АЗБУКА.37.Конспирология.UPD:ПЫСЫ 5.

5 3570


А. Фурсов "Биг Чарли", или о Марксе и марксизме: эпоха, идеология, теория

http://zavtra.ru/blogs/zadelo-161

Задело!

Дмитрий Перетолчин

http://zavtra.ru/blogs/authors/5543


Один мой хороший приятель некоторое время назад представлял меня своим знакомым как "друга-конспиролога". Надо ли говорить, что после такой презентации никакой серьезный разговор состояться уже не мог. С такой рекомендацией можно было шутить, говорить полусерьезно, но действительно обсуждать что-либо становилось невозможно, потому что в массовом сознании живёт убеждение, что любая отличающаяся от общепризнанной интерпретация событий абсурдна.

Однако в таком убеждении кроется целых две подмены понятий; во-первых, реалии таковы, что исторический факт всегда был конструируем. Не в силу заговора или попытки сбить с толку — исторически он был интерпретируем с позиции наблюдателя факта. Если наблюдателя было два, то появлялось две интерпретации. Даже на бытовом уровне потерпевший и обвиняемый будут описывать инцидент по‑разному, а вся история — набор подобных инцидентов. Однако в современности возможность интерпретации носит зачастую характер откровенной манипуляции, при которой беспорядки в Москве в репортажах западных СМИ происходят на фоне пальм и тому подобное. И столь нелепые поделки не могут не требовать попытки самостоятельного разбора.

Во-вторых, попытка интерпретировать факты отлично от "официальной версии событий" не является конспирологией по определению. Если интерпретация опирается на источники, то это уже не "сonspiracy" — это и есть история, которая всегда интерпретация, и по‑другому никогда и не было. "Сonspiracy" же — это скрытая от обывателя подоплёка событий, она не может основываться на источниках по причине их отсутствия. Реальная политика зачастую происходит за закрытыми дверями, по причине чего Рузвельт в 1943 году дал указание Госдепу не публиковать протоколов заседаний Большой четверки во время Парижской мирной конференции в 1919 г. так как "таких записей никогда не следует сохранять и тем более публиковать".

В этом смысле классика конспирологии это Грасе д`Орсе, который описывает скрытые механизмы истории как противостояние парамасонских орденов. Однако его интерпретация событий опирается на тайные смыслы, заложенные в скульптурные композиции соборов, при этом не поясняя откуда он черпал информацию, почему её необходимо трактовать так, а не иначе. Получается, что попытка самостоятельно связать события, опираясь на общедоступную информацию, — на самом деле единственный способ понять происходящее, потому как в современном мире нет заинтересованных в том, чтобы подавать обществу реальную картину, а скрывать её — есть, и вот почему:

Конспирология сосредоточена на поиске скрытых механизмов истории, но в действительности эти механизмы очевидны, если смотреть на них не с исторической точки зрения. Каждому студенту, обучающемуся в финансовом вузе, объясняют, что рынок естественно монополизируется, и это вроде бы не вызывает ни у кого особых возражений. Мир глобализирован, а значит, с финансовой точки зрения это замкнутая система, где заработок одного — это убыток для другого, который для товарного обмена будет вынужден запросить финансовый ресурс у того, кто заработал первым, или у банка, заложив свой актив. Процесс монополизации пойдёт особенно быстро, если в "игре" примет участие банк с неограниченным ресурсом эмиссии, такой как ФРС в США. Рано или поздно замкнутая система станет монопольной, что и подтвердило современное исследование швейцарской группы под руководством Джеймса Глаттфельдера, проанализировавшее 37 миллионов компаний и инвесторов, объединённых базой данных Orbis 2007.

Согласно их данным, 60% мирового ВВП контролирует "ядро", состоящее всего из 147 транснациональных корпораций, 75% из которых — это банки и другие финансовые учреждения.

Неужели речь идёт о мировой элите? Обычно в этом месте говорят, что если бы такая элита существовала, то никогда не смогла бы договориться. Однако так не считает Джон Нэш, математик, послуживший прообразом главного героя фильма "Игры разума". Он стал нобелевским лауреатом за разработку научных основ теории игр, и в работе о поведении игроков в олигополистических рынках доказал, что монополии предпочитают договариваться, а не уничтожать друг друга конкуренцией. Настоящая история конкурентной борьбы — это история картельных соглашений. При этом детали картельных соглашений, как правило, остаются за кулисами переговоров, да‑да, мировая закулиса. Современная социология незаслуженно обделяет вниманием феномен элит, а ведь их современные представители — это прямое следствие монополизации мировой экономики.

Капитализм Карла Маркса укладывался в рамки производственных отношений, что, вероятно, было справедливо для середины XIX века. Но монополизировав рынок, капитализм вышел за рамки чистой экономики и продолжил монополизацию средств массовой информации, науки, искусства, последовательно превращая их в собственные инструменты.

Итальянский экономист Парето отличительным признаком элиты считал способность менять общество, применяя насилие, или "убеждать, манипулируя человеческими эмоциями". Элиты Парето делил на принимающие непосредственное участие в управлении и реализующие изменения в художественной или научной сфере. Последние он относил к так называемой "неуправляющей элите", к которой, видимо, причислял себя и нобелевский лауреат Бертран Рассел, считавший, что "хотя науку будут прилежно изучать, доступ к ней будут иметь представители исключительно правящего класса. Простолюдины не будут знать, как формируются их убеждения". Почему участие Standard Oil во Второй мировой войне на стороне Третьего рейха не является общеизвестным фактом? Потому что первые гранты на написание истории Второй мировой по горячим следам были выделены фондом Рокфеллера, и поэтому "конспирология" остаётся, по сути, единственным вариантом построения реальной картины событий.

"Новая эпоха требует не только нового рационального (хотя и постнаучного) знания о мире и человеке, знания, формирующегося вокруг и по поводу иных объектов, чем "рынок", "гражданское общество" и т.п., но и некой идейной (хотя и постидеологической) системы, которая придаёт социальный смысл новому рациональному знанию о мире".

А. Фурсов "Биг Чарли", или о Марксе и марксизме: эпоха, идеология, теория


ПЫСЫ от автора блога:

1:

Экономисты: элитарное положение в британском обществе передается по наследству через множество поколений.

http://rusplt.ru/world/elita--eto-navsegda-14557.html

Исследование, проведенное британскими экономистами Грегори Кларком и Нилом Камминсом, показывает, что социальная мобильность в Англии практически не поменялась со времен Средневековья. Используя различные источники данных, ученые узнали, насколько изменилась социальная траектория поколений семей с редкими фамилиями за последние 28 поколений. Редкость той или иной фамилии помогала более точно отслеживать связи между родственниками.

Исследователи проанализировали фамилии студентов из учетных книг Оксфордского и Кембриджского университетов за период с 1170 до 2012 годов, фамилии богатых собственников с 1236 до 1299 года, а также фамилии из государственного реестра завещаний с 1858 года. Они обнаружили, что социальный статус передается через многие поколения. Человек наследует его с большей вероятностью, чем, скажем, телосложение или рост.

Оказалось, что люди с редкими фамилиями, принадлежавшими нормандским, бретонским и фламандским завоевателям Англии, которые пришли в страну в 1066 году, до сих пор составляют элиту этого региона Великобритании. Такие фамилии перечислены в «Книге Судного Дня» — первой переписи собственников земли, кадастровой книге, составленной по повелению Вильгельма Завоевателя в 1086 году. В их число входят Баскервили, Дарси, Монтгомери, Невили, Перси и Тальботы.

Экономисты подсчитали, что в современной Англии социальная мобильность практически не изменилась по сравнению со Средними веками. Исследование Кларка и Камминса показывает, что для вычисления этого показателя достаточно учитывать два фактора: распространенность тех или иных фамилий в целом в обществе и распространенность их среди элиты и низших классов.

Если рассматривать только университетские записи, то окажется, что ситуация в высшем образовании обстоит еще хуже, чем в обществе в целом. До 1986 года и Кембридж, и Оксфорд проводили собственные вступительные экзамены (хотя посещение лекций в других университетах было свободным), а до 1940 года для поступления в Оксфордский университет необходимо было сдавать экзамен по латыни.

До 1902 года попасть в высшие заведения Великобритании было практически невозможно. Студентами в основном становились выпускники элитных школ, которым засчитывали выпускные экзамены за вступительные. Кларк и Камминс ожидали, что во второй половине XX века, после введения государственной поддержки высшего образования, в университетских учетных книгах начнут повторяться новые фамилии — это говорило бы о формировании новой элиты. Но этого не произошло. «Нет никакого подтверждения этой теории, — пишут исследователи. — Прежние элитарные фамилии повторяются в них так же часто после 1950 года, так и до».

Кларк и Камминс исключили два других фактора, которые могли повлиять на образовательную мобильность студентов. Один из них заключался в том, что поступившие просто принадлежали к верхушке общества, а другой гласил, что их семьи были близки к «оксбриджскому клубу», к руководству двух самых престижных университетов в стране. Статистические данные позволили отвергнуть влияние перечисленных факторов на поступление в эти вузы. Исследователи пишут, что прежде всего на социальную мобильность влияет именно то, относится ли фамилия человека к тем, которые принадлежали землевладельцам в XI веке.

По мнению экономистов, несмотря на то, что мироустройство активно меняется, эти изменения практически никак не влияют на взаимосвязь образования, социального статуса и конкретных британских фамилий. Они указывают на то, что даже промышленная революция XVIII века, всеобщее образование в XIX веке и демократическая модель управления в XX веке никак не нарушили ее. «Семейная культура, социальные связи и генетика являются теми силами, которые соединяют поколения [элиты]», — сказал Кларк.


2:

В списке богачей Флоренции те же фамилии, что и 600 лет назад

http://expert.ru/2016/05/21/florentsiya/

Гульельмо Бароне и Сауро Мосетти, экономисты из главного финансового учреждения на Апеннинах - Bank of Italy, провели необычное исследование. Они отправились в архив Флоренции, проверили данные по флорентийским налогоплательщикам в 1427 году и сравнили их с данными Налогового управления Флоренции за 2011 г. Результаты удивили самих исследователей: среди наиболее состоятельных налогоплательщиков 15 и 21 веков совпадают почти 900 фамилий.

Исследование, конечно, отняло немало времени, но было не таким уж и сложным благодаря особенности итальянских фамилий. По ним без особого труда можно установить место рождения человека, и они почти не меняются с веками. Бароне и Мосетти пришли к выводу, что по роду занятий, доходам и состоянию нынешних флорентийцев можно достаточно точно предсказать род занятий, доходы и состояние их далеких предков и наоборот.

Результатами своих интересных исследований банковские экономисты поделились на экономическом сайте VoxEU: «Мы установили, что самые состоятельные налогоплательщики во Флоренции шесть веков назад носили те же фамилии, что самые богатые налогоплательщики сейчас».

1427 год был выбран в качестве даты сравнения не случайно. В те времена Флоренция вела затяжную войну с Миланом и находилась на грани банкротства. В результате бедственного положения городских финансов флорентийские власти решили провести перепись примерно 10 тыс. налогоплательщиков. В документах, кроме фамилий и имен глав семейств, содержатся описание их профессий, доходов и состояний.

Около 900 из попавших в перепись 1427 г. фамилий существуют во Флоренции до сих пор и по-прежнему платят высокие налоги. Конечно, среди них есть и случайные совпадения, но большинство представителей одинаковых фамилий в любом случае являются не тезками, а родственниками.

Анализ показывает, что социоэкономический статус сохранился за шесть веков, на удивление, четко. Богатые флорентийцы в начале второго десятилетия 21 века имеют те же фамилии, что и богачи в 1427 году. При этом совпадают профессии и доходы. К примеру, среди членов гильдии обувщиков совпадение составляет 97%, а гильдии ткачей шелка и адвокатов - 93!

Конечно, состояния передаются по наследству так же, как нередко и профессия. Исследование в Японии показало, что потомки самураев даже через почти полтора века после формального их исчезновения как прослойки японского общества остаются среди японской элиты. Удивительному сохранению богатства и социального статуса экономист из университета Калифорнии Грегори Кларк даже посвятил книгу «Восхождение сына».

В случае с флорентийцами больше удивляет не столько факт сохранения богатств и социального статуса, сколько то, что речь идет о промежутке времени длительностью почти 600 лет, т.е. 25 поколений.

Напрашиваются параллели с исследованиями французского экономиста Томаса Пикетти, который занимался ростом неравенства доходов среди 1% самых богатых людей. Однако итальянские экономисты отрицают, что между их исследованием и исследованиями Пикетти существует какая-то связь.

«Наше исследование посвящено экономической мобильности, т.е. вопросу: остаются ли богатые богатыми с прохождением какого-то времени,- сообщил Мосетти изданию Wall Street Journal.- Но это вовсе не означает, что они обязательно становятся еще богаче. Мы не нашли прямой связи с выводом Пикетти о том, что материальное неравенство со временем только увеличивается».

Бароне и Мосетти объясняют то, что у богатых больше шансов остаться богатыми и через продолжительное время, существованием того, что они называют «стеклянным полом, который защищает потомков богатых людей от падения с экономической лестницы».

К тому же, в исследовании итальянских экономистов участвовали не только 1% самых богатых флорентийцев. Они проанализировали все население города и пришли к выводу, что 33% флорентийских богачей в 1427 году, т.е. каждый третий, остаются состоятельными и сейчас, в наши дни.


3:

Специалисты университета в Цюрихе провели математический анализ связей 43 тысяч транснациональных корпораций и сделали пугающий вывод: миром правит одна гигантская "суперкорпорация". Именно она "дергает за ниточки" всемирной экономики.

Чтобы смоделировать образ глобальной корпоративной системы, эксперты обработали гигантский массив данных, отражающих отношения собственности между крупнейшими транснациональными корпорациями, пишет New Scientist.

"Реальность настолько сложна, что мы должны были отойти от догм, будь то теории заговора или теории свободного рынка, - пояснил автор исследования, теоретик комплексных систем Джеймс Глаттфельдер. - Наш анализ основан на реальных данных".

Предыдущие исследования показали, что сравнительно небольшая группа компаний и банков владеет львиной долей мирового "экономического пирога", от которого всем остальным остаются лишь крохи. Однако эти исследования упустили из виду косвенные взаимосвязи - отношения корпораций с дочерними и аффилированными компаниями.

Отсортировав 37 млн компаний и инвесторов по всему миру, представленных в базе данных Orbis С от 2007 года, команда ученых из Цюриха отобрала 43060 компаний, принадлежащих транснациональным корпорациям, и выявила их общие активы.

Была выстроена модель распределения экономического влияния ТНК путем контроля одних компаний над другими: владение фондами, участие в прибыли и т.п.

Ученые обнаружили ядро из 1318 компаний, связи которых с другими сложно назвать иначе как кровосмесительными. У каждой из этих 1318 обнаружились теснейшие взаимосвязи с двумя или более другими компаниями (среднее количество аффилированных партнеров оказалось равно 20).

И хотя официальные доходы этих корпораций едва превышают 20% от общемировой операционной выручки, через свои фирмы-сателлиты они фактически владеют большинством мировых компаний, работающих в секторе "реальной" экономики. Таким образом, в щупальцах корпоративных монстров сосредоточены порядка 60% общемировых доходов.

Продолжив распутывать обширную паутину собственности, команда ученых установила, что большинство финансовых цепочек идут в направлении "суперанклава" из 147 компаний. Их активы пересекаются друг с другом, фактически являясь общей собственностью, что обеспечивает этому негласному финансовому конгломерату контроль за 40% глобального корпоративного богатства.

Большинство из этих "суперкорпораций" являются финансовыми институтами. Так, в топ-10 вошли:

1. Barclays plc

2. Capital Group Companies Inc

3. FMR Corporation

4. AXA

5. State Street Corporation

6. JP Morgan Chase & Co

7. Legal & General Group plc

8. Vanguard Group Inc

9. UBS AG

10. Merrill Lynch & Co Inc

Исследователи отмечают, что протесты против глобального капитализма, развернувшиеся по всему миру под лозунгом "Захвати Уолл-стрит" - очевидная реакция на власть корпораций.

Но результаты проведенного исследователями анализа совершенно не сходятся с заявлениями демонстрантов, протестующих против "денежных мешков" с Уолл-cтрит. Ученым кажется маловероятным, что корпорации, чья власть лежит в основе мировой экономики, могут обладать реальной политической властью - они представляют слишком много разнонаправленных интересов.

Подробнее: http://www.newsru.com/finance/20oct2011/global_capitalism.html

По той же теме слова с Газеты.Ру:

Мировой экономикой правит «суперорганизация» из 147 связанных между собой компаний, выяснили швейцарские ученые. Основу монстра составляют финансовые институты. Это не результат заговора, но столь тесная взаимосвязь опасна для мира, предупреждают эксперты. История с Lehman Brothers тому подтверждение.

Почти половину мирового богатства контролируют всего 147 корпораций, связанные между собой. К такому выводу пришли ученые Швейцарского государственного института технологий в Цюрихе, проанализировав данные более 43 тысяч компаний, пишет британский The New Scientist. Работа швейцарских ученых принята к публикации в научном журнале PloS One.

«Реальность настолько сложна, что мы должны отойти от догм, будь то теории заговора или свободного рынка. Наш анализ основан на реальных данных», — цитирует издание швейцарского ученого Джеймса Глэттфелдера. Предыдущие исследования показывали, что нескольким транснациональным корпорациям принадлежит крупная доля мировой экономики, но эти работы включали ограниченное число компаний и упускали из виду косвенных владельцев, отношения корпораций с аффилированными компаниями. Поэтому сложно было определить, насколько сильным было влияние транснациональных корпораций на глобальную экономику. Новая работа исправляет это упущение.

Швейцарские ученые опирались на базу данных Orbis от 2007 года, в которой записаны 37 миллионов компаний и инвесторов со всего мира. Из них эксперты выбрали 43 060 компаний, принадлежащих транснациональным корпорациям, и выявили их общие активы. На основе этого они построили модель распределения экономического влияния транснациональных корпораций, в том числе через владение фондами, участие в прибыли. В результате ученые выявили ядро из 1318 компаний с взаимными владельцами: каждая из этих компаний связана с другими компаниями, среднее число аффилированных партнеров составляет 20. И хотя доходы 1318 компаний составили 20% от общемировой операционной выручки, через свои фирмы они владели большей частью мировых «голубых фишек» и предприятий реальной экономики, обеспечивающих около 60% от мировой выручки.

Продолжив распутывать паутину собственности корпораций, команда ученых выяснила, что большинство «нитей» идут от «суперорганизации» из 147 компаний: их активы пересекаются друг с другом, что фактически позволяет им контролировать 40% глобального корпоративного богатства.

«По сути, менее 1% компаний контролируют 40% всей сети», — говорит Глэттфелдер. Большинство из них — финансовые институты. В топ-20 вошли Barclays Bank, JP Morgan Chase & Co, Goldman Sachs, Merrill Lynch, Morgan Stanley, UBS, Deutsche Bank.

В работе есть недочеты: анализ приравнивает владение к контролю, что не всегда верно, предупреждает глава Института комплексных исследований Новой Англии Янир Бар-Ям. Так, большинство акций компаний принадлежат управляющим фондам, которые могут и не контролировать активы. По словам Бар-Яма, воздействие этого фактора на систему требует более глубокого изучения.

Анализ показывает, что появление такой «суперорганизации» — это не результат заговора для управления миром.

Транснациональные корпорации покупают акции друг друга по коммерческим причинам, а не из-за желания построить мировое господство, и лозунг протестующих на Уолл-стрит о том, что 1% людей владеет большей частью богатства, лишь «отражает логическую фазу самоорганизации экономики».

Не сможет «суперорганизация» обладать и реальной политической властью: 147 компаний — это слишком много, чтобы поддерживать сговор, ведь они представляют разнонаправленные интересы, говорит эксперт по макроэкономике из Лондонского университета Джон Дриффилл.

Но значение анализа, проведенного швейцарскими учеными, не столько в том, чтобы показать, что небольшая группа людей контролирует экономику, сколько в осознании принципов экономической стабильности, считает он. «Концентрация власти сама по себе ни хороша и ни плоха, в отличие от взаимосвязей внутри ядра. Мир узнал в 2008 году, что такие сети неустойчивы. Если одна компания, такая как Lehman Brothers, терпит бедствие, оно распространяется на всех», — говорит Глэттфелдер.

https://www.gazeta.ru/financial/2011/10/20/3807590.shtml



4:Академия Айзек Азимов.

Фурсов:Читайте хорошие книги.


5:

За ширмой государства, политики и права. Андрей Фурсов.

https://youtu.be/fyYw0k0uVQo

Причины СВО и "классенкампф"

Вчера я слегка попинал дурачка Комолова (ну не виноват я, что он дурачок, это вы его родителей спросите, как так получилось). И набежали клоуны с закрытых учёток, принадлежащие к, как я думал в по...

По "Большому счёту" и "Всерьёз", ещё ничего и не начинали… Но вот начинаем…

В июле 2022-го Путин сказал такую фразу: "Мы, по большому счёту, всерьёз, пока ещё ничего и не начинали!" «Путин всегда и обо всём говорит, только его никто не слушает», - Михаил Хазин.Т...

Обсудить
  • " ...попытка интерпретировать факты отлично от "официальной версии событий" не является конспирологией по определению. Если интерпретация опирается на источники, то это уже не "сonspiracy" — это и есть история, которая всегда интерпретация, и по‑другому никогда и не было." :thumbsup:
  • "...монополизировав рынок, капитализм вышел за рамки чистой экономики и продолжил монополизацию средств массовой информации, науки, искусства, последовательно превращая их в собственные инструменты." :thumbsup:
  • Увесистый анализ. Спасибо.
  • Судя по согласованным действиям прозападной прессы, которая охватила большую часть мировой аудитории, заговор есть. Но эта система нестабильна, так как основана на продвижении интересов одной не самой многочисленной группы людей, хоть и довольно богатых. Ярчайший пример её неустойчивости мы наблюдаем сегодня. Стоило появится глобальной альтернативе (RT, Спутник, Альджазира) и система начала сыпаться вплоть до того, что произошел сбой в выборах президента США, а сами мэйнстримовские СМИ заговорщиков, были объявлены фейковыми. И они впали в истерику, начав запрещать альтернативу. Но, как говорится, процесс пошел.