породила многочисленные противоречия в межнациональных отношениях. В условиях гласности эти противоречия переросли в открытые конфликты. Экономический кризис, охвативший весь народнохозяйственный комплекс, усугублял межнациональную напряженность.

Неспособность центральных властей справиться с экономическими трудностями вызывала растущее недовольство в республиках. Как и прежде, неудовлетворенность на местах порождалась недостаточным вниманием союзных органов власти к потребностям республик, диктатом центра при решении вопросов локального характера. Силами, объединяющими местные оппозиционные силы, были народные фронты, новые политические партии и движения («Рух» на Украине, «Саюдис» в Литве и др.). Они стали главными выразителями идей государственного обособления союзных республик, их выхода из состава СССР.

В 1988 г. начались военные действия между Арменией и Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха -- территории, населенной по преимуществу армянами, но находившейся в составе АзССР. Вооруженный конфликт между узбеками и турками-месхетинцами вспыхнул в Фергане. Очагом межнациональных столкновений стал Новый Узень (Казахстан). Появление тысяч беженцев -- таков был один из результатов происшедших конфликтов. В апреле 1989 г. в течение нескольких дней проходили массовые демонстрации в Тбилиси.

Главными требованиями демонстрантов являлись проведение демократических реформ и независимость Грузии. За пересмотр статуса Абхазской АССР и выделение её из состава Грузинской ССР выступило абхазское население.

Политическая реформа

1988 год стал переломным в истории «перестройки». М. С. Горбачев написал, что тогда «мы пришли к пониманию того, что надо не улучшать, а реформировать систему». Казалось бы, предприятиям было предоставлено больше экономической самостоятельности, разрешена кооперативная и индивидуальная деятельность, реорганизован управленческий аппарат, введены договорные цены. Но ожидаемого результата не последовало. Почему? Горбачев и его сторонники объясняли причину этого отсутствием политических реформ и засильем бюрократии. А поскольку политическая система была партийной по содержанию, критика бюрократии была одновременно и критикой КПСС. В призывах «снять с ценностей и идеалов социализма ржавчину бюрократизма» явно звучали нотки критики самого социализма.

В феврале 1988 года к разработке концепции реформы политической системы Горбачев привлек Г. Х. Шахназарова – юриста и партийного функционера, заместителя заведующего отделом ЦК, по совместительству писателя-фантаста. Он считался одним из немногих в то время профессиональных политологов, его интересы лежали в сфере государственного строительства. В концепции предполагалось функцию хозяйственного управления передать от КПСС Советам народных депутатов. Ключевым было предложение перейти к альтернативным выборам депутатов из нескольких кандидатов. Предстояло также обеспечить независимость судебной власти, реализовать гражданские права – свободу слова, совести, собраний и т. д. И были сделаны практические шаги: пересмотрено законодательство об эмиграции, что значительно облегчило возможности выезда из СССР. Разрешена политическая эмиграция правозащитника Ю. Ф. Орлова, возвращен из ссылки и фактически реабилитирован духовный лидер советских диссидентов академик А. Д. Сахаров. В начале 1987 года было официально объявлено об освобождении из мест заключения более сотни диссидентов.

Что собой представляла политическая система СССР к середине 1980-х годов? Формально по Конституции СССР вся власть принадлежала народу, который реализовал ее через Советы народных депутатов. Советы образовывали органы государственного управления – министерства, ведомства, комитеты народного контроля, прокуратуру и арбитраж. Специальные интересы различных социальных групп – творческой интеллигенции, молодежи, лиц наемного труда якобы учитывались в политической системе через творческие союзы, комсомол, профсоюзы.

В действительности всё было иначе. Власть принадлежала аппарату КПСС, который жестко контролировал все стороны жизни – назначение чиновников, избрание секретарей парткомов, работу творческих союзов, комсомола и профсоюзов. Для избрания в Советы на каждое место назначалась лишь одна тщательно отобранная кандидатура. Остальные, фиктивные, «добровольно» снимали свои кандидатуры накануне голосования. Попытки нарушить этот порядок карались помещением строптивых в психбольницы. Фактически это были не выборы, а подтверждение населением лояльности к КПСС, точнее, следствие страха людей перед репрессиями. Статья 6 Конституции прямо закрепляла особую роль Коммунистической партии в политической системе. Советы же послушно штамповали решения, подготовленные аппаратом КПСС.

В 1987–1988 годах Горбачев и его сторонники озвучили главные, на их взгляд, пороки политической системы: отсутствие гласности, подмена Советов партией, партийных организаций – партийными комитетами, выборных органов – аппаратом, бюрократизация аппарата (государственного, партийного, общественных и творческих организаций). Но умолчали о том, что вся политическая система держалась на страхе перед репрессиями, строилась на монополии идеологии марксизма-ленинизма, не допускала инакомыслия и политической конкуренции.

Чтобы узаконить задуманную реформу политической системы, в июне–июле 1988 года была проведена внеочередная XIX всесоюзная партийная конференция. Накануне центральные газеты опубликовали тезисы ЦК КПСС к XIX всесоюзной партийной конференции, в которых говорилось об альтернативных выборах депутатов и разграничении функций партийных и государственных органов. Обсуждение тезисов в печати вылилось в острейшие дискуссии.

В своем докладе на конференции М. С. Горбачев заявил, что ни один государственный, хозяйственный или социальный вопрос не может решаться помимо Советов, формируемых на конкурентной основе.

Конференция приняла решение о реформе политической системы СССР. Получили признание принципы разделения властей и правового государства. Высший орган партии впервые в советской истории согласился на альтернативные выборы органов власти. Тем самым конференция открыла дорогу не только формированию институтов парламентской демократии, но и будущему крушению социалистической системы и распаду СССР.

1 декабря 1988 года Конституция СССР была дополнена нормами, установившими новый порядок выборов судей, в частности были упразднены прямые выборы народных судей населением и увеличены сроки судейских полномочий с 5 до 10 лет. В 1989 году реформа судебной системы была продолжена. Появились законы «О статусе судей в СССР» и «Об ответственности за неуважение к суду», Постановление Верховного Совета СССР «О присяге судей и народных заседателей судов Союза ССР» и др.

Подвижки в партийном аппарате

В начале сентября 1988 года на Политбюро обсуждалась записка Горбачева «К вопросу о реорганизации партийного аппарата». Некоторые члены Политбюро и секретари ЦК отнеслись к его идеям настороженно, другие поддержали их, хотя и не в одинаковой степени. Так, А. Н. Яковлев, Э. А. Шеварднадзе, Н. И. Рыжков ратовали за сохранение в партии только тех направлений в работе и организационных структур, которые соответствовали её политической роли. Рыжков особенно негодовал по поводу вмешательства в хозяйственные дела такого подразделения ЦК, как «сектор кремнийорганических соединений».

30 сентября 1988 года Горбачев представил свои предложения Пленуму ЦК КПСС, который одобрил их за полчаса. Было проведено наиболее существенное за последние годы обновление состава Политбюро и секретарей ЦК. Освобождены от обязанностей членов Политбюро А. А. Громыко, М. С. Соломенцев и несколько кандидатов в члены Политбюро. Вместо двух десятков отделов было создано шесть комиссий в соответствии с основными направлениями работы КПСС в новых условиях, сокращен штат сотрудников аппарата ЦК. Пленум рекомендовал избрать Горбачева Председателем Президиума Верховного Совета СССР, чтобы он мог непосредственно заниматься реформой государственных органов. Избрание состоялось в Верховном Совете СССР 1 октября 1988 года.

От руководства идеологическими структурами аппарата ЦК был отстранен Е. К. Лигачев, что содействовало развитию гласности, свободному обсуждению назревших проблем на страницах газет, журналов, на радио и телевидении. Действовавшее до этого двойное курирование идеологической сферы Лигачевым и Яковлевым, их постоянные столкновения по ключевым вопросам, несомненно, отражалось и на «границах допустимого» в СМИ.

Резонанс на этот Пленум в мировой прессе был сильным. Зарубежные СМИ оценили его результаты как «крупный успех Горбачева, его политическую победу».

Логика политических процессов

После партконференции освобождение общества от идеологических шор приобрело необратимый характер. В прессе открыто заговорили о многопартийности, рынке, радикальной реформе отношений собственности. Поток разоблачающих сведений, цифр, фактов подтверждал, что советская экономика находится в глубоком кризисе. Статьи экономистов Н. П. Шмелева, Л. И. Абалкина, О. Т. Богомолова, П. Г. Бунича, социолога Т. И. Заславской и других бередили общественное сознание. Телевидение показывало «круглые столы» и диалоги ученых и политиков. Множество писем читателей в газеты и журналы свидетельствовало о глубокой заинтересованности широких слоев населения в обсуждении этих тем.

К концу 1988 года стало ясно, что гласность обрела собственную логику развития. Требования и предложения, высказываемые на страницах газет, шли намного дальше планов инициаторов реформ.

Наряду с государственными изданиями стали печататься газеты и бюллетени неформальных организаций, народных фронтов. Согласно Бюллетеню Информационного агентства СМОТ, к концу 1988 года существовало уже 64 таких издания.

На встрече с руководителями средств массовой информации М. С. Горбачев пригрозил: «советская печать – это не частная лавочка», «провокационные материалы» ухудшают политическую ситуацию в стране. Его намека не поняли. Желая обуздать вышедшую из-под контроля гласность, власть попыталась ограничить подписку на газеты и журналы. Но под напором ожесточенной критики в прессе и потока писем читателей ограничения пришлось снять. Тогда же были приняты Закон «О митингах, демонстрациях, забастовках» от 28 июля 1988 года, указы Президиума Верховного Совета СССР «О порядке организации и проведения собраний, митингов, уличных шествий и демонстраций в СССР» и «Об обязанностях и правах внутренних войск МВД СССР при охране общественного порядка», созданы отряды милиции особого назначения (ОМОН) для разгона массовых выступлений. В начале 1989 года Уголовный кодекс пополнился новым составом преступления – «дискредитация государственных органов власти».

Что же не устраивало демократически настроенных советских граждан в запланированной Горбачевым политической реформе? Прежде всего её половинчатый и противоречивый характер. Процедура выборов, при которой кандидаты в депутаты предварительно отсеивались специальными «собраниями представителей общественных организаций», формируемыми райкомами и горкомами КПСС, сохраняла всевластие партаппарата. Оппозиционные КПСС депутаты, которым посчастливилось бы прорваться сквозь сито, не могли вести свою избирательную кампанию на страницах контролируемых партийной цензурой изданий. Неформальные объединения эволюционировали от поддержки «перестройки» до требований радикальной политической реформы, свободы слова и собраний, действительно альтернативных выборов. Демократов уже не устраивало половинчатое «усиление хозяйственной самостоятельности предприятий», они выступали за конкурентный рынок.

На критике поправок к Конституции и новой избирательной системы оппозиционные течения быстро набирали очки. С критикой недостатков политической реформы 12 ноября 1988 года в Высшей школе ВЛКСМ выступил Б. Н. Ельцин. Это выступление положило начало его возвращению в политику.

В народных фронтах прибалтийских республик, возникших как национально-демократические движения, резко активизировались сепаратистские силы. Принимались резолюции с критикой поправок к Конституции СССР и нового избирательного закона. Отмечалось, что они сохраняют и даже ужесточают централизм, не допускают расширения прав республик. Многие лидеры народных фронтов перешли от лозунгов «республиканского хозрасчета», то есть экономической самостоятельности, к лозунгам политической независимости, признанию недействительным пакта Молотова-Риббентропа.

Несмотря на критику, 1 декабря 1988 года запланированные изменения Конституции были узаконены Верховным Советом СССР. Поправки закрепили новую государственную структуру управления. Во главе государства теперь стоял Председатель Верховного Совета СССР (он же Генеральный секретарь ЦК КПСС), выбираемый съездом народных депутатов СССР – «высшим органом», объединяющим все ветви власти, правомочным решать «любые вопросы». Союзная структура органов власти была повторена на республиканском уровне. Высшими органами союзных и автономных республик стали съезды республик. Выборы депутатов на съезды были назначены на весну 1989 года.

Верховный Совет СССР – постоянно действовавший законодательный и распорядительный орган, который избирался тайным голосованием народными депутатами СССР из их числа сроком на 5 лет с ежегодным обновлением 1/5 состава. Верховный Совет СССР состоял из двух палат – Совета Союза и Совета Национальностей, которые создавали постоянно действовавшие комиссии и комитеты (50% – из членов ВС СССР, 50% – из народных депутатов, не входивших в него).

Внешняя политика. Вывод войск из Афганистана

В 1988 году внешняя политика СССР окончательно оформилась в виде концепции «нового политического мышления». В апреле 1988 года в Женеве была подписана советско-американская Декларация о международных гарантиях выполнения договоренностей по Афганистану и советско-американское Соглашение о взаимосвязи для урегулирования положения, относящегося к Афганистану. Советский Союз согласился вывести с афганской территории свои войска, а США приняли на себя обязательство воздерживаться от вмешательства в дела этой страны после вывода оттуда советского контингента. К 15 февраля 1989 года вывод советских войск был завершен. Советский Союз потерял в этой войне около 15 тыс. человек, 35 тыс. были ранены. Жертвы, которые понесло афганское население, исчислялись сотнями тысяч.

Инициативы советского руководства способствовали потеплению отношений между СССР и Западом. На сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке 8 декабря 1988 года М. С. Горбачев признал приоритет общечеловеческих ценностей над интересами отдельных держав и социальных групп. Это его заявление коммунистические ортодоксы в СССР расценили как предательство национальных интересов страны и отказ от социализма.

Тогда же была оглашена программа сокращений Вооруженных сил СССР. Планировалось к 1991 году уменьшить численность армии на 500 тыс. человек.

Торговля энергоносителями со странами СЭВ была переведена на расчеты в свободно конвертируемой валюте, начался поэтапный переход к договорам о поставках нефти по мировым ценам.

Мирная политика Горбачева принесла ему огромную популярность за рубежом. Всплеск симпатий простых граждан западных стран к советскому лидеру стали называть «горбоманией».

Но внутри СССР складывалась иная картина. Социологические опросы, письма в ЦК КПСС и редакции газет свидетельствовали о растущем недовольстве населения происходившими реформами и снижением жизненного уровня.

Номенклатурная приватизация.

Тем не менее реформы набирали обороты. Получили распространение созданные в 1987–1988 годах на базе райкомов комсомола центры научно-технического творчества молодежи (НТТМ). Они получили уникальные привилегии: для повышения материальной заинтересованности в инновационных проектах им было разрешено заключать договоры с временными творческими коллективами и выплачивать вознаграждения исполнителям по конечному результату. В отличие от центров НТТМ у предприятий тогда ещё оставались ограничения по фонду заработной платы и численности работающих. Какой бы доход в безналичной форме эти предприятия ни получали, обналичить его в виде зарплаты они не могли. А центры НТТМ могли.

На практике благая идея реформаторов вылилась в то, что руководители центра НТТМ с согласия директора НИИ заключали договор на разработку новой технологии, близкой к той, что под другим названием уже была разработана сотрудниками института. Подписав акт об исполнении работ по договору, директор НИИ и разработчики получали прибавку к зарплате, а комсомольцы – первичный капитал, который умножали, перепродавая технологию на сторону. Такая деятельность центров получила название «комсомольской экономики».

Успех центров НТТМ положил начало новому процессу – обмену номенклатурой власти на собственность. Следует отметить, что в тот период занятие коммерцией было скорее привилегией, чем правом, оно зависело от номенклатурных связей. Используя свое положение, комсомольские функционеры энергично занялись шоу-бизнесом, международным туризмом, созданием банков, строительных и риэлторских фирм. Высокий доход комсомольцам приносил импорт дефицитных товаров. При острой нехватке вычислительной техники импорт партии персональных компьютеров давал более 1000% прибыли. Но прямую дорогу к миллиардам открывала только банковская деятельность под прикрытием организационно-правовой формы кооператива. Именно здесь зародились состояния российских олигархов.

Не отставали от комсомольцев и «красные директора». Кооперативы, создаваемые при государственных предприятиях, служили легальным средством быстрого обогащения партийно-хозяйственной номенклатуры. Предприятие отпускало такому кооперативу продукцию по фиксированным директивным ценам, а кооператив, зарегистрированный на родственника директора, реализовывал её по рыночным. Разница оседала в карманах директора и позволяла сформировать первичный капитал.

Чем очевиднее становилось, что обогащение, накопление капитала позволительно и даже приветствуется, тем активнее партийная и комсомольская номенклатура перетекала в новые структуры «альтернативной» экономики. Социологические исследования показали, что пик пришёлся на 1987–1989 годы – 60,8% общего числа перешедших, затем процесс пошел на убыль и после 1991 года сошёл на нет.

Узаконение кооперативов и центров НТТМ разбудило дремавшие инстинкты частной собственности. Ослабление железной узды спецслужб, декларативный характер или отсутствие законов, регулирующих частнопредпринимательскую деятельность, перекосы цен, дефицит товаров, нежелание милиции и прокуратуры вмешиваться «в споры хозяйствующих субъектов» создали и для хозяйственной номенклатуры, и для рядовых предприимчивых граждан уникальные условия для быстрого обогащения.

То был стихийный, с перекосами и перегибами процесс разложения административно-командной системы, её трансформации в рыночную экономику, основанную на частной собственности. Впереди, как правило, оказывались не самые умные и порядочные, а наиболее активные и наглые. Таковы, к сожалению, реалии всех постсоциалистических стран.

Экономические реформы 1986–1988 годов представляли собой набор разрозненных и противоречивых мер. В результате они только усугубили социально-экономическую ситуацию в стране, снизили уровень жизни населения.

Во что вылился переход от государственной собственности к частной хорошо демонстрируют нефтяная и газовая отрасли.

Реформы разрушили административную систему нефтяной и газовой отраслей. Были созданы государственные концерны: «Газпром», «Норильский никель», «Нефтеотдача», «ЛУКОЙЛ» и др. Кроме того, республиканские партийные комитеты 14 республик сохранили своё влияние и быстро стали координаторами для всех расположенных на их территории предприятий. Законы «О государственном предприятии (объединении)», «О кооперации» и «Об аренде» обеспечили первоначальное накопление капиталов, использованных в дальнейшем при приватизации нефтяной и газовой отраслей. Разрешение в 1987 году проводить экспортно-импортные операции в нефтяном комплексе привело к тому, что контроль над финансовыми потоками ещё государственных предприятий перешёл к их руководящей верхушке, главным занятием которой стал «распил» экспортных доходов.

До юридического оформления прав собственности средства, полученные от продажи нефти, «нефтяные» кооперативы практически не вкладывали в развитие добычи. Главным для них было установить финансовый контроль за возможно большим числом предприятий. Как результат – снижение нефтедобычи в 1989–1993 годах, резкое ухудшение положения работников.

Ожидаемого результата от всех предпринятых перестроечных мер не последовало.

В 1988 году треть предприятий оставались убыточными, их убытки покрывались за счет дотаций из бюджета. Четверть предприятий едва сводила концы с концами. Получалось, что перевод предприятий на новые принципы хозяйствования и допущение кооперативов не улучшили положения в экономике. Среднегодовые темпы прироста промышленной продукции упали с 5,6% в 1964–1985 годах до 0,8% в 1986–1991 годах.

Третий этап.

Разрушение базовых структур советской системы.

Третий этап (июнь 1989--1991). В этот период происходит резкая дестабилизация политической обстановки в стране: после Съезда начинается противостояние коммунистического режима с возникшими в итоге демократизации общества новыми политическими силами. Трудности в экономике перерастают в полномасштабный кризис. Достигает апогея хронический товарный дефицит: пустые полки магазинов становятся символом рубежа 1980--1990-х. Перестроечная эйфория в обществе сменяется разочарованием, неуверенностью в завтрашнем дне и массовыми антикоммунистическими настроениями.

Происходило дальнейшее ухудшение финансового и экономического положения страны. Национальный доход в 1990 г. по сравнению с прошлым годом снизился на 9 %. Для поддержания жизненного уровня населения власть прибегала к займам. Это послужило формированию крупного внешнего долга СССР, ответственной за который стала Россия.

«Новое мышление» на международной арене сводится к односторонним уступкам Западу, в итоге чего СССР утрачивает многие свои позиции и фактически перестает быть сверхдержавой, ещё несколько лет назад контролировавшей половину мира.

В России и других республиках Союза к власти приходят сепаратистски настроенные силы -- начинается «парад суверенитетов».

С 1990 года основной идеей становится уже не «совершенствование социализма», а построение демократии и рыночной экономики капиталистического типа.

В 1989 г. начались социально-экономические преобразования аграрного сектора. На мартовском (1989) пленуме ЦК КПСС было решено отказаться от сверхцентрализованного управления агропромышленным комплексом, распустить созданный в 1985 г. Госагропром СССР, а также свернуть борьбу с личным подсобным хозяйством, развернутую в 1986—1987 гг. Эта борьба велась под знаменем борьбы с нетрудовыми доходами и сильно подрывала производство сельскохозяйственной продукции. Отныне признавалось равенство пяти форм хозяйствования на земле: совхозов, колхозов, агрокомбинатов, кооперативов, крестьянских (фермерских) хозяйств.

28 февраля 1990 года Верховный совет СССР принял «Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о земле».

20-я статья «Основ»: «Граждане СССР имеют право на получение в пожизненное наследуемое владение земельных участков: для ведения крестьянского хозяйства; для ведения личного подсобного хозяйства; для строительства и обслуживания жилого дома; для садоводства и животноводства; для дачного строительства; в случае получения по наследству или приобретения жилого дома; для традиционных народных промыслов».

К 1990--1991 гг. ситуация в стране приобрела конфликтный, взрывоопасный характер. Рушились базовые структуры советской системы.

Уже в 1989 г. возникло несколько политических партий разной направленности, выступавших против всевластия КПСС. В 1989 г. часть депутатов создала Межрегиональную группу во главе с Ельциным, которая выступила с программой радикальных реформ (рынок, демократия, отказ КПСС от монополии на власть и др.). В 1990г. под мощным общественным давлением пленум ЦК КПСС предложил изъять из Конституции СССР статью 6 о руководящей и направляющей роли партии.

Отменена шестой статьи Конституции СССР, создала реальную возможность для реорганизации многочисленных неформальных объединений в политические партии. В 1989–1990 годах появились Либерально-демократическая партия России (ЛДПР) во главе с В. В. Жириновским, Демократическая партия Н. И. Травкина и Г. К. Каспарова, Крестьянская партия России. Партии, поддерживавшие антикоммунистические взгляды, объединились в рамках движения «Демократическая Россия». «Демороссы» активно участвовали в кампании по выборам народных депутатов России зимой-весной 1990 года. Левые и национал-патриотические силы, в отличие от идейных оппонентов, не смогли консолидироваться и привлечь электорат – демократические лозунги в тогдашних условиях оказались более привлекательны для населения.

Внутри КПСС наметился раскол на консервативное и реформаторское крыло. Ценой невероятных усилий раскола удалось избежать, но начался массовый отток из рядов КПСС.

Апогеем кризиса КПСС стал её последний, XXVIII съезд в июле 1990 года. Многие делегаты критически высказались о работе партийного руководства. Программа партии была заменена программным документом «К гуманному демократическому социализму», а право отдельных лиц и групп выражать свои взгляды в «платформах» возродило фракционность. Партия де-факто раскололась на несколько «платформ»: «демократическая платформа» заняла социал-демократические позиции, «марксистская платформа» выступала за возвращение к классическому марксизму, движение «Коммунистическая инициатива» и общество «Единство – за ленинизм и коммунистические идеалы» объединили партийцев крайне левых взглядов.

На этом фоне набирало силу национал-патриотическое движение в самой РСФСР. В его фарватере двигался широкий спектр организаций вплоть до православных монархистов, требующих возрождения самодержавной власти и повышения авторитета Православной церкви («Память» Д. Васильева, «Православно-монархическое согласие» Ю. Соколова). Быстрые темпы пробуждения национальных и религиозных чувств заставили другие политические силы РСФСР взять на вооружение многие национально-патриотические лозунги. Идею российского суверенитета стали поддерживать и демократы, до начала 1990 года выступавшие против суверенизации РСФСР, и даже компартия. 26 марта 1990 года Совет министров РСФСР обсудил проект Концепции экономической самостоятельности республики. Дискуссии вокруг вопросов о толковании понятия «суверенитет» носили во многом формальный характер: основным камнем преткновения в диалоге между союзными и российскими политиками была проблема радикального изменения существовавшей социально-экономической и политической системы. Если Горбачёв продолжал утверждать, что цель преобразований – обновление социализма, то Ельцин и его соратники настаивали на либерально-демократическом характере предстоящих реформ.

Резко обострились отношения центра и союзных республик. 1990--1991 гг. были отмечены так называемым «парадом суверенитетов», когда все союзные республики объявили себя суверенными государствами.

Наряду с национал - сепаратизмом союзных республик набирало силу национальное движение народов, имевших статус автономий в составе СССР. В основе межэтнических конфликтов, резко обострившихся в условиях перестройки, лежали глубокие исторические корни. Одним из первых переломных моментов в перестроечном процессе весной 1988 г. стал карабахский кризис. Он был вызван решением вновь избранного руководства автономной Нагорно-Карабахской области о выходе из состава Азербайджана и переходе карабахских армян под юрисдикцию Армении. Нарастающий межэтнический конфликт вскоре вылился в длительное вооруженное противостояние между Арменией и Азербайджаном. В это же время волна этнического насилия охватила и другие регионы Советского Союза: ряд республик Средней Азии, Казахстан. Произошел очередной взрыв абхазо-грузинских противоречий, а затем последовали кровавые события в Тбилиси в апреле 1989 г. Помимо этого, активизировалась борьба за возвращение на исторические земли репрессированных в сталинские времена крымских татар, турок - месхетинцев, курдов и немцев Поволжья. Наконец, в связи с приданием статуса государственного языка в Молдавии румынскому (молдавскому) языку и переходом на латинскую графику вспыхнул приднестровский конфликт. Его своеобразным отличием явилось то, что в качестве малого народа выступило население Приднестровья, на две трети состоящее из русских и украинцев.

Жертвами погромов и столкновений на национальной почве: армяно-карабахский в Нагорном Карабахе и Сумгаите (1988) и в Баку (199), между узбеками и турками-месхетинцами в Фергане (1989), грузино-абхазский в Сухуми (1989), грузино-осетинский в Цхинвале (1990), - стали сотни людей, многие, спасаясь от расправ, были вынуждены перебираться в другие части СССР или эмигрировать.

Сепаратистские и националистические силы в союзных республиках стали обвинять центральную власть в безразличии к судьбе нерусских народов, развивали мысль об аннексии и оккупации своих территорий СССР, а до того – Россией. В качестве реакции на это сентябрьский пленум ЦК в 1989 году констатировал, что РСФСР находится в условиях финансовой и экономической дискриминации. Тем не менее, выхода из ситуации руководство страны не предложило. Особенно резкой антисоветской риторики придерживались в прибалтийских республиках: ещё в 1988 году местные власти потребовали «внести ясность» в события 1940 года, связанные с их присоединением к СССР. В конце 1988 – начале 1989 годов в Эстонской, Литовской и Латвийской ССР были приняты законодательные акты, согласно которым местные языки обрели статус государственных. Сессия Верховного Совета Эстонии, кроме того, приняла «Декларацию о суверенитете». Вскоре её примеру последовали Литва и Латвия. 11 марта 1990 года Верховный Совет Литвы принял акт «О восстановлении независимого государства»: Литовская ССР переименовывалась в Литовскую Республику, действие Конституции Литовской ССР и Конституции СССР на её территории отменялось. 30 марта аналогичный акт был принят в Эстонии, а 4 мая – в Латвии.

Противостояние союзных и республиканских властей.

12 июня 1990 г. I Съезд народных депутатов РСФСР принял Декларацию о государственном суверенитете России. В ней законодательно закреплялся приоритет республиканских законов над союзными. Первым президентом РФ стал Б. Н. Ельцин, вице-президентом-- А. В. Руцкой.

Ельцин стал всенародно избранным президентом России, и это упрочило его авторитет и популярность в народе. Горбачёв, в свою очередь, терял и то, и другое, подвергаясь критике и «справа», и «слева».

С середины 1990, после принятия в июне 1990 года Съездом народных депутатов РСФСР Декларации о российском суверенитете, Россия проводила независимую политику. Республиканские Конституция и законы получили приоритет над союзными.

24 октября 1990 года российские органы власти получили право приостанавливать действие союзных актов, нарушавших суверенитет РСФСР. Все решения органов власти СССР, касающиеся РСФСР, теперь могли вступать в действие только после их ратификации Верховным Советом РСФСР.

Союзные власти потеряли контроль над природными богатствами и основными производственными фондами союзных республик, заключать торгово-экономические соглашения с зарубежными партнёрами в связи с импортом товаров из союзных республик.

В РСФСР появились своя Торгово-промышленная палата, Главное таможенное управление, Главное управление по туризму, Товарная биржа и другие учреждения. В собственность России перешли расположенные на её территории филиалы советских банков: Госбанка СССР, Промстройбанка СССР, Агропромбанка СССР и других. Российский республиканский банк СССР стал Государственным банком РСФСР. Все собираемые на территории РСФСР налоги теперь шли в республиканский бюджет.

Постепенно происходила переориентация судебных республиканских структур на отдачу приоритета законодательству и интересам РСФСР, Министерство печати и информации ускоряло развитие российского телевидения и печати.

В январе 1991 года встал вопрос о собственной армии для РСФСР. В мае того же года республика обзавелась собственным КГБ.

В январе 1991 года был создан Совет Федерации РСФСР.

Закон «О собственности в РСФСР», принятый 24 декабря 1990 года, легализовал многообразие форм собственности: теперь имущество могло находиться в частной, государственной и муниципальной собственности, а также в собственности общественных объединений.

Закон «О предприятиях и предпринимательской деятельности» был призван стимулировать активность различных предприятий. Были также приняты законы о приватизации государственных и муниципальных предприятий, жилищного фонда.

Появились предпосылки для привлечения иностранного капитала.

В середине 1991 года на территории России было уже девять свободных экономических зон.

Значительное внимание уделялось аграрному сектору: были списаны долги с совхозов и колхозов, предприняты попытки начать аграрную реформу посредством поощрения всех форм хозяйствования.

В октябре 1990 года РСФСР заключила прямые двусторонние договоры с Украиной и Казахстаном, стала озвучиваться идея «Союза четырёх»: России, Украины, Белоруссии и Казахстана.

В январе 1991 года аналогичные договоры Россия подписала с прибалтийскими республиками.

Объектом борьбы за влияние между союзными и российскими властями в ту пору стали автономные республики.

В конце апреля 1990 года был принят Закон СССР «О разграничении полномочий между Союзом ССР и субъектами федерации», повысивший статус автономий до субъектов федерации и позволивший им передавать полномочия Союзу ССР в обход «своей» союзной республики. Открывшиеся возможности возбудили аппетиты местных национальных элит: до конца 1990 года 14 из 16 российских автономных республик заявили о своём суверенитете, а две оставшиеся и часть автономных областей повысили свой политический статус. Во многих Декларациях содержались требования верховенства республиканского законодательства над российским. Борьба союзных и российских властей за влияние на автономии продолжалась до августа 1991 года.

Несогласованность действий союзного и российского центров власти привела к непредсказуемым последствиям. Осенью 1990 года общественно-политические настроения населения стали более радикальными, что было во многом обусловлено нехваткой продовольственных и других товаров, в том числе табака, что провоцировало «табачные» бунты (только в столице их было зафиксировано более ста). В сентябре страну потряс хлебный кризис. Многие граждане усматривали в этих трудностях искусственный характер, обвиняя власти в целенаправленном саботаже.

7 ноября 1990 года, во время праздничной демонстрации на Красной площади, Горбачёв едва не стал жертвой покушения: в него дважды стреляли, но промахнулись. После этого случая курс Горбачёва заметно «поправел»: президент СССР внёс в Верховный Совет предложения, направленные на укрепление исполнительной власти («8 пунктов Горбачёва»). В начале января 1991 года была введена, по сути дела, форма президентского правления. Тенденция к укреплению союзных структур беспокоила либеральных политиков, которые считали, что Горбачёв попал под влияние «реакционных» кругов. Так, министр иностранных дел СССР Э. А. Шеварднадзе заявил, что «грядёт диктатура», и в знак протеста покинул свой пост.

В Вильнюсе в ночь с 12 на 13 января 1991 года при попытке захвата телевизионного центра произошло столкновение между населением и подразделениями армии и МВД. Дошло до кровопролития: 14 человек погибли, ещё 140 – были ранены. Пять человек погибли в Риге при аналогичных столкновениях. Российские демократические силы отреагировали на случившееся болезненно, усилив критику в адрес союзного руководства и силовых ведомств. 19 февраля 1991 года, выступая по телевидению, Ельцин потребовал отставки Горбачёва, а ещё спустя несколько дней призвал своих сторонников «объявить войну руководству страны». Шаги Ельцина осудили даже многие соратники. Так, 21 февраля 1990 года на сессии Верховного Совета РСФСР шесть членов его Президиума потребовали отставки Ельцина.

В марте 1991 года собрался III внеочередной Съезд народных депутатов РСФСР. На нём российское руководство должно было отчитаться о проделанной работе, но на фоне ввода союзными властями войск в Москву накануне открытия Съезда это мероприятие превратилось в площадку для осуждения действий Горбачёва. Ельцин и те, кто его поддерживал, максимально использовали свой шанс и обвинили союзное правительство в давлении на Съезд, призвав «прогрессивно мыслящих» членов КПСС в коалицию. Возможность такой коалиции проиллюстрировал демарш А. В. Руцкого, который заявил об образовании фракции «Коммунисты – за демократию» и выразил готовность поддержать Ельцина. Коммунисты на Съезде раскололись. В итоге III Съезд наделил Ельцина дополнительными полномочиями, существенно укрепив его позиции в руководстве РСФСР.

Подготовка нового союзного договора

IV съезд народных депутатов СССР (декабрь 1990 г.) высказался за сохранение Союза Советских Социалистических Республик и его преобразование в демократическое федеративное государство. Съезд принял постановление «Об общей концепции союзного договора и порядке его заключения». В документе отмечалось, что основой обновленного Союза станут принципы, изложенные в республиканских декларациях: равноправие всех граждан и народов, право на самоопределение и демократическое развитие, территориальная целостность.

К весне 1991 года стало очевидным – руководство СССР потеряли контроль над происходящим в стране. Общесоюзные и республиканские власти продолжали бороться за разграничение полномочий между Центром и республиками – каждые в свою пользу. В январе 1991 года Горбачёв, стремясь сохранить СССР, инициировал всесоюзный референдум 17 марта 1991 года. Гражданам предлагалось ответить на вопрос: «Считаете ли вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновлённой федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности?» Грузия, Молдавия, Армения, Литва, Латвия и Эстония отказались проводить референдум у себя. Российское руководство также выступило против идеи Горбачёва, раскритиковав саму постановку вопроса в бюллетене. В России был объявлен параллельный референдум об учреждении в республике поста президента.

Всего на общесоюзный референдум пришли 80 % граждан, имеющих право принимать в нём участие. Из них 76,4 % ответили на вопрос референдума положительно, 21,7 % - отрицательно.

В РСФСР 71,3 % проголосовавших высказались за сохранение Союза в формулировке, предложенной Горбачёвым, и почти столько же – 70 % – поддержали введение должности президента России.

IV Съезд народных депутатов РСФСР, прошедший в мае 1991 года, принял решение о выборах президента в сжатые сроки.

Выборы состоялись 12 июня 1991 года. 57,3 % избирателей отдали свои голоса в пользу кандидатуры Б. Н. Ельцина. За ним шёл Н. И. Рыжков с 16,8 %, а на третьем месте был В. В. Жириновский с 7,8 %.

По итогам референдума президент СССР предпринял новую попытку возобновить разработку союзного договора. М.С.Горбачев предложил первый вариант нового союзного договора по «обновлению СССР». Обсуждение этого и других вариантов, проведенное в 1991 г., получило (по названию резиденции Горбачева) наименование «новоогаревского процесса». Он намечал предоставление республикам широких полномочий с сохранением единого государства. Дискуссии велись по приоритетам: «сильный центр -сильные республики» или «сильные республики — сильный центр».

Первый этап переговоров Горбачёва с лидерами союзных республик в резиденции в Ново-Огарёво проходил с 23 апреля по 23 июля 1991 года. Готовность присоединиться к договору выразили лидеры 8 республик из 15. Участники встречи сошлись на том, что договор будет целесообразно подписать в сентябре-октябре на Съезде народных депутатов СССР, но 29-30 июля 1991 года, встретившись в закрытом порядке с Ельциным и казахским лидером Н. А. Назарбаевым, президент СССР предложил подписать проект раньше, 20 августа. В обмен на их согласие Горбачёв принял требования Ельцина об одноканальной системе поступления налогов в бюджеты, а также о кадровых перестановках в союзном руководстве. Эти перестановки должны были коснуться председателя правительства В. С. Павлова, главу КГБ В. А. Крючкова, министра обороны Д. Т. Язова, главу МВД Б. К. Пуго и вице-президента Г. И. Янаева. Все они в июне-июле 1991 года выступали за решительные меры по сохранению СССР.

В этот период серьёзные изменения произошли в отношениях СССР и государств Восточной Европы. М.С. Горбачёв заявил об отказе от политики вмешательства в дела союзников по Организации Варшавского Договора. В результате коммунистические режимы в странах Восточной Европы рухнули.

В 1991 г. прекратили деятельность СЭВ и Организация Варшавского Договора. СССР потерял свои позиции в Восточной Европе, статус мировой державы был утерян.

СССР продолжал встраиваться в систему международных европейских отношений и в январе 1989 г. подписал Венскую декларацию СБСЕ (Совещание по безопасности и сорудничеству в Европе). Согласно ей, Союз принимал на себя обязательства привести всю свою законодательную базу в соответствие с международной, а также обязался уважать и гарантировать права человека и основные свободы.

Многоступенчатые переговоры ведущих мировых держав (СССР, США, Великобритании, Франции, двух Германий) закончились подписанием в Москве 12 сентября 1990 г. «Договора об окончательном урегулировании в отношении Германии», а 3 октября объединение Германии стало свершившимся фактом.

9 ноября 1989 г. была разрушена Берлинская стена, символ противостояния двух систем, открыта граница ГДР с Западным Берлином и ФРГ.

Ещё одним направлением советской внешней политики того периода является ограничение обычных вооруженных сил. В рамках этого направления 19 ноября 1990 г. в Париже был подписан договор, согласно которому Союз обещал Западу значительно сократить свои обычные вооруженные силы.

14 июня 1991 г. на специальной сессии послов в Вене был подписан Протокол о временном применении некоторых положений договора об обычных вооруженных силах в Европе. С его подписанием вступали в силу ограничения на обычные вооружения в Европе. В результате СССР сократил свое вооружение на 60 тыс. танков, а Западная Европа — на 6400.

В июле 1991 г. в Москве состоялась встреча американского и советского лидеров. В результате 31 июля был подписан двусторонний договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1), который также касался сокращения вооруженных сил. На реализацию СНВ-1 отводилось восемь лет. Сокращения предусматривались неравные: 25 % сокращений для соединенных Штатов Америки и 35 % — для Советского союза. Идеи СССР о сокращении тактического ядерного оружия американская сторона отвергала в категоричной форме.

Заслуги Горбачёва в проведении политики мира и сотрудничества, формировании нового политического мышления были высоко оценены Западом. Однако положение внутри страны резко ухудшалось. Реформы приводили не к росту, а к снижению производства. Трудности в снабжении населения продовольствием и товарами первой необходимости настолько обострились, что правительство пошло на введение их нормированного распределения по карточкам. Ширилось забастовочное движение.

Ухудшение внутриэкономического положения в СССР 1989—1991 гг. заставило руководителей страны обратиться за финансовой и экономической помощью к ведущим странам мира. В 1990—1991 гг. они оказали Союзу гуманитарную помощь, но серьезных финансовых вливаний не последовало. Страны семерки и Международный валютный фонд (МВФ) мотивировали свой отказ неустойчивым внутриполитическим положением в СССР. Одновременно они все больше склонялись к поддержке отдельных республик СССР, политически и материально поощряя их сепаратистские настроения. Несмотря на это, внешний долг СССР за период руководства страной М. С. Горбачевым увеличился с 13 до 113 млрд долл, (без учета долга по ленд-лизу).

В этих условиях консервативное крыло в КПСС и государственном аппарате предприняло попытку отстранить Горбачева, в 1990 г. избранного Съездом народных депутатов президентом СССР, от власти и не допустить подписания нового союзного договора. 19 августа было объявлено о переходе власти Государственному комитету по чрезвычайному положению.

Августовский путч 1991г.

4 августа Горбачёв уехал на отдых в Крым. Высшие руководители СССР возражали против планов по подписанию Союзного договора. Не сумев переубедить президента СССР, они решили действовать самостоятельно в его отсутствие. 18 августа в Москве был создан Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП), куда вошли Павлов, Крючков, Язов, Пуго, Янаев, а также председатель Крестьянского союза СССР В. А. Стародубцев, президент Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, строительства, транспорта и связи А. И. Тизяков и первый заместитель председателя Совета обороны СССР О. Д. Бакланов. Утром следующего дня был обнародован указ вице-президента Янаева, в котором говорилось, что Горбачёв по состоянию здоровья не может выполнять свои обязанности, а потому они переходят к Янаеву. Обнародованы были также «Заявление советского руководства», в котором сообщалось, что в отдельных местностях СССР сроком на полгода вводится чрезвычайное положение, и «Обращение к советскому народу», где политика реформ Горбачёва называлась тупиковой.

ГКЧП постановило немедленно расформировать властные структуры и формирования, противоречащие Конституции и законам СССР, приостановить деятельность политических партий, общественных организаций и движений, препятствующих нормализации обстановки, принять меры по охране общественного порядка и установлению контроля над СМИ. В Москву было введено 4 тысячи солдат и офицеров и бронетехника.

Российское руководство оперативно отреагировало на действия ГКЧП, назвав сам комитет «хунтой», а его выступление – «путчем». Под стенами здания Дома Советов РСФСР («Белого дома») на Краснопресненской набережной начали собираться сторонники российских властей. Президент Ельцин подписал ряд указов, которыми переподчинил себе все органы исполнительной власти СССР на территории РСФСР, включая подразделения КГБ, МВД и минобороны.

Противостояние российских властей и ГКЧП не выходило за пределы центра Москвы: в союзных республиках, а также в регионах России местные власти и элиты вели себя сдержанно.

В ночь на 21 августа в столице погибли три молодых человека из числа тех, кто пришёл защищать «Белый дом». Кровопролитие окончательно лишило ГКЧП шанса на успех. Российские власти развернули масштабное политическое наступление на противника.

Исход кризиса в значительной степени зависел от позиции Горбачёва: к нему в Форос прилетели представители обеих сторон, и он сделал выбор в пользу Ельцина и его соратников. Поздним вечером 21 августа президент СССР вернулся в Москву. Все члены ГКЧП были задержаны.

Демонтаж государственных структур СССР и юридическое оформление его распада.

В конце августа начался демонтаж союзных политических и государственных структур.

V внеочередной Съезд народных депутатов РСФСР, работавший со 2 по 6 сентября, принял несколько важных документов.

Конституция СССР утратила силу, было объявлено о вступлении государства в переходный период до принятия нового основного закона и выбора новых органов власти.

5 сентября 1991 года Съезд народных депутатов СССР принял закон «Об органах государственной власти и управления Союза ССР в переходный период», согласно которому, палата отныне формировалась не самим высшим органом власти страны (Съездом народных депутатов), как это требует ст. 111 Конституции СССР, а депутациями союзных республик из числа народных депутатов СССР по существовавшим квотам и по согласованию с высшими органами власти союзных республик. 21 октября новый состав палаты приступил к своим обязанностям, председателем был избран член утвержденной Верховным Советом РСФСР депутатской группы Константин Лубенченко.

На это время прекратили работу Съезд и Верховный Совет СССР, был создан Госсовет СССР, куда вошли президенты и высшие должностные лица союзных республик.

23 августа 1991 года Б. Н. Ельцин подписал Указ «О приостановлении деятельности Коммунистической партии РСФСР». В скором времени КПСС была фактически запрещена, а её имущество и счета перешли в собственность России.

25 сентября Горбачёв ушёл с поста генерального секретаря партии и призвал её к самороспуску. Компартии запретили также на Украине, в Молдавии, в Литве, а затем и в других союзных республиках.

25 августа был ликвидирован Совет министров СССР.

До конца 1991 года под российскую юрисдикцию перешли органы прокуратуры, Госплан и Минфин СССР.

В августе-ноябре 1991 года продолжалось реформирование КГБ. К началу декабря большая часть союзных структур подверглась ликвидации или переделу.

24 августа 1991 года Верховный Совет УССР провозгласил Украину независимым демократическим государством.

В тот же день примеру соседки последовала Белоруссия. 27 августа то же самое сделала Молдавия, 30 августа – Азербайджан, 21 августа – Киргизия и Узбекистан. Ещё 24 августа Россия признала независимость Литвы, Латвии и Эстонии, которые, в свою очередь, провозгласили независимость ещё 20-21 августа.

Сторонники сохранения Союза верили в перспективу экономического соглашения между странами.

18 октября 1991 года Президент СССР и главы 8 республик (без Литвы, Латвии, Эстонии, Украины, Молдавии, Грузии и Азербайджана) подписали в Кремле Договор об экономическом сообществе суверенных государств. Параллельно разрабатывался проект Союзного договора. 14 ноября в итоговом его проекте будущий Союз определялся как «конфедеративное демократическое государство». Переговоры по поводу его создания было решено начать 25 ноября. Но в назначенный день Ельцин предложил вернуться к согласованному тексту, заменив формулировку «конфедеративное демократическое государство» на «конфедерация независимых государств», а также предложил подождать, какое решение примут на референдуме граждане Украины (1 декабря тем предстояло решить, оставаться в Союзе или нет). В результате более 90 % проголосовавших высказалось за независимость Украины. На следующий день, 2 декабря, независимость республики признала Россия.

8 декабря 1991 года председатель Верховного Совета Белоруссии С. С. Шушкевич, президент Украины Л. М. Кравчук и Б. Н. Ельцин подписали в Беловежской пуще «Соглашение о создании Содружества Независимых Государств», в преамбуле которого констатировалось: «Союз ССР как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает своё существование».

11 декабря 1991 года Комитет конституционного надзора СССР выступил с заявлением, осуждающим подписание Соглашения о создании СНГ, в котором говорилось, что одни республики не вправе решать вопросы, касающиеся прав и интересов других республик. Органы власти СССР могут прекратить своё существование только «после решения в конституционном порядке вопроса о судьбе СССР» [8]. Тогда же Верховный Совет Белоруссии отозвал членов Верховного Совета СССР от Белорусской ССР[9], в результате чего Совет Союза лишился кворума, что было констатировано его председателем К. Д. Лубенченко на заседании 17 декабря[10]. На этом работа палаты была фактически прекращена.

17 декабря часть членов Совета Союза приняла заявление в связи с подписанием соглашения и ратификацией его Верховными Советами России, Белоруссии и Украины, в котором объявила, что считает принятые решения о ликвидации общегосударственных органов власти и управления незаконными и не отвечающими сложившейся ситуации и жизненным интересам народов и потребовала созыва чрезвычайного Съезда народных депутатов СССР.

21 декабря 1991 года в Алма-Ате к Беловежским соглашениям об образовании СНГ присоединились ещё восемь республик.

25 декабря 1991 года Михаил Горбачев сложил с себя полномочия президента СССР.

25 декабря 1991 года Верховный Совет РСФСР утвердил новое название республики – Российская Федерация (Россия). В тот же день в 19 часов 38 минут над Кремлём был спущен красный советский флаг, а на смену ему поднят российский триколор.

26-го Верховный Совет СССР решением одной палаты (Совета Союза) под руководством К.Д. Лубенченко официально признал роспуск СССР и самоликвидировался.

26 декабря 1991 Константин Лубенченко издал распоряжение № 141—Н, в котором говорилось об освобождении народных депутатов СССР от выполнения служебных обязанностей на постоянной основе в Совете Союза Верховного Совета СССР и органах палаты со 2 января 1992 года.


 



Материал взят из источников:

1)  РАСПАД СССР

РАСПАД СССР — информация на портале Энциклопедия Всемирная история (histrf.ru)

2) СССР.нет???

экспериментальный cайт об обстоятельствах распада СССР в 1990-1991 годах

https://sssr.net.ru/

3) КТО И КАК УПРАЗДНИЛ СССР *

(для тех, кто уже забыл)

https://sssr.net.ru/denons.htm...

http://www.compromat.net/page_...

4)  Елисеева Н.В. «Ускорение» и «перестройка». 1986–1988 годы

Елисеева Наталья Викторовна,

профессор Российского государственного университета, руководитель учебно-научного центра "Новая Россия. История постсоветской России"

http://ru-90.ru/node/299

www.ru-90.ru

5)  ПЕРЕСТРОЙКА (1985—1991)


6)  Этапы «перестройки»

https://studwood.ru/1465572/is...

7)  ПРИЧИНЫ, ПОСЛЕДСТВИЯ И ОЦЕНКА ПЕРЕСТРОЙКИ И РАСПАДА СССР

https://studme.org/331810/isto...

8) СССР В 1985-1991 гг. ПЕРЕСТРОЙКА

http://sarist.narod.ru/dop30.h...

9)  https://vk.com/wall-153507939_...

10) Совет Союза Верховного Совета СССР




  

Мощно: В Сети распространяется социальный ролик об уехавших за границу военнообязанных

В социальных сетях распространяется ролик о покинувших Россию военнообязанных гражданах, опасающихся мобилизации. Видео демонстрирует мужские качества ребят, которые не испугались трудностей и осталис...

Прощай, немытая Европа!

Прощай, немытая Европа! И "ценности" свои бери!Решай:  башку помыть иль попу?Или от холода замри,Иль гендеры считай натужно, Иль в пляске с бесом колотись...России это всё не нужно...

Признание Ангелы Меркель, или почему Запад идёт на дно

Бывший канцлер Германии заявила, что намеренно обманула Россию в 2014, подписав соглашение, которое даже не собиралась выполнять. Кратко напомню историю вопроса. Восемь лет назад, после государстве...