Небольшая резня в прекрасной Тэйларии/ Глава 9

150 22453

Ирина стояла, уткнувшись лбом в глухую каменную стену. Все ритуальные действия они уже совершили – ощупали каждый сантиметр каменной преграды, в которую уперся коридор, простучали, обнюхали и облазили стены на высоту полтора человеческого роста, обшарили со всем вниманием пол перед каменной глыбой – ничто не нажималось, не сдвигалось, не было даже намека на дверной проем. Ирина стояла, напряженно прислушиваясь к тому, что могло происходить за стеной.

Краткое содержание 8 главы. Ирина и отряд беженцев из разгромленного дворца пробираются подземным ходом все дальше и дальше от столицы. Им нужно выйти из подземелья и добраться до гор, а там недалеко и спасительные пещеры. Соломоний с Шульцем долетел до Воспитального дома. Но мучавшая его совесть привела к тому, что Первый министр выхватил пистолет у Шульца и расстрелял пульт космокатера. Катер рухнул перед лагерем. У экзистов произошел казус. Во-первых, скончался господин Михась. Что было ожидаемо. Но во-вторых... Большим ударом стало известие, что Михась переделал завещаение и все накопленное и награбленное гигантское состояние досталось не Альберту и Дони, а экологической организации. 

Подземный коридор, по которому они протопали пятнадцать километров, просто закончился – уперся в преграду в виде каменной стены. И все. Стена представляла собой необработанный фрагмент скалы. Довольно ровный, но никаких следов инструментальной обработки не было видно. А еще постоянно гас свет – светильники загорались, только когда кто-то проходил мимо, и пришлось выделить двух тэйларианцев, которые ходили и «зажигали» свет. Вначале Ирине помогали четверо, потом позвали еще пятерых – никто ничего не обнаружил.

И вот Ирина уже минуты три стояла, делая вид, что старается уловить шум за стеной, а на самом деле она отчаянно соображала, как быть дальше.

Сто двадцать гражданских, и она – единственный человек с опытом выживания. Лазерная винтовка с половинным зарядом. Можно попробовать расплавить скалу… Там точно должен быть выход! Ирина еще раз вызвала в памяти фрагмент схемы подземелья, который передала ей Ледайя. Передала… ну, можно сказать, передала – показала, впечатала в ее мозг! Выход из подземного хода точно был, в конце тоннеля! Ответвлений они не обнаружили, были только несколько пещер с родниковой водой посередине пути. Выйти из подземелья, пересечь открытый участок, затем лес и по тропе в горы, потом ущельем – и их встретят! Но как выйти-то?

Остаться здесь? Вода есть, пищи нет. Во-первых.

Экзисты их хватятся и начнут искать. И найдут заваленный вход в подземелье. Церемониться не будут, прямо тут их всех положат. Во-вторых.

Раскопать завал и выходить по одному, в темноте? Их обнаружат на третьем человеке, который споткнется и устроит шум. «В-третьих» не подходит…

Остается «в-четвертых» - попытаться расплавить лазером этот чертов гранит. Ирина постучала по холодной стене. Нет, никакая это не имитация – самый натуральный гранит, который ее винтовка слегка опалит. Ирина вздохнула и почувствовала на себе пристальный взгляд, и как будто теплая рука коснулась ее волос. Она медленно обернулась.

Так и есть – за спиной, шагах в пяти, стоял старший группы тэйларийцев, невысокий крепкий, коротко стриженый мужчина. Он виновато улыбнулся и негромко сказал:

- Вы не волнуйтесь, там, за стеной, никого нет… живого…

- А вы откуда знаете? – устало спросила Ира, прислонившись к каменной стене.

- Я чувствую…

- А неживого тоже нет? – Ирина грустно улыбнулась. Она вспомнила, что тэйларийцы читают мысли. Ну-ну…

- Неживого? – брови поползли вверх. – А! Машина? Про машину не уверен, но живого нет никого.

- Я бы попросила вас вернуться к остальным! Вам нужно смешаться с тэйларианцами, я же объясняла…

- Я… я почувствовал, что вам нужна помощь! – пробормотал тэйлариец.

- Вы читаете мои мысли? Я вас не просила.

- Я… не столько «читаю», сколько чувствую, но если вы против…

- Я категорически против! – твердо сказала Ирина и почувствовала, что воображаемая теплая рука, поглаживающая ее, как маленькую, «по головке», испарилась.

- Простите… у вас затруднения?

- Ага… у нас, - невесело усмехнулась Ирина. – Жаль, вы не Принц Крови. Видите – коридор уперся в стену. И как быть дальше – непонятно! Может, кто-то из ваших знает, как с этим быть?

- Нет, вряд ли… - тэйлариец оглядел стены, тупик, потолок, покосился на прогуливающихся «фонарщиков» и сказал:

- Дайте, я попробую… - и, встав рядом с Ириной, уткнулся лбом в стену – точно так же, как сама Иринка несколько минут назад.

«Я была в двух шагах от решения проблемы! Надо было еще постоять в этой позе минут пять, и проблема бы рассосалась!» - с этими ехидными мыслями Ирина отошла в сторонку и присела на корточки рядом с тэйларианцами, которые прервали своей исследования стен и устроились посмотреть – как «Сребровласый господин» справится.

Господин устроил настоящее представление. Прижавшись лбом к шероховатой стене, он начал что-то шептать. Ирина не могла разобрать слов, но когда он повысил голос, язык оказался незнакомым. Хотя (по мнению Ирины) земным и даже европейским. Сама Ирина владела родным русским, международным английским, довольно сносно китайским суржиком и во время обучения в Академии освоила сложный язык расы рептилоидов. Но этот язык был ей не знаком. А волшебный авто переводчик был утерян вместе с замечательным боевым костюмом десантника, и угораздило же ее уничтожить костюм!

- Как зовут Сребровласого господина? – вполголоса спросила она Лилию.

- Телпаний! – шепотом ответила женщина. Она внимательно следила вместе с остальными аборигенами за манипуляциями Сребровласого. Видимо, им тоже это было в новинку. Даже «фонарщики», прохаживавшиеся мимо светильников, сворачивали шеи и пытались «прохаживаться», глядя назад. А посмотреть было на что.

Телпанию показалось мало прижаться лбом к стене. Он, разговаривая вполголоса, повернул голову и приложил правое ухо к каменной поверхности, послушал, поговорил, сделал шаг влево, приложил левое ухо. Ладони прижал к стене, а потом стал перебирать по ней пальцами, будто играя на невиданном музыкальном инструменте. И его речь начала звучать, как песня – он то повышал, то понижал силу голоса, он уговаривал, требовал, умолял, приказывал… и шел к краю вдоль неприступной каменной глыбы, пока не уперся в левую стену коридора.

Ирина, завороженная звуками его голоса, поймала себя на том, что перестала вслушиваться в звуки, доносящиеся из глубины коридора. А ведь все время, пока они тащились, шаркая, слыша только эхо своих шагов и голосов, часть ее сознания автоматически улавливала то, что выдало бы преследователя – еле слышный свист миниатюрного робота-разведчика, или цоканье легконогих роботов-гончих, или отдаленный грохот от разбираемых завалов. Сейчас она слышала только пение Телпания и видела его руки… ей казалось, что эти пальцы играют на стене, как на теле любимой женщины, вызывая ответный трепет и восторг.

- Я такое только в синема’ видала! – прошептала со вздохом замершая рядом Лилия. Ирина встряхнулась и оглядела свою команду: все девять аборигенов, боясь пошевелиться, затаив дыхание, с раскрытыми ртами наблюдали за работой Сребровласого. А тот, как будто нащупав что-то, видимое в толще стены только ему, стоял, напрягая мышцы ног, рук, спины и шеи. Казалось, что он пытается поднять что-то очень тяжелое. Но не смог, отскочил на шаг, расслабил спину, уронил кисти рук.

- Ой! – охнула Лилия и поделилась шепотом с Ириной. – Я аж напугалась, что он на ноги себе эту тяжесть уронит…

- А что он делал? – так же, шепотом, спросила Ирина.

- С камнем разговаривал! – искренно ответила Лилия, не отрывая глаз от Телпания.

«Дурдом!» - также искренно, с досадой подумала Ирина, но тут произошло неожиданное. То ли камень «услышал» Телпания, то ли снаружи начал ломиться робот пришельцев, но сверху, из-под потолка, с боков проема посыпались каменная крошка и песок, Телпаний отошел назад еще на пару шагов, и, когда сыпаться перестало, перед изумленной публикой проявились границы проема, и стало понятно, что это – в самом деле выход, дверь в огромной, казавшейся монолитной, каменной глыбе. Но выход был по-прежнему закрыт. Ирина со вздохом поднялась на ноги и только собралась предложить свою лазерную винтовку – расплавить и углубить щель в камне, как Телпаний резко развернулся и, щелкнув пальцами, подозвал к себе болтавшегося тут же сынишку Лилии.

- Паренек, ну-ка, сбегай, приведи господина Рефиниума. Знаешь, такой, Сребровласый красавчик с длинными локонами?

- Да, господин Телпаний, видел его с вами! Я мигом! – и парнишки след простыл, только коридор осветился быстро вспыхивающими светильниками.

Вид у Телпания был вполне удовлетворенный. Он хитро глянул на Ирину.

- Вам интересно?

- Да… что это было?

- Я нащупал засов! Но его что-то там прочно держит, и я один его не открою. Рефиниум хорошо говорит с породой, вместе, я думаю, мы справимся!

- Нащупали? Как вы нащупали? Нет, я не слепая, я видела, вы всю стену облапали… ой, простите, общупали, но мы тоже щупали, щупали, а без толку! – Ирина была изумлена настолько, что не осознавала, какую чушь несет. Замолчала она, лишь увидев широко раскрытые глаза Телпания.

- Общупал? А… вы про это? – и он сыграл гамму пальцами на стене. – Нет, это не то. То есть, это то, конечно, без этого я лично никак… О, Рефиниум бежит. Сейчас вы все увидите. Только отойдите подальше. Мы будем открывать ворота!

- Постойте! А вдруг нас за воротами уже поджидают?

- Да нет там никого… Рефиниум, иди сюда!

Рефиниум не бежал, но поспешал быстрым шагом в сопровождении сынишки Лилии. Его безупречные локоны подпрыгивали при каждом шаге, и Ирине он показался похожим на королевского пуделя. «Пудель» покосился на Ирину, и она почувствовала прикосновение теплого ветерка.

- Госпожа просила не считывать ее, Рефиниум! Давай-ка лучше займемся делом!

- Простите! – Рефиниум слегка поклонился. – Я только хотел сказать, что в подземелье пока нет никого, кроме нашего маленького отряда. Вас ведь это беспокоило?

- Да не очень! – буркнула Ирина. Телпаний увлек красавчика к стене.

- Смотри! Запоры примерно на половине высоты коридора, слева и справа от ворот. Я попытался их открыть, но не смог. То ли сил не хватило, то ли я с ними не договорился. Давай вместе.

Рефиниум «встал в стойку» и стал похож на охотничью собаку. Он чуть не обнюхивал свой край «ворот», прислушивался, прижимался всем телом и раскинутыми руками к стене, словно пытался слиться с ней. Аборигены и Ирина отошли подальше и вновь уселись у стены. Двое сменили утомившихся «ходоков», зажигавших свет.

Сребровласые с головой ушли в «беседу» с камнем. Они напевали, болтали на неизвестном языке, постукивали пальцами по поверхности, слушали камень. Ирина ничего не понимала и чувствовала себя глупо, но, с другой стороны, проявившийся проем говорил о том, что все эти манипуляции имеют какой-то смысл, пусть и непонятный ей.

- Шаманство какое-то. Бубна не хватает! – проворчала Ирина.

- Это магия, госпожа! – прошептала Лилия, в восторге следившая за Сребровласыми.

- Überredet! – резко вскрикнул Рефиниум и, отпрыгнув от стены, начал быстро перебирать руками, как будто вытягивал бечеву из пропасти. Давалось ему это с трудом. Он покрылся потом, уперся ногами, и тащил, тащил какую-то неимоверную ношу. Слева Телпаний снова пытался, кряхтя, поднять тяжелый груз. Ирина вскочила. Ей хотелось чем-то помочь, и она в мыслях ухватилась за ношу Телпания. Ого! Ее мышцы сразу напряглись. Было очень тяжело… но вдруг она почувствовала, как невидимый засов сдвинулся с места и, сначала нехотя, с трудом поддался и все быстрее заскользил в сторону и вверх. Он «вырвался» из ее высоко поднятых рук, и девушка, потеряв опору, упала на каменный пол, больно стукнувшись об любимую винтовку.

Потирая ногу и поднимаясь с помощью Лилии, она услышала звук падающей струи песка. Посмотрела на ворота – о, чудо! Щель под потолком увеличилась, стена, закрывающая выход из туннеля, с еле слышным шорохом ползла вниз! Через несколько секунд скорость съезжания вниз, в проем, стала быстрее, невидимый механизм заскрежетал, Сребровласые отошли еще на несколько шагов. Они уже не контролировали это падение стены.

И еще через несколько секунд, когда каменная преграда опустилась на половину своей высоты, Ирина увидела то, чего так боялась все последние несколько часов. За открывающимся проемом была скудно освещенная пещера, и опускающийся вниз «занавес» открыл их взорам сначала черный матовый цилиндр, затем широкие «плечи», манипуляторы, оснащенные каким-то старинным вооружением типа пулемета –на выходе из подземелья их подстерегал боевой робот. 

Ирина, вскидывая и одновременно снимая с предохранителя лазерную винтовку, автоматически определила возраст зловещей фигуры как «лет триста», отметив его гусеничный ход и устаревшее оружие, успела заметить, что робот жив – у него замигали оптические линзы, спрятанные под щитком из черного плексостекла. Робот повернулся к ним и, в свою очередь, поднял манипуляторы с вооружением и направил их в сторону Ирины с винтовочкой.

Три крика слились в один.

Ирина:

- Все назад! Наза-ад!

Телпатий, выпрыгнувший из своего угла навстречу Ирине и оказавшийся у нее на прицеле:

- Стой! Стой! Не стреля-а-ать!

Ирина приподняла дуло винтовки, но на линии выстрела возник Рефиниум с воплем, обращенным к роботу:

- Stopp! Abbrechen! Eigene!

Происходящее показалось Ирине дурным сном, в котором время тянется бесконечно, а еще она никак не могла нажать на курок своей винтовки – палец двигался медленно-медленно, и курок стал слишком тугим. И эти два клоуна на пути готовой вырваться из дула режущей лазерной струи… «Все, нам конец!» - подумала девушка и прошептала:

- Все – назад, назад!..

Ах, как хотелось мчаться к столице, подобно белой молнии – на любимом сером в яблоках белогривом жеребце, в белом развевающемся плаще, и белые волосы этак назад, параллельно гриве жеребца, и чтобы она обязательно увидела его именно таким – влетающим в столицу, и рубящим направо и налево…

Она? Кто она? Да эта девица, которую он чуть не зашиб своим лазерным мечом, которым направо, налево…

Мда. На нынешней лошадке въезжать в столицу следовало, прикрывшись до носа шляпой, без белого плаща и теми улицами, где не жили знакомые. Чтобы никто не увидел этот позор. Это… это недоразумение, этот серый ленивый мерин с подходящим именем «Серуня!» И кто на мерине верхом? Государь, Властитель Северных территорий, Принц Крови Тэлар - на этом недоконе, который, чуть задумаешься, норовит сойти с пути и отправиться жрать травку, который человеческих слов не разумеет, и когда надо идти по горной тропе, норовит спихнуть спешившегося всадника в пропасть.

- У… поганец! Ты куда? Эй, стой! Ты куда, паршивец! – паршивец Серуня, воспользовавшись тем, что наездник слез и отошел к ближайшему деревцу… подумать и не привязал мерина, бодрой рысью припустил в кусты и быстро скрылся, не реагируя на вопли хозяина.

- Вернись, гад! Вернись, поганец! – вопил прыгающий на одном месте Тэлар, пытаясь застегнуть штаны и одновременно бежать за непослушной лошадью. – Стой! Тебя волки сожрут!

«Может, сожрут, а, может, и нет. Я вот погуляю, а потом обратно вернусь, в деревню! - наверное, так думал ленивый мерин, удирая подальше от доставшегося ему беспокойного всадника. - Ишь ты! Что удумал! До самой столицы на мне ехать! У меня, может, спина натертая!»

Была ли у мерина Серуни на самом деле натерта спина, мы вряд ли узнаем, но вот что Тэлар, сдавший первому посту мирно спящих детишек и решивших устроить слезное прощание принцесс, остался без лошади – это факт.

- Вот собака! Вот мустанг необъезженный выискался! Вот ведь скотина неблагодарная! – ругался Тэлар, продолжив путь по горной дороге, пролегавшей вдоль небольшой, бодро звенящей на камнях речушки. – Серуня! Вернись, собака, все прощу! – вопил Государь, обмахиваясь шляпой.

Светило уже миновало зенит, начало клониться к закату. Было жарко. А что делать? Придется вот так топать, как простому смертному, до ближайшего селения, и там клянчить лошадь. Деньги были, но кто продаст в такое время, даже (или тем более) Сребровласому? Придется украсть, если не дадут… Хорошо бы с повозкой. Украсть крытую повозку и пару лошадей. Или буйволов. Чтобы привезти на ней оставшихся в лагере детишек.

- Нет, это дурная затея, с буйволами! – размышлял вслух Государь. – Так нас быстро нагонят, отберут повозку, а Его Величеству наваляют, как обычному воришке!

Он снова чувствовал себя уличным мальчишкой, этот принц. Вот как сдал Особых Детей и племянников, как отобрал этого мерина у постового, как отъехал на порядочное расстояние от оставленного балагана во главе с любимым племянником Сенвилем, так сразу скинул свое Великолепие и почувствовал себя сельским пацаном.

Сцена прощания всплыла перед его глазами. Ух, как не любил Тэлар эти расставания!

Оставалось совсем немного до входа в Большие Пещеры Серебряных гор – туда вела дорога по ущелью, когда перед их повозкой неслышно, как призраки, возникли два стража. Полагался и третий, но он залег за камнями, взяв на прицел возницу и его спутника. Все, как полагается! А неслышно… ну так Тэлар их и не слышал, так как задремал, убаюканный сладким пением племяшек…

- Стой! Тпррру! – и сильная рука подхватила под уздцы переднего буцефала. Повозка остановилась, Тэлар мгновенно проснулся и успел схватить за рукав сидевшего рядом племянника Сенвиля – тот уже вскакивал, готовый излить свой гнев на невежду, посмевшего задержать проезд Государя.

- Тише, тише… это наши…

- Простите, Государь, не узнали вас сразу! – охранник, остановивший повозку, вытянулся по стойке «смирно». Второй по-прежнему был настороже. Третий – как полагается, видимо, за теми камушками… Тэлар прищурился, оглядывая диспозицию:

- Вольно. Сколько людей уже прошли в Пещеры?

- Государь, все, кто желал эвакуироваться – уже внутри. Около двенадцати тысяч человек, включая детей. Мы ожидаем только жителей Центральной области и Вас, Государей.

- В этой повозке – тэйларийские малыши. Я везу их из лагеря Воспитального дома в пещеры. Вы сможете выделить одного человека и отвезти их туда? Да, и попрошу приветствовать, как полагается – Их Высочества Принц Сенвиль и Принцессы Аделина и Ангелина!

Сенвиль церемониально задрал нос, а из окон повозки высунулись растрепанные принцессы. Патруль пал на одно колено, скинув неуставные шляпы. Как и предполагал Тэлар, из-за тех самых камней мелькнула третья скинутая шляпа.

- Вольно. И мне нужна лошадь.

- Дядя! – зашипел Сенвиль. – Вам нужны две лошади!

- Так и одной нет, Ваше Высочество! – отрапортовал стражник. – Есть только мерин! Габри, приведи Серого! – кивнул он помощнику. Тот метнулся в кусты и вывел толстобокого красавца Серуню.

- Вот, Ваше Величество! Он у нас, по правде, ленивая скотина. Может, вам вашего буцефала лучше выпрячь?

- Нет, буцефалы устали, и они не верховые… а он у вас разговорчивый?

- Нет, Государь, обычный мерин, каких много…

- Давай, что есть. Кого отрядишь в сопровождающие Их Высочествам?

- Дядюшка! – возмущенно вскричал Сенвиль! – Я с вами!

- Лошадь-то одна, - пряча глаза и делая вид, что поправляет подпругу, ответил дядюшка.

- А я пешком побегу!

- Ага, ухватившись за хвост… - пробурчал Тэлар. – Так. Племянник. Вот твое задание! – и простер длань в сторону повозки с детьми и сестрами, на глазах которых уже навернулись слезы. – Вот твоя зона ответственности на сегодня! А я – я поеду и организую отход подростков и Учителей из лагеря. И тут же, взяв Соломония и нормального коня, поскачу в столицу за вашими матушкой и батюшкой! Будем держать связь! Не раскисай! Племянницы… ну, ну, без слез… Чмом, чмок… Вернусь с папашей и мамашей, ждите!

И ускакал. Вот как надо прощаться! А то началось… уже за спиной он слышал крики сквозь слезы:

- Прощайте! До свидания! Умоляю, будьте осторожны! Берегите себя!

- Буду, буду осторожен, буду… Объеду-ка я этот серпантин по козьей тропе…

И свернул на тропу, которую называли то «козьей», то «тропой контрабандистов», хотя последних тут не было, ввиду отсутствия границ.

В одном месте пришлось спешиться и вести трусливого мерина вдоль обрыва, причем Тэлар неосмотрительно пошел по краю, оставив Серуне место у склона, чтобы тот не так боялся. Так зловредная скотина нарочно крупом чуть не спихнула Тэлара вниз! А внизу… та самая горная дорога, по которой он не так давно проехал, но только до нее катиться колобком метров двести по крутому склону. Тэлар еле удержался на краю, пнул мерина и оттеснил его от склона. Теперь Серуня, испуганно косясь вниз и прижимая уши, шел по краю, а Тэлар, притираемый тушей лошади, был в относительной безопасности.

И вот Серуни след простыл, а Государь тащится по дороге в своих великолепных походных парадных сапогах, и тащиться ему до ближайшего селения еще пару часиков…

До него донеслись голоса. Где-то впереди шли люди. Тэлар быстренько ретировался за обломок скалы. Мало ли что за люди… и вообще, нечего каждому знать, где находится Властитель Северных территорий!

В небольшой кают-компании царил полумрак. Интерьер помещения выдавал богатство хозяина этого космического корабля. Все по последнему писку технократической моды. При этом обшивка мебели и стен – только натуральная кожа и благородное дерево. Диссонансом смотрелись повсюду разбросанные вещи, позолоченные поручни вдоль стен и диванов не были натерты до блеска, на всем лежала печать запущенности – как будто хозяин не следил за прислугой. Небольшой портативный командный пульт был установлен тут же, хотя ему по всем правилам полагалось быть в каюте капитана.

В кресле перед ним сидела странная, оплывшая фигура. То ли ну очень толстая женщина, то ли жутко жирный мужчина, сложно было разобрать в полумраке. Прическа – густые каштаново-медные, коротко стриженые волосы, лицо без признаков щетины. Мужская рубаха, еле сходящаяся на животе и широченные поварские штаны говорили, что это – скорее, жирный мужчина со странно худым для такого пуза лицом. Дверь отъехала в сторону, открывая ярко освещенный коридор, и в кают-компанию вошел худощавый мужчинка с подносом в руках. Вместо формы стюарда на нем был замызганный рабочий комбинезон, в котором на приличных судах механики работают, а, выходя из «моторного отсека», переодеваются в цивильное. Фигура в кресле чуть шевельнулась, не отрывая взгляд от экрана монитора.

Мужчина поставил поднос на столик и присел в соседнее кресло.

- Ваш полдник… - промурлыкал он. – Молочко с медом!

- Тьфу, гадость… - все-таки это была очень толстая женщина. Она протянула руку к подносу, поднесла к губам стакан. – Ой, не могу я это пить, с души воротит! Да еще и с пенкой!

- Давай, выну пенку… - видимо, эта сцена повторялась часто, и мужчина который раз и говорил, и делал одно и то же. Привычным жестом он «снял» чайной ложной несуществующую пенку и протянул стакан женщине со словами: - Надо, значит надо.

- Я хочу кофе!

- А вот кофе нам не надо,он нам вреден! А молочко нам полезно!

- Мне не нравится!

- Нравится, не нравится – терпи, моя красавица!

- А сам пьешь кофе!

- Я?! Да я забыл, как он выглядит!

- Забыл? А от самого кофеищем разит! Только что пил, трепло! – устало сказала женщина, с отвращением разглядывая содержимое стакана. – Нет, меня вырвет, если я это еще хоть раз выпью!

- Ой, ну какая ты! Ладно, уговорила, я тебе сюда добавлю ложечку кофе, но ты тут же это выпьешь. Договорились?

- Ладно…

- Давай стакан, я через минуту… Разведчик не возвращался?

- Нет, тишина пока… Ага, «забыл, как выглядит», но «вернусь через минуту»… Ложь во имя моего спасения… - ворчала женщина. Когда мужчина снова вошел и поставил стакан на то же место, она сидела, подтянув к себе мобильный пульт управления. Пальцы бегали по клавишам, лицо из капризного стало волевым и сосредоточенным. Мужчина впился глазами в экран.

- Ну… что?

- Погоди. Ищу… Ах! – она в отчаянии откинулась назад. – Посмотри! Разведчик не нашел людей, зато считал последние новости из Сети... Система Галлиопа покинута тринадцать месяцев назад! На обеих планетках ни души! Проклятие…

- Может, они оставили форпост?

- Нет…

- Законсервированную базу?

- Да толку от нее? Нет, все вывезли… «Эвакуированы в связи с начавшимися боевыми действиями»! Все, мне конец…

- Ну что ты, милая…

- Нет, нет…. Я не переживу еще один прыжок в подпространство… Я рожу прямо во время прыжка…

Рубашка расстегнулась, и стало видно, что женщина не просто толстая – она была на сносях. Живот уже опустился в предродовое положение. Мужчина взял ее за руку, начал гладить, успокаивать:

- Мы справимся… Я буду рядом. Я все изучил, фильмы даже смотрел, мы справимся…

Женщина чуть не плакала:

- Ты не понимаешь…. Мне плевать на себя, что заслужила – то заслужила, но ребенок… а если обвитие пуповиной? Или поперек пойдет? Что делать?

- Ну ничего, ничего, не отчаивайся… Оба-на, а что это – смотри, у точки входа в подпространство? Ну-ка… - и через минуту: - Что ЭТО?

При максимальном увеличении было видно, что из точки входа в подпространство – откуда они сами сутки назад возникли и направились изучать местную звездную систему – вывалился космический аппарат, окруженный сверкающей и переливающейся всеми цветами радуги сферой. Больше всего это напоминало мыльный пузырь, постоянно меняющий свою форму.

- Никогда такого не видела! – призналась женщина. Там, внутри – какой-то катер, что ли? Готовься удирать подальше, штурман!

Мужчина отвел корабль на несколько тысяч километров в сторону. Тем временем «мыльный пузырь» испарился, и внутри него оказался маленький спасательный катер, который застрял недалеко от входа в подпространство и начал подавать сигнал бедствия.

- Идентификация! – приказала женщина. Через минуту ровный голос сообщил, что терпящее бедствие судно является спасательной капсулой малого десантного корабля Империи русских.

- Имперцы… - простонала женщина. – Ладно… давай убираться отсюда! Пройдем мимо них и прыгнем.

- Погоди, - остановил ее мужчина. – Что они нам сделают? У них и вооружения-то нет.

- А у нас оно есть?

- А вдруг у них врач на борту?

Женщина замолчала, вглядываясь в экран, на котором пробегали строки – результаты сканирования спасательной капсулы. Наконец, она решилась:

- Ладно. Запроси их состояние.

В рубке чудом уцелевшей в подпространстве спасательной капсулы капитан малого десантного корабля Георгий Смирнов и его команда с таким же напряжением смотрели на экран.

- Это обычный частный корабль… Почему они не отвечают на наш сигнал? Частное судно Бета тринадцать семь нулей сто сорок шесть! Мы терпим бедствие! Просим помощи! А это что?

- Капитан! – прошептал помощник, стоявший позади кресла командира. - Поиск по абрису указывает другое! Это… Не может быть!

- Мать честная! Ну мы влипли! Да как такое возможно? Это ошибка! Мало ли таких кораблей…

- Жорж, такой корабль один на всю Ойкумену, - хрипло произнес помощник. – Я-то знаю…

Продолжение следует...

Первую главу можно прочитать по ссылке https://cont.ws/@proctotanya/1...

Вторую - https://cont.ws/@proctotanya/1...

Третью - https://cont.ws/@proctotanya/...

Четвертую - https://cont.ws/@proctotanya/1...

Пятую - https://cont.ws/@proctotanya/1...

Шестую - https://cont.ws/@proctotanya/1....

Седьмую - https://cont.ws/@proctotanya/1...

Восьмую - https://cont.ws/@proctotanya/1...

А с первой по текущую главы - https://www.proza.ru/2019/06/2...

© Copyright: Таня Бондарева, 2019

Свидетельство о публикации №219062401695

А в качестве бонуса - тема "Космическая музыка" - как можно увидеть то, что слышно только в воображении. 

Благодарю за прочтение! 

Кому кнут, а кому пряник или приходит конец однополярного мира

Гегемония уже не та, что прежде. Начинают сыпаться скелеты американской зомби-экономики из обветшавшего большого шкафа. Вот уже и один из крупнейших банков США  Bank of America под...

Месть за СССР. Путин оставляет США без джинсов и жвачки

Когда-то наши сограждане променяли огромную страну на джинсы и жвачку. Чему весьма активно «помогли» американцы. Но все в этой жизни возвращается бумерангом. Теперь наступает очередь СШ...

Заднеприводная Чехия под куполом евроцирка.

Принципиальный враг, стоящий насмерть за свои убеждения, вызывает уважение хотя бы своей стойкостью. Нелепо суетящаяся особь, пытающаяся потрафить желаниям клиента и в угоду ему выплескивающая содержи...

Обсудить
    • Vik
    • 22 октября 2019 г. 21:19
    :hibiscus: :hibiscus: :hibiscus:
  • Нее без кофе нельзя!)
  • Закрутили!
  • :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup:
  • :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: