Где царь – там и Москва ч.158

4 817

Юнкера спешат на помощь Временному правительству

В этой публикации речь пойдёт о «Великой октябрьской революции», которую, якобы (по заверению большевиков) произвели рабочие и крестьяне, ну, разумеется, под руководством большевистских «вожаков», сплошь и рядом состоявших из богоизбранных пропагандонов и агентов как германских, так британских и американских спецслужб.

В целом же сквозь ложь, маскировки, нагромождения отвлекающих теорий и воспоминаний картина вскрывается довольно определенная. Февраль сделали англичане — и американцы подсуетились, кое в чем помогли.                                                                                                    Октябрь сделали американцы, умело используя при этом германских агентов и ставленников. Использовали втемную. В Берлине торжествовали собственный успех

Все началось резко и организованно, по-военному. Только теперь полетели точные команды — вперед! Ночью отряды ВРК разошлись по городу занимать важнейшие объекты.                                                              Стоит отметить, что решение Ленина, вызвавшего подмогу из Финляндии, в любом случае оказалось оправданным. Невзирая на работу, проделанную Троцким, сил у ВРК оказалось совсем мало. Вызвать матросов Кронштадта до сих пор никто не удосужился.                А части Петроградского гарнизона, хоть и признали подчинение ВРК, но помогать большевикам не спешили. Объявляли «нейтралитет» и сидели в казармах. Выжидали — чья возьмет?

Но от июльского беспорядочного мятежа картина отличалась, как небо и земля. Действовали небольшие группы, от 10 до 50 человек. Однако они по единому плану занимали телеграф, телефонную станцию, банки, вокзалы, мосты. Иногда они даже открыто сменяли прежние караулы — у большевиков оказались все гарнизонные пароли на эту ночь.                                                                                                                               Кто разработал такой план? Сугубо штатский Ленин? Очень похоже, что его неслучайно навещали «финские товарищи», прекрасно говорившие по-немецки. Впрочем, в Питере были и другие германские профессионалы.

Происходило все тихо, спокойно. Город спал, а его захватили за несколько часов! И если у большевиков на начальном этапе было совсем мало сил, то у Временного правительства их вообще не оказалось.                                                                                                              Керенский начал предпринимать хоть какие-то действия только в 4 часа утра, когда почти все ключевые объекты в городе уже были в руках большевиков.                                                                                                                  Из Генштаба он стал рассылать приказы по казачьим частям и юнкерским училищам, призывая их на защиту правительства. Но в октябре 1917 г. юнкера были из студентов, гимназистов. Многие только начали учебу, не умели заряжать винтовки. И вдобавок на них тоже распространялась армейская «демократия».                                                    В училищах собирались юнкерские комитеты, обсуждали — выступать или нет? Выносили на общие собрания…

Ставке Керенский тоже приказал выслать войска. Но в Могилеве, в штабе генерала Духонина, обстановку контролировал генерал Михаил Бонч-Бруевич.     

 А ближайшим к Петрограду Северным фронтом командовал его приятель генерал Черемисов, которого большевики уже обработали и купили, посулив высокую должность.                                                                Приказ Керенского Черемисов не стал выполнять, а огласил солдатскому фронтовому комитету (он был большевистским).                    А когда в Ставке узнали об этом и запросили разъяснений, генерал ответил, что в Могилеве отстали от жизни, что в Петрограде уже другое правительство и Керенский больше не Верховный Главнокомандующий — скоро на этот пост будет назначен он, Черемисов.

Лишь утром к Генштабу подошли некоторые подразделения юнкеров. Им поставили задачу вернуть телефонную станцию и телеграф. Сунулись туда — их полили пулями, а у многих юнкеров даже патронов не было, пошли назад.                                                                                            Но и Керенского в Генштабе уже не было. Он укрылся в американском посольстве, ему дали дипломатическую машину с флажком США, и министр-председатель сбежал — солгал первое попавшееся, будто едет встречать какой-то несуществующий батальон.                                        Никаких инструкций своим помощникам Керенский не оставил.

На какое-то время взялся руководить его заместитель в правительстве, министр торговли и промышленности Коновалов.                                        Но единственное, что тот сделал — отправил в отставку командующего Петроградским округом Полковникова, чем окончательно развалил попытки обороны.                                                                              Уполномоченным по «водворению порядка» в Петрограде был назначен абсолютно штатский человек, министр государственного призрения Кишкин.                                                                                              Но в Зимнем дворце, где собралось правительство, главной фигурой стал не он, а два его заместителя — Петр Рутенберг и Петр Пальчинский (в ВПК он был заместителем Гучкова, а Керенский назначил его генерал-губернатором Петрограда. Мы помним, что Гучков был "агентом со стажем" британской разведки).

Утром 25 октября через радиостанцию крейсера «Аврора», стоявшего в столице на ремонте, на весь мир разлетелось воззвание «К гражданам России! Временное Правительство низложено. Государственная власть перешла в руки органа Петроградского Совета — Военно-революционного комитета».                                                                                  В Петрограде было еще достаточно частей и училищ, которые с запозданием соглашались выступить в поддержку правительства. Но вся связь была в руках большевиков.                                                         Командиры, звонившие в Генштаб, получали фальшивые указания, что мятеж уже подавлен и помощь не требуется. Ближе к вечеру им стали давать другой ответ — что Временное правительство отказалось от власти и защищать больше некого.

А само Временное правительство в Зимнем дворце оказалось отрезано от внешнего мира. Хотя никакой серьезной осады не было. Отряды ВРК выставили лишь патрули вокруг. Сквозь жиденькое оцепление проходили все, кто хотел.                                                      Но и серьезной обороны не было. На защиту дворца собрались несколько рот юнкеров, рота женского ударного батальона, две сотни казаков, добровольцы-офицеры.                                                                         Зимний дворец неприспособлен для боя — множество окон, входов. А сборным гарнизоном никто не руководил, людей расставили кое-как, даже не покормили, сидели голодными.

Ну а в Смольном открылся II съезд Советов рабочих и солдатских депутатов. Опасения Ленина, что он мог проголосовать против переворота, оправдывались.                                                                                Невзирая на подтасовки с мандатами, большевики не набирали большинство — у них было лишь 300 делегатов из 670. Заседание открыл Троцкий и с ходу зачитал воззвание о низложении Временного правительства. Эсеры, меньшевики, бундовцы, возмутились. Заявляли, что большевики предрешают волю съезда.                                                          Лев Давидович цинично выкрутился: «Воля съезда предрешена огромным фактом восстания петроградских рабочих и солдат». Почти все партии в своих выступлениях осуждали большевиков.

https://spartacus-educational....                               Но в Смольном присутствовали и другие люди. Спрашивается, какое отношение к Советам имел полковник Раймонд Робинс?                        Однако он со своим переводчиком и агентом Алексом Гумбергом оказался на съезде.                                                                                                  Причем был отлично информирован обо всем происходящем. Альберт Вильямс вспоминал: "почти никто из делегатов не догадывался, что Ленин в Смольном, а Робинс и Гумберг об этом знали" (см. Дитерихс М. К. «Убийство царской семьи и членов дома Романовых на Урале». М.: Скифы, 1991).

Всесторонней информацией об обстановке располагали и американские корреспонденты — их группа четко попадала именно туда, где в данный момент происходило самое главное (см. Там же).

К вечеру силы большевиков стали расти. Из Выборга прибыли контингенты генерала Свечникова. В Неву вошли корабли с подмогой из Гельсингфорса и Кронштадта.                                                                             А в городе уже пошли слухи, что большевики взяли верх. Воинские части, до сих пор державшие «нейтралитет», стали объявлять себя сторонниками победителей.                                                                       Рассказы о «царских богатствах» влекли их к Зимнему дворцу. Зато число защитников уменьшалось.                                                                        То одно, то другое подразделение вступало в переговоры с осаждающими, и их пропускали уйти.                                                                Казаки оказались монархистами. С благоговением осматривали комнаты, где жил сам царь. Но оценили обстановку, мальчишек-юнкеров, ударниц — и махнули рукой: «Мы думали, что здесь серьезно, а тут дети, бабы да богоизбранные» и тоже покинули дворец (см. Синегуб А. «Защита Зимнего дворца» // «Архив русской революции». Т. 4. М.: Терра-Политиздат, 1991).

 Чудновский Григорий Исаакович (1890-1918). "Деятель" российского революционного движения (с 1905 г.), был меньшевиком-партийцем, в 1917 г. вместе с "межрайонцами" был принят в большевистскую партию.

Через боковой вход в Зимний явился Григорий Чудновский — один из сотрудников Парвуса, а весной 1917 г. — спутник Троцкого, ехавший с ним вместе из США.                                                                                                Юнкера хотели арестовать его, но оказалось, что Пальчинский и Рутенберг хорошо с ним знакомы, повели какие-то переговоры. Потом Чудновский пришел во второй раз и предъявил ультиматум — сдаться, иначе откроют артиллерийский огонь.                                                              Приказ обстрелять дворец ВРК послал в штаб моряков, на минный заградитель «Амур». Но их артиллеристы доложили: мешает «Аврора», стоящая между «Амуром» и дворцом.                                                              Переслали приказ на «Аврору». Там прикинули, что может стрелять носовое орудие, но калибр у него был гораздо больше, чем у пушек «Амура», 6 дюймов (152 мм). Разрушения были бы очень значительные.                                                                                                             Решили, что для острастки достаточно пальнуть холостым. Около 22 часов «Аврора» подала голос. Этот единственный ее выстрел отнюдь не был сигналом к атаке. Он прозвучал сам по себе, попугать защитников.

Но и в Смольном он переполошил съезд Советов. Меньшевик Мартов и поддержавшие его партии потребовали от большевиков прекратить боевые действия и начать переговоры.                                          Те отказались, и большинство делегатов в знак протеста покинуло съезд. Отправились к Зимнему, разъединить враждующие стороны. Хотя вокруг дворца оцепление было уже плотным, и матросы не пустили их.                                                                                                                        А после «Авроры» стали стрелять орудия Петропавловской крепости. Во дворец было три попадания. Командиры несколько раз назначали атаку, сговаривались о сигналах. Матросы и солдаты открывали пальбу, а с места не двигались, рисковать никто не хотел.

Но среди ночи бойцы дивизии Свечникова и группы моряков стали пролезать в окна со стороны Невы и Невского проспекта, постепенно занимая помещения дворца.                                                                                   А через тот же боковой вход, где ходили парламентеры во главе с Чудновским, тоже стали проникать маленькие группы.                              Здесь охранение юнкеров еще держалось, требовало от появившихся противников разоружиться. Они послушно отдавали винтовки.          Именно таким был пресловутый "штурм Зимнего".                               Когда скопилась толпа «арестованных», они кинулись на юнкеров и разоружили их. Появились Чудновский и Антонов-Овсеенко, они уже знали, куда идти.

https://proza.ru/2012/05/31/10...

В 1 час 50 минут ночи этот отряд нагрянул в Малую столовую, где заседало правительство. Антонов-Овсеенко объявил его низложенным.

 А Пальчинский тихо пояснил: «Всё в порядке: наши договорились с вашими».                                                                            Внутри дворца никаких боев не было. Министров отправили в Петропавловскую крепость. 

Антонов-Овсеенко лично сопровождал их во избежание эксцессов. Беспокоиться за свою судьбу им было нечего, через некоторое время всех отпустили на свободу.                                                                                 Среди осаждающих было убито 6 человек. Потери защитников неизвестны. За что проливали кровь те и другие? Вопрос остается открытым.                                                                                                                     «Наши договорились с вашими». При взятии дворца присутствовали американцы — Рид, Вильямс, Брайант, Гумберг. Добросовестно зафиксировали происходившее (см. Рид Джон. «10 дней, которые потрясли мир». М.: Госполитиздат, 1958).

Между тем в Смольном от съезда осталось одно название. Большинство делегатов ушло. Вместо них в зал набилась посторонняя публика, слонявшаяся по коридорам — солдаты, матросы, сотрудники аппарата Петроградского Совета.                                                                    Атмосфера была неуверенная, тревожная. Да и правомочность съезда стала непонятной, он никого не представлял.                                                  Но все вопросы и сомнения Троцкий обошел стороной. Перевел стрелки, представив в качестве «сенсации» Ленина — большинство собравшихся впервые узнало, что он на съезде.

А через некоторое время на сцене появился торжествующий Каменев, зачитал известие о взятии Зимнего дворца и аресте Временного правительства.                                                                                                     Настроения сменились бурным ликованием. Уже ближе к утру съезд (или то, во что он превратился) образовал новое правительство — Совет Народных Комиссаров.                                                                        Список был составлен заранее, на кулуарных собраниях с участием британских и американских агентов. Теперь его лишь утвердили. Возглавил Совнарком Ленин. Троцкий стал наркомом иностранных дел…

Но факты свидетельствуют, что опасения Ленина остаться «за бортом» имели под собой реальную почву. Его самовольный поход в Смольный, вызов войск из Финляндии сыграли решающую роль. Судя по всему, американцы до последнего момента не сомневались в победе своего ставленника. Потому что газета «Нью-Йорк Таймс» поспешила оповестить всю Америку: глава нового революционного правительства — Троцкий. Но публикация в столь почтенной газете оказалась вдруг ошибочной…

На работе в миссии Красного Креста состоял и Джон Рид. Если почитать его книгу «10 дней, которые потрясли мир», написанную на основе журналистских публикаций, то и здесь увидим: главный вождь революции — Троцкий.                                                                     Ленин упоминается лишь вскользь, как второстепенная фигура. Статьи Рида в американской прессе и собираемые им материалы для книги готовили пиар именно для Льва Давидовича.

Кстати, еще многозначительные факты. На ноябрьскую Межсоюзническую конференцию Антанты от США ехал Хауз. Его полномочия были письменно оформлены 24 октября (по старому стилю — 11 октября).                                                                                                  Они адресовались правительствам Англии, Франции и Италии. Без России!                                                                                                                                За две недели до переворота в Вашингтоне уже знали, что с Временным правительством переговоры вести не придется…                      А в начале ноября Россию покинул Крейн.                                                      Как вы помните, он въезжал в нашу страну на одном пароходе с Троцким, поучаствовал в миссии Элиху Рута. Потом полагал необходимым зачем-то оставаться в России.                                                      А после Октябрьской революции, очевидно, счел, что его задачи в нашей стране исчерпаны.                                                                                           Президент США  Вильсон тогда же, в ноябре 1917 г., дал указание своим министрам и дипломатам «не вмешиваться в большевистскую революцию».

Однако за помощь в разгроме и свержении царского Дома Романовых обязательно последовало требование помогающих извне сил -  заплатить по счетам - революции даром никогда не делаются! Пришло время платить.

Ленин был связан однозначными обязательствами перед Германией. Обретя власть, он сразу начал расплачиваться по счетам.                                                                                                                            26 октября (8 ноября) большевики разослали всем воюющим державам ноту с предложением «о перемирии и демократическом мире без аннексий и контрибуций».                                                                                        При этом разъяснялось: если союзники не поддержат инициативу, Россия начнет переговоры сама.

Германский канцлер Гертлинг отмечал: «Это было целью деятельности, которую мы вели за линией русского фронта — прежде всего, стимулирование сепаратистских тенденций и поддержка большевиков.                                                                                    Только тогда, когда большевики начали получать от нас по различным каналам… поток денежных средств, они оказались в состоянии создать свой орган “Правда”, проводить энергичную пропаганду и расширить свою прежде узкую базу партии.                       Теперь большевики пришли к власти… Возникшее напряжение в отношениях с Антантой обеспечит зависимость России от Германии…».

А министр иностранных дел Австро-Венгрии Оттокар фон Чернин писал Гертлингу: «Если сторонники Ленина преуспеют в провозглашении обещанного перемирия, тогда мы одержим полную победу на русском секторе фронта…                                                        Поскольку программа большевиков включает в себя право на самоопределение нерусским народам России… нашей задачей будет сделать так, чтобы желание отделения от России было этими нациями выражено…                                                                                               Порвав с державами Запада, Россия будет вынуждена попасть в экономическую зависимость от Центральных Держав, которые получат возможность проникновения и реорганизации русской экономической жизни».

В Бресте советская делегация завязала мирные переговоры с Германией, Австро-Венгрией, Болгарией и Турцией.                  Конечно же, правительства Антанты выразили якобы «возмущенные протесты».                                                                                                                        Но… и они не отвернулись от большевиков. Посольство США в Петрограде и Американская миссия Красного Креста очень оживленно контактировали с новой властью.                                                                            18 ноября Бьюкенен встревоженно доложил в Лондон: «Американцы играют в собственную игру и стремятся сделать Россию американской резервацией, из которой англичане должны быть удалены и как можно дальше» (см. Уткин А. И. «Первая мировая война». М.: Алгоритм, 2001).

https://ok.ru/video/3441611944...                                                                           А связи и впрямь стали плодотворными. Секретарь миссии Красного Креста Борис Рейнштейн перешел на службу к Троцкому, возглавил у него Бюро международной пропаганды.                                                     Сотрудниками этого бюро стали и журналисты Рид, Вильямс, Луиза Брайант.                                                                                                                       Писали литературу и прокламации для распространения среди германских солдат. Интерес получался взаимным. Большевики строили проекты «мировой революции».                                                                              Но и планы Вильсона и Хауза предусматривали подорвать Германию революцией. Из России это было делать весьма удобно.                                  Глава миссии Красного Креста Уильям Б. Томпсон писал: «После свержения правительства Керенского мы материально помогли распространению большевистской литературы как через агентов, так и разбрасыванием с самолетов».

Очень важный пункт плана Хауза по выведению Америки на роль мирового лидера касался и «фактического пересмотра системы международных отношений».                                                                           Ведь европейские державы были переплетены договорами и соглашениями, заключенными без участия США, они вступили в войну «на новенького».                                                                                                        Чтобы навязать свои условия, требовалось порушить прежнюю систему. Сделать это предполагалось под лозунгом «отмены тайной дипломатии».                                                                                                                   Хауз писал: «Все старые договоры должны были быть денонсированы и дискредитированы» (см. «Архив полковника Хауза» / Предисл. А. И. Уткина. М. Изд. АСТ, 2004).

Эту задачу выполнил Троцкий. Заняв пост наркома иностранных дел, он сразу же занялся разбором документов МИД. Среди тех, кто участвовал в данной операции, известны профессор Михаил Покровский, Карл Радек, выпускник Сорбонны и полиглот Ион Залкинд, британский разведчик Артур Рэнсом, английский журналист Филипп Прайс.                                                                               Были и какие-то другие специалисты. 23 ноября началась публикация тайных договоров. 25 ноября их взялась перепечатывать «Нью-Йорк Таймс», за ней британская «Манчестер гардиан». Разразился грандиозный международный скандал…

Продолжение следует...

Новостишки 13 июля 2024 года

*За проходящую неделю Украина получила 39 полноценных атак ракетами и БПЛА*Украинский Ермак ощутил, что ему разрешат бить вглубь России*Киев продает "Украину"*Украинский Шмыгаль хочет н...

Служу России!

Вчера прошла новость о том, что на Украине меня осудили на 15 лет, предъявив мне «измену родине в военное время». Хотелось бы остановиться на некоторых моментах более плотно…Во-первых, ...

ЭТОТ ДЕНЬ ИЗМЕНИТ ЖИЗНЬ КАЖДОГО, БУДЬТЕ ГОТОВЫ 17.07.2024 ПРОИЗОЙДЁТ НЕЧТО УЖАСНОЕ.

Военкор Александр Сладков чьи прогнозы с точностью до 100% сбываются дал неутешительный и страшный прогноз на 17.07.2024, в этот день произойдёт ужасное событие…«Вот и наступила развязк...

Обсудить
  • при таких "подробностях" прошу аудио-видео в студию, или вы очередной банальный лжец.
  • опять байки ЦРУ..про калоши и бонбу печенегов мы уже слышали....без лжи,как без хлеба... на какие преступления ещё способен олигархат,что бы сохранить украденное и передачу этого по наследству?
    • Gnuss
    • 7 октября 2021 г. 21:43
    Спорить можно, для очень многих будет потрясающей новостью то, что большевистский переворот, собственно говоря, состоялся не 25 октября (7 ноября по новому стилю), а еще 21-го!. Между тем все именно так и было. Как раз двадцать первого октября петроградский гарнизон после митингов и резолюций признал своей верховной властью Совет, а своим непосредственным начальством – большевистский Военно-революционный комитет. После этого Керенскому с компанией оставалось только тушить свет и сливать воду... Но, что самое смешное и пикантное, решение гарнизона посчитали за некую абстракцию и «временные», и большевики! Потому что очень похожих резолюций к тому времени было вынесено уже немало… И какое-то время, четыре дня, все шло по-прежнему. В Зимнем балаболил Керенский, в Смольном занимались текущими делами. Как писал в мемуарах Суханов: «Совет по традиции не признавал себя властью, а правительство по традиции не сознавало себя чистейшей бутафорией…»
    • iero
    • 8 октября 2021 г. 09:36
    интересно