Самая высокая мечта

219 3190

В глазах летчиков отпечаталось небо. Это навсегда, и глаза у летчиков синие. А в глазах ракетчика - пламя. Это тоже навсегда. Не имеет значения, что эти ребята, влюбленные в небо и космос, в детстве были зеленоглазыми или кареглазыми. Приглядитесь - в их зрачках вы увидите бушующее пламя ракетных двигателей или безбрежное синее небо. Моим друзьям посвящается. 

Пьеса написана для коллектива студенческого театра МАИ 

Действующие лица: 

Николай 

Катя, жена Николая 

Федор Петрович, отец Николая 

Елизавета Сергеевна, мать Николая 

Семен, сын Николая и Кати 

Лиза, дочь Николая и Кати 

Роман, друг Николая 

Лена, студентка 

Студенты и преподаватели авиационного института 

В 1 и 2 сценах Николаю 23 года, в 3 – 38 лет. 

Сцена 1

Обычная городская квартира. Наше время. Комната завалена барахлом. Одежда разбросана по стульям и дивану, на столе – ноутбук, большой монитор, клавиатура, сам стол тоже завален. Перед ноутбуком примостились кружка и тарелка. На стене – большой экран. Шкаф заставлен моделями самолетов, ракет, космических аппаратов. В углу на стене висит видавшая виды акустическая гитара и ниже, на подставке, стоит электрогитара. На подоконнике мы наблюдаем одинокий горнолыжный ботинок. На стене – постеры с рок-звездами, волосатыми, татуированными, бьющимися в экстазе. И среди них – портрет девушки. Она смотрит вдаль и улыбается.

В комнате дверь и большое окно, выходящее во двор. За окном – еловые лапы, усыпанные снегом, сквозь них пробиваются солнечные лучи.

За входной дверью – шум и голоса.

- Рома, заноси, заноси влево!

- Пы-пытаюсь…

Раздается грохот и мелодичный звук велосипедного звонка.

- У!!!! Ох… твой велик мне на ногу упал!

- Да черт с ним, с великом! Заноси, заноси!

- Моя нога! У-у-у…

- Потерпи, Рома, заходим уже!

Дверь в комнату распахивается, и входят Николай и Роман, они тащат большой гофрокороб.

Николай: - Левее, на стол ставь...

Роман (хромает): - Куда на стол? Там занято. У-у-у-у…. моя нога…

Николай: - Терпи. Немного осталось.

Николай, придерживая короб рукой и коленом, сбрасывает с тумбочки предметы, и они с Романом водружают короб на тумбочку. Роман падает на диван и со стоном начинает расшнуровывать кроссовок.

Роман: - перелом, наверняка. Из чего этот дрын сделан, а?

Николай: - Из железа... наверное.

Николай выходит из комнаты, слышны металлический звон и скрежет. Звякает велосипедный звонок. Николай возвращается.

Николай: - Сейчас Ленка приедет.

Роман перестает расшнуровывать ботинок.

Роман: - А чего она?

Николай: - Так это же Ленка про 3D принтер договорилась на кафедре. Придет, покажет, как оно работает. Её право первой брачной ночи, то есть она у нас первая в очереди.

Роман (зашнуровывая обувь): - А как иначе?

Николай: - Нет перелома?

Роман: - Да проходит уже!

Николай: - Может, в травмпункт сгоняешь? Серьезное же дело – а вдруг трещина?

Роман: - Нет, все норм! Смотри, танцевать готов!

Николай: - Ну ладно, ладно… Только ты смотри, охромеешь, а впереди диплом.

Роман: - Норм! Пять минут позора, и кусок хлеба на всю жизнь!

Николай: - С маслом. Жаль, не с икрой…

Раздается звонок в дверь. Из коридора звучат голоса.

Елизавета Сергеевна: - Коленька! Ты дома? Мы пришли…

Николай: - Мам, я дома! Рома у нас, готовимся вместе.

Елизавета Сергеевна (заглядывает в комнату): - Здравствуйте, мальчики!

Роман: - Здравствуйте, Елизавета Сергеевна!

Николай: - Мам, пап, привет!

Елизавета Сергеевна входит в комнату, за ней – Федор Петрович.

Роман: - Здравствуйте, Федор Петрович!

Федор Петрович: - Сразу видно – орёл! Сборы позади, рапортовать научился! Вольно!

Роман: - Есть «вольно»!

Федор Петрович: - Ну что, соколы? Защита через неделю? Готовы?

Николай: - Готовы почти…

Роман: - Осталось макеты в объеме на принтере напечатать.

Федор Петрович: - Объемные – напечатать? В трех проекциях, что ли?

Елизавета Сергеевна тихонько выходит в коридор.

Николай: - Ой, пап, ну ты будто не знаешь. Берем 3D принтер. Закладываем в него чертежи в твоих проекциях или сканы оригинала, ждем, ждем, и через какое-то время принтер выдает или модель, или копию. Деталь. Все, что ни пожелаете!

Федор Петрович: - Да… А мы-то, помню, все сами, ручками…

Николай: - Папа!!! На дворе – двадцать первый век! А ты эпоху Жуковского вспомнил!

Федор Петрович: - В этом коробе ваш принтер? Чей же он?

Роман: - Это с кафедры. Нашей группе выдали, говорят, в этом году новая мода – защита дипломов с 3D моделями.

Федор Петрович: - А вы чудо-технику освоили?

Николай: - Сейчас Лена придет, ей преподы и рассказали, и показали… Ром, у тебя нотик с собой?

Роман (достает ноутбук из своего рюкзака): - Странный вопрос, Коля! С собой.

Николай: - Сыграем, пока девчонок ждем?

Роман: - Ага! Поехали!

Роман садится на диван, открывает ноутбук, Николай – за свой стол. С ходу ребята въезжают в игру и перестают замечать, что происходит вокруг. Федор Петрович хмыкает и выходит из комнаты.

Снова из коридора звучит звонок в дверь. Слышны голоса.

Лена: - Здравствуйте, Федор Петрович!

Федор Петрович: - Здравствуй, здравствуй! Проходи!

Елизавета Сергеевна: - Здравствуй, Леночка!

Лена: - Добрый день, Елизавета Сергеевна!

Дверь в комнату открывается, входит Лена.

Лена: - Привет! Ого, как упорно вы готовитесь!

Роман: - Лена, здравствуй!

Николай: - Привет! Ромка, мясо! Меня прибили, ты уснул?

Лена достает из сумки свой ноутбук, пристраивается на подоконнике, рядом с ботинком.

Лена: - Парни, я с вами!

Николай: - Лена, ты отец прямо!

Теперь все трое, не отрываясь от экранов, погружаются в «стрелялку». Изредка кто-то вскрикивает, но пальцы не бросают «мышку», взгляды не отрываются от экранов. Звенит звонок в дверь, но они его не слышат.

В комнату входит Елизавета Сергеевна с подносом, на котором стоят чашки с чаем и блюдо с пирожками.

Елизавета Сергеевна: - Ребята! А ну-ка, чайку попейте с пирожками!

Николай: - Мама, м-м-м… погоди…

В комнату входит Катя, девушка с фотографии на стене.

Катя: - Всем привет! Елизавета Сергеевна, давайте я помогу.

Перекладывает барахло с прикроватной тумбочки на кровать и помогает поставить поднос. Николай отрывается от экрана:

Николай: - Катя!

Роман: - Колян, лох! Катя, привет! Катя, ну что ты наделала…

Лена: - Привет, Катюш!

Девочки обнимаются. Николай тоже хочет, но при матери не смеет.

Елизавета Сергеевна: - Вот, попейте чайку, и за работу!

Все: - Спасибо, Елизавета Сергеевна!

Сцена затемняется, освещается левая часть авансцены. Там в кресле у журнального столика сидит Федор Петрович с айфоном в руках. Играет. Елизавета Сергеевна садится во второе кресло, достает из фартука свой айфон, погружается в свою игрушку.

Федор Петрович: - Так наш Николай никогда не женится. То ноутбук, то телефон… ты бы повлияла, ты же мать!

Елизавета Сергеевна: - С тебя пример берет.

Федор Петрович: - А? Я только, как говорится, в свободное от работы время!

Елизавета Сергеевна: - Мне сказал, что все сейчас знакомятся в Интернете.

Федор Петрович: - Во, во. Семенов из соседнего отдела рассказывал, что его обалдуй «встречался» в Интернете с одной, так выяснилось, что она ему в бабушки годится!

Елизавета Сергеевна: - Хорошо, что не в дедушки… Через Интернет пойди разбери, кто там – девочка или мальчик.

Федор Петрович: - Семенов-младший как узнал, что на той стороне бабушка, разобиделся, спросил у нее: «Как же вы могли?» А бабуля в ответ: «А я еще ого-го!"

Елизавета Сергеевна: - На президента Франции посмотри. Его устраивает жена-бабушка, а Семенова-младшего нет?

Раздается навязчивый писк. Какой-то прибор нервно реагирует на неполадки.

Елизавета Сергеевна: - Федя, слышишь – посудомойка пищит.

Федор Петрович: - М-м-м… Что?

Елизавета Сергеевна: - Посудомойка засорилась. Пищит. Не моет. Надо прочистить!

Федор Петрович: - М-м-м… Сейчас…

Елизавета Сергеевна: - Федя!

Федор Петрович: - Ой, ну пойди выключи, подожди, включи заново. Я не могу, у меня рейд!

Елизавета Сергеевна: - Не поможет, ты прекрасно это знаешь. Надо оторваться от кресла и пойти прочистить! И вообще, у меня свободный час!

Федор Петрович: - Пусть пищит, я занят!

Посудомойка продолжает жалобно и настырно пищать. Федор Петрович и Елизавета Сергеевна не реагируют, играют. Добавляются новые рингтоны, все громче и тревожнее. Свет гаснет, и в последний момент в какофонию звуков врывается резкий свист электрички.

Конец 1 сцены.

Сцена 2

Та же комната, с незначительными переменами – гофроящика нет, ботинок валяется под окном. За столом сидит Николай, работает за компьютером. В левой руке держит бритвенный станок. Рядом на подставке – бумажный самолетик.

Николай: - Да живее ты, конь педальный! Давай, давай… Ну, наконец!

Вынимает из ноутбука флешку, кладет рядом с самолетиком. В комнату входят Федор Петрович и Елизавета Сергеевна, у отца в руках длинный тубус для чертежей формата А0, сам он одет в старую маевскую куртку, увешанную значками и эмблемами стройотрядов.

Елизавета Сергеевна: - Сыночек, ну как? Не пора ли?

Николай: - Мама, пора, пора…

Федор Петрович: - Возьми, для чертежей пригодится!

Николай (бреется): - Все чертежи, батя, у меня тут! (Тыкает пальцем в флешку.)

Федор Петрович: - Мда… А как комиссия их смотреть будет?

Николай: - Это как презентация. На экране. Ну, как проектор в кино!

Федор Петрович: - Да понимаю я… Слушай, а если с диском что случится?

Николай: - А я на защиту уже отправил через Интернет! Все будет хорошо.

Федор Петрович: - Надо же… а что, теперь везде на такой… виртуальный формат перешли?

Николай (закончил бриться, собирается): - Да, папа, да. Теперь вся документация в, как ты выразился, виртуальном формате!

Федор Петрович: - Но хотя бы распечатана?

Николай: - Не-а. А зачем? Так же проще. Нужно что-то исправить – пожалуйста! Бац! Внес в файл изменение, в основную матрицу, разослал обновление – и все! Быстро, оптимально, мало затратно!

Федор Петрович: - А если что…

Елизавета Сергеевна: - Отстань от него. У него защита диплома! Солнышко, ты помнишь, с чего надо начать? «Глубокоуважаемый председатель комиссии, уважаемые члены комиссии! Позвольте представить мою дипломную работу…»

Николай: - Мама-а-а-а!

Федор Петрович: - Ну, Лиза…

Елизавета Сергеевна: - А что такого? Для защиты диссертации это нормально, а для диплома излишне? Любому понравится такое вежливое обращение!

Николай (бережно укладывая модель в коробку): - Мама, папа, все! Я пошел. Пока вроде все помню, но, кажется, уже все забыл! Пока, пока! Ругайте меня!

Николай убегает.

Федор Петрович: - Ничего, сын! Как говорили в мое время, «Защита диплома – это пять минут позора и кусок хлеба с маслом на всю жизнь!»

Елизавета Сергеевна: - И если тройка – не переживай! Как говорится, «Тройка – это государственная оценка!»

Федор Петрович: - И все же… когда случилась катастройка, и мы ящиками передавали совершенно секретные документы нашим залужным друзьям, нашлись люди, которые сумели «спрятать под сукно», утаить самое главное и ценное. И «победители» что-то получили, но не все. А потом все это пригодилось, когда началось восстановление!

Елизавета Сергеевна: - Виртуально – видимо, места меньше занимает.

Федор Петрович: - В спецхранилищах на пленках хранится, наверное. Хотя защитит ли это от электро-магнитного импульса при ядерном взрыве?

Елизавета Сергеевна: - Тяпун тебе на язык, Федя! Посмотри, у тебя на пузе маевка не застегивается! Тебя в окоп не пустят, не влезешь с таким… миделем!

Уходят. Освещается правая часть авансцены. Там стоят два стола из учебной аудитории, на столе – ваза с большим букетом цветов. За столами сидит комиссия – два преподавателя и ученый секретарь. На столе лежат флешки и диски. На авансцену через комнату проходят студенты, ставят стулья, рассаживаются. У каждого своя моделька, свой бумажный самолетик. Среди них – Роман, Катя, Лена и Николай. Николай встает перед экраном и готовится защищать свой диплом.

Председатель комиссии: - Ну что же, начинайте!

Николай: - Глубокообожаемые члены комиссии! Ой…

Педагоги милостиво улыбаются.

Николай: - Глубокоуважаемый председатель комиссии! Уважаемые члены комиссии, коллеги! Позвольте представить вашему вниманию мою дипломную работу…

Входят гитаристы, берут гитары и начинают петь «Марш авиаторов». 

Мы рождены, чтоб сказку сделать былью,

Преодолеть пространство и простор,

Нам разум дал стальные руки-крылья,

А вместо сердца - пламенный мотор.

Припев:

Все выше, выше, и выше

Стремим мы полет наших птиц,

И в каждом пропеллере дышит

Спокойствие наших границ.

Бросая ввысь свой аппарат послушный,

Или творя невиданный полет,

Мы сознаем, как крепнет флот воздушный,

Наш первый в мире пролетарский флот!

Припев:

Все выше, выше, и выше

Стремим мы полет наших птиц,

И в каждом пропеллере дышит

Спокойствие наших границ.

Наш острый взгляд пронзает каждый атом,

Наш каждый нерв решимостью одет;

И, верьте нам, на каждый ультиматум

Воздушный флот сумеет дать ответ.

Припев:

Все выше, выше, и выше

Стремим мы полет наших птиц,

И в каждом пропеллере дышит

Спокойствие наших границ.

Марш звучит все громче. Под эту песню на сцене разыгрывается пантомима. Николай с воодушевлением комментирует слайды со схемами, чертежами, графиками. Комиссия слушает, преподаватели с одобрением кивают, затем председатель жестами просит принести кофе. Студенты «болеют» за собрата. Секретарь ставит на стол чашки с кофе, сахарницу и вазочку с печеньем. Председатель надкусывает печенье, морщится и макает его в кофе, печенье жесткое. Заслушавшись, вместо второго печенья он берет флешку и опускает ее в кофе. Студенты в ужасе замирают, секретарь вылавливает флешку, пытается ее промокнуть, одна из студенток хватается за сердце – это был ее диплом. И только Николай рассказывает и рассказывает, мелькают слайды… В конце к мелодии присоединяется вой сирены, оповещающей о воздушной тревоге.

Конец 2 сцены.

Сцена 3

Прошло пятнадцать лет. На сцене – сельская местность, деревенский двор, видна часть бревенчатого дома. Окошки заклеены мутным белесым материалом, ставни открыты. Перед домом – колода для рубки дров и навес для хвороста. У входа в дом скамья. На штакетине висит одинокий лапоть.

К калитке прикручен старый велосипедный звонок. Когда калитка открывается, звонок звенькает.

Все в этом дворе сделано своими руками из подручных материалов, но добротно и «на века». Даже сети, висящие на штакетнике, сплетены из стеблей растений. Крыша покрыта соломой. Слышно, как кудахчут куры, изредка раздаются где-то вдали человеческие голоса, лает собака.

В калитку входит постаревшая Катя, она несет на коромысле ведра с водой. Одно из них – видавшее виды жестяное, второе – деревянная кадушка.

Одета Катя в одежду из серого домотканого полотна, на голове – платок. По весеннему времени поверх холщовой рубахи на Кате надет жилет из овчины. Появляющиеся дальше действующие лица одеты по той же моде.

Катя аккуратно ставит ведра у порога дома.

Катя: - Эй, есть кто дома? Надо воду внести, как бы дождь не пошел…

Катя с трудом поднимает ведро на ступеньку дома.

Катя: - Нет, видно, никого…

За штакетником раздаются детские голоса:

- Эй, ты! Больной!

- Вали, пока шею не свернули!

- Ботаник! Круглоземелец!

Катя опускает ведро на ступени и оборачивается к калитке. Она распахивается, вбегают Катины дети – Лиза, девочка лет тринадцати, она тащит за руку Семена, ему лет десять. Семен прижимает кулак к левому глазу, под глазом наливается большой фингал.

Катя: - Что случилось! Ох, да что же это?

Лиза: - Мама, нашему Сеньке Мишка в глаз дал!

Семен: - Не болтай!

Лиза: - Я старше, я за тебя отвечаю, а ты… хулиган!

Катя: - Так. Тихо. Лиза, принеси-ка тряпицу, надо холодное приложить. Семен, покажи синяк… ох, какой знатный! И как же тебя угораздило? А?

Лиза (успела забежать в дом и принести какую-то серую тряпку): - А я ему говорила: «Не связывайся, Сенечка, они тебя старше!» А он не слушал ни чуточки!

Катя: - В ведре смочи, там холодная! Сынок, вот холодное прижми, спадет… глаз видит?

Семен: - Не видит…

Катя: - Увидит, увидит, не реви… фингал спадет, увидит…

Семен: - А я и не реву! Мама, Мишка сказал, что в небе только птицы могут летать!

Катя: - Ну да, еще бабочки…

Семен: - И что никаких самолетов, ракет никогда не было, и что я все вру!

Катя: - Нет, сынок, все было…

Семен: - И я ему так сказал!

Лиза: - А Мишка пацанов позвал, и они втроем стали над Сенькой смеяться! И врали, что наш папа врал про самолеты! Сенька сказал, что сейчас докажет, и… мама, он папин самолетик из дома взял и в класс притащил…

Семен: - Лизка!

Катя: - Как же так? Сенечка, зачем? Я велела не брать никогда! Это же папина память… дети… вы что?

Лиза: - А папа искать самолет начнет, не найдет – что – лучше будет, если мы смолчим?

Катя: - Да что случилось? Лиза, расскажи без стенаний, четко и ясно! А ты молчи, Семен! Твою версию мы позже выслушаем.

Лиза: Мама, они давно к Сеньке вязли! И вот довязлись! Сенька слушал про то, что мы все врем, слушал, потом как заорет: «Я вам докажу!» - и рванул со двора. Я опомниться не успела, он вернулся с папиной моделькой. А они… они не поверили, стали хохотать, отняли и сломали ее… а-а-а-а….

Катя: - Так. Лиза, тряпицу отожми, холодной водой пропитай и приложи к глазу. Семена глаз… не твой. И меняй, как только согреется. И… ребятки, постарайтесь ведра в дом внести, пока дождь не пошел. А я… Где, говоришь, Миша с парнями?

Семен: - В школе, наверное… сейчас уроки, это мы ушли…

Катя (выламывает из плетня хворостину, на которой висит лапоть. Лапоть падает на землю): - Так. Я скоро.

И выбегает за калитку.

Лиза: - Ну все… Мишке конец настал. Мамка как разозлилась, видел?

Семен: - Ага… самолет-то не вернешь… Он его выкинули, наверное… Эх…

Лиза: - Задним умом ты, братец, крепок! Раньше надо было думать! Сказали тебе – «нельзя из дома выносить» - надо было слушаться!

Семен: - Да я доказать хотел, что правду говорю, что все это было!

Лиза: - Ты думаешь, у Мишкиного отца такого самолетика нет? Они же с нашим вместе учились до… до катастрофы…

Семен: - А я не видел. Сколько раз у них был – не видел!

Во двор входит постаревший Николай. Сбрасывает с плеч две вязанки хвороста.

Николай: - Что это у вас? Ого! Фингал. Подрался? Ну-ка покажи, да не дергайся, я посмотрю, что с глазом… ничего, жить будешь. Холодное? Молодец, прикладывай дальше! Лиза. Что стряслось? Докладывай, как старшая!

Лиза: - Мама воды принесла, просила в дом поставить, пока дождь не пошел…

Николай: - Сейчас занесу, а ты рассказывай!

Николай заносит ведра в дом, прячет хворост под навес.

Семен: - Папа… ну подрались, ну что такого…

Николай: - Да ничего такого.

Лиза: - Сенька, а если я скажу?

Семен: - Молчи, крыса…

Лиза: - Папа мне велел!

Семен: - Папа… ну, в общем, я подрался… Из-за твоей модели…

Николай: - Хорошая причина. Это какая модель-то?

Лиза: - Да самолет твой! Я ему сколько раз говорила, не трогай!

Николай: - Семен. Ты уж не томи.

Семен: - Папа, они мне не верят, что раньше люди умели летать!

Николай (обнимает сына): - Кто «они», сынок?

Семен: - Все! Понимаешь? И даже Мишка…

Николай: - Люди и не летали… Летали самолеты, дирижабли, космические корабли, а в них были пилоты и пассажиры.

Семен: - Вот в это во всё никто и не верит! Давно уже… А сегодня еще и дразнить начали за то, что я сказал на уроке, что Земля круглая, как яблоко!

Николай: - А какая же она?

Семен: - Плоская!

Николай: - Какая-какая? Плоская? А как же горизонт?

Лиза: - Папа, нам в школе рассказывают, что Земля – плоская…

Николай: - Что за бред? Лиза, покажи учебник, где эта чушь напечатана?

Лиза: - Папа, у нас нет учебников….

Николай: - Ч… забыл. А кто вам этот бред рассказывает?

Лиза: - Роман Петрович, папа Мишки… он нас наукам учит…

Николай: - Ромка? Как так? Он же сам работал в Центре управления полетами, с МКС… Дети, это станция космическая, обитаемая! Я рассказывал…

Семен: - Роман Петрович говорит, что земля плоская, и Солнце с Луной по небу по этому… элипсу бегают… поэтому мы их то видим, то они за горизонтом прячутся.

Николай: - Та-а-ак… А модель моя как в этот спор попала?

Семен: - Папа, я ее взял, чтобы им показать, как на скорости воздух становится опорой для крыла, как у птицы… ты рассказывал столько раз! Ну, и…

Лиза: - А они отняли и стали хохотать, и бросали друг другу, чтобы Сенька не забрал! Тут он и полез драться, и они все на него! А я схватила швабру и по… спинам им! И мы убежали… А они за нами погнались!

Николай: - Ну и сколько их было, знатоков природы?

Семен: - Пять, что ли…

Николай: - Ну что же, вы молодцы! Одним фингалом отделались. Мама видела?

Входит Катя. В руках у нее остатки самолетика. Нос оборван, половины крыла нет.

Катя: - Коля…

Николай: - Да ладно… иди сюда… да не плачь, подклеим.

Катя: - Чем? Клей нормальный на черном рынке безумно стоит… а самодельный твой не поможет…

Николай: - А я смолу с сосен соберу, расплавлю и сделаю еще лучше, чем было, Катенька… Ты не плачь!

Во время их разговора на сцену выходят студенты, преподаватели, родители Николая. У каждого в руках свой бумажный самолетик. Побольше, поменьше, разной формы, со звездами на крыльях. Начинает звучать музыка –куплеты из «Маевской застольной». 

Но вот разбегутся дороги,

Уж даль инженера видна.

Но были и мы козероги (когда-то!),

Об этом забыть нам нельзя.

Забыть, как зачеты сдавали,

Забыть наш любимый МАИ.

Ты помнишь, как водку из банок хлебали

Из-под баклажанной икры?

Они запускают самолетики над сценой, в зал. Песня набирает силу.

Судьба наша где-то таится,

Застрявши на звёздном пути.

Стальная могучая птица

Должна нам её принести.

И где бы, товарищ, ты ни был,

Мы вместе учились в МАИ —

Недаром кусочек лазурного неба

Сияет у нас на груди!

Все!

Мы знаем, что они задумали или о наивной западной хитрости

Вы не задумывались для чего Россия опубликовала запись разговора двух немецких военных, обсуждающих удары по нашей стране и возможность отправки войск Германии в зону конфликта?Вариант ...

Началась чистка элит: задержан всем известный олигарх

По всей вероятности, в России в конце концов началась акция по "очистке" элиты, и сегодня олигархи, которые не принимали слова Владимира Путина всерьез, вынуждены серьезно задуматься о ...

Расписание Путина (секретные документы)

Над Кремлем не гаснут звезды, Путин никогда не спит. Все, теперь спасаться поздно – Кремль вас поработит. Расписание Путина* *составлено по публикациям Самых Правдивых западных СМИ....

Обсудить
    • Vik
    • 17 августа 2023 г. 10:30
    :hibiscus: :hibiscus: :hibiscus:
  • :thumbsup: :sparkles:
  • :thumbsup: :thumbsup: :v:
  • Заправлены в планшеты космические карты... Кому расскажи, что в докомпьютерную эпоху и крылья расчитывали, и двигателя, и баланс, и летали не только самолёты с вертолётами, а и автоматические межпланетные станции вплоть до Венеры. __ А как Прогресс Победил, - деградация наступила непередаваемая.
    • Ross
    • 17 августа 2023 г. 14:02
    Вдохновенное произведение, заряженное, энергетическое :blush: :boom: :notes: :boom: :hand: Жизнь здесь фонтаном. :blush: :boom: :hand: Жизнь большая формируется под большие задачи. Поэтому масштаб жизни должен быть космическим. И русские придумали космизм не зря. :boom: :hibiscus: :hand: