Про иркутских покойничков и про коммунистическое отношение к алконавтам

2 3418

В неспокойное время живём, товарищи читатели. Стабильности в мире нет. Опасно стало жить-то! Вона, в Германии какой-то чернявый гражданин с десяток немчиков задавил грузовиком. В братской... нет, вражеской... нет, всё же братской (с этим пока окончательной ясности нет) Турции злобный террорист россиянского посла из пистолета прикастрюлил.

А в богоспасаемой РФ для уничтожения аборигенов даже грузовиков с террористами и пистолетами не надо: отгрузи в лабазы «Бояру», приправленную метиловым спиртом, и аборигены сами себя на тот свет спровадят, добровольно и с песней. Гражданам алкоголикам недосуг предупреждения на этикетках читать, им лишь бы похмельный синдром чуть-пачуть подснять. Увидели на пузырьке знакомое название — и сразу цоп этот пузырёк, да залпом его! А чего там, под названием-то, мелким шрифтом приписано — пофиг, нет времени разбирать, трубы горят жеж!

Ну, вот и похмелились на отличненько — в славном городе Иркутске полсотни трупов за одну ночь нарисовалось.

Тут, что характерно, больше всего интересна реакция опчественности на происшествие. А общественность реагировала двояко… Цельной большой статьёй по теме в охранительско-патриотичной газете «Взгляд» разразилась симпатичнейшая Маргарита Симоньян.

Кстати, именно после прочтения данной статьи я и понял, почему именно пани Симоньян рулит такой неслабой и богатенькой конторой, как «Раша ТудЭй». Раньше я наивно полагал, что всё дело, как полагается у нас, в кумовстве, коррупционных связях и всяких половых излишествах. Но теперь понимаю — Маргариточка реально профессионал высшего разбора.

Ведь что главное в мастерстве журналиста? Главное — чтобы читатели, прочитав твою статью, прохавали самую суть случившихся событий, отринув всё второстепенное. И Маргарита умело преподносит читателям самое важное в иркутской трагедии — «Даже в позднем Советском Союзе всё это было». Профессионалка, нечего сказать! Казалось бы — событие-то совсем свежее, ну при чём тут СССР, который убили уже почти 30 лет тому назад? А так… Просто знайте, товарищи читатели, что в СССР люди тоже дохли от алкогольных суррогатов. Тьфу на этот поганый СССР! Тьфу! Тьфу! И вообще г-жа Симонян клонит к тому, что ничего особо страшного не случилось. Ну, траванулись люмпены метанолом — пустяки, дело-то житейское!

В пятнадцать я уехала учиться в Штаты, где только убедилась, что мир действительно устроен именно так, и не только у нас. С поправкой на рецептуру наркоты и преференции педофилов. Для меня очевидно, что все это было и будет, наверное, ещё очень долго. Но всё-таки стало полегче. Всё-таки виден без лупы какой-то правильный вектор, простите канцеляризм. Всё-таки в наше время несколько подряд самоубийств на одном курсе одного журфака обсуждали бы на Первом канале, губернатор метал бы молнии в «Твиттере» и СК полетел бы расследовать. А в моей единственной юности ничего, снова пожали плечами, похоронили и сдавали сессию дальше. Никто даже особенно не удивился. Мне все хочется спросить шокированных боярышником — в каком ботаническом саду вас выращивали?

Уловили суть, товарищи читатели? Нечего из-за всяких пустяков «шокироваться», тем более, что «вектор правильный» etc… Всё правильно — мир так устроен, такова селяви, как говорят у них!

И ведь доля правды в словах Маргариточки таки есть — к примеру, ни у кого из нашего творческого коллектива не случилось никакого «шока» по поводу иркутской трагедии. Само-то происшествие — если разобраться — вполне себе заурядное. Резонанс только потому получился, что алконавты померли сразу, скоропостижно и оптом. На самом деле, каждый год в богоспасаемой РФ тысячи граждан и гражданок сводят себя в могилу дешёвым пойлом. Подыхают, не хуже чем в Иркутске, но только меееедленно — травят и травят себя потихонечку, пока печёнка не расплавится, сердчишечко не лопнет, почка не встанет, или пока белочка пушистенькая в гости не прискачет. И если иркутский инцидент ещё считается трагедией, то вот это растянутое во времени самоубийство десятков тысяч людей — уже какбе и заположняком считается, какбе уже никого такое не удивляет и не расстраивает особо.

А подумайте сами, товарищи читатели — ну долго ли протянули бы злополучные иркутские алкаши, не случись им ударной дозы метанола хлебнуть под Новый 2017-й год? Если они уже дошли до того, что начали «средство для принятия ванн» безо всяких рефлексий синячить — значит, палюбэ загнулись бы в ближайшую пятилетку, это к гадалке не ходи. Печёнка-то — она не железная. Печень человеку даётся один раз и прожить с ней надо так, чтобы не было мучительно больно за печень. И если иркутские алкаши столь старательно самоубивались, сознательно превращая себя в трясущихся и мычащих жЫвотных — стоит ли вообще о них переживать?

Вот и некоторые жэжэшные авторы полагают, что переживать о погибших в Иркутске алконавтах не надо. Подохли — ну и земля им стекловатой. Не будут в наших опрятных подъездах ссать, мерзкие орки! Полнее всего сию мысль выразил американский профессор советского происхождения — пан Лопатников.

По мне так надо намеренно отравлять партии наркотиков, чтобы наркоманы дохли и ВСЕ ПАРФЮМЕРНО-КОСМЕТИЧЕСКИЕ ИЗДЕЛИЯ выпускать на основе метилового или изопропилового спирта. Геноцид носителей нарко- и алкогенов вполне полезен, а и забытый лозунг забытой партии «Родина» — «Очистим страну от мусора», — вполне годится. Ибо наркоманы и алкаши — это и есть мусор. А лечить алкоголиков — только портить.

Вот так вот полагает пан профессор. И с ним даже можно отчасти согласиться. Прогнивший «крокодиловый» нарик и опухший «одеколоновый» алкаш — кто они, если не мусор, не человеческие отбросы?

Отбросы и есть, нечего тут ложный гуманизм разводить. Сознательный великорусский пролетарий (равно как и сознательные пролетарии других национальностей) в этом вопросе будет вполне солидарен и с мериканским профессором, и с каким-нибудь нацистом «Тесаком». Колешься всякой мерзостью? Синячишь стеклоочиститель и тормозуху? Поздравляю, ты мразь и отброс, братулёчек! Мразь и отброс. Гадское, оскотиневшее, бессмысленное жЫвотное…

Мериканский профессор и нацист «Тесак» ещё добавят: «И поэтому тебя надо убить!» Ведь мериканский профессор и Тесак живут по капиталистическому принципу: «Человек человеку — волк». Закон джунглей, сцуко, каждый сам за себя. Опять же, хитрый поп Мальтус специально для куркулей-мироедов теорию придумал, будто земных ресурсов на всех землян никак не хватит, надо, мол, население сокращать. Так и в «закон джунглей», и в мальтузианскую концепцию отлично «вписывается» уничтожение маргиналов, впустую переводящих невосполнимый кислород, невосполнимую воду и невосполнимую пищу с невосполнимым топливом. Уж если кого и «сокращать» — так именно этих «полузверей», так? «Именно так!» — радостно воскликнут мериканский профессор-гуманист и нацист-уголовник Тесак.

И вот тут-то сознательный пролетарий решительно с профессором и нацистом не согласится. Потому что сознательный пролетарий усвоил коммунистический принцип: «Человек человеку — друг, товарищ и брат!» Небось, родственничка своего никто на погибель не бросит, не оставит погибать в гнусной алкогольной яме? А коммунистам все люди (кроме буржуев и фашистов) — родня. Коммунист признаёт алкаша отбросом, но не для того, чтобы вычеркнуть бедолагу из жизни. Просто если болезнь её настоящим именем не назвать — так и вылечить не получится. А лечить, спасать братишку — по-любому надо.

Оно, конечно, очень противно — возиться с вонючим и опухшим «синяком». Так ведь и в каком-нибудь отделении гнойной хирургии находиться — не очень-то весело, ан ведь работают же там врачи и медсёстры. Любого больного выхаживать — занятие не из приятных, товарищи. Тазики с рвотой, обгаженные пелёнки, воняющие гноем бинты — хочешь спасти болящего, так будь к этим «прелестям» готов.

Зато какой кайф, когда вчерашняя развалина начинает внятно и осмысленно говорить, встаёт на ноги, снова становится нормальным человеком, полноценным членом общества! А ты понимаешь, что это твоя заслуга — спасение человеческой жизни! Это такой кайф, товарищи дорогие, с которым никакой героин и никакой коньяк «Хеннеси» не сравнятся. После Революции мы с соратниками непременно откроем огромную всесоюзную клинику для алкашей и наркотов, будем чинить людей в промышленных масштабах! Почему именно после Революции? А потому, что без переустройства общества на людских началах — невозможно полноценное лечение от алкоголизма и наркомании. Отчего оно так — сейчас объясним.

Заставить человека бросить пить — не так уж и трудно. У нас такое вообще получается походя. Скажем, хозяином одной нашей «явки» (она уже год как провалена, так что можно смело о ней говорить) был Саша, совершенно оскотиневший алкаш. Без преувеличений, натуральная скотина, которая большую часть дня передвигалась на четвереньках, спала в углу на куче засаленного тряпья и уже даже разучилась нормально говорить, издавала только какое-то невнятное мычание-рычание. Причём рычание угрожающее — ведь Саша был не просто алкашом, но алкашом неоднократно судимым и сидевшим. Тот ещё кадр, такой и за топор может по пьяной лавочке схватиться!

Так вот, всего пара месяцев жизни бок о бок с нашим дружным творческим коллективом — и скотина превратилась обратно в человека! Конечно, Саша не стал сходу доктором наук, но он начал членораздельно изъясняться; его стало можно послать в магазин за продуктами или какими-нибудь автозапчастями, не опасаясь, что он пропьёт вверенные деньги; он начал каждое утро (без напоминаний!) убираться в квартире, мыть пол, вытирать пыль, выносить мусор; он начал регулярно стирать свои задрипанные шмотки и даже проявлял в деле поддержания чистоты трогательную старательность — мог по полчаса надраивать ваксой свои ботинки.

Вчерашние сашины собутыльники пару раз заявлялись на квартиру с целью «погудеть», пару раз получили в торец, всё поняли и начали обходить за километр и Сашу, и сашин дом.

Случались ли у Саши срывы? Иногда случались. Иной раз мы, возвращаясь на «явку» раньше назначенного срока, заставали нашего «хозяина» на кухне, с коробкой дешёвого винчика в обнимку. Этот винчик немедленно оказывался у Саши на голове, вдобавок Саша получал пару-тройку целебных оплеух и проникновенную лекцию о вреде алкоголя для людей вообще и для него, для Саши, в особенности. Всё это Саша переносил стоически — потому что если мозгом и не понимал, то сердцем точно чувствовал: ему от всей души желают добра, его изо всех сил пытаются спасти. Кроме того, Саша нас уважал, от нас принять оплеуху и поношение ему было «не западло». В оконцовке, Саше уже стало можно выпить раз в неделю бутылочку хорошего пивка, без риска, что это распитие бутылочки перерастёт в запой на пару месяцев.

Вопчем, физическую тягу к алкоголю человек победил, с нашей помощью. Вспоминаю, как радостно было на его исцеление глядеть — слов не подобрать! И если бы мы, вдобавок, могли дать человеку достойное место в обществе — человек был бы спасён окончательно. Но вот этого-то мы Саше дать и не могли. Нет в современном расейском обществе достойного, человеческого места для вчерашнего алкаша. Или для вчерашнего наркомана. Человеческое место не для каждого трезвеннника-то найдётся, чего уж о «кайфариках» говорить! Потому Саша и погиб, как только остался (стараниями отечественных правохоронителей) без нашего чуткого присмотра. Не нашёл он, куда себя приткнуть — только в яму дорогу видел. Когда-нибудь я буду мемуары писать, так про Сашу там отдельная глава будет. Очень грустная.

Современное расейское общество (да и вообще любое капиталистическое общество) может предложить вчерашним «кайфарикам» только прозябание на грани нищеты, унизительное пресмыкание перед любым «начальством», полуголодную старость, постоянный страх потерять даже то немногое, что имеешь. Да, алкаши и наркоты ведут нечеловеческий образ жизни — целый день суетятся, чтобы намутить себе кайфа и заторчать под вечер.

Ну дык, а все прочие трудящиеся граждане, считай, суетятся целыми днями ради еды — разве в этом больше смысла и толка? Разве этот образ существования — человеческий? Работать на одну бытовуху всю свою жизнь — это по-людски?

Вот, почему в волчьем капиталистическом обществе и не искоренить алкоголизм с наркоманией. Люди лишены человеческой жизни, потому и пытаются обдолбиться и забыться. А чем обдолбиться — это какбе зависит от толщины кошелька. У кого есть деньги — те пьют выдержанный вискарь и нюхают небодяженный кокс. А бедняки квасят окномой, нюхают клей и варят «маляс» из всякой дряни.

Это — не оправдание для алкашей и наркотов, разумеется. Но это — объяснение, почему маргиналы так упорно стремятся в яму, прям что твои лемминги! Просто никакой более привлекательной перспективы бедолаги не видят, потому и бегут в ласковое облако дурмана. Ещё великий Некрасов этот момЭнт прочухал и отлично описал в стихотворении «Вино»:

Не водись-ка на свете вина,

Тошен был бы мне свет.

И пожалуй — силен сатана! —

Натворил бы я бед.

Без вины меня барин посёк,

Сам не знаю, что сталось со мной?

Я не то, чтоб большой человек,

Да, вишь, дело-то было впервой.

Как подумаю, весь задрожу,

На душе все черней да черней.

Как теперь на людей погляжу?

Как приду к ненаглядной моей?

И я долго лежал на печи,

Все молчал, не отведывал щей;

Нашептал мне нечистый в ночи

Неразумных и буйных речей,

И наутро я сумрачен встал;

Помолиться хотел, да не мог,

Ни словечка ни с кем не сказал

И пошёл, не крестясь, за порог.

Вдруг: «Не хочешь ли, братик, вина?»

Мне вослед закричала сестра.

Целый штоф осушил я до дна

И в тот день не ходил со двора.

Не водись-ка на свете вина,

Тошен был бы мне свет.

И пожалуй — силен сатана! —

Натворил бы я бед.

Зазнобила меня, молодца,

Степанида, соседская дочь,

Я посватал её у отца —

И старик, да и девка не прочь.

Да, знать, старосте вплоть до земли

Поклонился другой молодец,

И с немилым её повели

Мимо окон моих под венец.

Не из камня душа! Нетерпёж!

Расходилась, что буря, она,

Наточил я на старосту нож

И для смелости выпил вина.

Да попался Петруха, свой брат,

В кабаке: назвался угостить;

Даровому ленивый не рад —

Я остался полштофа распить.

А за первым — другой; в кураже

От души невзначай отлегло,

Позабыл я в тот день об ноже,

А наутро раздумье пришло…

Не водись-ка на свете вина,

Тошен был бы мне свет.

И пожалуй — силен сатана! —

Натворил бы я бед.

Я с артелью взялся у купца

Переделать все печи в дому,

В месяц дело довёл до конца

И пришёл за расчётом к нему.

Обсчитал, воровская душа!

Я корить, я судом угрожать:

«Так не будет тебе ни гроша!» —

И велел меня в шею прогнать.

Я ходил к нему восемь недель,

Да застать его дома не мог;

Рассчитать было нечем артель,

И меня, слышь, потянут в острог…

Наточивши широкий топор,

«Пропадай!» — сам себе я сказал;

Побежал, притаился, как вор,

У знакомого дома — и ждал.

Да прозяб, а напротив кабак,

Рассудил: отчего не зайти?

На последний хватил четвертак,

Подрался — и проснулся в части…

Но, повторюсь, никаких скидок на «тяжёлую жизнь» коммунисты алкашам и наркотам делать не намерены. Если жизнь устроена неправильно — это не повод убивать себя сивухой и опиатами, это повод заняться переустройством жизни. И если ты вместо осмысленной работы над улучшением положения своего класса опиваешься «Боярышником» — стыд тебе и позор, гражданин спившийся-сторчавшийся люмпен!

Буржуины и так-то собрались нашего брата заморить, да числом поболе (кстати, пресловутый мериканский профессор Лопатников и про это пейсал как-то) — а ты своим поведением облегчаешь мироедам их грязную работу! У нас тут классовая война в разгаре, а ты, алкаш-наркоман, получаешься — поганый «самострельщик», дезертир, враг, предатель трудового народа! Эх ты, пьянчуга! Прям так вот и дал бы тебе сапогом в нос!

Пускай буржуин вусмерть напивается, а пролетарию сейчас не до того, пролетарию нужно до собственности и до власти дорваться! А как дорвёмся — так тем более времени на синьку не останется, надо будет Новую Жизнь в три смены налаживать. Вопчем, с бухлом так и так придётся завязывать, гражданин люмпен. А если не завяжешь, если загнёшься от герыча или метанола — так учти, никто о тебе не заплачет и никто доброго слова для тебя не найдёт. Скажут — загнулся, скотина, туда ему и дорога! Оно тебе надо, гражданин люмпен? Исправляйся скорее, времени мало, скоро придётся воевать, а алкаш на войне годится только в «смертники». Не хочешь стать «смертником» — бросай синячить и начинай заниматься спортом, гражданин люмпен! Считай, мы тебя предупредили.

Этот пост, товарищи читатели, можно считать рекламой ЗОЖ. ЗОЖ — то, что Ленин прописал!

Рот Фронт!

ЗЫ: Кстати, запретить продажу спиртосодержащих жидкостей типа злополучной «Бояры» наше родное буржуазное правительство задумало давненько, симоньяновская «Раша тудЭй» про это дело пейсала ещё в сентябре месяце. Сейчас этот вопрос обсуждался в буржуйском парламенте. А тут, вишь, иркутские алкаши «убрались» целой толпой, как под заказ! Прям очень удачно в Иркутск завезли партию бормотухи со знакомым всей алкашне названием и со смертоносной начинкой! Это как же понимать, родное буржуазное правительство? Это ты теперь вот так жОстенько работаешь? Или — просто совпадение? ;)

Чую, когда после Революции мы откроем архивы буржуйских спецслужб, выяснится много всякого неожиданного и интересного!

Ещё раз Рот Фронт!

Что в итоге известно про недавний удар Кинжалом по Яворовскому полигону.

Гиперзвук применили не только для того, чтобы уничтожить сотни три иностранных инструкторов.Снесён командный пункт для руководства F-16 и управления его системами наведения и техническим состоянием. П...

Язык жестов России и США: в партии на Украине началась "фаза разменов"
  • amurweb
  • Вчера 10:50
  • В топе

В разговоре России и США возник определённый читаемый язык, поддающийся прочтению и пониманию. Последовательность шагов и действий и есть этот язык: всё тут несёт чёткую смысловую нагру...

Обсудить
  • Хотел, было, отправить этот пост в журнал «Искра», но Конт решил иначе. В другой раз, стало быть. Читайте, товарищи, хороший журнал «Искра»: https://remi.cont.ws/jr/iskra :)