Секреты дела Ивана Сафронова

34 4324

Вчера Мосгорсуд приговорил журналиста Ивана Сафронова к 22 годам колонии строгого режима плюс два года ограничения свободы. Более чем рукопожатный Павел Чиков назвал вердикт изуверским, демонстративно жестоким и соответствующим «нынешним реалиям России». Уж не знаю, каким таким реалиям оно соответствует, но для меня очевидно, что уголовное дело с самого начала пытаются превратить в политическое.

По нашей российской традиции не знакомая с делом, но очень активная общественность нещадно давила на следствие и суд с момента задержания Ивана Сафронова.

Более 140 журналистов и политиков подписали личные поручительства за советника главы «Роскосмоса», бывшего спецкорреспондента «Коммерсанта» и «Ведомостей» Ивана Сафронова, обвиняемого в госизмене, сообщал РБК его адвокат два года назад. «Будем их использовать», — пообещал он.

Реклама

Те, кто следил за громкими процессами, наверняка заметили особенность: за редчайшим исключением прокуратура или тем более судья не высказываются ни о ходе следствия, ни о процессе. А вот адвокаты охотно дают интервью, комментируют любые эпизоды и собирают пресс-конференции. Такую своего рода привилегию сторона защиты, несмотря на то, что является полноправным участником судебного процесса, во всем мире и, конечно, у нас, имеет не случайно. Более того, государство вменило в обязанность адвокатам использовать любые способы защиты своих клиентов, включая привлечение общественности. Ибо, в отличие от следствия или обвинения, у защитников нет возможности использовать государственную машину — полицию, прослушку, слежку и т.д.

Наша общественность не осведомлена об этих нюансах и по простоте душевной считает адвокатов чуть ли не правозащитниками, которые борются с несправедливостью. Правда, когда судят коррупционеров или казнокрадов, стройная картина мира слегка разрушается, но это ненадолго и не всегда. Ибо ловкий адвокат даже махрового взяточника способен превратить в жертву режима, что уже бывало. И как-то само собой выходит, что сочувствующая общественность опять на стороне добра.

Реклама

Поэтому к адвокатам, собирающим поручительства и характеристики для суда, у меня претензий нет — это их работа. А вот к поручителям или просто к неравнодушным гражданам вопрос имеются: осознают ли они, что таким образом давят на суд, на независимость и непредвзятость которого вроде бы рассчитывают?

Я вообще, надо сказать, не очень хорошо понимаю, что суду делать со всеми этими характеристиками с места работы. Если, например, судят убийцу, то важны улики — отпечатки пальцев, показания свидетелей, алиби, съемка камер наблюдения и так далее. И если все указывает на обвиняемого, то какая разница, является он передовиком производства или нет?

Но это так, к слову.

Реклама

Суров ли приговор, о чем со вчерашнего дня многие говорят? «Сроки по делам о госизмене всегда были большими. Но в последние годы заметная тенденция их роста. Десять лет назад обычно это была вилка от 6 до 9 лет, в последние пять лет уже нередки приговоры в 12–15 лет. Ивану Сафронову суд назначил больше, потому что он обвинялся в двух эпизодах, наказание по каждому из которых назначается отдельно. Затем окончательный срок суд определил путем частичного или полного сложения», — разъяснил более чем рукопожатный Павел Чиков.

По каждому из двух эпизодов Ивана Сафронова приговорили к 16 годам (гособвинители просили 17 лет за сотрудничество с представителем чешской разведки Мартином Ларишем и 19 лет — за работу на немецкого шпиона Демури Воронина). То есть получается, что суд, наоборот, скинул десять лет. Впрочем, интересно, что решит высшая инстанция.

Реклама

Однако в деле Ивана Сафронова есть пара непонятных мне моментов. С одной стороны, его отказ от сделки со следствием говорит в пользу версии о его невиновности. Или о том, что знает, что виновен, но заботится о своей репутации. С другой стороны, адвокаты считают приговор слишком суровым и намерены его обжаловать. Они надеялись, что дадут лет двадцать, не больше. А это уже говорит о доказанной вине журналиста, которая им была очевидна в ходе процесса и из материалов уголовного дела.

Очень, конечно, любопытно, в чем конкретно обвиняют журналиста. Но в случаях с закрытыми процессами мы можем только гадать — правды нам не узнать никогда. Версия же о том, что его посадили за разглашение гостайны о сделке с Египтом, не выдерживает критики. «Атташе Египта по вопросам обороны попросил Москву «принять меры об отрицании» новости, и в итоге за Сафроновым установили слежку по статье о госизмене», — пишет Baza со ссылкой на Би-Би-Си.

Реклама

Если унять обязательные в громких делах эмоции, то очень похоже, что именно в ходе слежки (и, видимо, прослушки) следователи ФСБ вышли на преступление. И доказали вину Ивана Сафронова в суде, если верить его адвокатам.

https://pavel-shipilin.livejou...

Но какой ценой?!

Привычно отслеживаю западную пропаганду. Отрицать наличие успехов России уже не могут даже они, поэтому включили режим обесценивания. «Да, русские взяли Авдеевку, но КАКОЙ ЦЕНОЙ!» (кс...

Как "Мамкин пирожок" Буданов снимает кино

МО РФ публикует кадры допроса единственного выжившего участника десанта на Тендровскую косу. Остальные, кто был в четырех лодках, пытавшихся пристать к берегу, были уничтожены. Еще один катер суме...

Обсудить
  • :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup:
  • Не жалко, нехуй Родиной торговать.
  • В СШП за госизмену можно пожизненное иди даже "вышку" схлопотать.
  • А чтобы понимал....
  • И чтобы другим не повадно было Почему-то многие шпионы и предатели родины до сих пор думают -ай да п***й, чего они сделают? не докажут!