Где царь – там и Москва… ч. 27

0 1738

В предыдущей публикации мы говорили о том, как цаь Иван Грозный собрал вокруг себе единомышленников и покинул Москву, уехав в Александровскую слободу,  сделав её временным центром управления страной.

Грозный не бросил власть, а увез ее собой, причём не только в фигуральном, но и в прямом смысле слова, распорядившись ехать с ним «приказным людям», т.е. вывез приказный аппарат, парализовав тем управление страной из Кремля. Противники царя оказались в чрезвычайно сложном положении. Чтобы взять на себя владение Москвой и всем государством, запустить вновь правительственный механизм, надо было обладать корпоративной солидарностью, умом и смелостью. Во всем этом у боярства в целом и у недругов царя Ивана в частности, наблюдался существенный дефицит. В умах бояр преобладала одна цель - стяжательство и жадность (побольше душ и земель во владение)!

Анализируя и исследуя  многие документы того времени, неибежно приходим к выводу:  и  выезд из Москвы, и дальнейший путь в Александрову слободу были тщательно продуманы Иваном Грозным.

Экспозиция музея-заповедника «Александровская Слобода»

 Помимо всякого рода драгоценностей, дорогого платья и казны, он увез с собой «святость» - иконы и кресты, «златом и камением драгим украшенные», т.е. наиболее почитаемые в Москве святыни, хранившие православных христиан от бед. Тем самым русские люди, в частности жители Москвы, становились, по понятиям того  времени, беззащитными перед внешним миром, всегда опасным и враждебным.

Одно это обстоятельство могло произвести на людей самое гнетущее впечатление, посеять среди них печаль, уныние и страх. К тому же в сознании русских людей той эпохи,  царь — посредник между Богом и людьми и потому защитник от всех несчастий и напастей, невесть куда и зачем выехал из Москвы.  Летописец рисует картину полной потерянности и подавленности населения столичного города, и думается, он не преувеличивал.

Характерны уже приводимые слова, вложенные летописцем у стенающих москвичей: «Увы! Горе! Како согрешихом перед Богом и прогневахом государя своего многими пред ним согрешении и милость его велию превратихом на гнев и на ярость! Ныне х кому прибегнем и кто нас помилует и кто нас избавит от нахожения иноплеменных? Како могут быть овцы без пастыря? Егда волки видят овца без пастуха, и волки восхитят овца, кто изметца от них? Такоже и нам как быти без государя».

«Никоновская летопись» пишет как поступил царь в ответ на челобитную москвичей. Не поленимся привести длинную цитату. В скобках примечания наши: «Челобитье же государь царь и великий князь архиепископов и епископов принял на том, чтобы ему своих изменников, которые измены ему, государю, делали и в чем ему, государю, были непослушны, на тех опала своя класти, а иных казнити и животы их и статки  - все имущество без остатка имати;

а учинити ему на своем государьстве себе опришнину (Опричь других частей - особая часть) двор ему себе и на весь свой обиход учинити особной, а бояр и околничих и дворецкого и казначеев и дьяков и всяких приказных людей, да и дворян и детей боярских и столников и стряпчих и жилцов Стольники, стряпчие, жильцы (лучшие из городовых дворян, по очереди жившие в Москве при дворе) - разряды дворян московского чина, прямые царские слуга при его дворе учинити себе особно; и на дворцех, на Сытном и на Кормовом и на Хлебенном (Сытный, Кормовой, Хлебный) учинити клюшников и подклюшников и сытников и поваров и хлебников, да и всяких мастеров и конюхов и псарей и всяких дворовых людей на всякой обиход, да и стрелцов приговорил учинити себе особно ("Особные стрельцы" получили название стремянных: в конном строю они несли службу как бы у стремени царского коня)".

Палаты Ивана Грозного в Александровской Слободе...

Но вот, когда, укрывшись в Александровой слободе и собрав «воинников» в мощный кулак, Грозный мог приступить к подготовке выступления против сидящих в Москве врагов, он поступил по другому, направив знатным и чёрным людям столицы специальные послания, побуждавшие адресатов определиться в коренном вопросе, каким быть дальше русскому госу­дарству: самодержавной или «конституционной» (ограниченной) монархией. 

Царь, следовательно, нуждался в народном мнении насчет будущей судьбы Святорусского царства, полагаясь на соборное решение всего православно­го христианства «государствующего града Москвы». Перед нами своеобразная форма совета государя со всеми своими подданными по вопросу госу­дарственного строительства. Черты народной монархии здесь выступают отчетливо и зримо.

 Из летописи: "К гостем же и х купцом и ко всему православному крестиянству града Москвы царь и великий князь прислал грамоту с Костянтином Поливановым, а велел перед гостьми и перед всеми людми ту грамоту пронести дьяком Пугалу Михайлову да Овдрею Васильеву; а в грамоте своей к ним писал, чтобы они себе никоторого сумнения не держали, гневу на них и опалы никоторые нет."

"А на свой обиход повелел государь царь и великий князь, да и на детей своих царевичев Иванов и царевичев Федоров обиход, городы и волости: город Иожаеск, город Вязму, город Козелеск, город Перемышль два жеребья, город Белев, город Лихвин обе половиныЖеребья, половина - части доходов с этих городов с их уездами(20), город Ярославец и с Суходровью, город Медынь и с Товарковою, город Суздаль и с Шуею, город Галичь со всеми пригородки, с Чюхломою и с Унжею и с Коряковым и з Белогородьем, город Вологду, город Юрьевец Поволской, Балахну и с Узолою, Старую Русу, город Вышегород на Поротве, город Устюг со всеми волостьми, город Двину, Каргополь, Вагу; а волости: Олешню, Хотунь, Гусь, Муромское селцо, Аргуново, Гвоздну, Опаков на Угре, Круг Клинской, Числяки, Ординские деревни и стан Пахрянской в Московском уезде, Белгород в Кашине, да волости Вселун, Ошту. Порог Ладошской, Тотму, Прибужь.

И иные волости государь поимал кормленым окупом ("Кормленый окуп" - налог на население, введенный после отмены кормлений), с которых волостей имати всякие доходы на его государьской обиход, жаловати бояр и дворян и всяких его государевых дворовых людей, которые будут у него в опришнине; а с которых городов и волостей доходу не достанет на его государьской обиход, и иные городы и волости имати (Оговаривалось право царя собирать доходы с городов и волостей, не взятые в опричнину при ее учреждении

Во всей истории противостояния царя и боярской оппозиции в 1564 году Запад в лице Литвы и Польши принимал живое участие. В одном позднем летописце, представляющем, как говорит его публикатор С.О.Шмидт, интерес «при изучении событий политической истории XVI века», читаем о том, как «многие знатные вельможи собрали в Литве и в Польше немалую партию и хотели с оружием итти против царя своего».

ШОКАРЕВ СЕРГЕЙ ЮРЬЕВИЧ — историк. Родился в Москве 28 февраля 1972 года. По окончании средней школы в 1989—1993 годах работал лаборантом в Центральном музее древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева. Параллельно с 1990 года учился в Историко-архивном институте...

С.Ю.Шокарев не без основа­ния рассматривал данное летописное известие как указание на то, что отъез­ду Ивана Грозного из Москвы в начале декабря 1564 года «предшествовала попытка вооруженного мятежа против царя».  В организацию и подготовку этого антигосударственного мятежа внесли свои вклады как видим, и наши западные соседи испытывавшие по отношению к Русии и ее самодержцу великий страх и жгучую ненависть. http://gvardiya.ru/shop/books/povsednevnaya_zhizn_chelovechestva/srednevekovaya_msk

Можно сказать, что нити подготовляе­мого мятежа не обрывались в боярских дворах, а тянулись дальше, на запад, сходясь в Ватикане, во дворцах правителей западноевропейских государств и в руководящих центрах тайных обществ стран Западной Европы.

Оно и понятно, ибо Московская Русь, неожиданно появившаяся в конце XV века на восточных рубежах западного мира, поразила европейцев своей мощью и пространством, приверженностью православной вере - схизме, по разуме­нию католиков, протестантов и всевозможных сектантов. С тех пор Запад ведет войну с Россией, явную и скрытую, прибегая к военной силе, интригам и диверсиям. В качестве одной из таких интриг и следует, по нашему мнению, рассматривать участие Литвы и Польши в подготовке антигосудар­ственного мятежа 1564 года Москве.

Важно подчеркнуть, что Иван Грозный стремился к самодержавной власти не ради самой власти, не ради удовлетворения собственной страсти вла­ствования. Власть несла ему не радость, а страдания и одиночество: «Тело изнемогло, болезнует Дух, раны душевные и телесные умножились, и нет врача, который исцелил бы меня, ждал я, кто бы поскорбел со мной, но уте­шающих не нашел, злом заплатили мне за добро, ненавистью за любовь»

К Опричнине вела и привела не логика развития монархии, а борьба боярства и околобоярских элементов с русским единодержавием и царем Иваном Грозным как ее олицетворением, борьба сопровождавшаяся многочисленными государственными изменами противников самодержавства, совершенно нетерпимыми «в условиях войны едва ли не со всеми окружающими страну государствами». С этой точки зрения Ливонская война, действительно, была катализатором, ускорившим введение Опричнины, под которой мы подразумеваем, нечто иное, как «окончательный переход к единодержавию»

В исторической науке, как можно было убедиться из данного обзора, суще­ствует большое количество разноречивых мнений о причинах создания Ива­ном IV этого института (опричнины). Не все они, конечно, обладают равной степенью убедительности. Наиболее бездоказательны и неубедительны те, из них, которые связывают введение Опричнины исключительно с лич­ными свойствами Ивана Грозного, считая ее исторически неоправданной и бессмысленной.

Нет никаких сомнений в том, что Россия шла к Опричнине, по меньшей мере, несколько десятилетий, во всяком случае со вре­мен Ивана III, когда нависла серьезная опасность над русской церковью и православной верой, опасность, чреватая гибелью Московского государства. С тех пор, как показывает исследование, эта опасность существовала постоянно, то усиливаясь, то ослабляясь. В середине XVI века она возникла с новой силой, угрожая уже всем фундаментальным основам Святорусского царства - самодержавию, церкви и православию.

Наступле­ние на «самодержавство» Ивана IV повела Избранная Рада, а также примыкавшая к ней часть боярства и связанное с ним дворянство. Удары по апостольской церкви и православной вере наносили вновь оживившие еретики, в том числе отдельные представители духовенства. Следовательно, атака на Святую Русь развернулась по всему фронту. Деятельность этих антирусских сил вдохновлял и стимулировал католический Запад и гнездившиеся в нём всевозможные секты.

Опасность до предела обострилась в свя­зи с тяжелой и длительной Ливонской войной, в ходе которой против Русии объединилась, можно сказать, вся Западная Европа. Немало фрондирующих представителей княжеско-боярской знати и служилых людей стали на путь прямой измены и предательства.

Владыка Иоанн (Снычев). Епископ Русской православной церкви, с 20 июля 1990 года митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский, постоянный член Священного синода, публицист, один из основателей Петровской академии наук и искусств и историк церкви..https://ruskline.ru/analitika/2014/11/01/smotrite_ne_uzhasajtes

В результате Русское государство оказа­лось на грани национальной катастрофы. Митрополит Иоанн (Снычев), об­ращаясь к времени Ивана Грозного, богодухновенным чутьем своим пронзил тьму веков и ясно понял, что тогда «под угрозой находилось само суще­ствование России». Во имя спасения Святой Руси надо было решиться на чрезвычайные меры. Грозный решился и учредил Опричнину.

Можно бесконечно спорить по поводу того, верную ли форму борьбы с бесовщиной и крамолой применил царь. Важно другое - указать на эффективность её. Было восстановлено скованное Избранной Радой и ее сторонниками царское самодержавие, являвшееся в тогдашних исторических условиях наиболее оптимальной организацией высшей власти. Защищена и очищена от ересей православная вера, и, следовательно, укреплена церковь. Иными словами, была спасена Россия.

К сожалению, Иван Грозный до сих пор остается непонятый историками. Однако некоторые современники царя Ивана, в частности иностранцы, хорошо сознавали что удалось сделать русскому властителю. 

Генрих Штаден. Штаден (Staden) Генрих фон (ок. 1542, Ален, - г. смерти неизв.), автор сочинения "Страна и правление московитов", ценнейшего источника по истории России эпохи опричнины, прозванный русрфобам "авантюристом" и "опричником" за положительные высказывания об Иване Грозном.

Генрих Штаден писал: «Хотя всемогущий Бог и наказал Русскую землю так тяжело и жестоко, что никто и описать не сумеет, все же ны­нешний великий князь достиг того, что по всей Русской земле, по всей державе – одна вера один вес, одна мера! Все, что ни прикажет он, - все исполняется и все, что запретит, - действительно остается под запретом. Никто ему не перечит: ни духовные, ни миряне».

Итак по Штадену, Русская земля едина, вера в ней одна, а власть самодержца непререкаема. И то была правда. Но достиг всего этого своим упорством, целенаправленностью и великим христианским самопожертвованием царь Иван Васильевич Грозный, победивший дьявольские силы в их стремлении «потребить» Святую Русь.

Однако полностью извести крамолу не удалось. Ереси и активная деятельность Ватикана и Запада во главе с Британией, глубоко пустили корни при дворе Грозного (о роли Англии в развале Москвы и наступления Смуты будет отдельная публикация). В следующей публикации попробуем развенчать все те мифы о «звере»-царе Грозном, которые так усиленно насаждала и насаждает русофобская историческая наука...

Продолжение следует…

Служу России!

Вчера прошла новость о том, что на Украине меня осудили на 15 лет, предъявив мне «измену родине в военное время». Хотелось бы остановиться на некоторых моментах более плотно…Во-первых, ...