• РЕГИСТРАЦИЯ

Среди ярлыков, приклеенных к русской истории в XX столетии, едва ли не самыми абсурдными были мифологемы о добром дедушке Ленине и о царе Николае Кровавом, хотя все было с точностью до наоборот.

Одним из ярчайших эпизодов формирования этой мифологемы был миф про «кровавом воскресенье». Остановимся на этом эпизоде поподробнее.

1. РОССИЯ К НАЧАЛУ 1905 ГОДА.

Миф 1-й: Россия была технически отсталой

Всякое упрощение, всякая примитивная трактовка события, как правило, поверхностны и неточны. Россия не была отсталой, как это утверждают либералы и коммунисты.

Империя Николая II была быстро развивающимся государством.

Стремительно росла экономика, самыми быстрыми темпами в мире сооружались железные дороги. Строились заводы и фабрики, тысячами открывались школы, непрерывно росло количество студентов. Царская власть всеми силами осуществляла индустриализацию страны.

Проводилась политика государственного протекционизма, то есть поддержка отечественных производителей, ограничившая с помощью пошлин и квот ввоз иностранных товаров.

«В течение XIX – XX вв. российское самодержавие являлось лидером модернизации, бесспорным проводником экономического прогресса в стране. Наибольшие успехи за всю историю России были достигнуты в два последних царствования, при активном участии верховной власти и ее правительства». (Б.Н. Миронов «Социальная история России»)

В царствование государя-императора Николая II было спроектировано строительство крупных заводов на Урале и Дальнем Востоке, строительство Байкало-Амурской железнодорожной магистрали; был разработан план электрификации всей страны, присвоенный позднее Лениным; также был создан проект нефтепровода Баку – Персидский залив. Темпы роста русской экономики с каждым годом лишь увеличивались.

«Судя по темпам оснащения промышленности в первые годы царствования Николая II, Россия, несомненно, без установления коммунистического режима обогнала бы Соединенные Штаты». ( из работы М.Ферро «Николай II).

В начале 1904 года, при активной поддержке Англии и США, Япония развязала войну против России.

27 января 1904 года, как известно, Япония, без объявления войны, вероломно напала на Россию.

Миф 2: Россия позорно развязала войну и позорно её проиграла.

Боевая численность войск японских войск, отлично оснащенных и организованных по германскому образцу, в начале войны составляла 140 тыс. штыков и сабель при 684 орудиях. К концу третьего месяца боевых действий эта численность могла быть доведена до 200 тыс. штыков и сабель при 720 орудиях.

Россия же сразу после начала войны могла противопоставить в соответствующем регионе не более 25 тысяч человек, не считая гарнизонов крепостей, а через 2-3 месяца – 70 тыс. штыков и сабель при 160 орудиях для полевых действий и около 30 тысяч штыков гарнизона крепости Порт-Артур, строительство которой не было ещё закончено.

Несмотря на такое преимущество, быстрой победы японским генералам достичь не удалось. Попытка захватить Порт-Артур одним ударом сразу же провалилась. Потери японцев при первом штурме составили 15 тысяч человек против 6 тысяч русских.

157 дней героические защитники Порт-Артура, наследники Нахимова и Тотлебена, отражали атаки противника, направившего против них 200 тыс. солдат и офицеров. Три штурма были отбиты с нанесением врагу урона в 110 тыс. человек, тогда как русские потеряли 27 тысяч.

И, несмотря на то, что крепость русской славы пала под натиском во много раз превосходящего, упорного и умелого противника, Япония не могла рассчитывать на победу в войне одними лишь своими, ежедневно истощавшимися силами. Военная мощь России на Дальнем Востоке постоянно росла.


На первых порах эта война, идущая на далёкой периферии Империи, на внутреннее положение России никак не влияла, тем более что экономика сохраняла обычную стабильность.

Но едва лишь Россия начала терпеть неудачи, в обществе обнаружился к войне живейший интерес. Жадно ждали новых поражений и посылали японскому императору поздравительные телеграммы. Радостно было вместе с «прогрессивным человечеством» ненавидеть Россию!

Ненависть к Отечеству приобрела такой размах, что в Японии стали относиться к российским либералам и революционерам как к своей «пятой колонне». В источниках их финансирования появился «японский след».

Расшатывая государство, ненавистники России пытались вызвать революционную ситуацию. На всё более дерзкие и кровавые дела шли эсеры-террористы, к концу 1904 г. в столице развернулось забастовочное движение.

Несмотря на колоссальную помощь, оказанную Англией и банкирскими домами с Уолл-Стрит, Япония была не в состоянии выиграть войну. Огромный экономический потенциал империи Николая II начинал сказываться.

Только последний штурм Порт-Артура стоил японцам 22 тысяч человек убитыми, среди которых были оба сына японского главнокомандующего флотом адмирала Того. Русская военная промышленность стала набирать обороты.

Переброска войск на Дальний Восток шла полным ходом. К началу 1905 года только полевая русская армия на Дальнем Востоке насчитывала 300 тысяч человек и впервые с начала войны стала многочисленнее японской. Общее же число войск на театре достигло 1 миллиона.

Сибирская железная дорога пропускала теперь до 14 пар поездов в день, вместо 4 в начале войны. Потери японцев убитыми приблизились к 90 тысячам человек, притом, что русские потери были вдвое меньше.

Экономика Японии работала на пределе возможного, несмотря на помощь Шиффа и компании, измерявшуюся суммой более чем в 30 миллионов долларов. В пересчете на сегодняшние деньги эта помощь составила бы не менее 20 миллиардов долларов.

«Время работало в пользу России; должен был сказаться ее мощный организм – более мощный и в военном, и в финансовом отношении» (С.С. Ольденбург «Царствование Императора Николая II»).

Армия была уверена в победе. Император Николай Александрович также не сомневался в поражении Японии, прекрасно осознавая всю разницу в потенциалах только начавшей просыпаться России и надорвавшейся уже к этому моменту страны восходящего солнца.

Урожай 1904 г. был обильный. Промышленность увеличивала свое производство, в том числе и в результате военных заказов, обеспечивавших, между прочим, повышение заработной платы, прежде всего в оборонной отрасли (это, кстати, опровергает третью ложь, о "доведенных до нищеты рабочих").

Военные расходы были покрыты отчасти свободной наличностью казначейства, отчасти займами. При этом подписка на оба внешних займа в несколько раз превысила сумму выпуска. Кредит России стоял высоко: она занимала деньги под 5-6 % годовых, тогда как Японии, не взирая на все её военные успехи, приходилось платить 7-8 %.

Япония, пустившая в ход все свои силы, ещё была впереди (на Дальнем Востоке, т.е. в непосредственной близи от своей базы), но Россия начинала нагонять.

К весне или лету 1905 г., при нормальном развитии сил обеих сторон, Россия должна была преодолеть трудности, вызванные отдаленностью театра военных действий от жизненных центров страны.

Победа России была бесспорна. Была бы, если бы в союз с внешним врагом нашей Родины не вступил бы враг внутренний.

Революционеры всех мастей, а равно и либеральничающая так называемая "общественность", были естественными помощниками японцев.

"Если русские войска одержат победу над японцами, что, в конце концов, не так уже невозможно, как кажется на первый взгляд, - писал некий Н. О-в в "Освобождении" (печатном органе либерального "Союза освобождения", перенесшего с началом войны, в январе 1904 года свою деятельность из Швейцарии в Петербург), - то свобода будет преспокойно задушена под крики ура и колокольный звон торжествующей Империи".

Только крупномасштабная диверсия в тылу сражающейся русской армии, только внутренние волнения в России могли предотвратить такой исход войны. Это был единственный шанс для Японии и для революции. И пути врагов России, конечно же, не преминули пересечься

1905 год обещал быть годом победы и радости, но все вышло по-другому.

Русское же общество было больнό духовно. Русская элита не желала победы своей стране. Русская интеллигенция слала поздравительные открытки японскому императору, радуясь русским поражениям и русским смертям. Комплекс негативного самовосприятия граничил в обществе с состоянием, сходным с состоянием больного садомазохизмом.

Если даже высшие чиновники были больны, по выражению Даниловского, «болезнью чужебесия», то есть нелюбовью к своему Отечеству и преклонением перед всем иноземным, то что уж и говорить о простой интеллигенции, зараженной либеральной идеологией, а подчас даже марксизмом.

Ясно, что в такой ситуации японской разведке было на кого опереться в нашей стране.

Расшатывая государство, ненавистники России пытались вызвать революционную ситуацию. На всё более дерзкие и кровавые дела шли эсеры-террористы, к концу 1904 г. в столице развернулось забастовочное движение.


Миф 3: Революция 1905 года была стихийным подъёмом народных масс.


Япония начинает активное финансирование российских революционных партий.

Японская разведка, в лице своего оперативного работника полковника Акаси, принялась искать выходы на русских оппозиционеров. С самого начала войны Акаси встретился с финским националистом К. Циллиакусом, в марте 1904 года – с польскими радикалами.

Акаси договорился с финнами и поляками о сотрудничестве и финансировании их революционной деятельности.

В 1904 года японская разведка устанавливает связь с Лениным и Плехановым. Ленин проявил к японским предложениям живейший интерес. 4 января 1905 года на японские деньги большевики выпускают первый номер своей газеты «Вперед».

Осенью 1904 года Акаси финансирует обще-оппозиционную конференцию в Париже, принявшую резолюцию о свержении самодержавия.

Таким образом, кадеты, эсеры, бундовцы и т.п., собравшиеся на «съезде русской оппозиции», многие сами того не подозревая, являлись орудием японского шпионажа.

К концу июня 1904 года Акаси встречается с представителем грузинской революционной группировки федералистов-революционеров «Сакартвело» Г. Г. Деканози (Деканозовым) и с лидером армянской экстремистской организации «Дашнакцутюн» графом И. Лорис-Меликовым.

В результате этих встреч был разработан план организации беспорядков на Кавказе.

Другой силой сыгравшей активную роль в финансировании русской революции стали некоторые американские финансовые круги, объявившие настоящую войну России.

Эта война сопровождалась как финансированием революционных партий, так и отказом предоставлять кредиты русскому правительству, которое в них было очень заинтересовано, как для успешной индустриализации, так и для ведения войны с Японией. На эти деньги в России начинают создаваться «отряды самообороны», которые, на самом деле являются группами боевиков.

Основной революционной силой на тот момент была партия эсеров. Движущей силой партии были Гершуни, Асеф, Гоц. Львиную долю своего финансирования партия получала от японской разведки, а также от международных еврейских организаций.

Первым делом эсеров было убийство 2 апреля 1902 года министра внутренних дел Сипягина.

Необходимо, однако, отметить, что Сипягин обладал каким-то особенным внутренним чутьем (чего Витте, например, был в значительной мере лишен). Так, вернувшись из совершенной им в 1900 г. поездки по России, где он, однако, силою вещей видел лишь внешнюю показную сторону, он, к немалому изумлению сопровождавших его чиновников министерства, определенно им заявил, что в России творится что-то неладное и нарождается революция.

Сипягин же дал ход публикации Протоколов сионских мудрецов, которые его предшественник, Горемыкин, списал в архив (подробнее: http://cont.ws/post/169210 ).

Летом того же года было совершено покушение на харьковского губернатора князя Оболенского.

6 мая 1903 года эсерами был убит уфимский губернатор Богданович.

Все эти теракты были организованы лично Гершуни. Вскоре он был арестован. Тогда его место занял печально знаменитый Борис Савинков.

Первым делом Савинкова стала организация убийства министра внутренних дел Плеве. 15 мая 1904 года Плеве был убит бомбой, брошенной в его карету террористом Егором Сазоновым.

Подготовили Сазонова Савинков и Азеф. Напомним, что тогда шел 4 месяц русско-японской войны. Можно сказать, что эсеры открыто перешли на сторону врага, работая на поражение собственной страны.

Японские спецслужбы охватил восторг. Под давлением японской разведки и крупного американского капитала Азеф и Савинков готовят в 1904 году покушение на министра юстиции Муравьева, великого князя Сергея Александровича, великого князя Николая Николаевича.

4 февраля 1905 года в Кремле террористом Каляевым был убит московский генерал-губернатор великий князь Сергей Александрович.

Русской разведке стало известно о прошедшей в Женеве межпартийной конференции эсеров и финских радикалов. На ней было принято решение об организации вооруженного восстания в Санкт-Петербурге. Ставка делалась на фигуру так называемого попа Гапона и его популярность среди рабочих Петербурга.

Мирных манифестаций не планировалось. Шла работа по доставке в Россию больших партий оружия.

К этой задаче активно подключился японский разведчик полковник Акаси. Японский генштаб изо всех сил торопил революционеров.

«Работайте энергично. Найдите способ отправки. Надо кончать в скором времени» (Полковник Акаси)

Бывший военный атташе в Петербурге, перебравшийся после начала войны в Стокгольм и возглавивший японскую шпионскую сеть в Западной Европе, полковник Матоир Акаши в июле 1904 года через террористку Веру Засулич установил контакт с находящимися в эмиграции Лениным и Плехановым.

"Мы готовы, - говорил революционерам Акаши, - помогать вам материально на приобретение оружия, но самое главное, чтобы движению не давать остывать и вносить, таким образом, в русское общество элемент постоянного возбуждения протеста против правительства".

На своих встречах с ненавистниками исторической России японский шпион настаивал на организации вооруженных повстанческих отрядов численностью до 100 тыс. боевиков. Для покупки оружия через Акаши и его людей революционеры получили 750 тыс. иен.

Агенты японского резидента тоже не оставались в накладе. Так, только один из них, Георгий Деканозов, на одни только путевые расходы получил 125 тыс. франков.

Одним из главных агентов Акаши был финский революционер Конни Циллиакус. Именно через него японские деньги распределялись между революционными партиями.

Среди его бумаг, обнаруженных русской разведкой, был найден документ с перечислением количества оружия, переданного революционным партиям:

8 тыс. винтовок – финским националистам, 5 тыс. винтовок – грузинским националистам, тысяча эсерам, 8 тыс. – другим социалистическим партиям и ещё 500 карабин-маузеров – для раздачи между финскими националистами и эсерами.

На японские же деньги под руководством Циллиакус в Великом Княжестве Финляндском были построены два подпольных завода, выпустившие тысячи бомб.

Английский журналист Диллон – определенный враг царской власти – писал в своей книге "Закат России": "Японцы раздавали деньги русским революционерам известных оттенков, и на это были затрачены значительные суммы. Я должен сказать, что это бесспорный факт".

Помимо японцев, субсидировали антирусскую революцию и американские миллионеры, передавшие на подрывную работу в России многие миллионы долларов. Особо отличился здесь некий Яков Шифф – владелец банкирского дома "Кун, Лееб и Ко " в Нью-Йорке.

Общая сумма иностранных денег, направленных "на революцию" в России, составила не менее 50 млн. долларов. Огромная по тем временам сумма.

Примечательно, что революционеры даже и не пытались скрывать то, что так называемая "первая русская революция" делалась на иностранные деньги.

Небезызвестный руководитель боевой организации, эсер Борис Савинков писал в своих воспоминаниях (1917 г.): "Член финской партии активного сопротивления, Конни Циллиакус, сообщил центральному комитету (эсеровской партии – А.С.), что через него поступило на русскую революцию пожертвование от американских миллионеров в размере миллиона франков, причем, американцы ставят условием, чтобы эти деньги пошли на вооружение народа и распределены между всеми революционными партиями. ЦК принял эту сумму, вычтя 100 000 франков на боевую организацию".

В 1905 году русской разведке удалось достать стенограмму встречи 5 американских миллиардеров. На этой встрече было решено поддерживать русскую революцию.

Деньги были даны Исааком Мортимером, Шустером, Руном, Леви и Якобом Шиффом.

Николай II попытался договориться с американским банковским капиталом о прекращении финансирования русских революционеров.

По поручению царя Сергей Витте, используя свои связи в еврейской среде, вышел на председателя американского еврейского комитета Якоба Шиффа. Но на предложение отказаться от поддержки революции Шифф ответил категорическим отказом:

«Дело зашло слишком далеко, и вообще, о мире с Романовыми не может быть и речи» (из работы Элизабет Хереш Николай II).

"Образованное общество" со своей стороны с каким-то патологическим злорадством жаждало поражения России.

"Общей тайной молитвой, - писал живший во время войны в Петербурге немецкий журналист Г. Ганц, - не только либералов, но умеренных консерваторов в то время было "Боже, помоги нам быть разбитыми".

Поэтому когда мы слышим из уст наследников этих предателей, что революция была вызвана оскорбленным военными поражениями патриотическим чувством, мы говорим – ложь!

Именно с началом войны они взяли курс на революцию.

Именно в эти тяжелые для нашей Родины дни для создания местных организаций проводится учредительный съезд пресловутого "Союза освобождения", на котором присутствовали 105 делегатов, представлявших 33 губернии, среди них 32 председателя губернских управ, 7 губернских представителей дворянства.

На обсуждение съезда выносится вопрос "об общих условиях государственной жизни и желательных в ней изменениях". За создание выборного законодательного представительства голосует 71 человек, а законосовещательного - лишь 27.

Тогда же провозглашается право наций на самоопределение. Иными словами ставится задача ликвидации Самодержавия и расчленения России.

Одновременно с "Союзом освобождения" создается и другая нелегальная организация – "Союз земцев-конституционалистов", - также ставившая своей целью ниспровержение существующего строя.

В 1905 году для  России готовилась настоящая гражданская война.

Заказчиками ее были американские еврейские банкиры, Англия, Япония и собственно Америка.

При этом стоит отметить то обстоятельство, что царская Россия, будучи сильной в военном и экономическом отношении державой, была абсолютно не готова к борьбе с внутренними мятежами.

Хотя Российскую империю либералы и коммунисты называли полицейским государством, на деле все было не так. Передовая интеллигенция мечтала о западной демократии без полиции, хотя в западных странах полицейский аппарат был куда мощнее, чем в нелюбимой либералами «тюрьме народов».

«На всю Российскую империю было всего 10.000 жандармов. В республиканской Франции, уступавшей России населением в четыре раза, было 36.000 жандармов. Они были обличены такой властью, которая никогда и не снилась нашей полиции". (А.А. Керсновский «История русской армии»).

В самый разгар войны, когда стало ясно, что Россия одолеет Японию, опять-таки при поддержке иностранных государств, была развязана кровавая всероссийская смута 1905-1907 годов.

9-го января в Санкт-Петербурге произошло событие известное в истории как "Кровавое Воскресение". Это событие являлось хорошо спланированной и продуманной провокацией. 9-е января является "бабушкой" всех "цветных" революций.


2. СВЯЩЕННИК ГАПОН И «СОБРАНИЕ РУССКИХ ФАБРИЧНЫХ РАБОЧИХ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА».

«Собрание русских фабричных рабочих Санкт-Петербурга» было организовано согласно планам начальника Московского охранного отделения С. В. Зубатова.

Зубатов предложил создать рабочие союзы, тайно контролируемые полицией и властью. Эти союзы должны были организовывать забастовки и стачки, тем самым выяснять нужды рабочих, являться выразителями интересов рабочих, вместе с ними разрешать все законные требования и отсекать от рабочего движения подстрекателей и революционеров. Во главе союза рабочих был поставлен священник Г. А. Гапон.

При первых ростках рабочего движения в России Ф.М. Достоевский зорко подметил, по какому сценарию станет оно развиваться.

В его романе «Бесы» «бунтуют шпигулинские», т. е. работники местной фабрики, «доведённые до крайности» хозяевами; они столпились и ждут, что «начальство разберётся». Но за их спинами шныряют бесовские тени «доброжелателей». А уж они-то знают, что выигрыш им обеспечен при любом исходе. Пойдёт власть трудящимся навстречу — проявит слабость, а значит, уронит свой авторитет.

«Не дадим им передышки, товарищи! Не остановимся на достигнутом, ужесточайте требования!» Займёт ли власть жёсткую позицию, станет наводить порядок — «Выше знамя святой ненависти! Позор и проклятье палачам!»

К 1905 году «Собрание» насчитывало в столице и её окрестностях 11 отделов и около 20 тыс. членов. Факт живейшего участия властей в учреждении этой рабочей организации выявляет ещё одну ложь – о бесправном положении рабочих.

Именно из рук царской России получили рабочие долгожданную свободу собраний и взаимопомощи, возможность организации досуга и самообразования. При отделениях «Собрания» организовывались библиотеки и бесплатные лектории.

Руководство «Собрания» успешно защищало права своих членов, отменяло незаконные штрафы и решения об увольнении.

Осенью 1904 года у «Собрания» появился запасной капитал, при его отделениях были открыты потребительские лавки и чайные. Возникла мысль о широкой системе кооперации и дешевых рабочих мастерских. Был выдвинут проект специального рабочего банка. Рабочие-члены "Собрания" ответили властям полной лояльностью.

Это обстоятельство и решили использовать революционные провокаторы. Заверяя полицейских чиновников в преданности Царю, лидер "Собрания", священник церкви петербургской пересыльной тюрьмы Г.А. Гапон, возмечтавший стать народным вождем, начал в сотрудничестве с революционерами исподволь вести противоправительственную пропаганду и агитацию.

Уже за два года до событий 9-го января 1905 года Гапон находился в тесных контактах с руководством террористической группировки, известной в истории под названием «партии социалистов-революционеров» (эсеров).

Гапон был дружен со многими из эсеров, в первую очередь со своим будущим убийцей П. М. Рутенбергом.

К началу 1905 года Гапон, вольно или невольно, был игрушкой в эсеровских руках. Тесные контакты Гапона с эсерами были известны полиции, но они не вызывали там тревоги, так как Гапон считался подконтрольным Охранному отделению.

В марте 1904 года вся власть в руководстве «Собрания» переходит в руки так называемой «тайной пятерки» во главе с Гапоном. Эта «тайная пятерка» имела непосредственные контакты с эсеровским руководством и ставила своей целью подготовить и осуществить крупнейшую провокацию.

С самого начала Гапон и его соратники стремились обмануть рабочих, чтобы использовать их для организации провокации.

Из организации начали постепенно вытесняться те монархически настроенные рабочие, которые критически относились к перспективе вовлечения их в политическую борьбу и не склонны были безраздельно доверять Гапону, вокруг которого сложилась узкая группировка, т.н. штабных: социал-демократов А. Карелина и Д. Кузина, а также беспартийных И. Васильева и Н. Варнашова.

Еще в марте 1904 г. на конспиративном совещании они обязали Гапона принять тайную политическую программу "Собрания". Фактически это уже была та самая петиция, которую понесут Царю 9 января 1905 года.

Если брать шире, это была программа революции 1905 года: свобода слова, печати, собраний, свобода совести, ответственность министров "перед народом", амнистия политических заключенных. Особая работа велась среди женщин. Организатором этой работы была старая социал-демократка Вера Марковна Карелина.

И вообще, несмотря на утверждение о том, что гапоновское движение было представлено только рабочими, в нем участвовало большое количество социал-демократов - интеллигентов.

Таким образом, "Собрание русских фабрично-заводских рабочих", являвшееся отнюдь не единственным среди легальных рабочих организаций, призванных отстаивать только социально-экономические права рабочих без вовлечения их в политическую борьбу, превратилось под руководством Гапона в официально признанную, но ориентированную как на радикальную социально-экономическую, так и на радикальную политическую борьбу массовую рабочую организацию, которая, благодаря верноподданническому характеру своих заявлений, не только не контролировалась властями, но и могла действовать совершенно неожиданно для властей, исполняя лишь указания своего признанного вождя и стоящих за его спиной революционеров.

Пользуясь, как Азеф и Малиновский, сношениями с полицией как ширмой, Гапон и окружавшие его революционеры, а главным "куратором" Гапона был эсер Пинхус Рутенбергvi (партийная кличка – Мартын Мыртынович), готовили кровавую провокацию и бунт.

"Только я должен ждать, - говорил Гапон, - какого-нибудь внешнего события; пусть падет Артур".

20 декабря 2004 года Порт-Артур пал.

Сигнал для революции прозвучал.

Незадолго до событий 9-го января знакомый Рутенберга М. К. Парадовский в беседе с ним был поражен, услышав, как Рутенберг «только твердил, что чем хуже Царю, тем лучше всем его подданным. Когда я сказал ему, что верноподданные Царя – это русский народ, и не Гапону быть представителем народа, Рутенберг рассмеялся и сказал: «Гапон – это пешка, и весь вопрос, кто эту пешку двигает»».

В конце 1904 года, приблизительно за неделю до 9 января, прозванного впоследствии Кровавым воскресеньем, началась подготовка мятежа в Санкт-Петербурге.

28 декабря под руководством Рутенберга и под председательством Гапона прошло совещание, на котором был выработан общий план выступления, намеченного на 9 января.

Эсеровско-гапоновский план заключался в следующем: устроив на Путиловском заводе забастовку, прикрываясь собранием фабрично-заводских рабочих, организовать общее шествие народа к царю. В целях маскировки, демонстрация должна была первоначально носить монархический характер, а петиция, предназначенная для вручения царю, должна была быть чисто экономической; и лишь в последний момент следовало предъявить радикально революционные требования.

Тогда, по плану Рутенберга, должны были произойти столкновения и общее восстание, оружие для которого уже имелось в наличии.

В идеале, царь должен был выйти к народу. Заговорщики планировали убийство царя.

В газете «Искра» была проведена параллель между событиями 9 января 1905 года в России и 5-6 октября 1789 года во Франции, когда манифестанты также хотели видеть монарха.

«3 января 1905 года, - писала газета,- в ответ на увольнение нескольких рабочих вспыхнула забастовка на Путиловском заводе. Ее поддержали все крупные предприятия Петербурга».

Это утверждение, мягко говоря, не совсем соответствует действительности. Сведения об уволенных рабочих изначально были верны лишь частично.

Действительно, в конце декабря директор Путиловского завода уволил за недобросовестную работу рабочего Сергунина. Другой рабочий, Субботин, имел неоднократные прогулы, в связи, с чем от него администрация завода потребовала оправдательный документ, но приказа об его увольнении никто не издавал.

Третий рабочий, Уколов, за систематические прогулы и нарушения трудовой дисциплины, был на пороге увольнения, но так как он дал обещание исправиться, то был оставлен на заводе. Наконец, четвертый рабочий, Федоров, работал на заводе и увольнению, или иному взысканию, не подлежал.

Итак, фактически был уволен всего один рабочий Путиловского завода. На абсолютно законных основаниях.

Директор завода объявил об этом рабочим. Рабочие ему не поверили и продолжили настаивать на своих требованиях. Рабочие заявили, что необходимо держаться на чисто экономической почве, не затрагивая политических вопросов.

http://mgorki.ru/published-works/296-l-lr-r - требования рабочих

Когда революционные агитаторы попытались разбросать несколько штук каких-то прокламаций, то рабочие им это сделать не дали и агитаторов выгнали.

Кто же пустил явно ложный слух об увольнении всех четырех рабочих и кто призывал к забастовкам? «Собрание фабрично-заводских рабочих».

8-го января состоялось общее совещание эсеров и гапоновцев. На нем Гапону был дан текст новой прокламации, с совершенно иными текстом и требованиями.

Текст был для камуфляжа прикрыт верноподданнической риторикой, по сути же он был откровенно революционным: 1. Немедленное освобождение и возвращение всех пострадавших за политические и религиозные убеждения, за стачки и крестьянские беспорядки. 2. Немедленное объявления свободы и неприкосновенности личности, свобода слова, печати, свобода собраний, свобода совести в деле религии. 3. Общее и обязательное народное образование на государственный счет. 4. Ответственность министров перед народом и гарантия законности правления. 5. Равенство перед законом всех без исключения. 6. Отделение церкви от государства. 7. Отмена косвенных налогов и замена их прямым прогрессивным подоходным налогом. 8. Отмена выкупных платежей. 9. Прекращение войны по воле народа. 10. 8-часовой рабочий день. 11. Свобода борьбы труда с капиталом – немедленно. 12. Нормальная рабочая плата – немедленно.

Совершенно очевидно, что выполнение политических требований петиции означало бы со стороны правительства полную победу революции. Другими словами, Гапон предлагал правительству, чтобы оно свергло само себя.

Отлично понимая, что такую петицию никогда не поддержат рабочие, а тем более власти, Гапон решил до поры до времени ее не разглашать, а рабочим объявить о предстоящем 9-го января шествии к Царю с текстом прежней петиции.

Таким образом, рабочие до конца были уверены, что идут просить Царя об улучшении условий их жизни, на самом же деле они были невольными участниками попытки государственного переворота, подготовляемого революционерами.

О том, что Гапон и его эсеровские сподвижники готовились именно к насильственному перевороту, свидетельств много.

Вот как оценивал ситуацию в столице накануне событий 9-го января большевик С. И. Гусев в письме к В. И. Ленину: «События развиваются со страшной быстротой. Гапон революционизировал массу. Забастовка расширяется и, вероятно, станет общей. На воскресенье Гапон назначил шествие к Зимнему дворцу и подачу петиции с требованиями, вполне соответствующими программе-максимум (политической части).* Гапон предполагает, что будет 300.000 человек и предполагает запастись оружием».


3. ДЕЙСТВИЯ ВЛАСТЕЙ


6 января 1905 года произошло покушение на Императора Николая Второго.

http://orthodox.etel.ru/2003/31/nikolas2.shtml

Восприняв происшедший инцидент со свойственной ему в острых ситуациях сдержанностью, Государь, после запланированного на этот день приема иностранных дипломатических представителей в Зимнем Дворце, в 16 часов того же дня уехал с семьей в Царское Село.

Царский штандарт над Зимним дворцом был приспущен, как это всегда было в период отсутствия Государя во дворце. О том, что Царя нет в Санкт-Петербурге, прекрасно были осведомлены и Гапон, и все руководители акции.

8-го января происходит встреча Гапона с петербургским градоначальником генералом И. А. Фуллоном, а затем с министром юстиции Муравьевым.

Эти встречи окончательно развеяли иллюзии о мирном характере выступления. На встрече с градоначальником и министром Гапон уже не скрывал истинного текста петиции, предоставив им окончательный «эсеровский» вариант. Читая петицию, Фуллон с ужасом понял, какой оборотень скрывался за рясой православного священника.

Еще трагичнее прошла встреча между Гапоном и министром юстиции Муравьевым. На ней Гапон уже сбросил все маски и обрушил на министра поток революционного краснобайства. После встречи с Гапоном Муравьев пришел в неподдельный ужас.

До 9-го января оставалось меньше суток, а что делать с надвигающимся шествием в 300 тысяч человек во главе с людьми, требующими изменения государственного строя, власть не имела понятия. Что сообщать Государю, что делать с Гапоном, как остановить шествие многотысячной толпы?

Сомнения в благополучии исхода надвигающихся событий, начинали все больше и больше посещать представителей власти.

Однако до самого конца власти проявляют удивительную нерешительность.

В момент, когда каждая минута была дорога, они проводили время в бесконечных обсуждениях вариантов решения проблемы. Наконец был отдан приказ немедленно арестовать Гапона, но он уже скрылся и перешел на нелегальное положение.

Между тем, в город еще вечером 7-го января поспешно вводятся воинские подразделения.

Вечером 8-го января состоялось совещание у градоначальника Фуллона.

С. Ю. Витте вспоминал, что «на основании совещания, которое происходило 8 января вечером, было решено, чтобы рабочих-манифестантов, или эти толпы рабочих, не допускать далее известных пределов, находящихся близ Дворцовой площади».

То есть, никакого приказа стрелять в рабочих, где бы они ни появились, не было. Но простой разгон демонстрации не входил в планы ее организаторов, им была нужна пролитая кровь.

О том, что Гапон готовил кровопролитие, нам известно из его воспоминаний.

Во-первых, Гапон заранее знал, что Николая II нет в Петербурге, то есть он заранее обманывал людей в том, что ведет их на встречу с Царем.

Во-вторых, Гапон заранее знал, на что он ведет рабочих: «Великий момент наступает для всех нас, сказал я, не горюйте, если будут жертвы не на полях Манчжурии, а здесь на улицах Петербурга. Пролитая кровь сделает обновление России».

К вечеру 8-го января всем стало ясно, что надвигается буря государственного масштаба, и не поставить Царя в известность уже было невозможно.

Только поздно вечером, в 23 часа 40 минут, 8-го января, министр внутренних дел князь Святополк-Мирский приехал к Николаю II с докладом.

Это видно из дневниковой записи Царя от 8-го января 1905 года, которую он сделал после доклада министра внутренних дел:

«Со вчерашнего дня в Петербурге забастовали все заводы и фабрики. Из окрестностей вызваны войска для усиления гарнизона. Рабочие до сих пор вели себя спокойно. Количество их определяется 120.000 ч. Во главе рабочего союза какой-то священник – социалист Гапон. Мирский приезжал вечером для доклада о принятых мерах».

По этим строкам мы можем судить, сколь неточно информировал Государя его министр.

Во-первых, заводы и фабрики начали бастовать не 7-го января, а гораздо раньше.

Во-вторых, Святополк-Мирский не сказал ни слова о готовящемся шествии рабочих, Царь пишет только о том, что «вызваны войска для усиления гарнизона».

Таким образом, даже если предположить невозможное, что Царь решил принять депутацию рабочих, он сделать бы этого не мог по простой причине: он ничего не знал ни о готовящемся шествии, ни о петиции!

О том же свидетельствует и цифра, приводимая Царем: 120.000 тысяч – это количество бастующих рабочих, а не участников готовящегося шествия.

Наконец, в-третьих, министр не сообщил Царю, что Гапон не просто какой-то «священник-социалист», а руководитель крупного рабочего союза, созданного по инициативе полиции. Нет также в строках Царя ни слова об участии революционных группировок в подготовке шествия.

Таким образом, можно определенно сказать, что Святополк-Мирский неправильно информировал Царя, более того он его частично дезинформировал.

Следовательно, бездействие столичных властей тоже сыграло свою роль в последовавшей 9 января 1905 года трагедии.

Но о том, что произошло непосредственно 9 января – наш следующий материал.


Источники:

В статье использованы материалы форума «Имя Россия»:

http://forum-nameofrussia.ru/showthread.php?t=145

http://subscribe.ru/group/chelovek-priroda-vselennaya/4378030/

Миф о «кровавом воскресенье» (с фото и видео)

http://xn--80ae1be6d.xn--p1ai/istorija-rossii-xx-vek/8-mif-o-krovavom-voskresene.html

Миф о Кровавом воскресенье

http://legitimist.ru/lib/history/037_krovavoe_voskresene.pdf

КРОВАВОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ. КАК ЭТО БЫЛО?

http://www.proza.ru/2009/01/22/824

Борис Романов Кровавое воскресенье

http://maxpark.com/community/politic/content/1786207

"КРОВАВОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ" - СПЛАНИРОВАННАЯ АКЦИЯ РЕВОЛЮЦИОНЕРОВ

http://www.russdom.ru/oldsayte/2005/200501i/200501012.html

"Кровавое воскресенье": ложь и правда

http://nikolai2.ru/provokatsiya-krovavoe-voskresene-nachalo-pervoj-russkoj-revolyutsii.html

Провокация «Кровавое воскресенье» – начало «первой русской революции»

http://www.polemics.ru/articles/?articleID=16129&hideText=0&itemPage=1

"Кровавое воскресенье". Как это было

http://calligraphy.forumy.tv/t134-topic

Бунд, эсеры, японская разведка и Гапон...

http://newzz.in.ua/main/1148835733-alternativnaja-istorija.-pop-gapon-i-ego-kurator.html

Альтернативная история. Поп Гапон и его куратор Пинхус Моисеевич Рутенберг

http://mgorki.ru/published-works/296-l-lr-r требования рабочих

http://xn--80ae1be6d.xn--p1ai/istorija_rossii_xx_vek/7-pervaya-russkaya-revolyuciya.html

Православие, державность, народность

Не пропускайте новые статьи автора Прихожанка, просто зарегистрируйтесь на Конте. Подробнее

Что ты знаешь о BMW i8?

Делись опытом и читай интересные статьи про машины на Конте
Войти через соцсети
Вводя свой адрес электронной почты Вы проходите первый шаг регистрации на Конте, что позволит Вам стать полноценным пользователем ресурса, формировать свою ленту интересов, комментировать и общаться.

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    ДРУГИЕ СТАТЬИ
    bronik Стёб
    Сегодня 05:13 377 15.00

    Порошенко развел своих собутыльников на пол ярда... Эт официально ;)

      Красава  пацан !!! Для тех кто не знает - 23 мая была проведена самая масштабная операция на Украине против коррупции... Уже смешно в принципе.  Обыски проходили по 450-ти адресам. В пятнадцати областях. Арестованно двадцать три жутких типа( среди них были и женщины).У одного чиновника в сумке нашли четыре ляма зелени (мелочь на автобус дома держал).&...
    Nyka Сегодня 08:05 264 5.35

    Лондонистан: 423 новых мечети, 500 закрытых церквей

    Британские мультикультуралисты подпитывают исламский фундаментализм. Мусульманам нет нужды становиться большинством в Британии: им достаточно постепенно исламизировать самые важные города. Эти изменения уже происходят.Британские деятели все шире открывают двери исламскому шариату. Один из ведущих британских судей сэр Джеймс Манби (Sir James Munby) ска...
    Александр Халдей Сегодня 08:18 574 8.93

    Бжезинский - с вещами на выход! Соросу приготовиться!

    Бжезинский отправился на встречу с теми силами, которые его породили. Дилетанты говорят - умер. Посвящённые - вернулся в преисподнюю. Душа, изначально отравленная ненавистью и практикой чёрной магии в любом виде, попадает в сонмище демонов, где ждёт своего следующего воплощения. Каким оно будет - нам знать не дано. Но врата ада широко раскрыты для Бжези...
    ПРОМО
    alexman Вчера 19:30 19460 136.75

    Тихая налоговая революция в России. Помойки все.

    Эта схе­ма ухо­да от на­логов воз­никла сра­зу, как воз­никла но­вая, пос­тпе­рес­тро­еч­ная Рос­сия. Схе­ма не­замыс­ло­ватая, но чрез­вы­чай­но эф­фектив­на. Мо­жет быть при­мене­на в лю­бой ор­га­низа­ции. Часть де­нег вмес­то то&s...
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика