Нововведение в редакторе. Вставка постов из Telegram

Кишинёв-Тирасполь: есть ли почва для компромиссов?

0 157

Два берега Днестра после очередного всплеска конфликтности в своих взаимоотношениях оказались перед нехитрой развилкой: идти дальше на обострение или начинать период «разрядки»

Пока премьер-министр Дорин Речан находится в швейцарском Давосе на всемирном экономическом форуме, его зам по реинтеграции Олег Серебрян вчера побывал в Тирасполе. Мотив для такой поездки, очевидно, кроется в тех кризисных нотках, которые возникли в отношениях между берегами Днестра на фоне вступления в силу с 1 января нового Таможенного кодекса. Между тем, вопрос пошлин – это лишь верхушка айсберга, которая скрывает под тёмными водами массу других проблем, копившихся в течение всего прошлого года.

Эксперты многого не ждали от первого с июня 2023 года заседания политических представителей. Интересно, что Миссия ОБСЕ накануне некоторым образом подыграла Тирасполю, подтвердив, что на левом берегу действительно не готовились к уплате таможенных платежей. Перед самой же встречей глава миссии порекомендовала делегациям провести как формальный, так и неформальный разговор, чтобы «снизить риск неожиданной эскалации».

Если опираться на итоговые пресс-релизы и заявления переговорщиков для журналистов, то складывается впечатление, что вчерашний контакт был относительно спокойным. Заметно, что, несмотря на дежурный обмен обвинениями и завуалированными угрозами, Кишинёв и Тирасполь на данный момент всё же настроены избегать излишне форс-мажорных и непредсказуемых поворотов.

По ключевой таможенной теме пока сложно говорить о достижении какого-либо компромисса. Кишинёв преподносит вопрос как излишне «перегретый» левобережной администрацией, которая, по его мнению, отреагировала крайне эмоционально и непропорционально. Судя по оценкам правого берега, дополнительные таможенные платежи не должны болезненно ударить по приднестровской экономике и в большей степени являются шагом по приведению деятельности предпринимателей с левого берега в национальное правовое поле, в соответствие с правилами добросовестной конкуренции и международными обязательствами страны. Помимо этого Кишинёв подчёркивает, что новые требования не касаются фискальной составляющей и позволяют приднестровским экономическим агентам сохранить возможность извлечения выгоды из двусторонних и многосторонних соглашений Молдовы, прежде всего, с Европейским Союзом.

Совершенно иную картину рисует Тирасполь, согласно предварительным подсчётам которого в годовом исчислении финансовые потери от таможенных платежей в центральный республиканский бюджет приближаются к 16 миллионам долларов. По всей видимости, именно на основе этой калькуляции и строится переговорная тактика представителей региона, апеллирующих к существенным издержкам и невозможности выполнять обязательства своего местного бюджета. Обращает на себя внимание и другая интересная деталь, согласно которой левобережные предприятия, оказывается, могут выпасть из режима зоны свободной торговли с Европейским Союзом. Это может лишить Кишинёв одного из весомых аргументов о зависимости Тирасполя от европейских рынков и подлить воды на мельницу тех, кто рассуждает о необходимости евроинтеграции без Приднестровья.

В сухом остатке остаётся следующее. При неизменности официальной позиции, тем не менее, центральные власти устами Олега Серебряна озвучивают, в том числе публично для прессы, миролюбивый месседж о том, что Кишинёв намерен разрешать проблемы исключительно мирными способами. Это можно трактовать как сигнал о намерении искать пути деэскалации. В Тирасполе говорят, что якобы уловили некоторые намеки на готовность Кишинёва обсуждать вопрос пошлин. Нельзя исключать, что все проявляют определённую осторожность и решили оставить промежуточные итоги беседы вместе с конкретикой за дверями «переговорной» и не выносить на широкую публику свои дальнейшие планы.

А работать видимо есть над чем. Так, привычный перечень левобережных предприятий среднего звена, продукция которых может вызывать вопросы у наших европейских партнёров, неожиданно дополнился флагманами винно-коньячной индустрии Молдовы – «KVINT» и «Букет Молдавии». Государство с большим трепетом относится к традиционному для наших регионов производству, однако, как оказалось, с 1 января оба предприятия лишились возможности экспортировать продукцию на зарубежные рынки. Хотя, по словам левобережных представителей, у нас выразили готовность содействовать разрешению проблемы, так или иначе, такая ситуация выглядит крайне плохо, поскольку бьёт по имиджу страны в целом.

Никак не исчезнут из повестки и токсичные вопросы из области здравоохранения, которые лишь снижают доверие к обеим сторонам и бьют по репутации переговорного процесса. Вместо попыток наращивания сотрудничества и развития связей в этой важной гуманитарной области почему-то наоборот продлевается печальный опыт предыдущих лет, в том числе и в период пандемии. Ожидается, что в ближайшее время соберутся рабочие группы для определения механизма поставок медоборудования на левый берег.

Определённое оживление можно ожидать в автотранспортном вопросе. По озвученным данным, у сторон есть намерение всё-таки возобновить работу пунктов в Тирасполе и Рыбнице, где выдают нейтральные номера. Помимо этого, центральные власти, похоже, смягчают свою позицию и не планируют, как минимум в этом году, ограничивать передвижение по дорогам на правом берегу автомашин с приднестровскими номерными знаками (хотя в годовом плане правительства такой пункт есть).

Так или иначе, но Кишинёву и Тирасполю надо выходить из нынешнего клинча, и разумно было бы проявить сдержанность в своих действиях и заявлениях. К примеру, в отличие от вице-премьера Олега Серебряна, который в открытую говорит, что ответные меры Тирасполя не вынудят Кишинёв пойти на попятную, его непосредственный руководитель Дорин Речан (находящийся в давней коммуникации с приднестровской администрацией) до сих пор воздерживается от публичных оценок по поводу очередного кризиса в отношениях между берегами Днестра. Любому переговорщику логично оставить максимально широкое пространство для манёвра, чтобы не загонять себя в очевидный политический тупик и не делать заложником собственных же заявлений.

Пока, исходя из умеренной тональности заявлений, можно сделать вывод, что стороны отказываются от дальнейшей эскалации и ужесточения позиций, а пытаются друг друга в чём-то (пере)убедить, нащупав почву для компромисса. В результате в экспертном сообществе всё сильнее звучат вопросы о том, зачем вообще надо было это всё затевать, и правильные ли были подобраны время и контекст, чтобы попытаться изменить статус-кво в области торговли и экономики. 

Голосование конгресса США по военным ассигнованиям в контексте американской избирательной кампании

Сразу оговорюсь, почему меня в принципе не особенно интересует самый распространённый среди журналистов вопрос: "Как это отразится на ходе СВО?" Потому что никак.Напомню, что деньги эти...