Путин во Вьетнаме. Детали в тг Конта

Коллекция Морозовых. Воссоединенному собранию посвятили выставку-блокбастер

0 140

Лето 2019-го стало сезоном воссоединения художественных коллекций знаменитых русских меценатов. Москвичи и гости столицы смогли увидеть собрание Сергея Щукина в ГМИИ им. Пушкина, а Санкт-Петербург спешили в Государственный Эрмитаж на выставку «Братья Морозовы. Великие русские коллекционеры». Разделенные в 1948 году между этими российскими музеями, две великие коллекции встретились вновь.

Сформированная братьями Иваном и Михаилом Морозовыми коллекция произведений современного искусства, наряду с собранием Сергея Щукина, считается одной из лучших в мире.
На выставке «Братья Морозовы. Великие русские коллекционеры», занявшей 13 залов в Главном штабе, был представлено 109 произведений из собрания Эрмитажа, а также 31 работа из коллекции ГМИИ им. Пушкина.
Третьяковская галерея предоставила два знаменитых портрета братьев Морозовых, созданных по их заказу Валентином Серовым.

Пьер Огюст Ренуар. Девушка с веером. 1881, 65×50 см

Семейство купцов Морозовых сыграло огромную роль в развитии промышленности, театра, музейного дела.
И если в начале XIX века крепостной старовер Савва Морозов сумел создать собственную мастерскую и на доходы выкупить себя и свое семейство, то уже к концу века его внук и тезка стал знаменит благодаря своим связям с Московским Художественным театром, а правнуки Михаил и Иван стали выдающимися собирателями новой западной живописи.
Продолжая дело прародителя, купцы Морозовы составили состояние на мануфактуре бумажных изделий, имели вес в лесной и химической отраслях, банковской сфере, были известны щедрой благотворительной деятельностью.
Семейным делом, в конце концов, занялся средний сын — Иван Абрамович.

Поль Гоген. Женщина, держащая плод. 1893, 92.5×73.5 см

Мать троих сыновей, Варвара Алексеевна Морозова сделала немало для того, чтобы привить своим детям любовь к прекрасному.
С пятнадцати лет Михаил и Иван занимались рисованием и живописью в студии Ивана Мартынова, в гимназические годы раз в неделю на протяжении двух лет брали уроки живописи у молодого Константина Коровина.
Летние каникулы в семейном имении Поповка также сопровождались уроками рисования — под руководством пейзажиста Егора Хруслова. Более того, в 1889 году братья вместе с учителем совершили путешествие по Волге и горам Кавказа, и все это время занимались этюдами — понимание живописи у обоих будущих коллекционеров сформировалось самое что ни на есть замечательное.

Поль Сезанн. Натюрморт с драпировкой. 1895, 55×74 см

Попытки Михаила Абрамовича всерьез заняться живописью потерпели фиаско, однако искусство влекло его не меньше, чем любовь к истории. И вот, под влиянием друга, художника Сергея Виноградова, Михаил Морозов решил создать собственное собрание картин. Первое приобретение он сделал в 23 года на выставке Московского товарищества художников - купил две картины своего учителя Константина Коровина «Парижский бульвар» и «Северная идиллия», заложив основу будущей коллекции. Очень ценил творчество Михаила Врубеля и покупал его картины, в том числе «Сирень» и «Царевна-Лебедь». Регулярно посещая французскую столицу, он ходил на все выставки, в том числе и на Салоны, приобретал полотна как через маршанов, так и напрямую у художников.

Анри Матисс. Зора на террасе. 1913, 115×100 см

В своих покупках Михаил Абрамович руководствовался исключительно своим вкусом и «нюхом», посему собрание его было довольно эклектичным: работы Камиля Коро соседствовали с картинами Клода Моне, Эдвард Мунк висел рядом с Ван Гогом.
На традиционные завтраки, которые он устраивал по воскресеньям в своем особняке на Смоленском бульваре, приходила вся художественная Москва - пообщаться и посмотреть на новые приобретения: полотна Гогена, Ренуара, Будена.

Эдгар Дега. Туалет (Женщина, вытирающаяся после ванны). 1884, 50×50 см

За семь лет Михаил Морозов приобрел 83 картины, а также около 60 старинных икон — это была еще одна грань его собрания.
Увы, в 33 года Михаил Абрамович скончался.
Его вдова Маргарита Кирилловна, выполняя волю мужа, в 1910 году передала 60 предметов из коллекции мужа в Третьяковскую галерею. После революции остальные картины в итоге также были изъяты и переданы государству.

Луи Вальта. Общество в саду

Иван Абрамович Морозов возглавил семейное предприятие.
Наладив производство в Твери, он переехал в Москву в 1900 году.
Любя искусство не меньше, чем брат Михаил, Иван Морозов вскоре посвятил все свое свободное время коллекционированию живописи.
Он регулярно посещал воскресные завтраки Михаила, а вскоре и сам начал устраивать званые вечера, на которые собиралась творческая Москва - художники, актеры, журналисты.
Свою коллекцию он начал с работ русских пейзажистов, а в 1903 году приобрел первое произведение западноевропейской живописи - картину Альфреда Сислея «Мороз в Лувесьенне».
После внезапной ранней смерти брата Иван Абрамович продолжил коллекционировать произведения искусства и стал постоянным посетителем всех парижских выставок.

Поль Синьяк. Гавань в Марселе. 1906, 46×55 см

Как и брат Михаил, Иван Морозов пользовался услугами парижских маршанов, приобретая картины у Амбруаза Воллара, Дюран-Рюеля, Люсьена Симона, Конвейлера, а также покупая понравившиеся работы на вернисажах и непосредственно у мастеров.
Если сомневался - спрашивал совета: его с радостью консультировал не только Валентин Серов, но и Игорь Грабарь, и критик Сергей Маковский.

Морис Дени. В присутствии богов Юпитер дарует Психее бессмертие и празднует ее брак с Амуром. 1908, 399×272 см

В 1905 году Иван Абрамович затеял перестройку своего особняка на Пречистенке, 21, для чего был приглашен архитектор Лев Кекушев, пользующийся большой популярностью у состоятельных москвичей. Ему была поставлена задача - создать пространства для художественного убранства, с которой Кекушев прекрасно справился. Морозов очень любил постимпрессионистов и набидов, в том числе работы Мориса Дени, который по заказу коллекционера создал цикл декоративных панно «История Психеи», украсивших Музыкальный салон особняка.
Впервые Эрмитаж показывает в своем подлинном антураже этот ансамбль, создав архитектурную реконструкцию музыкального салона, разместив картины так, как это было при жизни автора и собирателя.

Для парадной лестницы Пьеру Боннару был заказан декоративный триптих «У Средиземного моря», который был выполнен точно по размерам простенков.
Боковые стены украсили панно Боннара «Ранней весной в деревне» и «Осень. Сбор фруктов».

Пьер Боннар. Триптих "У Средиземного моря". 1911, 407×456 см

Обожаемые Морозовым импрессионисты в его коллекции были представлены работами Моне, Ренуара, Дега, Сислея, Писсарро, постимпрессионисты — картинами Гогена и Ван Гога.
Жемчужиной считалось собрание произведений Поля Сезанна - 18 полотен. Морозов владел 11 работами Матисса, "всего лишь" тремя работами кисти Пикассо.
Были у него работы Андре Дерена, Поля Синьяка, Жоржа Руо, а также скульптуры Огюста Родена и Аристида Майоля.
Словом, было, на что посмотреть - да не всех пускали: Иван Абрамович предпочитал вести достаточно замкнутый образ жизни, показывая коллекцию лишь близким друзьям.

Портрет Жанны Самари. Пьер Огюст Ренуар • Живопись, 1877, 56×47 см
Портрет актрисы Жанны Самари. Пьер Огюст Ренуар • Живопись, 1878, 105×174 см

На выставке в Эрмитаже «встретились» два портрета Жанны Самари кисти Пьера Огюста Ренуара. Также зрители увидели два больших декоративных панно, исполненные Клодом Моне по заказу финансиста Эрнеста Ошеде для его замка Роттенбург в Монжероне: «Уголок сада в Монжероне» и «Пруд в Монжероне». До 1914 года Иваном Морозовым было приобретено 278 картин и 23 скульптуры западноевропейских мастеров.

Клод Моне. Уголок сада в Монжероне. 1877, 193×173 см

Впервые иностранная часть коллекции Ивана Морозова стала известна широкой публике в 1912 году благодаря очерку Сергея Маковского в журнале "Аполлон": был опубликован полный перечень работ, сопровождающийся черно-белыми фото лучших произведений.
С началом Первой мировой коллекционер переключился на современное русское искусство.
После Октябрьской революции, в декабре 1918 года собрание Ивана Морозова национализировали, а сам купец с женой и дочерью переехал в Париж.

Анри Матисс. Натюрморт с картиной "Танец". 1909, 89.5×117.5 см

В 1923 году коллекции Морозовых и Щукина объединили под крышей Государственного музея нового западного искусства (ГМНЗИ), просуществовавшего до 1948 года.
 Он стал первым в мире музеем современного искусства, обогнав на пять лет знаменитый нью-йоркский Музей современного искусства (МоМА).
Еще одна уникальная особенность Музея нового западного искусства состояла в том, что для своего времени в нем наиболее полно были представлены самые знаковые европейские художники, причем в потрясающем качестве (да и количестве) - и все благодаря состоятельным коллекционерам, которые, в отличие от музеев, быстро реагировали на предложения рынка.

Винсент Ван Гог. Хижины. Май 1890, 60×73 см

В 1928 году все фонды переместили в бывший особняк Ивана Морозова на Пречистенку.
Часть шедевров была утрачена в ходе продажи предметов искусства за границу, организованной государством в начале 1930-х - денег на строительство социализма не хватало.
Что-то поступало из национализированных коллекций.
Часть картин была передана в Эрмитаж, не имевший в своих собраниях искусства соответствующего периода.
В Великую Отечественную собрание эвакуировали в Новосибирск, и после возвращения в Москву экспозицию так и не восстановили.
С началом эпохи "железного занавеса" и борьбы с космополитизмом Музей нового западного искусства расформировали: партийные бонзы назвали собрание «рассадником формалистических взглядов и низкопоклонства перед упадочной буржуазной культурой эпохи империализма».
К тому времени всем было удобно забыть о том, что в Декрете 1918 года коллекция музея считалась «исключительным собранием великих европейских мастеров», которое «по своей высокой художественной ценности имеет общегосударственное значение в деле народного просвещения».

Поль Гоген. Таитянские пасторали. 1898, 87.5×113.7 см

Собрание ГМНЗИ было разделено между ГМИИ имени Пушкина и Государственным Эрмитажем: шедевры западного искусства надолго застряли в запасниках, равно как и произведения русского авангарда Третьяковки и Русского музея, которые угодили в фонды еще в 1936 году. Здание музея досталось созданной Академии художеств СССР - наступила эпоха всеобъемлющего соцреализма.

Пабло Пикассо. Арлекин и его подружка (Странствующие гимнасты). 1901, 73×60 см

Государственный музей нового западного искусства в Москве не так давно был извлечен из забвения и, наконец, реабилитирован. Виртуальная реконструкция музея была создана при участии Министерства культуры Российской Федерации, Государственного Эрмитажа и ГМИИ им. Пушкина.
Здесь есть оцифрованная коллекция произведений (более 800 картин и 106 скульптур), можно посетить виртуальные интерактивные экспозиционные залы, проследить историю развития музея и познакомиться с рядом исторических документов.

Поль Сезанн. Мужчина, курящий трубку. 1896, 91×72 см
Пьер Огюст Ренуар. Ребёнок с кнутом. 1885, 107×75 см
Братья Морозовы собирали западную живопись, оглядываясь на русское искусство: они не искали в Париже картин, похожих на то, что делали передвижники, они находили такую живопись, которая многому бы могла научить и русских художников, и русскую публику. Надо помнить, что не кто иной, как Михаил Морозов открыл Гогена и привез первую картину Ван Гога в Россию, что именно он открыл Боннара, а его брат Иван создал уникальный ансамбль полотен Сезанна.

artchive

Наш человек в Пхеньяне
  • pretty
  • Вчера 17:25
  • В топе

ОЛЕГ  ЛАВРОВ Добрый день, Империя.Признаюсь, я ждал от визита Путина в КНДР чего-то этакого, прорывного - но чтобы так откровенно объединенный Запад послали по известным адресам, дл...

"Если ещё раз ты сейчас скажешь слово, здесь и ляжешь!". Как старший лейтенант усмирил генерала НАТО и все его войска

12 июня 2024 года исполнилось 25 лет со дня знаменитого марш-броска на Приштину, осуществлённого российскими десантниками с целью установления контроля на косовским аэропортом "Слатина" до прихода туд...