Культур-мультур

0 2567

Неладно что-то в министерстве как бы культуры как бы России..

Удивление у многих вызвало недавнее вручение кинематографической премии «Ника» 85-летнему грузинскому режиссеру Отару Иоселиани в почетной номинации «Честь и достоинство». Во-первых, возникает вопрос, почему на фестивале в Москве ее вручили гражданину соседнего государства, настроенному сегодня враждебно к России, и проживающему, в основном, во Франции, а не российскому кинематографисту? Разве в нашей стране сегодня мало своих выдающихся деятелей искусств, достойных награды в этой номинации?

Ну, а самое главное – ведь ни для кого не секрет, что Иоселиани давно уже отличается громкими откровенно русофобскими заявлениями. Например, таким: «Мира у нас с Россией никогда не будет!.. Если раньше мы испытывали к ней презрение, сейчас возникла ненависть…»

Или как вам такой перл от Иоселиани? «Мы знаем, на что способны русские, что они творили в Афганистане и Чечне. Они не жалеют ни женщин, ни детей, они ни перед чем не останавливаются…» «Они все – завоеватели. Наглые, мерзкие… Это я про русских».

А вот что этот мастер кино говорил о трагедии в бесланской школе, абсурдно обвиняя в этом нашу страну: «Российское государство надолго запятнало себя тем, что оно совершило в Беслане». Как?! Разве это не террористы захватили там школу, устроив бойню?

И вот этот ярый русофоб является в Россию, где ему вручают премию «Честь и достоинство»! Какая честь? Какое достоинство могут быть у такого оголтелого русофоба?

Даже получая премию в Москве, Иоселиани продолжил в том же духе, цинично показывая нам фигу в кармане. «Поведение вашего министра мне не нравится», – заявил он, хотя имя Мединского даже не вспомнил. И тут же отозвался о жюри премии так: «Жулики сидят в жюри». Словом, он про нас: «дураки», «мародеры», «жулики», а мы ему: «Получите, пожалуйста, премию за “Честь и достоинство”»!

Нелепость такого «меценатства» настолько очевидна, что остается только предположить: члены жюри, решившие ему эту премию присудить, придерживаются таких же взглядов, как и этот грузинский русофоб?

С начала 1980-х годов Отар Иоселиани стал работать во Франции, но и тогда в Москве его привечали.

Поставленная им 1992 году «Охота на бабочек» получила премию фонда Андрея Тарковского на XVIII Международном кинофестивале в Москве. В 2001 году он получил еще и Царскосельскую художественную премию в Петербурге. И вот теперь, несмотря на серию презрительных заявлений, в которых он попросту называет русских «дураками» и «мародерами», ему торжественно вручают премию в России за «Честь и достоинство»! Иначе как полной глупостью такое назвать никак нельзя.

Впрочем, похоже, что Иоселиани об этом знает и сам открыто над нами издевается, показывая, что в России, которую он поносит, его «чисто конкретно» интересуют только «бабки». Вот что он сказал в интервью об одной своей картине, съемки которой финансировали из России: «Во Франции мы не получили ни копейки ни от государства, ни от телевидения. Поэтому я обратился за помощью в Сбербанк России, который занимается меценатством. И Сбербанк пошел нам навстречу и дал миллион евро, который нас спас».

А кстати, а почему государственный Сбербанк стал вдруг финансировать живущего во Франции грузинского режиссера-русофоба?

Ведь известно, что многим замечательным российским кинематографистам остро не хватает средств для постановки своих картин. Почему был вдруг выбран такой странный «объект» для поддержки? Отчего такая щедрость за государственный счет?

Но не один русофоб стал в этом году обладателем «Ники». Премию получил за лучшую мужскую роль в фильме «Ван Гоги» и Алексей Серебряков, проживающий в Канаде и постоянно выступающий в последнее время с презрительными заявлениями в адрес России и россиян. А лучшим фильмом была названа картина театрального режиссера Кирилла Серебренникова, находящегося под судом по обвинению в крупном хищении государственных средств. Предыдущую же премию «Ника» в номинации «Честь и достоинство» получила Лия Ахеджакова, которая тоже ударилась в политику, постоянно делая русофобские заявления.

Однако вручая ей награду, художественный руководитель кинематографической премии «Ника» Юлий Гусман заявил: «Лия не только потрясающий человек и замечательный актёр, всеми любимая, хрупкая женщина, но и человек, который точно соответствует понятию «честь и достоинство». Она служит нравственным ориентиром».

Может, это для Гусмана такие, как Иоселиани и Ахеджакова, и впрямь – «нравственные ориентиры», но для остальных россиян? Трудно поверить, что они в восторге от тех, кто, понося Россию, потом ездит к нам за премиями и деньгами.

Охотно дают премии русофобам и в области литературы. Так, недавно в Москве в «Президент-Отеле», где происходила церемония вручения литературной «Русской премии», учрежденной в свое время Чингизом Айтматовым, награду за цикл рассказов «Предательство и измена» получил житель Харькова Андрей Краснящих. Принимая награду, этот господин назвал Россию «страной-оккупантом».

Не менее абсурдно выглядело вручение премии Союзного государства России и Белоруссии «Звезда Содружества» (2 миллиона рублей) белорусскому писателю Ивану Сверченко за сборник, в котором он пишет о якобы «оккупации Россией» Белоруссии.

В этом сборнике автор утверждает, что в XVIII веке «имела место насильственная оккупация, в результате которой территория Беларуси была присоединена к России, и наш народ на двести лет попал в московское рабство».

И этот позорный список, увы, можно продолжать долго. Не понятно, на что же мы рассчитываем «подкармливая» русофобов, которые, понося Россию, охотно затем ездят к нам за премиями и деньгами. Что они вдруг «перекуются» и начнут относиться к нам по-другому, полюбят Россию? Но ведь ясно, что они над нами потом лишь цинично издеваются. Странное «меценатство»!

«Столетие»

МОК теряет контроль над спортсменами: Томас Бах испуган и удручен. Россия проводит игры, которые не имеют аналогов в мире

План Запада по полной изоляции России из мирового спорта потерпел сокрушительное фиаско.  После того, как МОК и другие мировые спортивные комитеты стали отстранять российских спортс...

Всегда умейте за себя постоять, иначе ...

 "После 50 лет брака я однажды внимательно посмотрел на свою жену и сказал: «50 лет назад у нас был маленький дом, старенькая машина, мы спали на диване и смотрели маленький черно-...