Где царь – там и Москва ч.95

0 706

Существует книга Д.Г. Романова под названием: «Таинственный старец Феодор Кузьмич в Сибири и император Александр Благословенный». https://www.prlib.ru/node/3726... Текст этой книги вошел в сборник «Легенды и предания, собранные Томским кружком почитателей старца Феодора Кузьмича. Издание Д.Г. Романова. Харьков. 1912 г.).

Авторы второй книги, составленной коллективно, пошли по верному пути, собрав те рассказы, которые ходили и ходят в Сибири о старце, Феодоре Кузьмиче, те памятники и вещи, которые остались от старца и т. д.

«Целью нашего труда, – говорится в предисловии, – было не категорическое безусловное доказательство истинности существующей легенды, но собирание всех существующих данных, которые бы служили к разъяснению и обнаружению тайны, которою был окружен этот загадочный сибирский отшельник».

И действительно, эта работа заключает в себе изложение всего, что до сих пор известно о старце. Книга снабжена снимками с вещей, кельи, памятника, документов, оставленных старцем (или приписываемых ему). Мы тоже не станем замалчивать легенду о старце Федоре Кузьмиче.

Появился он в Пермской губернии через десять лет после смерти императора Александра. Он объявился осенью 1836 года. Рост его был выше среднего, плечи широкие, грудь высокая, глаза голубые, черты лица правильные и красивые. По всему было видно, что он явно не из простонародья... 

Прежде всего, он поражал прекрасным образованием, обладал немалыми государственно-правовыми познаниями, хорошо знал петербургскую придворную жизнь и этикет, рассказывал о разных государственных деятелях и давал довольно верные их характеристики. Он говорил о митрополите Филарете, об Аракчееве, о Кутузове и Суворове, но он никогда не упоминал имени убитого императора Павла I…

https://zen.yandex.ru/media/id...

К тому же бросалось в глаза и его поразительное сходство с покойным Александром I. И оно еще больше усиливалось характерной глухотой, которой с детства страдал император. А еще перед смертью старец уничтожил множество бумаг, оставив лишь один листок со странными шифрованными записями и инициалами "А.П.".

Но при этом этот странный человек даже под угрозой уголовного наказания никому так и не открыл своего настоящего имени. Кончилось все тем, что его приговорили за бродяжничество к двадцати ударам плетями и сослали на поселение в Томскую губернию. Пять лет потом Федор Кузьмич работал на винокурне, но затем чрезмерное внимание окружающих заставило его переехать на новое место. Но и там покоя не было.

Французский биограф Александра I Анри Валлоттон приводит эпизод, когда увидевший Федора Кузьмича старый солдат закричал: "Царь! Это наш батюшка Александр! Так он не умер?"

Наверное, для кого-то это факт, которому можно доверять, и основание для сенсации. Для нас же, повторимся, это лишь субъективное мнение писателя, который ссылается на слова неизвестного старого солдата, который вполне мог ошибаться… А мог и вообще никогда не говорить ничего подобного…

И еще есть работа князя Баратинского, в которой автор поставил перед собой себе три вопроса – и на все три отвечает утвердительно: 

1) Имел ли император Александр I намерение оставить трон и удалиться от мира?                                                                                                   2) Если он имел это намерение, то привел ли он его в исполнение в бытность свою в Таганроге?                                                                                   3) Можно ли отождествлять с его личностью личность сибирского старца?

Автор собирал все рассказы о том, как Александр в период с 1817 г. по 1825 г. неоднократно говорил о своем намерении отказаться от престола и приходит к положительному ответу на первый вопрос, заявляя при этом довольно категорически, что подобный утвердительный ответ «никогда ни в ком не возбуждал сомнения.

Для разрешения второго вопроса подвергаются анализу все сообщения о смерти Александра, улавливаются противоречия в них и на основании этого устанавливается какая-то весьма таинственная загадочность, окружавшая смерть Александра

А вот еще один просто факт: сам Федор Кузьмич всегда отрицал слухи о своем императорском происхождении, но делал это весьма двусмысленным образом, еще больше усиливая подозрения на сей счет. Например, на просьбу одного архиерея открыть свое настоящее имя он с достоинством ответил: «Если бы я на исповеди не сказал про себя правды, небо бы удивилось; а если бы я сказал, кто я, удивилась бы земля».

А вот это уже факт исторический: через какое-то время Федор Кузьмич принял монашество и стал известным по всей Сибири старцем.

В конце жизни Федор Кузьмич по просьбе томского купца Семена Феофановича Хромова переехал жить к нему. 

Келья Фёдора Кузьмича на заимке купца Хромова

В 1859 году Федор Кузьмич серьезно заболел, и тогда С.Ф. Хромов обратился к нему с вопросом: «Молва носится, что ты, дедушка, никто иной, как Александр Благословенный, правда ли это?».              — Нет, это не может быть открыто никому, — последовал ответ.

Князь Барятинский как автор -  остроумен и чрезвычайно догадлив при раскрытии тайн. Он придумал способ проверить показаниями современных ему врачей, показания врачей Александра I. Он разослал анкетный лист с изложением фактов, обнаруженных при вскрытии тела Александра I, и попросил экспертизу определить, от какой болезни последовала смерть.

Хотя врачи и заключили, что на основании протокола ничего нельзя сказать определенного, тем не менее они указали на «возможность смерти от сифилиса». Для автора этого достаточно: ясно, что «в Таганроге было вскрыто тело не Александра». Почему? Потому что эта болезнь совершенно «не соответствует всему тому, что о нем (Александре) известно".

https://k-istine.ru/sants/our_...

У старца Феодора Кузьмича найдены «рукописные остатки». Любители расшифровывать тайны нашли уже несколько ключей к разгадке цифровой кабалистики записок. Один из них восстановил «тайну» в таком виде: «Се Зевес Е.И.В. Николай Павлович, бессовести сославший Александра, от чего аз нынче так страдающи брату вероломну вопию. Да воссия моя держава».

Анализируя разные слухи о Федоре Кузьмиче, историк К.В. Кудряшов пишет: "Старец был глуховат на одно ухо, — рассказывает один из его посетителей, — потому говорил немного наклонившись. Во время разговора он или ходил по келье, заложив пальцы правой руки за пояс, как это делают почти все военные, или стоял прямо, повернувшись спиной к окошку". 

 Советник Томского губернского суда, Л.И. Савостин  часто бывал в доме С.Ф. Хромова, навещая старца; в беседе между ними, "которая велась иногда на иностранных языках", обсуждались вопросы государственные, политические и общественные: всеобщая воинская повинность, освобождение крестьян, война 1812 года".

Утром 20 января 1864 года С.Ф. Хромов в очередной раз пришел проведать больного Федора Кузьмича. В то время старец жил в келье, выстроенной специально для него около дома Хромова. Видя, что жизнь в Федоре Кузьмиче угасает, купец еще раз задал ему свой вопрос: «Говорят, что ты царь – Александр Благословенный. Правда ли это?».                                                                                                                         - Чудны дела твои, Господи: нет тайны, которая бы не открылась, — вздохнул старик. — Хоть ты знаешь, кто я, но ты меня не величь, схорони просто.

Вечером Федор Кузьмич скончался. Произошло это 20 января 1864 года, когда покойному было 87 лет. И что интересно: если вычесть 87 лет из года смерти Федора Кузьмича, мы получаем год рождения Александра I — 1777-й.

Специально исследовавший этот вопрос историк К.В. Кудряшов рассказывает: "За время своего пребывания в Сибири Федор Козьмич ни разу не открыл тайны своего происхождения, всячески избегая разговоров на эту тему. Изредка высказывал он неопределенные замечания, наводившие на мысль, что он человек непростого происхождения.

А.С. Оконишникова, дочь Хромова, любимица старца, рассказывает: "Однажды летом (мы жили в Томске, а старец — у нас на заимке, в четырех верстах от города) мы с матерью приехали на заимку к Федору Козьмичу Был солнечный день. Подъехав к заимке, мы увидели Федора Козьмича гуляющим по полю по-военному, руки назад, и марширующим. Когда мы с ним поздоровались, то он нам сказал: "Паннушки, был такой же прекрасный солнечный день, когда я отстал от общества. Где был, и кто был, а очутился у вас на полянке".

Старец как-то заметил о себе, что носил он "шпорные" сапоги: с этим намеком на его прежнюю военную службу вполне согласуется известие о том, что не раз наблюдали, как старец один в лесу "командовал". 

Вопреки известию о том, будто старец намеками давал понять, что он Константин Павлович, более надежный биограф старца Мельницкий  решительно утверждает, что "Федор Козьмич не обнаруживал никаких признаков самозванства и ни Константином, ни Александром себя не называл". 

М.Ф. Мельницкий опубликовал статью о Федоре Кузьмиче в журнале "Русская старина" за 1882 год. В статье говорится: "Переходя из деревни в деревню, Федор Кузьмич делал все, что только может делать хорошо воспитанный и образованный человек, поставленный в необходимость жить в массе неразвитого крестьянского населения. Он учил крестьянских детей грамоте, знакомил со Священным Писанием, с географией и историей. И во всем этом не было ничего тенденциозного, преувеличенного <…>. Взрослых он увлекал религиозными беседами, занимательными рассказами из событий отечественной истории, в особенности о военных походах и сражениях <…>.

 Тонкое понимание человеческой натуры и в особенности духовной стороны ее в связи с необыкновенным даром слова позволяли ему исцелять душевные недуги, подмечать и указывать слабые стороны человека, угадывая иногда тайные намерения, что в связи с его образом жизни, умением общаться с больными, облегчить их страдания возвысили его в глазах простого народа и возбудили о нем впоследствии, как о великом угоднике Божьем, всевозможные толки далеко за пределами его местопребывания".

Отмечая "Записки" купца С.Ф. Хромова, у которого жил Федор Кузьмич, К.В. Кудряшов рассуждает так: "Остается дать оценку "Запискам" Хромова и рассказам о Федоре Козьмиче. Старец жил на заимке у Хромова с конца 1858 года и до своей смерти. Ревностный почитатель старца, Хромов, составил любопытные "Записки" о его жизни, которые легли в основу всех сказаний и легенд о таинственном старце.

Беглый анализ "Записок" выясняет, что начаты они и в существенной своей части написаны в 1864 году; затем Хромов продолжал их из года в год, с перерывами, записывая и то, что с ним самим случилось, и то, что ему вспоминалось о старце из прошлого. Есть следы того, что он просматривал написанное и, по крайней мере два раза, вносил незначительные поправки.

Таким образом, под наиболее свежим впечатлением занесены только события 1863 и 1864 годов из жизни старца. Пользоваться "Записками" надлежит очень осторожно и доверять их сведениям нельзя. Хромов в своих "Записках" задается целью убедить читателя в святости и праведной жизни Федора Козьмича; неудивительно, что из 105 параграфов "Записок" более половины их (61) посвящены описанию чудес и прозорливости старца при крайней скудости данных о личности самого Козьмича".

И вывод К.В. Кудряшова однозначен: "Резюмируя оценку "Записок" Хромова, я думаю, что в основе своей сведения о личности Федора Козьмича не вымышлены, но так искажены тенденцией Хромова к прославлению старца, что полагаться на них нельзя".

Как бы то ни было, могила загадочного старца надолго стала местом паломничества. Во время путешествия по Сибири на могиле Федора Кузьмича побывал даже будущий император Николай II.

Естественно, легенда эта имела своих ярых противников и почитателей. Среди тех, кто верил в ее подлинность, были Л.Н. Толстой, великий князь Александр Михайлович, историк князь В.В. Барятинский.

 Например, последний, будучи серьезным исследователем этой загадки, считал, что император Александр воспользовался своим пребыванием в Таганроге и легким недомоганием, чтобы привести свой план в исполнение. Он скрылся, предоставив хоронить чье-то "чужое тело".

А вот биограф Александра I великий князь Николай Михайлович относился к этой гипотезе с иронией. Он, например, заказал анализ почерков Александра I и старца Федора Кузьмича, и данные этого сличения почерков оказались весьма противоречивы.

 Тем не менее, вопреки мнению великого князя Николая Михайловича, тождество почерков признал занимавшийся этим вопросом известный юрист, знаменитый адвокат  А.Ф. Кони, который высказался по этому поводу совершенно категорично: "Письма императора и записки странника писаны рукой одного и того же человека".

При этом даже великий князь Николай Михайлович, определяя довольно узкий круг лиц, которые могли быть причастны ко всем перипетиям последних дней правления Александра I, допускает, что при желании такой состав "соучастников" вполне мог организовать "исчезновение" императора.

Следует отметить, что вся эта легенда появилась на основании недостоверного свидетельства о том, что при вскрытии гробницы Александра I в Петропавловском соборе обнаружилось, что она пуста и что в нее якобы в присутствии императора Александра II и министра двора графа Адальберта было положено тело длиннобородого старца. При этом всем присутствовавшим при этой церемонии якобы было приказано строго хранить тайну, а служители, получившие щедрое вознаграждение, затем были разосланы в разные концы России.

Интересно также отметить, что многие современники отмечали поразительное внешнее сходство Александра и Федора Кузьмича, а также то, что последний живо напоминал царя возрастом, выправкой, манерами, знанием иностранных языков и осведомленностью о жизни двора.

Одним из первых, кто описал легенду о сибирском отшельнике, был князь Н.С. Голицын, который опубликовал ее в журнале "Русская старина" за ноябрь 1880 года.

Как пишет в своей книге "Александр I" А.Н. Сахаров, "данная легенда ставится под сомнение сохранившимися бюллетенями о течении болезни царя и многими другими официальными документами, письмами, воспоминаниями, донесениями лиц — свидетелей его кончины. И тем не менее вера в эту легенду сохраняется и поныне".

Сахаров рассуждает так: "Разгадывание такого рода тайны и не претендует на быстроту и однозначность ответов, здесь важны каждая мелочь, каждое, пусть и спорное, новое наблюдение".

Естественно, окончательно решить вопрос о тождестве Федора Кузьмича и императора Александра и о "перевоплощении" императора могла бы генетическая экспертиза, но ее пока не проводили.

В свое время известный ученый И.С. Шкловский обратился с таким предложением к М.М. Герасимову, знаменитому антропологу, прославившемуся реконструкцией скульптурных портретов исторических деятелей по их черепам.

«Есть одна проблема, Михаил Михайлович, — сказал Шкловский, — которую можете решить только вы. Все-таки вопрос о реальности старца Федора Кузьмича совершенно неясен. Обстоятельства смерти Александра I покрыты тайной. С чего это вдруг здоровый молодой (47 лет!) мужчина, так странно державший себя в последние годы своего царствования, совершенно неожиданно умирает в забытом Богом Таганроге? Тут, может быть, и не все ладно. И кому, как не вам Михаил Михайлович, вскрыть гробницу императора, которая в соборе Петропавловской крепости, восстановить по черепу лицо покойного и сверить его с богатейшей иконографией Александра I? Вопрос будет раз и навсегда снят!».

М.М. Герасимов в ответ лишь засмеялся: «Ишь ты, какой умник! Я всю жизнь об этом мечтал. Три раза обращался в правительство, прося разрешения вскрыть гробницу Александра I. Последний раз я сделал это два года тому назад. И каждый раз мне отказывают. Причин не говорят. Словно какая-то стена!».

И в самом деле, он трижды, начиная с 1951 года, безуспешно обращался к правительству с запросом на обследование гробницы императора Александра I в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга, а также склепа-усыпальницы старца Федора Кузьмича в Томском Богородице-Алексиевском монастыре. Но разрешения от властей он так и не получил.

И.С. Шкловский был удивлен. Ведь наверняка причиной отказа была не этика. Ведь не постеснялись же вскрыть гробницу Тамерлана в июне 1941 года. И вскрыли гробницу Ярослава Мудрого в Софийском соборе, и патриарха Никона в Ново-Иерусалимском монастыре, и многих других…

Описанный выше разговор с М.М. Герасимовым происходил в 1968 году. А десять лет спустя Шкловский познакомился с одним человеком, который рассказал ему, что в молодости участвовал во вскрытии могил русской знати.

"Как хорошо известно, — пишет И.С. Шкловский, — во время голода 1921 года был издан знаменитый ленинский декрет об изъятии церковных драгоценностей. Значительно менее известно, что в этом декрете был секретный пункт, предписывавший вскрывать могилы царской знати и вельмож на предмет изъятия из захоронений ценностей в фонд помощи голодающим. 

Мой собеседник — тогда молодой балтийский моряк — был в одной из таких "гробокопательных" команд, вскрывавших на Псковщине в родовом поместье графов Орловых их фамильный склеп. И вот, когда вскрыли гробницу, перед изумленной занятой кощунственным делом командой предстал совершенно не тронутый тлением, облаченный в парадные одежды граф. Особенных сокровищ там не нашли, а графа выбросили в канаву".

Точно так же в 1921 году были вскрыты гробницы Александра III, Александра II, Николая I и других русских царей. Но, когда пришла очередь Александра I, большевиков якобы ожидала неожиданность: его гробница, как утверждается в некоторых источниках, оказалась пустой…

Якобы — это информация, шедшая со слов кого-то, кто присутствовал при вскрытии царских могил в Петрограде. Будто бы это сам А.В. Луначарский, самый культурный из советских наркомов, открыто утверждал… То есть получается, что гробницу Александра I вскрывали несколько раз (в 1864 году, в 1921 году и т. д.), и каждый раз она оказывалась пустой…Мистика какая-то!

Понятно, что вопрос о том, что такой Федор Кузьмич, если все-таки не Александр I, так и остается открытым. Например, великий князь Николай Михайлович предположил (правда, с некоторыми оговорками), что это мог быть Симеон Афанасьевич Великий — побочный сын Павла I от фрейлины С.С. Ушаковой, якобы погибший в августе 1794 года.

Впрочем, точных данных о его смерти нет, а, согласно данным Морского министерства, он погиб при кораблекрушении английского корабля Vanguard во время страшного шторма близ Антильских островов. Но официально он всегда считался пропавшим без вести.

Историк К.В. Кудряшов высказывает предположение, что старец — это исчезнувший из Санкт-Петербурга при невыясненных обстоятельствах Федор Александрович Уваров Второй.

Этот человек родился в 1780 году, происходил из дворянской семьи и начал службу в 1796 году сержантом в лейб-гвардии Семеновском полку. В 1803 году он вышел в отставку, но в 1806 году вновь поступил на службу штабс-ротмистром в Кавалергардский полк. В 1813 году он стал полковником, имея за плечами сражения при Фридланде, Витебске, Смоленске, Бородине, Тарутине, Малоярославце, Лютцене, Бауцене, Лейпциге и Кульме. В марте 1814 года он в составе русской армии брал Париж.

По возвращении в Россию Ф. А. Уваров был уволен в шестимесячный отпуск, женился на Екатерине Сергеевне Луниной, сестре декабриста Лунина, а затем (в 1816 году) отпущен с военной службы для лечения ран.

Загадочное "исчезновение" Ф.А. Уварова произошло 7 января 1827 года. Куда он подевался — неизвестно. Но факт остается фактом: пропал без вести

К.В. Кудряшов пишет: "Не скрываю от себя, что моя гипотеза об Уварове нуждается в дальнейшем подтверждении. Но построение ее показывает, что для отождествления с Федором Козьмичем вовсе нет необходимости обращаться к личности Александра I и окружать ее необыкновенным ореолом нравственной высоты; и по-прежнему справедливыми остаются слова генерал-адъютанта Плаутина, который незадолго до своей кончины говорил сыну: "Кто тебе скажет, что император Александр Павлович удалился в Сибирь, тот солжет, так как я в Таганроге сам клал его в гроб".

Кстати, Николай Федорович Плаутин дослужился до генерала от кавалерии. В свое время он был непосредственным начальником М.Ю. Лермонтова. В ноябре 1824 года его назначили флигель-адъютантом Его Величества с оставлением в лейб-гвардии Гусарском полку, а 8 февраля 1825 года он был произведен в ротмистры.

Да, он был одним из тех, кто укладывал в гроб Александра I. Но тот, кто захочет оспорить слова этого достойнейшего человека, всегда может ехидно заметить, что укладывал он кого-то в гроб в чине ротмистра (а это кавалерийский аналог обычного капитана), а уже в марте 1826 года он был полковником. Что-то слишком уж быстрое продвижение… И за какие же это такие заслуги…

А вот еще нечто загадочное: тело императора так и не было показано народу. Более того (см. публикацию ч. 94 ), к Кремлю, где в Архангельском соборе среди гробниц русских царей стоял гроб с телом Александра, были стянуты войска, а вечером ворота Кремля запирались и у входов выставлялись заряженные орудия.

А вот еще что-то необъяснимое: могила Федора Кузьмича стала объектом паломничества, и там бывали представители династии Романовых. В частности, являясь еще наследником престола, ее посетил и Николай Павлович

Между прочим, именно так и делаются сенсации. А что за история без сенсаций и без тайн? Скучная ведомость — да и только. А настоящая история — это картинная галерея, где масса оригиналов, но не меньше и копий, и одно не так-то просто отличить от другого…

Продолжение о Феодоре Кузьмиче читайте в следующей публикации…

РАКЕТНО-БОМБОВАЯ МОБИЛИЗАЦИЯ. АНДРЕЙ БЕЛОУСОВ ИЗМЕНИЛ ДИПЛОМАТИЧЕСКУЮ И ВНУТРЕННЮЮ ПОЛИТИКУ РОССИИ

Страшные удары по Киеву и Кривому Рогу нанесли урон не только силам Украины и НАТО. Не менее важен урон, который понесла в России "партия похабного мира". Пара слов восточной мудростиУ к...

Служу России!

Вчера прошла новость о том, что на Украине меня осудили на 15 лет, предъявив мне «измену родине в военное время». Хотелось бы остановиться на некоторых моментах более плотно…Во-первых, ...

Причины упадка США

Чудный город Детройт «Оказался наш отец не отцом, а сукою» Американская демократическая песенка о Байдене Опять в разговоре всплыл вопрос, как США докатились до жизни такой. А С...