Накануне.

12 365


Накануне 23 февраля, одного из праздников, некогда политических, а сейчас уже. Наверное, исконных, пройдет встреча Президента РФ В. Путина и Президента Белоруссии А. Лукашенко.

Не сказать, чтобы эта встреча имела какой-то уникальный характер. Достаточно часто встречи Путина и Лукшенко проходят в феврале. Да и вообще, встречи между этими политиками одни из наиболее частых как в российском, так и в белорусском политическом календаре. В последний год, правда, такие встречи проходили чуть реже, но опять же коронавирус и неспокойная обстановка в Белоруссии особо не благоприятствовали встречам и переговорам. Лукашенко больше был заинтересован в усмирении протестной активности в стране, Путин в решении актуальных задач, связанных с одной стороны с вирусной угрозой, с другой с поправками в Конституцию РФ. В общем было особо не до встреч, хотя и встречи, разумеется были и на параде в Москве, и на открытии памятника в Ржеве. Но не суть важно.

Интересно, что Лукашенко вылетел на встречу сильно заранее. Сами переговоры намечены на 22-е, но самолет белорусского лидера отправился в Сочи еще 19 числа. Тут можно отметить, что это. Наверное, самый долгий период отсутствия в стране Лукашенко начиная с середины прошлого года.

Чем же так интересны эти переговоры. В первую очередь тем, что они как бы отсекают прошлое и будущее, поскольку происходят в ситуации серьезных сдвигов в политическом пространстве. Россия буквально только что заявила о готовности к разрыву дипломатических отношений с ЕС на фоне угроз введения новых санкций. Это значит, что идея некоторых политически ангажированных комментаторов видеть в Минске мост между Россией и Европой провалилась. С одной стороны, провалилась потому, что сам Лукашенко сейчас не особо привечаем в целом ряде зарубежных стран. С другой, потому, что Россия больше не готова общаться с Европой, которая пытается действовать «с позиции силы», которой общем то и не имеет. В такой ситуации разговор должен уйти из русла вопроса «важности Белоруссии для выстраивания отношений с Западом» в практические аспекты интеграции.

И в этом плане переговоры очень интересны. Они, фактически, отображают новое видение международных отношений как с позиции России, так и с позиции Белоруссии и, при этом, воспринимаются через призму всех событий, произошедших в последние годы, в том числе и в контексте не совсем удачной реализации интеграционных проектов двух стран. Но обо всем по порядку.

Многодневный марафон

На самом деле многодневный визит Лукашенко в Сочи не случаен. Хотя некоторые ТГ каналы и говорят о том, что белорусский лидер приехал в том числе немного отдохнуть, на самом деле рабочий график, судя, по имеющимся сведениям, у него весьма серьезный. Это и подготовительные встречи с белорусским послом Семашко и с представителем Белоруссии в ЕАЭС Мясниковичем. Встречи с российскими чиновниками из числа интересантов российско-белорусских отношений (а они многогранны). Наконец несколько российских министров в рамках функционала ведомств которых имеется та или иная тема интеграционного процесса России и Белоруссии.

Финальной же точкой должны стать многочасовые переговоры Путина и Лукашенко, которым будет посвящён чуть ли не весь день 22 февраля. И поговорить на самом деле есть о чем. Поскольку незакрытых тем в отношениях двух стран накопилось очень и очень много. Часть из них – это еще старая повестка дорожных карт, некоторые из которых уже начали реализовываться. Другие пока что притормаживаются и им определённо нужно придать дополнительное ускорение.

Важной темой переговоров будет. определенно, ситуация в Белоруссии. В. Путин после событий августа 2020 года фактически поддержал Лукашенко в части признания результатов выборов, но при условии последующих шагов, направленных на оздоровление внутриполитического пространства Белоруссии.

По большому счету белорусским властям удалось минимизировать протестную активность в стране. Даже записные лидеры оппозиции (все больше сидящие за рубежом) признали, что уличный протест затух. Да, еще встречаются люди с бело-красно-белыми флагами выходящие в свои дворы или спальные районы белорусских городов, но многотысячных толп нет уже как несколько месяцев.

Белорусскому руководству удалось провести Всебелорусское народное собрание, которое было, откровенно, больше похоже на партсъезд времен развитого социализма, нежели чем на конституирующий и примеряющий формат внутринационального диалога.

Начали появляться некие силы (партии и движения), призванные олицетворять оппозицию официальному Минску в лице Лукашенко. Не убедительные, если честно, так как по большому счету руководителями их стали либо лица близкие к властям, либо недавно выпущенные из СИЗО на волю, либо откровенно фейковые. Но уже лучше, чем попытка выдать за оппозицию пропрезидентское движение «Белая Русь» или ЛДПБ Гайдукевича, которые при самом большом желании к оппозиции отнести было невозможно.

Как бы то ни было активный, показательный протест в Белоруссии существенно увял, пассивный глухой ропот сохранился и никуда не делся, тлеет как торф на болоте.

Национализм и интернационализм

Накануне визита стороны обменялись заявлениями, обрисовывающими позиционирование, сторон на данных переговорах. Ее в публичном пространстве стараются не комментировать и даже более того не связывать с этой встречей. Но это такое своеобразное лукавство, которому мы уподобляться не будем. Вполне ясно по поводу чего прозвучали эти слова.

Не секрет, что Россия в качестве формата выхода из политического кризиса в Белоруссии предлагала и предлагает четыре шага. Первый это начало широкого национального диалога. Второе – конституционная реформа, которая бы закрепила новые политические принципы организации власти в Белоруссии (в том числе ограничение числа президентских сроков). Третье – это перевыборы в органы государственной власти (парламент и досрочные выборы президента). Четвертое – реальная интеграция России и Белоруссии взамен имитации процесса взаимодействия, который осуществлялся все последние годы и вряд ли устраивает обе стороны.

Минск вместо широкого диалога запустил ряд полумифических площадок, типа того же Всебелорусского народного собрания, попытался замылить поправки в Конституцию, отбросить вопрос выборов (Минск для этого не имеет ни желания, ни средств на повторные выборы). Да и к интеграции с Россией относится мягко говоря сдержано. Даже такие вещи, как перенаправление поставки нефтепродуктов (изготавливаемой к слову российскими компаниями на одном из белорусских НПЗ) пришлось фактически выбивать из партнеров под угрозой не предоставления кредита.

В результате перед встречей прозвучали два диаметрально противоположных заявления. Путин на встрече с представителями думских фракций заявил о необходимости позиционирования Росси в качестве многонационального государства в котором у каждой национальной группы были бы возможности для реализации интересов такой группы.

Лукашенко же заявил о «положительном национализме», который предложил Белоруссии, причем с подчеркиванием позитивных отличий белорусов в том числе и от русских. Лукашенко. Собственною никогда не отличался корректностью, но тут откровенно разошелся. Прежний посыл о многовекторной политики Белоруссии сейчас затих сам собой, из-за отсутствия большого числа желающих контактировать с Минском, на авансцену вытащен «национализм», который к слову официальный Минск уже давно (и чаще всего безрезультатно) пытался насадить. Ну, откровенно, мало в Белоруссии людей. желающих в практической действительности использовать белорусский язык. Ну мало их и все, хоть тресни и попытайся притянуть за уши, потому как в практической жизни этот язык совершенно бесполезен. Да и сам Лукашенко им не владеет, временами используя трасянку (белорусско-российский суржик).

Таким образом, состоялся, своеобразный, обмен мнениями. Путин предложил формат, удобный для самосохранения национальной идентичности народов России (и, естественно, тех. Которые будут с Россией в одном интеграционном процессе, Лукашенко же вытянул вместо многовекторности карту «национализма». На самом деле совершенно зря, так как проблема Белоруссии вовсе не в вопросах сохранения национальной идентичности белорусов, а в искривлениях политической системы и неэффективной экономике. А это «национализмом» не лечится. Наоборот, загоняется в кризисное состояние.

Но посыл ясен. При помощи национализма Лукашенко пытается снять с повестки вопрос глубокой интеграции России и Белоруссии, с помощью интернационализма Путин пытается снять фантомные боли утраты национальной идентичности. Проблема интеграции России и Белоруссии, как вы прекрасно понимаете вовсе не в национализме или интернационализме, она в неготовности Лукашенко хоть сколько-то поступиться имеющейся властью. Не обращая внимания на имеющиеся проблемы и открывающиеся негативные перспективы.

Повестка

Несколько слов о реальной повестке встречи двух президентов. Пять часов переговоров (анонсированных уже заранее) нужно заполнять надлежащим контентом. И такой контент будет. При этом, можно уже сейчас сказать, что для публики переговоры назовут удачными, поскольку как минимум четыре вопроса, которые объявят в публичное пространство будет решено положительно.

Первый – это переговоры по вакцине «Спутник V», стороны будут констатировать активное взаимодействие, готовность Белоруссии и дальше развивать ее производство. Это дежурный вопрос для результата и на него не стоит особо обращать внимание. Тут все было ясно и без переговоров.

Вторая тема – военное сотрудничество. Правительству России уже поручена проработка вопроса о сохранении российских объектов в Белоруссии – РЛС в Вилейке и пункта связи ВМФ в Ганцевичах. Собственно, аренда данных объектов, очевидно, будет продлена. И опять же этот вопрос можно было бы не называть, так как он сам по себе будничный и стандартный.

Третья тема переговоров – экономическое сотрудничество. Тут опять же есть домашние заготовки. Например, то же соглашение по транзиту нефтепродуктов. На самом деле перечень экономических вопросов гораздо шире, но он будет зависеть от целой совокупности факторов. Кроме транспортных вопросов на повестке дня будет стоять включение белорусских предприятий в программу экономического развития России. Вице-премьер Борисов уже ранее заявлял, что белорусское направление замещать Россия не собирается. Но в контексте стоящих перед Россией задач, предприятия, выпускающие данную продукцию, будут нуждаться в модернизации (БАЗ, БелАЗ, МЗКТ и т.д.), а это как минимум вхождение российского капитала, которому ранее Минск крайне противился. Еще одна плоскость – это новые кредиты Белоруссии. За сговорчивость Лукашенко мог бы получить до трех миллиардов долларов, но из-за несговорчивости получит, очевидно. намного меньше.

Четвертый вопрос – это замещение уходящего с поста секретаря Союзного государства Г. Рапоты. То, что он уходит - уже очевидно. То, кто его заменит (посол Росси в Минске Мезенцев) тоже. А вот кандидатура нового посла в таком случае требует утверждения и, полагаю, это будет достигнуто.

Но помимо явных тем будут подняты и те, которые стороны не особо и желают светить. Первый – это вопрос политического урегулирования в Белоруссии, новой конституции и перевыборов органов власти (в т.ч. и самого Лукашенко). То есть Россия будет настаивать на перезагрузке политической системы Белоруссии, чтобы полностью нивелировать протестный фактор. Лукашенко будет стараться тянуть кота за хвост, заявляя, что считает всебелорусское собрание вполне приемлемым форматом диалога власти и общества (что конечно же вымысел), настаивая на продлении срока работы по поправкам к Конституции до лета-осени 2021 года, ну и пытаясь перенести вопрос с перевыборами на 2022 год (с надеждой потянуть еще).

Второй – это вопрос реальной интеграции двух стран, в том числе полномасштабной реализации дорожных карт, которые сейчас хотя и реализуются, но через пень колоду, а по некоторым направлениям, так и вовсе откровенно саботируются. Лукашенко, продвигая тему «здорового национализма» будет всячески избегать институциональных и политических аспектов сближения, Путин будет пытаться продавить полномасштабную интеграцию в рамках согласованных дорожных карт. В качестве кнута Кремль будет использовать тему тезис об опасности повторного возгорания протестной активности, в качестве пряника – возможность получения кредита, размер которого будет варьироваться от сговорчивости Лукашенко.

Не исключены и иные вопросы, однако данные темы на встрече затрагиваться будут определенно, тем более, что все разумные сроки. Которые кремль ставил для нормализации политического процесса в Белоруссии давно прошли.

Результаты

Данные переговоры не могут пройти неудачно. По всем четырем вопросам, которые уже предварительно согласованы будет достигнуто соглашение, которое можно будет явить перед публикой под видом прогресса в переговорах и о конструктивном дискурсе развития отношений. Будущего посла покажут, Мезенцева поздравят, вакцину похвалят, транзиты припомнят, военные объекты переподпишут.

А вот с тремя ключевыми вопросами все совсем не гладко. Очевидно, что Минску не нравится план Москвы с конституционной реформой и перевыборами. Лукашенко не хочет себя ограничивать в сроках президентства, да и идти на досрочные выборы не хочет еще больше. Удастся ли его уломать? Скорее только на некие абстрактные обещания когда-нибудь что-нибудь сделать. Лукашенко, очевидно, не из категории политиков, которые уходят со своего поста добровольно, за власть он будет цепляться до конца. И тут весь вопрос будет в том, насколько будут убедительными оперативные документы Кремля. По крайней мере в СМИ уже прорабатывается тема, что соцопрос, который проводил Минск мягко говоря сомнительный. А значит должен быть выставлен и антитезис о плачевности ситуации в Белоруссии.

Вопрос экономики так же сложен. Лукашенко боится запускать в экономику республики российский капитал, считая его опасным, для совей власти. Но и Россия ждать особо не может. По завершению административной реформы и реформы цифровизации, настанет пора промышленной реформы, а значит в планах уже должны быть контуры вовлечения белорусских предприятий в данную реформу. А это возможно только при условии допуска российского капитала в белорусскую экономику.

Наконец последний вопрос – интеграция в рамках дорожных карт. Оправившись от протестного шока Лукашенко будет пытаться ставить в первую очередь ставить вопрос о реализации дорожных карт в области нефтегазового сотрудничества. Россию то не устраивает. Кремль интересует только и исключительное активное сотрудничество в реализации всех без исключения дорожных карт на что Минск пойти не готов в связи с тем, что их реализация существенно усечет функционал белорусского президента. А расставаться хоть с толикой власти Лукашенко не собирается.

Можно ли будет признать встречу успешной? В СМИ, безусловно. Красивая картинка для СМИ будет в этом сомневаться не приходится. В части спорных вопросов – крайне сомнительно. Убедить Лукашенко пойти на полномасштабное сближение может только кризис, угрожающий жизни самого Лукашенко и его семьи, да и это, после полета на вертолете с автоматом совершенно не факт. В любом случае. Путину предстоят сложные переговоры. Но ведь не впервой. Прорвемся.

Автор: Sir Max Merfie

Перед расстрелом

Эти фотографии появились недавно, из архива гитлеровского офицера, воевавшего на восточном фронте. Политрук взят в плен 5.8.1941 года, в юго-западной части Смоленского котла, из состава 16-й арми...

Ответка за Украину. Россия отправила на помощь Кубе два «Руслана»

Не успели в Пентагоне просушить памперсы после успешных испытаний Циркона, как Россия сделала самый дерзкий со времен СССР ход. Два самолета Ан-124 «Руслан» ВКС России доставили на Кубу 88 т гуманитар...

ЕСПЧ наш. Будет. Роман Носиков про иск России к Украине
  • pretty
  • Сегодня 08:58
  • В топе

И вот это произошло. Россия направила в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) иск к Украине. В нем предъявляются следующие претензии: • Гибель людей во время Евромайдана в 2014 г...

Обсудить