Военная операция на Украине. Главное

Русское гетто

1 243

Дмитрий Ольшанский. Русское гетто. Самое большое зло нынешнего государственного порядка - это застройка.


Абсолютно безумная, наркоманская идея, что население всей России надо согнать в десять супергородов, и прежде всего в Москву, а до этого и деньги всей России надо сосредоточить в Москве - и еще нескольких центрах.

А дальше - строить и строить коробки и башни, воспроизводя здесь азиатскую, а не европейскую среду обитания. Дорогие башни для парвеню со средствами - снося подчистую всю старую "рядовую" архитектуру, кроме некоторых знаменитых и защищенных памятников, - и много-много дешевых коробок для тех, у кого ресурсов поменьше.

Ну а когда гетто построены - выгодополучатели этого дела машут родине ручкой и уезжают именно в те края, где город не должен "развиваться", и где вместо "динамики" и "современности" - ценят стены, увитые плющом, магазинчики, открытые по сто лет на одном месте, и блаженную тишину.

Нет смысла лишний раз рассказывать про весь тот вред, который нескончаемая централизация, укрупнение и коробко-строительство наносит эстетике и этике нашей жизни.

Застройщикам и их друзьям в кабинетах - наплевать, а тем несчастным людям, которых они гонят и гонят на бывшие совхозные поля, где для них уже готовы 40 метров на 26 этаже, - им не до этого, они бьются за свое место под жестокой русской луной и возможность иметь не двести долларов в месяц, а тысячу, и ту скромную, но все же заманчивую перспективу, что у них есть в "агломерации" - по сравнению с разрухой тех мест, откуда они приехали.

Но все же есть одно соображение, которое хотелось бы запихнуть в уши большим начальникам, когда бы они могли слышать.

Дело в том, что застройщики и их вельможные друзья - упорно импортируют в Москву и "младшие" мегаполисы Питера, Еката и Ко революцию.

Откуда вообще берется революция?

Как минимум, из двух обстоятельств: переизбытка молодежи и эффекта обманутых ожиданий.

Нестабильности нужны гормоны. И, если вся большая Россия - это страна почти что пожилая, то именно те "агломерации", которые с таким упоением планируют девелоперы, - это специальные заповедники, где всем - двадцать пять. Пенсионеры-то никуда не поедут, останутся со своим телевизором и чайным грибом, а поедет - кто?

Правильно, тот самый зеленый и умственно девственный человек, которого с легкостью вербуют борцы с кровавым режимом.

И застройщики делают все, чтобы таких людей оказалось как можно больше - и еще больше, и еще, - на территории, которая критически близка к Кремлю и прочему Смольному-Зимнему.

Зачем?

Казалось бы, даже спящему под снегом ежику понятно, что государственная безопасность требует рассредоточить молодых людей по стране, распределить их по провинциальным кампусам, заинтересовать их жизнью дома - где-то там, "далеко", ну а чуть позже, когда придет время жениться и обустраиваться - а вот тут как раз и работает второе правило революции.

Безнадежно нищие и занятые выживанием люди - никого не свергают и не производят опасность для существующего строя, только для обывателя в ночной подворотне.

Зато политическая опасность исходит от людей, которые считают, что им "почти что дали, но все-таки не дали".

От тех, у кого есть три рубля, но они уверены, что у них должны быть пять, и страшно огорчены, что эти пять - вроде бы были так близко, но - нет, увы.

От тех, кого поманили воображаемой перспективой "большой жизни", а перспектива та оказалась квартиркой в гетто, и вечной пробкой, и вечной давкой в метро, и чувством вроде бы образованного и благополучного, но - люмпенства и потерянности.

А если бы вместо этого консервного ада, если бы вместо нашей версии блм-ных "проджектов" - Россия строила бы частные дома, и поощряла бы новый взрослеющий народ к ощущению хозяев, а не люмпенов, - навальные остались бы без своей паствы.

Потому что хозяева не бегают по улицам, не машут фонариками и не ждут хаоса как двери в другую жизнь.

Хозяева собственных домов, и земли, и автомобилей - а не коливингов, коворкингов и велосипедов, - хотят неизменности, хотят крепких основ бытия, тех, что с метлой и газонокосилкой, а не геттобудетсвободным.

Но чиновники и застройщики категорически не желают видеть здесь такой народ, такой стиль, такое жилье.

Хотят люмпенов и революцию.

Потому что только на фоне обвального удешевления, одичания, омоложения и тотальной коробкизации мира вокруг - можно нажить не какой-нибудь жалкий миллион, а миллиард.

Чем больше напихаешь, чем хуже наляпаешь - тем скорее сам сможешь свалить туда, где выбрали хозяйский путь, плющ и столетние магазины.

Ну а к чему все это приведет там, откуда ты вовремя выбрался с миллиардом в потной ладошке, - не все ли равно?

И все же кому-то придется и остаться, и отвечать за всех сразу - перед этой все прибывающей и прибывающей толпой, что однажды таки закипит в этом бетонном котле.

Так не лучше ли остановиться - и перестать колоться в вену агломерациями, мегаполисами и тридцатью этажами?

Глупый вопрос.

http://www.demographia.ru/node...

В ожидании катастрофы. Россия устроила Западу котел

Начнем с любопытного. С очень любопытного, если не сказать больше:Американские власти рассматривают возможность снятия ограничительных мер, введенных против калийных удобрений белорусск...

Процесс пошёл? «Это другое» дало первые трещины

Первые результаты публичного показа пленения неонацистов из "Азова" показали: на Западе пошёл робкий процесс осмысления увиденного. Здесь надо понимать: сам факт пленения псевдогер...

Суды и трибуналы

Давайте соберём в кучу несколько новостей и подведём промежуточные итоги. 1. Все пленные националисты с «Азовстали» находятся в ДНР. Их будет судить трибунал на территории республики. О...

Обсудить
  • Я вас умоляю. Топливо для революции это пивное нищее и тупое быдло из мухосранского панельного гетто. В мегаполисах молодежи не до того, у них таски расписаны на всю неделю, бэклог приоретизирован, багтрекер забит, а после завтрака - митинг не на майдане, а в совещательной. А так да, свой домик иметь приятнее. И будущее за субурбией и эко-поселениями. Но это дело в мышлении людей - с совка привыкли к коммиблокам, и о другом не мыслят.