Протесты в Беларуси. Прямая трансляция. Обновляется

Где царь – там и Москва. ч.56

2 238

"...Приходилось дочери Петра заниматься и Украиной, воссоединенной с Россией на Переяславской Раде по инициативе украинского народа во времена гетмана Богдана Хмельницкого и российского царя Романова Алексея Михайловича.

Украина была важнейшим национальным регионом в составе Российской империи. В августе 1744 года, во время визита императрицы в Киев, казацкий предводитель Михайло Скоропадский через Разумовского подал прошение Елизавете о казацкой вольности.

С лета 1648 года, времени возникновения казацкой республики, и для старшины, и для рядового казачества вопрос о собственной вольности, о самоуправлении считался первостепенным. В нем коренились и сила, и слабость Украины. Ради вольности казаки героически жертвовали собой и беспощадно убивали друг друга. Тем не менее попытка сформировать «незалежное» государственное образование потерпела неудачу. Даже с талантливым, мудрым вождем Богданом Хмельницким независимость отстаивали трудно, посредством тотальной мобилизации и поголовного сплочения вокруг лидера.

И всё равно пришлось искать могущественного протектора. Выбирая наименьшее из трех зол — мусульманской Турции, католической Польши и православной России, объединились с единоверной Москвой. Однако российское самодержавие всегда смущало и вызывало недоверие.

Оттого и раскололась Украина после смерти Хмельницкого в 1657 году на две половинки — «польское» Правобережье и «русское» Левобережье. Поляки свою часть от гетманской вольницы постепенно очистили, а на русской стороне Днепра автономия сохранилась.

 Потомки царя Алексея Михайловича не нарушали клятву, данную от имени династии, в том числе и самый деспотичный «монарх-пират» Петр.

А ведь клялся в верности... царю Петру гетьман Иван Мазепа

 Даже страшная измена Ивана Мазепы в критический для России момент не послужила поводом к тому, чтобы взять обратно данное украинцам слово. Строители Российской империи понимали, насколько казачество дорожит самобытной формой правления, пусть и выхолощенной с годами едва ли не до декоративного внешнего атрибута.

Предшественница Елизаветы Анна Иоанновна, под влиянием врага России Бирона, отважилась на то, на что не решился ее дядя – заменила вечевую структуру бюрократической — генеральной войсковой канцелярией «во шти персонах», из троих русских и троих украинцев

 во главе с князем Алексеем Шаховским.

До Анны существовала учрежденная Петром 29 апреля 1722 года 

Малороссийская коллегия  которая в результате своей деятельности, постепенно отбирала власть у гетманской администрации. К концу 1723 года эта власть практически была отобрана, оставив традиционному институту функции свадебного генерала. Впрочем, со смертью Петра Украина быстро освободилась из-под диктата Малороссийской коллегии, возродив прежний порядок.

Бирон с немецким упрямством и тупостью попробовал повторить петровскую реформу, причем без всяких обиняков и сантиментов. Легко догадаться, как восприняло население Малороссии грубый демарш императрицы. Число сочувствовавших опальной цесаревне Елизавете заметно возросло. 

Резонанс от опрометчивого царского поступка усиливался тем, что среди иерархов Русской православной церкви преобладали выходцы с Украины. Нетрудно предположить, о чем во второй половине 1730-х годов они иногда беседовали с «духовными чадами» — военными и статскими разных рангов.

Так что 7 августа 1744 года Елизавета Петровна ознакомилась не просто с прошением — ей вручили счет, за работу, проделанную казаками во время прихода к власти (во время Смуты) ставленников Запада - бояр Романовых. Теперь необходимо было платить по этому счёту.  А платить дочери Петра, в принципе солидарной с интеграционным курсом отца и двоюродной сестры, не хотелось. В тот же день после обеда она покинула Украину. Только сюрпризы не закончились: чуть ли не на каждой станции к кортежу императрицы являлись верноподданнические делегации от каждого из десяти казачьих полков и подносили челобитные «с прошением гетмана».

Елизавета, воспитанная на книгах по политической истории, предприняла дипломатическое решение, решив завлечь под свою опеку и ко двору некоторых влиятельных лиц гетманской администрации. 

Она обласкала генерального бунчужного Демьяна Оболонского: 13 сентября пожаловала в вечное владение два богатых села — Вишняки и Горошино, а 22 сентября стала крестной его ребенка. https://dic.academic.ru/dic.ns...

Естественно, что причина высочайшего благоволения крылась в другом: хотя в старшинской иерархии Оболонский занимал третью ступень (на первой стояли два генеральных обозных, от армии и артиллерии, на второй — два генеральных судьи и генеральный подскарбий), на деле именно он возглавлял «гетманскую» партию и с ним украинское общественное мнение связывало надежды на возобновление гетманства (см. «Санкт-Петербургские ведомости». 1744. № 75. 17 сентября; «Гистория Свейской войны». Вып. 1. С. 294; «Дневные записки генерального подскарбия Якова Марковича». М., 1859. Ч. 2. С. 210–213).

Разумеется, Елизавета Петровна это подметила и вознамерилась обезглавить движение, дискредитировав лидера в глазах сторонников «гетманской партии». Деревеньки, крестины были всего лишь затравкой, а главный соблазн — приглашение ко двору. Чета Оболонских выехала из Глухова 22 января 1745 года.

Радушный прием, блеск и роскошь Зимнего и Летнего дворцов, балы и куртаги, загородные увеселения, доброта императрицы не сбили с толку генерального бунчужного и не отвлекли от главной темы. Наоборот, он развернул среди сенаторов, придворных, земляков-украинцев активную агитацию за избрание нового гетмана. Без малого пять месяцев энергичной осады не пропали втуне. В конце июня Елизавета Петровна отступила на шаг — одобрила приезд в Санкт-Петербург специальной делегации от казаков.

Правда, генеральный бунчужный особых иллюзий относительно наложения положительной резолюции на прошение казаков, не питал, а потому по возвращении 13 января 1746 года в Глухов решил применить более эффективное средство, симметричное тому, что опробовала на нем дочь Петра: обезглавить… российскую администрацию на Украине. Исполнение плана облегчалось тем, что после кончины 24 мая 1745 года главного командира Малороссии 

Ивана Ивановича Бибикова Петербург не удосужился назначить ему столь же уважаемого преемника. Обязанности главного наместника от России исполнял бригадир Иван Кондратьевич Ильин, с 1741 года вместе с полковниками Тютчевым и Челищевым. 

Пока императрица через А. Г. Разумовского морочила головы трем депутатам разными «обнадеживаниями», ложными надеждами (к примеру, на содействие А. П. Бестужева-Рюмина) и даже обещанием «деклярации о бытии гетмана», в Петербург поступили жалобы на Ильина, который «великия обиды делает малороссийскому народу в делах их». Похоже, о «воровстве» бригадира проинформировал кто-то, на кого мог положиться Оболонский и кому в то же время безоговорочно доверяла государыня.

С подозрительной внезапностью отреагировала Елизавета Петровна на «сигнал»: тут же (18 октября 1746 года) продиктовала указ об отрешении Ильина, следствии и очных ставках, вызвала гвардии капитана Григория Полозова и отправила судьей в Малороссию. Утром 11 ноября гвардеец примчался в Глухов и ознакомил с предписанием членов генеральной войсковой канцелярии – и завертелось…

Иван Кондратьич Ильин тут же сложил пономочия. Спустя два дня Полозов начал регистрацию исковых заявлений от обиженных. За три месяца было подано 37 челобитных. Судья успел снять допросы по семнадцати, но 1 февраля 1747 года Ильин слег, а 6-го умер.

Таким образом, русская половина малороссийского правления была нейтрализована, а украинская в одночасье превратилась в высший орган власти Малороссии, к тому же целиком подконтрольный Оболонскому. Императрица, кем-то из конфидентов введенная в заблуждение, собственноручно сломала налаженный Ильиным и Бибиковым механизм не идеального, но вполне конструктивного русско-украинского партнерства.

Представители «гетманской партии» при дворе знали какую струну затронуть в душе императрицы. Елизавета со дня воцарения взяла Украину под личную опеку. Уже 15 декабря 1741 года она поручила Сенату подумать об «облехчениях» для края, много натерпевшегося при Анне Иоанновне, особенно «в бывшую турецкую войну» от «бытия тамо армии».

 21 мая Сенат узаконил озвученную 4 апреля обер-прокурором Брылкиным высочайшую инициативу о запрете брать малороссиян «во услужение себе подневолею». Мало того, тем же указом государыня даровала «черкасам» привилегию жениться на крепостных и не попадать при этом в рабство, а сенаторы добавили: «И с теми их женами быть им свободными». 3 июля ввиду многих нарушений указа о крепостных Елизавета Петровна продублировала его. Отправляясь в 1744 году в Киев, она везла с собой кипу дел, не решенных в Сенате, чтобы урегулировать все проблемы на месте.

Одним словом, дочь Петра надеялась стать для украинцев чем-то вроде гетмана, и вспышка гнева на Ильина вовсе не случайна — бригадир представлял Россию, а значит, и государыню. По его поведению казаки из слобод и хуторов судили об империи в целом и об императрице в частности.

 К сожалению, вышло так, что Елизавета, поторопившись с выводами, лишилась верного проводника своей линии. Теперь ей надлежало либо прислать нового комиссара, который наверняка столкнется с предубежденным отношением населения и кознями сторонников Оболонского, либо разрядить напряженность, удовлетворив чаяния украинцев м. ПСЗРИ. Т. 11. С. 602, 638–641; «Дневные записки генерального подскарбия Якова Марковича» Ч. 2. С. 228–231, 239–242; КС. 1886. № 1. Приложение. С. 268; № 4. Приложение. С. 279, 284, 288, 289).

Царица размышляла, как совместить несовместимое — выборного гетмана с единой и неделимой империей. Ничего не придумала, а потому указ обернулся простой констатацией,

 что гетман на Украине был, есть и будет, как при Иване Скоропадском. Сенату поручалось, наведя справки, распорядиться об «учреждении и определении в Малой России нового гетмана». Так что, увы, выборы откладывались до момента, пока Сенат не наведет справки, а наводить их можно и неделю, и несколько лет…

К зиме Елизавета распутала головоломку. Подобие унии — вот что успокоит казаков. Гетманом нужно избрать кого-либо из близких императрице людей, а в дальнейшем создать традицию занятия этого поста кем-то из членов царской семьи, с детства приучая одного-двух отпрысков к мысли, что их судьба связана с Малороссией, прививать им любовь к украинским обычаям и культуре. Становясь гетманами — де-факто губернаторами, они по праву родства обладали бы большим влиянием и привилегиями. Понятно, кому закладывать традицию, — украинцу Алексею Григорьевичу Разумовскому или его брат., благо они были под боком…

Двенадцатого января 1748 года было решено: на Украину пришлют особую персону, но до поры новость надо хранить в секрете. Посланец назван по имени: «Иван Симонович Гендриков… имеет быти отправлен в Малую Россию для избрания гетмана». В мае Разумовский сообщил, что «к отправлению графа Гендрикова всё уже готово». Но чье имя граф предложит казакам? Высока вероятность, что подразумевается всё-таки Алексей Григорьевич Разумовский, с лета 1744 года граф Священной Римской империи, по всем критериям наилучший кандидат в гетманы Войска Запорожского.

НО человек располагает, а господь делает все по-своему: всё рухнуло вечером 1 июня, когда солдат Гаврила Калугин привез в Санкт-Петербург весть о пожаре в Глухове 23 мая. Как быстро выяснилось, пожар — акт диверсионный, аналогичный московскому огню, вспыхнувшему в тот же майский день. 

Естественно, Елизавета Петровна передумала посылать любимого туда, где шпионы «из-за границ от соседей» с такой легкостью сожгли здание генеральной войсковой канцелярии и, следовательно, были способны осуществить не менее дерзкие акции. Кого же тогда выдвинуть в гетманы? О двадцатилетнем младшем брате фаворита Кирилле Григорьевиче, графе Российской империи, вряд ли заходила речь. И по возрасту, и по таланту, и по знаниям юноша совсем не годился на роль связующего звена славянских наций. К тому же он уже два года нес другую общественную нагрузку, будучи президентом Академии наук.

Между тем царица по-прежнему не знала, кого рекомендовать в гетманы. За Алексея Разумовского боялась, Кирилл не годился, все прочие были неприемлемы либо для нее, либо для малороссийской старшины и казачества. Ситуация зашла в тупик.

Но тут вмешался царский духовник Федор Яковлевич Дубянский. 4 октября 1749 года в первой половине дня священник обстоятельно поговорил с Разумовским «о гетманстве», и ровно через 12 дней проблема разрешилась. Елизавета Петровна смирилась с кандидатурой Кирилла Разумовского 16 октября, в день подписания указа об отправке Гендрикова в Глухов.

Иван Симонович Гендриков. Генерал-аншеф, племянник императрицы Екатерины І. Родоначальник графов Гендриковых.

15 января 1750 года И. С. Гендриков приехал в Глухов. Через три дня на собрании высшего духовенства и старшины Разумовского объявили единым от всех партий кандидатом. 18 февраля в заново отстроенном доме генеральной канцелярии провели предварительное голосование, в котором участвовало до тысячи шляхтичей, а 22 февраля на площади у храма Николая Чудотворца — официальное при стечении множества народа. Тут же победителя провозгласили гетманом.

24 апреля Елизавета Петровна признала выбор глуховской «рады», но утвердила его только 5 июня, после того как украинская делегация во главе с Д. В. Оболонским поднесла ей подписанный всеми избирателями протокол.

Ф. Я. Дубянского государыня в знак благодарности пожаловала 25 ноября 1749 года в протопопы кремлевского Благовещенского собора Москвы, восстановив тем самым традицию, существовавшую в допетровской России, когда духовником монарха являлся именно благовещенский первосвященник (см. «Научно-исследовательский отдел рукописей Российской государственной библиотеки». Фолиант 178. Оп. 1.Д. 2989. Л. 1-11,23–25; ПСЗРИ. Т. 12. С. 694).

Разумовский, конечно, был «так себе» гетман. Тем не менее главную задачу институт гетманства в его лице выполнил — объединил две России, Малую и Великую, на основе, удобной для каждой из них. Жаль, что этот эксперимент не превратился в традицию, а через 14 лет завершился возрождением Малороссийской коллегии.

И остается гадать, как бы повел себя украинский народ в 1917–1918 годах, если бы в течение предшествующего столетия им управляли не генерал-губернаторы, а гетманы — великие князья, младшие сыновья Павла I, Николая I, Александра III, с детства, впитавшие культуру двух братских народов, воспитанные патриотами и России, и Украины. Для этого просто было добавить в титул государя России - «Гетман Украинский». Было же ведь – «царь финляндский, царь польский и прочая…».

Продолжение следует…

В Херсоне сообщили о загадочной гибели восьми офицеров США. Полиция не смолчала.

В Херсоне сообщили о загадочной гибели восьми офицеров США, проводящих тренировки для украинских боевиков. Сразу после распространения информации не смолчала и местная полиция.В частнос...

Эфирная разведка 24/09/2020. ЕС и Турция. "Не плюй в колодец - сам туда попадёшь"

Доброго дня. В Мордоре нынче солнечно, на мировой арене жарко и немного собачно, а у нас в Зарнице традиционная пятиминутка политинформации для геополитических партизан. Как извест...

ВИДЕООБОРЗЕНИЕ: плоская Земля от Лозы, 200 миллионов от Байдена и олень-штурмовик от BLM

✔ Добрый день, дорогие друзья! Сегодня вашему вниманию представляем три коротких, но весьма занимательных видео, которые попали в Сеть на этой неделе. Итак, поехали! Вернее, поплыли. По...

Обсудить
  • Господин автор вы тексты редактируйте плиз-- вот например, Украина была важнейшим национальным регионом в составе Российской империи. Украина для России была "чиряком на заднице", который, более чем на столетие отодвинул освоение Сибири и Дальнего Востока. :cold_sweat:
  • Такой большой а в сказки веришь..история фальшивая насквозь.Даже прям сейчас горят постоянно архивы..вон выборы 146% и поправки у них всенародно приняты, а на голосовании у Караулова 2млн голосов-из них 98% против власти.И это только просто на одном канале.А сколько людей не знало и не приняли участия..да вся Россия против оккупантов.Вас фашистов всего 2% вместе с полицаями..делай выводы.