Союзные войска выведены на более выгодные рубежи обороны и заявление бойцов группировки \"О\": об обвинениях Рамзана Кадырова

Откуда берутся вожди...ч.2

6 627

Обратимся к двум существующим в этом мире, да-да, всего-навсего – двум типам гомо-сапиенс. Это – некрофилы и биофилы. Других типов не существует. Причём первый тип – самый распостраненный в любой цивилизации.

Э. Фромм определяет некрофилию (некрос — мёртвый, филео — любить, т. е. влечение к мертвечине или страсть к смерти, уничтожению, разложению) как «страстное влечение ко всему мёртвому, разлагающемуся, гниющему, нездоровому. Это страсть делать живое неживым, разрушать во имя одного лишь разрушения. Это повышенный интерес ко всему чисто механическому. Это стремление расчленять живые структуры» (Fromm E. The anatomy of human destructiveness).

Таким образом, у современных психологов этот термин описывает круг феноменов более широкий, чем осязаемая «любовь» к буквальным трупам. В наиболее эффектных формах эта «любовь» наблюдается среди некоторых работников моргов. Прт чём, ещё большее удовольствие они получают, когда, перевернув неподатливый труп девушки, совершают над ним акт содомии. И вот тут-то, похоже, и заключается основная странность: почему такая неестественность, почему именно акт содомии (совокупление в анальное отверстие), а не общепринятые формы соития?

Далеко не всякому яркому некрофилу выпадает такая редкостная удача — пристроиться работать в морге, поэтому своё влечение к мертвечине они сублимируют, то есть желаемые буквальные поступки заменяют символическими. Что это значит? Это значит, что совокупляться могут и с живым, но непременно в гробу. Или требуют просто рабского повиновения. Роль мёртвого тела может выполнять даже, скажем, государство, родина, которую, чтобы получить интимное удовлетворение, необходимо умертвить, разрушить или уничтожить хотя бы тем, что больше её не видеть.

Родину в качестве замещающего объекта для расчленения выбрал яркий некрофил, оставивший заметный след в истории, — Адольф Гитлер. Существует множество исторических трудов, в которых описывается поведение Гитлера в период, когда союзные войска вступили на территорию Германии, и из этих трудов — даже не психологов — отчётливо видно, что приказы и распоряжения Гитлера не имели никакого практического смысла для обороны Германии, а было одно лишь изготовление из своего фатерлянда разлагающегося трупа.

Это и уничтожение городов, и уничтожение водопроводов, и сжигание списков, найденных в магистратуре  тех немцев, которые нуждались в помощи по старости. Впрочем, Гитлер свои скрываемые за высокопарными словами внутренние побуждения однажды скрыть не смог. Раз он проговорился: «Если Германия не может себя защитить, то немцы не имеют права на существование».

http://mywishlist.ru/wish/5452...

Достаточно подробно об этом пишет Фромм в книге «А. Гитлер: клинический случай некрофилии».

Истинный некрофил характеризуется не столько количеством уничтоженного (к тому необходимы соответствующие объективные возможности, но они могут и не случиться), сколько, прежде всего, силой некрополя, характером энергетического воздействия на окружающих. И здесь для исследования последствий пребывания в некрополе более удобны женщины — они более чувствительны и у них слабее контролирующая рациональная воля.

Известно, что Адольф Гитлер был импотентом, но, несмотря на это, у него было огромное количество женщин.

Брезгливо-презрительное выражение лица у "фюрера-некрофила"

Изучая внешний рисунок поведения фюрера, Фромм пришёл к выводу, что Адольфа Гитлера привлекали два типа женщин. Вернее, он строил с женщинами два типа взаимоотношений. Одних он не уважал и нисколько с ними не считался. К этому типу, полагает Фромм, относилась, например, его любовница, Ева Браун, с которой он вступил в брак за несколько часов до самоубийства. Эта, прежде достаточно здоровая женщина, покончила с жизнью вместе и одновременно с новобрачным.

Не надо заблуждаться, полагая, что за этим самоубийством скрыты некие возвышенные стремления типа «любовь до гроба» или «во всём быть рядом с тем, кому трудно». На самом деле зафиксированы, по крайней мере, две её попытки покончить с собой ещё в те времена, когда Гитлер физически уничтожал не себя, а окружающих. В первый раз она стреляла в сердце, причём от выстрела даже потолок был забрызган кровью, но пуля в сердце не попала, и Ева Браун выжила.

https://zen.yandex.ru/media/ru...

Был и другой тип женщин. Они преимущественно принадлежали к высшему свету или были профессиональными актрисами. Перед ними Гитлер заметно робел и, не стесняясь присутствующих, унижался как мог. Рената Мюллер (вскоре покончившая жизнь самоубийством) после интимной близости с фюрером рассказывала, что, оставшись с ней наедине, Адольф встал перед ней на четвереньки и стал требовать, чтобы она его била и пинала. От каждого удара он приходил в волнение всё больше и больше, и всё убедительнее и убедительнее кричал, что он ничтожество, что он ни на что не годится.

Итак, к какому бы типу ни относились попавшие в зону энергетического влияния Адольфа Гитлера женщины (ползал ли он перед ними на четвереньках сам или заставлял ползать их), они неизменно впоследствии кончали жизнь самоубийством или, как Ева Браун, пытались, во всяком случае, это сделать.

 Альфред Адлер (1870-1937 гг.) президент Венского  сообщества психиатров-аналитиков.

http://www.bim-bad.ru/bibliote...

Интересно, что многие приближённые Гитлера (в т. ч. охранники) были гомосексуалистами и, в отличие от остальных, обращались к фюреру попросту — на «ты». Некоторые из ближайшего окружения любимца Германии были бисексуалами, т. е. им, в сущности, было всё равно: мужчину или женщину. И это понятно: как пишет Адлер, для авторитарного индивида существуют только два пола — те, которые ему подчиняются, и те, которым подчиняется он.

Связь личности и общества в рамках теории Адлера, считается неразрывной и врожденной. Социальный интерес рассматривается как показатель психического здоровья. С позиции Адлера, наши жизни ценны только в той степени, в какой мы способствуем повышению ценности жизни других людей. Нормальные, здоровые люди по-настоящему беспокоятся о других; их стремление к превосходству социально позитивно и включает в себя стремление к благополучию всех людей.

У плохо приспособленных людей, напротив, социальный интерес выражен недостаточно. Они эгоцентричны, борются за личное превосходство и главенство над другими, у них нет социальных целей. Каждый из них живет жизнью, имеющей лишь личное значение – они поглощены своими интересами и самозащитой. Подобный тип людей всегда стремится к власти, где можно наиболее ярко применить свои некрофилические устремления.

Энергетическое воздействие ярких некрофилов вообще и Гитлера в частности проявляется двояко. Во-первых, от непосредственной близости с некрофилом появляется влечение к смерти, подавляется воля к самостоятельным поступкам и затухает критическое мышление. Это страшно, но от этого можно избавиться: можно просто отойти подальше или уехать. От второй компоненты воздействия так просто не избавиться. Близость с некрофилом оставляет в теле памяти психоэнергетическую травму, которая служит кодом, приказом к последующему самоубийству. Что и исполняли те женщины, которые допускали близость с фюрером.

Тед Банди, получивший также прозвище "харизматичный убийца", — один из самых "популярных" маньяков в истории США. Этот молодой, хорошо образованный, привлекательный интеллектуал и потенциально перспективный юрист совсем не походил на садиста-насильника. Но всего за четыре года он убил около пятидесяти женщин.

Итак, некрофил — это индивид, который проявляет себя в поступках или, хотя бы, в стремлениях, и, что самое опасное, проявляет себя в энергетике. Стремление к уничтожению окружающих или стремление к уничтожению самого себя — по сути одно и то же, отличие лишь в объекте приложения влечения.

Последнее самое опасное, потому что проявить себя как убийца некрофил может и побояться, и вынужден будет сдержаться, а вот состояние своей души им не контролируется, что через энергетическое воздействие и провоцирует неврозы у большинства окружающих. Это так хотя бы уже потому, что понятие «невроз» или любой другой термин, обозначающий искажение психоэнергетического поля, известно и осмыслено (а это уже некоторая защита) лишь незначительной частью населения.

Обратите внимание на мимику лица Муссолини

Кстати, некрофила можно определить по выражению лица. Взгляните на своего шефа: есть ли на его лице специфическая мимика, которая заключается в том, что он, как бы к чему-то принюхивается (вариант — брезгливое выражение)?

Вспомним описание служителя морга, который вводил в мочевой пузырь трупа молодой девушки трубочку и высасывал гниющую уже мочу, от чего так возбуждался, что, наслаждаясь, совершал акт содомии (случай фактический, приведён Фроммом, который использовал материалы уголовного дела). Этот случай не только типичен, но и характерен. Дело в том, что у некрофилов особое отношение к пищеварительному процессу вообще, а к процессам выделения — в особенности.

Процесс пищеварения для них — это процесс расчленения и уничтожения ещё недавно живых растений и плоти трупов животных. Отсюда — результаты пищеварения для них есть верх совершенства, а отверстия, это совершенство выделяющие, — нечто сакральное.

Некрофилы бывают разных типов и, среди прочего, различаются по наличию или отсутствию сексуальной энергии. Если сексуальная энергия есть, то он/она будут возбуждаться от одного вида испражнений или от облизывания партнёру всех отверстий выделения. Прэтому, особенно на Западе (а в последнне время и у нас) нарасхват идут порнографичесик издания с акцентированием именно подобных сексуальных сцен.

Такой секс, конечно, своеобразен, но бежать от всего этого надо сломя голову, пока эти любители не начинили вас ещё большим числом психоэнергетических травм! Другой вариант — когда у некрофила сексуальная энергия резко снижена. Тогда вопросам пищеварения (заниматься-то человеку, у которого главная эрогенная зона — анус, больше нечем!) и вовсе придаётся религиозный статус.

К чему же принюхиваются некрофилы? Да-да, вот именно к этому: к самому совершенному из выделений. Принюхиваются они и брезгливо морщатся не только вблизи переполненных общественных уборных, что, казалось бы, естественно, но и в местах поистине неожиданных, скажем, в продовольственном магазине, музее или церкви. И это понятно: если запаха, как признака присутствия этого, нет, то любимой массой можно галлюцинировать — и тоже принюхиваться.

Несколько смазанное выражение принюхивания (некоторые бы это назвали высокомерной брезгливостью) заметно на фотографиях любимца Германии — Гитлера. Возможно, местом съёмок парадного портрета главы государства действительно был выбран общественный туалет, но скорее нет: не во всякую уборную может поместиться вся необходимая осветительная аппаратура. А то, что на лице кумира Германии выражение смазано — так ведь это всё-таки парадный портрет, можно и попозировать.

Всё время находиться в любимом месте — там, где выделяются испражнения, — некрофилу может помешать необходимость зарабатывать деньги или запрещающие внушения, полученные в детстве. Поэтому атмосферу любимого места приходится имитировать путём внутреннего перевоплощения, что и отражается в специфическом выражении лица, с годами фиксирующемся недвусмысленной сеткой морщин («привычное выражение»). 

Часто некрофилы настолько совершенствуются в управлении выражением своего лица, что гримаса принюхивания проявляется на их лице только когда они остаются наедине с собой. Но и в этом случае привыкшего к двойной жизни выдают специфические морщины искателя любимейшего из запахов.

Некрофилов также можно распознать по состоянию их комнаты, а женщин — кухни. Вы, наверное, обратили внимание, что у женщин, которые вкусно готовить не умеют, на кухне редко убрано, беспорядок страшный, грязь по стенам накапливается годами, раковина вечно переполнена немытой посудой, или же — наоборот, везде стерильная чистота.

Противоположность кажущаяся. Грязь — это попытка создать желанную среду помойки, а стерильная чистота — это результат борьбы с привычной галлюцинацией на нечистоты. На кухне же у здоровой женщины достаточно убрано для того, чтобы и готовить, и жить. Она не проедает плешь ни мужу, ни детям за естественные последствия их пребывания на земле и, в частности, на кухне. Она, биофилка, живёт; она готовит и убирает для того, чтобы жить. Да и готовить она тоже умеет.

К чему мы описанием подобных образов ведём? Почему знать о некрофилах важно? Стоит ли вспоминать в этой жизни о чём-либо ещё, кроме прекрасного?

Очень важно. Представьте себе некий собирательный образ симпатичного молодого человека, которому выпал жребий родиться от матери — яркой некрофилки, а отца существенно менее подавляющего. Это тип толстовского Пьера, самого Толстого. Естественно, он (наш гипотетический молодой человек) отличается от ребёнка, родившегося от внутренне благородных родителей, и отличается во многих отношениях.

Во-первых, в среднем, по предметам, где требуется сообразительность, он учится хуже, чем мог бы (подавлено логическое мышление), да и здоровье его существенно слабее, чем могло бы быть, слабее из-за многочисленных психоэнергетических травм, которыми мать его начиняла от зачатия.

Потом он, беспомощный, лежал перед ней на столе, пока она его пеленала, внушая: «Не шевелись!» Забитое ещё с младенчества тело памяти будет всю жизнь болеть и в определённых ситуациях отнимать сил особенно много. Ребёнок вырастает вялым и малоподвижным, может быть, позднее он сверхкомпенсирует это усиленными занятиями спортом (Лев Николаевич одной рукой подымал пятипудовую гирю), а может, всю жизнь будет «не шевелись».

Детство, школа, взбучки от матери-некрофилки за плохие отметки, которые он получал по её же вине, из-за её состояния души и духа. Затем отрочество и юность с неудачами, которых могло и не быть.

Наступает пора жениться. Научные изыскания выявили, что сын и в интимной жизни остаётся верен своей матери, вернее, именно в интимной жизни сын особенно ей верен: в жёны себе выбирает непременно такую же некрофилку, как и мать. На уровне же логическом он может, повторяя чужие фразы, твёрдо полагать, что стремится к счастью.

Он женится, полный радужных надежд не повторять в своей семейной жизни ничего из того, что он видел в детстве. Но вскоре обнаруживает, что женщина, которой он восхищался, пока она была невестой, и которая поначалу совсем не была похожа на его мать (в наиболее отвратительных своих привычках), вдруг превратилась в такую же зануду.

Да, не осознавший себя биофильный сын некрофилки (навсегда биологическое сыновство, но не духовное) в смысле семейном жить будет непременно плохо, потому что с женой (некрофильной) он ни о чём не сможет договориться - это одна из особенностей некрофилов: с ними ни о чём договориться невозможно, потому что для некрофила существует только собственное «я», а все остальные, даже муж, или жена, или дети, существуют исключительно для того, чтобы выполнять его, некрофила, желания. Он непременно подчинится жене, пусть даже в неявной форме, потому что мужчина-некрофил хоть как-то может противостоять своим чувствам, опираясь на своё логическое мышление.

Некрофилы ещё имеют и неприятное свойство размножаться — производить себе подобных. Вот и у нашего гипотетического биофила с некрофильной матерью и женой родится ребёнок, которого на глазах отца будут уродовать воплями и ненужными клизмами (проникновение в сакральные отверстия выделения).

Нашему молодому человеку будет жалко младенца, он будет пытаться договориться с женой — безуспешно, и вынужденно подчинится. А как иначе? Единственная форма сотрудничества биофила с некрофиломподчиниться последнему, потому что с биофилом-то договориться можно, чем некрофилы и пользуются.

Рождаются ещё дети. Они подрастают, их здоровье и ум деградируют. Сам же биофил работает всё больше и больше, чтобы в семье было всё, а у жены-некрофилки, как следствие, появляется всё больше и больше времени. Она ему начинает изменять.

Но изменяет она ему совсем не потому, что он плох или хуже других как мужчина, или потому, что глуп; нет, она ему изменяет просто потому, что она — некрофилка, то есть стремится уничтожить всё: благополучие, спокойствие, достоинство — не только его, ненавистного, но и своё, по возможности, тоже. Если ту же мысль попытаться выразить богословским языком, то следует вспомнить седьмую заповедь Десятисловия: «Не прелюбодействуй». Для биофила верность — естественное блаженное состояние. Для некрофила же прелюбодействовать — кайф!

Бытует мнение, что, составляя любовный треугольник, ведущая сторона пытается компенсировать в дополнительной связи то, что недополучила в браке. И действительно, при анализе любого отдельно взятого треугольника при определённых умственных усилиях можно выявить некий у супруга недостаток, требующий компенсации: слаб интеллект, незначительно социальное положение, недостаточен рост, избыточен вес, легковесен и т. п.

Однако, анализ множества любовных треугольников в жизни одного человека показывает, что компенсируют, похоже, всё подряд, или, что то же самое, — ничего. Отсюда, измены явно самоценны и самоцельны, просто потому, что измены, это просто следствие безудержного стремления ко греху. Грех же есть смерть, и мы вновь возвращаемся к понятию «некрофилия».

Итак, некрофильная жена нашего молодого человека, не сформировавшись как личность, живёт, просто выполняя ранее полученные внушения. Возможен вариант, что ей некогда было внушено таким же, как она, некрофилом, что брак один — и на всю жизнь.

Если такое внушение есть — то она может быть безупречно верна или, во всяком случае, изменяя, ни за что не допустит развода. Но ведь тело памяти может такого внушения в себе и не носить. Если так, то повод развестись находится.

Наш же молодой человек через некоторое время вступает в очередной брак с очередной женщиной, совсем внешне на первую не похожей. Скажем, притомился от истерик — выбрал непоколебимо сдержанную.

Но поразительно — история в точности повторяется вновь, с той лишь разницей, что вместо заросших грязью стен на кухне там устанавливается ошарашивающая гостей стерильная чистота. Выбрав женщину с другим темпераментом, он, тем не менее, остался верен своей матери в главном — гримаса принюхивания характерна и для новой жены.

Этот цикл браков может повторяться некоторое число раз, пока молодой человек вдруг резко не сойдёт с круга: сопьётся, станет холостяком или, наоборот, стиснув зубы, будет доживать свой век с матерью своих детей, стараясь не думать, что в семье могут быть какие-то красивые, добрые отношения; возможен и другой вариант: ознакомиться с закономерностями эволюции носителей некрофилии. Если он эту концепцию воспримет, то у него появляется возможность уже не бездумно, а по молитве принять себе в дар биофилку.

Поскольку способность понимать — дар, который мало кто соглашается принять, то типичная судьба находит своё завершение в старости, отягощённой женой, болезнями (которых с биофильной женщиной не было бы) и горестным созерцанием несчастной семейной жизни своего сына, которому (удивительно!) также попалась неудачная жена.

Уже хотя бы из этого примера, узнаваемого в судьбах многих, видно, что говорить только о приторно-прекрасном есть опасное заблуждение, которым упиваются любители дамских журналов, но в которое не впадали люди, им противоположные, — скажем, библейские пророки.

Зеркальная судьба реализуется и у многих женщин. Первый муж — алкоголик. Она «горько» плачет, устраивает ему сцены, погромы, всенародные судилища и хладнокровные истерики. Наконец она, сообщив всем, что это «во имя детей, которым нужен нормальный отец», расходится с ним и выходит замуж за другого.

Через некоторое время она всем сообщает, что и этот, сукин сын, её, несчастную, обманул: и этот, мерзавец, алкоголиком оказался. У неё было десять претендентов, предложивших ей руку и сердце, из них девять непьющих, пьющий же — только один, самый тупой, уродливый, для которого всё вокруг — дерьмо.

Но наша героиня из десятерых выйдет именно за него, всем сообщив, что именно он самый интересный, и только несчастная его судьба не позволяет никому, кроме неё, в этом убедиться. Спустя некоторое время она, прокляв всех алкоголиков вместе взятых, опять «прозревает», разводится... но затем вновь из десятерых новых претендентов, в числе которых девять убеждённые трезвенники, выбирает самого интересного.

Этот цикл тоже может повториться бессчётное число раз как в судьбе самого человека, так и в судьбе его потомства до тех пор, пока человек не задумается и не изменит способ принятия решений. (Интересно, что слово «покаяние» в исходном своём значении — «изменить мышление».) Облегчающие к тому условия — это знания вообще, но прежде всего размышление о том, какой же жизни достоин созданный «по образу и подобию Божию» человек…

Познакомься, встреться, развлекись ;) 18+

Всем привет! Собрал для всех, небольшую подборку сайтов 18+, нет, не для просмотра видео :) Для знакомств, для встреч на 1-2 раза, для длительных отношений и для любителей поболтать по веб-камере ;) С...

Обсудить
  • фромм и прочая (особенно жыдовская) "интеллигенция - это тип людей, которые за всю жизнь ни дня не работавшие и не давшие и доллара (рубля) прибавочной стоимости Яркий представитель - Фрейд https://ru.wikipedia.org/wiki/Фрейд,_Зигмунд Только пиздаболят, метут пургу, но их слушают и повторяют только безвольные образованцы, в силу глупости своей ищущие опору вне себя (ненавижу всяких психологов и психоаналитиков - манипуляторы с огромными комплексами - больные люди втирают мазь от геморроя мамкиным сынкам которые не умеют самостоятельно мыслить - если вы позволяете собой манипулировать - рано или поздно манипулятор найдется - это тип подкаблучники русским румяным парням эти пиздаболы глобально похуй - бей бабу молотом - будет баба золотом!
  • это все изза гриба от него тока водород :muscle:
  • Хоть это и грубые модели (Фрейдовский Эрос и Танатос, и их баланс; Фроммовские некрофилия и биофилия), они безусловно отражают важный аспект реальности. Не случайно Шафаревич, проанализировав все исторические случаи социализма в истории, пришел к выводу что тяга к "социалистическим учениям" и теориям (не путать с социальным обществом) есть фундаметнальная человеческая потребность определяемая с Танатосом, стремлением к Смерти, небытию.
  • Насколько была хороша 1я часть, настолько же плоха эта. Не понравилось. Сплошные натяжки и передёргивания. Ненаучно. В итоге - бесполезно