Где царь – там и Москва… ч.8

2 2679

«Начнем же, братия, повествование, помолясь, о битве Дмитрия Ивановича, великого князя Московского с татарове погаными за Русь Святую…» - такими словами начинается «Житие… Дмитрия Ивановича, царя русского». Летописец продолжает: ««И послал безбожный Мамай войной на Русь поначалу воеводу своего окаянного Бегича с большим войском и со многими князьями ордынскими.

Прослышав об этом, великий князь Дмитрий Иванович пошел навстречу ему со многими силами земли Русской. И бились с погаными в Рязанской земле, на реке на Воже, и помог Бог и святая Богородица великому князю Дмитрию Ивановичу, а поганые агаряне посрамлены были: одни перебиты были, другие бежали. Великий же князь Дмитрий Иванович возвратился с великою победою. Так защищал он отчину свою, Русскую землю, от вражеского нашествия поганых».

Русский генерал А. Нечволодов утверждал: «На Куликовом поле Москва, в лице своего великого князя, победила старое княжеское разногласие и вражду из-за частных волостных выгод при забвении надобностей, общих для всей России. На Куликовом поле народ узнал, что Москва есть истинное средоточие и сердце Русской земли».

Как видим, этому событию придается столь грандиозное значение, что обойти его никак нельзя. 8 сентября 1380 года произошло Мамаево побоище. Вскоре после этого события появилось его историческое описание (Новгородская четвертая летопись, Софийская первая, Воскресенская).

Псковские летописи (1941. Вып. 1. С. 24) пишут: «Бысть похваление поганых татар на землю Роускую: бысть побоище велико, бишася на Рожество святыя Богородица, в день соуботный до вечера, омерькше биючися; и пособе бог великому князю Дмитрею, биша и на 30 верст гонячися… Того же лета во озере Чюдском истопли 4 лодии».

Судя по повествовательному характеру описания событий, может сложиться впечатление, что Куликовская битва — событие одного порядка с потоплением четырех лодок. В летописях поражает почти полное отсутствие фактического материала. Был бой и молитвы — вот все, что мы сможем почерпнуть из ранних источников.

В XV веке рязанский иерей Софоний составляет свое «Поведание» («Задонщина»). Он первым «вспомнил» о засадном полке и ввел в повествование эпизод о Пересвете. Фактов и в «Поведании» мало, поэтому появляется новый рассказ — «Сказание о Мамаевом Побоище», насыщенное новыми подробностями о сражении. Отсюда видно, что чем позднее написана вещь, тем больше фактов она содержит. Неизвестно, правда, откуда эти факты берутся. Окончательно легенда в том виде, в котором она известна современным читателям, складывается в XVII веке  Великой Смуты и воцарении на русский престол прозападной династии бояр Романовых.

"Сказание о Мамаевом Побоище", с предисловием С. К. Шамбинаго. 1907 (http://www.auction-imperia.ru/wdate.php?t=booklot&i=24790)

Среди погибших в Куликовской битве назван Федор Тарусский, убитый под Белевом в 1437 году. Стало быть, сама «повесть» создана после смерти Федора, в XV веке.

На поле Куликовом, том, что на Дону-Танаисе, производились раскопки с целью найти оружие павших воинов. Были обнаружены два наконечника копий и личный пистолет хана Мамая. https://litvek.com/br/252537?p=66

На пистолете — двуглавый орел, совсем такой, как на татарской мисюрке. Надо сказать, что впервые сей символ появился на монетах хана Батыя, хотя некоторые утверждают, что не Батыя, а Джанибека. В любом случае это символ татарской орды.

Так как никакого иного оружия на Куликовом поле найдено не было, то именно это оружие должно было принадлежать либо хану Мамаю, либо князю Дмитрию Донскому.

В европейской литературе впервые о дымном порохе упомянул в XIII веке Роджер Бэкон, когда писал о взрывчатых свойствах селитры в смеси с горючими веществами. На Востоке к тому времени порох был уже известен — вторгшиеся в Японию монголы в 1274 году уже применяли взрывающиеся железные шары, т. е. гранаты.

К середине XIV века порох знали во всех государствах Европы. Например, в "Голицынской летописи" времен царствования Алексея Михайловича написано: «В лето 6897 (1389 год нашего летосчисления) вывезли из Немец арматы на Русь и огненную стрельбу и оттого часу уразумели из них стреляти. В 6803 году (1395) в княжение Василия Дмитриевича сгорело в Москве несколько дворов от делания пороха».

Итак, лишь через 9 лет после Куликовского сражения русские тоже научились пользоваться огненным боем, но на Куликовском поле ружья и пистолеты могли быть только у татар, то есть у войска Литвы и Мамая, так как они и есть те самые «Немец» , упомянутые в Голицинской летописи.

Составитель «Мамаево побоище» монах торнского монастыря Дитмар Любекский так записал под датой 8 сентября 1380 года: «И тогда было побито народу с обеих сторон 400 000; тогда русские выиграли битву» Получается, что по Дитмару русских было 400 000 (это в два раза больше, чем у Наполеона при Бородино, и в шесть раз больше, чем у Кутузова при изгнании Наполеона из Москвы).

Не поддержали Москву земли Тверская, Рязанская, Нижегородская, Новгородская, Смоленская. Где собрала Москва свои отряды? В маленькой Москве?

Немецкий ученый конца XV века А. Кранц уже называл эту битву «величайшим в памяти людей сражением». Стало быть, оно (сражение) было. Но вот где? О чем рассказывает «Сказание о Мамаевом Побоище»?

 Ознакомимся с официальной версией, которой строго придерживался писатель русский генерал А. Нечволодов: «В это время как раз Мамай, устранив хана Магомета, именем которого он правил, сам провозгласил себя ханом и приступил к исполнению своего давнишнего намерения — повторить Батыево нашествие на Русскую землю. Летом 1380 года он собрал огромнейшее войско и, перейдя Волгу, стал кочевать при устье реки Воронеж. Тут были татары, половцы, черкесы, бессермены, ясы, кавказские жиды, армяне, крымские генуэзцы и представители многих других народов.»

«Олег Рязанский, - продолжает Нечволодов, - не надеялся на свою силу и, сохраняя себя, должен был, конечно, или искать благоволения Мамая, или же стать заодно с великим князем московским; он избрал первое, очевидно потому что Мамай стоял уже на его границах, а Олег еще недавно дважды испытал, что значит нашествие даже незначительных татарских отрядов.

Дав знать Димитрию о приготовлениях Мамая, Олег вместе с тем вошел в тайные переговоры с татарами, а также и с Ягайлой Литовским. Олег с Ягайлой, по-видимому, были вполне уверены, что Димитрий не отважится вступить в бой, а убежит на север — в Новгород или на Двину; они же, ублаготворив Мамая богатыми дарами, разделят всю СевероВосточную Русь надвое: одна сторона отойдет к Литве, а другая — к Рязани» - конец цитаты. Для Москвы такой союз был в действительности грозен; с такой тройной силой ей еще не приходилось бороться.

Генерал-историк пришет дальше: «Но Дмитрий и не думал никуда бежать. Он давно уже сам готовился к страшной, но славной борьбе со всей татарской силой; рассылая повсюду гонцов, он с великой любовью и со многим смирением стал призывать русских князей на общее и святое дело, приказав в то же время укреплять пограничные города — Коломну, Тулу и другие; сам же, готовясь на подвиг, по обычаю благочестивых своих предков, прибег к молитве и покаянию.

Между тем в Москву приехали послы от Мамая и потребовали такого же выхода (дани), который Русь платила при Узбеке. На собранной великим князем Боярской думе, где присутствовало и духовенство, решено было послать ту дань, которая была установлена при последней поездке Дмитрия в Орду; вместе с тем, по совету митрополита Киприана, был послан к Мамаю Захар Тютчев с особыми богатыми дарами, чтобы поближе разведать о его намерениях.

Скоро Тютчев донес, что к татарам примкнули Олег Рязанский и Ягайло. Донесение это было получено Дмитрием на пиру у боярина Николая Васильевича Вельяминова, брата казненного Ивана. Конечно, оно ничуть не поколебало уверенности Дмитрия, который, несомненно, заранее предвидел возможность такого союза Литвы и Рязани с татарами. Он только ускорил сборы войска и решил, как всегда решали его славные предки, самому выйти навстречу Мамаю в степи, с тем чтобы быстротой действий предупредить своих противников и не дать им возможности соединиться» - конец цитаты. Действительно, почти все войско Дмитрия было конное, почему бы и не опередить врага, не дав ему соединиться с Литвой,и рязанцами.

Вот и сама битва: «И бысть сеча великая… Поганые половцы стали своих богов призывать». У язычников богов много. «Начали поганые одолевать… Самого великого князя тяжело ранили и сбили с коня. Он же с трудом ушел с побоища, потому что нельзя было ему больше биться, и укрылся в чаще и божьей силою сохранен был» - гласит «Сказание о Мамаевом побоище».

Нечволодов об этом эпизоде пишет так: «Нашли его (Дмитрия) после битвы Федор Сабур и Григорий Холопичев, которым поведал Стефан Новосильский, что видел его идущего пешим с побоища, тяжко раненным. Но помочь не мог — бился с тремя татарами. Взял на себя командование Владимир Андреевич Донской. Язычники бежали. Князь Владимир Андреевич стал на костях под черным знаменем. Стоял на костях 8 дней, пока не отделили христиан от нечестивых. Христиан закопали, а нечестивых бросили зверям на растерзание» - конец цитаты..

Но обратите внимание, автор XIX века А. Нечволодов так туманно описывает место, где происходила битва, что и понять ничего нельзя: в степи. И это все?

Нет, не всё. Есть ещё Самый древним источник о Куликовской битве, помимо кратких летописных сведений, знаменитая «Задонщина» (Кирилло-Белозерский список), написанная, как считается, Софонием Рязанцем

Давайте взглянем, что там написано. Опустим поэтический пафос Софония (точно такой же , как у «Слова о полку Игореве"), а возьмём конкретику:

  «От тоя рати и до Мамаева побоища (160 лет). Се аз князь великыи Дмитрии Иванович и брат его князь Володимер Ондреевич поостриша сердца свои мужеству, ставше своею крепостью, помянувше прадеда князя Володимера киевьскаго, царя русскаго…

Молвяше Андреи к своему брату Дмитрею: сама есма два брата дети Вольярдовы, внучата Едиментовы, правнучата Сколдимеровы. Сядем, брате, на свои борзи комони, испием, брате, шеломом своим воды быстрого Дону, испытаем мечи свои булатныя. Уже бо, брате, стук стучит и гром гремит в славне городе Москве.

То ти, брате, не стук стучит, ни гром гремит, стучат силная рать великаго князя Ивана Дмитриевича, гремят удалци золочеными шеломы, черлеными щиты. Седлай, брате Ондреи, свои борзи комони, а мои готова напреди твоих оседлани…

Тогда же князь великыи Дмитреи Иванович ступи во свое златое стремя, всед на свои борзый конь, приимая копие в правую руку. Солнце ему на встоце семтября 8 в среду на рожество пресвятыя богородица ясно светит, путь ему поведает, Борис и Глеб молитву творят за сродники свои…

Битва Донского с татарами (летописная миниатюра)

Тогда соколи и кречати, белозерскыя ястреби борзо за Дон перелетеша, ударишася на гуси и на лебеди. Грянуша копия харалужныя, мечи булатныя, топори легкие, щиты московьскыя, шеломы немецкие, боданы бесерменьскыя. Тогда поля костьми насеяны, кровьми полиано.

Воды возпиша, весть подаваша по рожным землям, за Волгу, к Железным вратом, к Риму до Черемисы, до Чяхов, до Ляхов, до Устюга поганых татар, за дышущеем морем. Того даже было нелепо стару помолодитися…

И погнаше руския сынове вослед поганых татар и победивше много множества поганых татар безчисленно и возростишася и с победою и с великою радостию к великому князю Дмитрию Ивановичу и ко брату его Володимеру Ондреевичу на поли Куликове на реце Непрядене. Быст радост великая руским князем.

Ставши на костехъ поганих татар вострубили и з радости начаша имати кони и верблюды и камки, носечи, сребро и злато и крепкия доспехи и чест и жемчуги и дорогое взорочия, колко хто хотечи и могучи, толко возимаючи. Жены руския татарским златом.

Княз великий Дмитрей Иванович получи божию милость пречистия его матери и всех святых его, молитвами святых чудотворец руских Петра и Алексия и преподобнаго отца нашего Сергея и брата его святого Володимера Киеского, иныя многия руския вдалцы князи и бояре и боярския дети возратишася из своим господарем ко славному граду Мокве с великою победою и з росстию незглаголанною».

Мы сократили текст, чтобы читателю было понятней о чем говорит Софоний с таким поэтическим изыском. Прочитать все произведение можно здесь: https://www.bookol.ru/starinno...

Продолжение в следующей публикации…

Оксанка на приёмке в Шереметьево и те самые кружевные панталошки

Здравствуй, дорогая Русская Цивилизация. Ниже ситуация, которая вполне могла случиться в Шереметьево. Ну или ещё случится. История "Оксанки", которая началась с того самого плаката, а з...

"ДЕТЕЙ КЛЕЙМИЛИ ГОРЯЧИМ ЖЕЛЕЗОМ": ТАДЖИКИ УСТРОИЛИ ПЫТОЧНУЮ В ПОДПОЛЬНОЙ ШКОЛЕ В РОССИИ. ЗАДАЧА — НАУЧИТЬ НАСИЛИЮ

В Уфе удалось выявить подпольную школу-пыточную. Два таджика нелегально создали религиозное учреждение и в прямом смысле слова издевались над детьми. Полтора года назад в столице Башкирии уже выявляли...

В Приморье инородцы-ваххабиты совершили вооруженный налёт на ночной клуб "Пазл" в Андреевке

"В районе полуночи группа мужчин вооруженных шестью пистолетами, напала на ночной клуб "Пазл" в Андреевке. Нападавшие, предположительно охранники базы отдыха "Океан", устроили нале...

Обсудить