Конфликт Армении и Азербайджана

Фольклор. - Наследие древних цивилизаций - Архаичное сознание - Часть V.

3 5864

Огромная масса комментариев о древних (архаичных) знаниях, ранних датировках от 50 - 10 тысяч лет до н.э., побудили нас к написанию данной статьи. Что же действительно происходило с человечеством в этот период? Что сегодня осталось в нас с тех времен? Кто же мы на самом деле - жители новой цивилизации или наследники предыдущей? Об этом в целой серии статей. А мы, продолжаем..

Научное изучение феномена магии началось с исследования первобытной магии именно потому, что для современного человека характерно неверие в реальность магии и недооценка своих первобытных предков. Магия как экзотика, а не как элемент всякого человеческого действия и мировосприятия, - вот что привлекло внимание, прежде всего, когда социальная антропология открыла для всей образованной Европы многообразие иных культур: этого зверинца странных обычаев и менталитетов, паноптикума заблуждений и неэффективных, бессмысленных ритуалов и обрядов.

У Дж. Фрэзера и Б. Малиновского - столпов британской социальной антропологи - мы находим первые наброски, которые можно составить в некоторую общую теорию магии.

Фрэзер: Психологическая основа магии - ассоциация идей, между которыми не существует реальной причинной связи; магия позволяет умному человеку доминировать над остальными, основывать королевские династии и новые государства, получать статус святых и богов после смерти; магия вырабатывает первые санкции, закрепляющие частную собственность и целостность, самостоятельность индивида. Таковы основные положения фрэзеровской концепции магии, изложенные им в работах "Золотая ветвь", "Божественный король" и "Задача Психеи".

Малиновский: Магия обеспечивает уверенность в ситуациях неопределенности; магия создает церемониальную структуру торговли; магия часто организует коллективный труд; магия действует с помощью усиления социального давления на индивида; миф является схемой магического действия, которое нередко сводится к проговариванию мифа; магия представляет собой в основном языковый феномен и использует специальный высокопарно-сакральный язык, который отличается от языка, применяемого в контексте трудовой деятельности и общественных отношений; магия - предельный случаи, демонстрирующий силу и активность языка, так как всякий язык имеет магическую функцию; магия укрепляет неравенство людей в примитивных обществах; магия подтверждается чудесами, порождаемыми мистической верой. Эти положения сформулированы в "Магии, науке и религии", "Основаниях веры и морали", "Коралловых садах и их магии" и других работах Б. Малиновского.

Уже из этих выводов Фрэзера и Малиновского следует, что магия, в сущности, закладывала социальную структуру первобытного общества, организовывала важнейшие формы деятельности, являлась основой развития индивидуальности и сферой приложения всех духовных и практических новаций. Магия воплощала в себе фундаментальное и плодотворнейшее противоречие первобытной жизни. Так, она формировала новые социальные структуры, критикуя племенную повседневную реальность и мышление, и она также культивировала свободную индивидуальность, сосредоточивая все формы творчества в "обожествленном еретике" - шамане. Именно магии оказалось под силу провести зарождающееся человечество по острию бритвы, убедить его в собственной сверхъестественной исключительности и внушить ему идею господства над природой в то время, когда вся реальная жизнь неопровержимо доказывала обратное. Найдя перове эффективное применение свободной игре воображения, магия описала и объяснила пугающе неохватный мир, упростила его, сделала более предсказуемым и возвела строительные леса его переустройства. И пусть даже эти леса регулярно рушились, хороня под обломками наиболее отважных первопроходцев - что с того!

Нашим предкам, зато было кого хоронить с почестями, было о ком слагать легенды, было у кого учиться, было что восстанавливать и перестраивать, было что терять и что воскрешать.Б. Малиновский пишет, что магия дает человеку ряд готовых ритуальных актов и стандартных верований, оформленных в определенную практическую и ментальную технику. Тем самым как бы воздвигается мост через те пропасти, которые возникают перед человеком на пути к его важнейшим целям, преодолевается опасный кризис. Функция магии заключается, по Малиновскому, в ритуализации человеческого оптимизма, в поддержании веры в победу надежды над отчаянием.

Определенные психологические объяснения магии предприняты были уже эволюционистской этнографией, функционализм пошел по другому пути, и только структурализм, взяв на вооружение фрейдистские и не­офрейдистские концепции, продолжил психологический анализ оккультного опыта. В центр внимания психологов попала личность первобытного шамана и характер его отношений с племенем. Наиболее яркий пример и модель психомагического действия - это способность мага наслать порчу на человека, в результате которой тот умирает. Для объяснения этого феномена следует, видимо, выстроить цепочку между психическими способностями шамана, известным магическим культом и далее - психикой и физиологией околдованного человека. Французский этнограф и философ К. Леви-Строс предлагает следующий вариант такой связи.

Психика шамана, по Леви-Стросу, паталогична, т.е. существенно отличается от психики рядового члена племени. Она характеризуется "океаническим чувством" (3. Фрейд) причастности природе, способностью мысленного перевоплощения в животных и растения, в природные силы. Шаман - обладатель "расширенного сознания": в его духовном мире с образами людей и природных объектов легко уживаются фантастические представления, изобретаемые им са­мим, не укладывающиеся даже в традиционный племенной миф. В самом себе шаман обнаруживает раздвоенность, подобную шизофренической, убеждающую его в том, что он способен существовать одновременно в разных обличьях, находиться в разных местах, путешествовать во времени, перемещаться из мира людей в мир духов и пр. Богатый внутренний мир шамана, частью, данный ему в силу его психологических особенностей, а частью - в результате его специфической практики, позволяет ему находить объяснения непонятных явлений и претендовать на обладание особыми, сверхчеловеческими силами. Магический обряд, выполняемый шаманом, объединяет в себе фантастическую картину мира и способы действия в этом мире, переведенные на язык, хотя бы частично понятный племени. Это превращение в сказку действительности, которая сама по себе останется неизменной, объединяет психосоматическое состояние шамана с "коллективным бессознательным" племени и психикой человека, на котрого направлен обряд. Этому соответствует вера шамана в эффективность используемых приемов, вера и психологическая потребность общества, и, наконец, вера в магию самого объекта колдовских действий. Шаман, по Леви-Стросу, - типичный "профессиональный отреагирующий" в том смысле, что он в ходе обряда всякий раз воспроизводит психосоматическое самочувствие, пережитое им в период становления шаманских способностей. Обряд - это повторение "призыва", т.е. первого озарения, потрясения, припадка, который открывает человеку его магическое призвание. Шаман делает свой невроз - органического или приобретенного свойства - своей профессией, и поскольку первобытные люди постоянно погружены в ситуации стресса, то они живо сопереживают шаману. Жизнь на грани смерти требует регулярного очищения от страха, и шаман осуществляет эту процедуру как опытный психоаналитик. Шаман предлагает язык, полный символов и способный описать самую непонятную ситуацию, включая ее тем самым в мир привычного опыта. Леви-Строс апеллирует здесь к гипотезе об изоморфизме языковых и психофизи­ологических структур и способности языкового символизма индуцировать соот­ветствующие воздействия через психику на организм человека. Главная нагрузка в этом психологическом объяснении магии падает на "эффективность символов", хотя, как мы понимаем, именно ее и надо обосновать.

Этнографическое и психологическое объяснение первобытной магии сформулировало парадигму ее восприятия применительно и к другим историческим контекстам. И все же историческая специфика разных форм магии - отдельный и сложный вопрос. Если для неолитического человека магия едва ли не единственное средство выжить на грани смерти" то для человека античности она постепенно становится в ряд других, часто не менее эффективных и убедительных форм деятельности.

Сфера магии резко локализируется; определенный круг людей вообще перестает участвовать в магических обрядах, для других магия смыкается с развлечением, ряд важных умилостивительных функций магии начинает выполнять религия. С другой стороны, в самой магии происходит расслоение между элементами, включаемыми в официальные обряды (разные формы предсказаний и гаданий), и теми, которые отныне культивируются лишь тайно (черная магия). Это расслоение, начавшееся еще в первобытном обществе, теперь окончательно оформляется в официальный религиозный культ, направленный на публичное умилостивление богов, и магическую сакральную мистерию, задействующую зле сверхприродные силы.

Одновременно с отмежеванием магии от религии происходит десакрализация искусства, обмирщение права, науки, морали. Конечно, в античности обнаруживается только самое начало этого процесса. Гомеровский человек не только преклоняется перед богами, но порой и заставляет их предпринимать выгодные ему действия; математика еще тесно связана с астрологией и практикой гадания, а науки о природе - с поисками чудесных субстанций. Религия и миф продолжают занимать в сознании античного человека центральное место, но постепенно вытесняются - вместе с магией - в сферу идеологии, за пределы практической деятельности. Люди, овладевшие искусством создавать прибавочный продукт, могут себе позволить не принимать магию всерьез. Теперь уже магия - это обряд и ритуал, понятый как обряд и ритуал, не более того. Магия - это превращение действительности в сказку, и люди подозревают, что это всего лиш сказка, т.е. что-то не слишком реальное, редкое, сказание, а не сама жизнь.

Жизнь богаче магии: в ней есть деньги, любовь, власть, на долю же магии остается пикантное приключение, игра для ума и тела, без которых, в принципе, можно и обойтись.

Важный момент античного понимания магии - ее демократичность. Гностик - герметист апеллирует к магии, строя картину взаимодействия Бога и мира, реализации в природе божественного начала. Пифагореец, потрясенный гармоней небесных сфер и музыкального ряда, обратится к магии чисел. Но юноша, домогающийся своей неуступчивой подружки, просто добавит ей в вино колдовского напитка, не задумываясь над механизмом его действия. И любопытный бездельник, возжелавший поглазеть на шабаш ведьм, проглотит галлюциногенное снадобье и отправится в умопомрачительное странствие. Каждый найдет в магий то, чего ищет, нарушит древние табу и не узнает об этом, невзначай проникнет в тайное тайных - и посмеется. Свобода обращения с культурными ресурсами магии, характеризующая античность, обязана погружению магического мировоззрения и практики в иные типы практик и мировоззрений.

«Русские идут!»: очередной боец невидимого фронта готов выпрыгнуть из окна

✔ Иногда, сами того не осознавая, люди запускают цепь событий, которые на первый взгляд носят случайный характер и в конечном итоге приводят к неожиданному результату. Но если копнуть г...

Когда взрослые делают что-то просто так

Иногда мой шестилетний сын делает какую-то мелкую пакость. То тарелку разобьёт, то сломает что-то и тому подобное. И каждый раз, когда я ему говорю «Зачем ты это делал?», он отвечает &l...

Преступления троцкиста Хрущёва. Ликвидация СССР (окончание).

Никита Хрущёв — настоящее проклятие российской истории. Приняв участие в перевороте он затем не только похоронил сталинское наследие, но совершил еще множество глупостей и преступлений о которых и на...

Обсудить
  • :boom: :thumbsup:
    • KAMAS
    • 25 февраля 2019 г. 15:32
    "Если б Остап узнал, что он играет такие мудреные партии и сталкивается с такой испытанной защитой, он крайне бы удивился". :sweat_smile: Намудрили этнографы про магию Если бы туземцы узнали, что магия играет в жизни такую роль, то удивились бы не меньше. Магия - это не религия, там нет божеств или духов. Магия - воздействие на окружающий мир. И все равно каким способом - словом, движением, взглядом. Человек при помощи магии становится причиной события: наслать болезнь, прогнать злого духа, вызвать дождь. влюбить в себя женщину и т. д. Это на религия. Это чистый житейский прагматизм. Магия - это не волшебство Гарри Поттера для избранных. Магические действия могут совершать все. Магия доступна всем. Но разумеется, как во всяком деле, есть любители, а есть специалисты в магии - колдуны. Так что если хочешь стопроцентного результат, то лучше не заниматься любительством, а пойти к колдуну (как мы ходим с стоматологу). И разумеется колдуны выполняли свою роль для всего коллектива - лечили, предсказывали погоду, заклинали духов на удачу и отгоняли злых духов. за что пользовались почтением и страхом, если колдун был умным и удачливым. Неудачников-колдунов, если коллектив нес беды и потери, просто убивали. Что касается шаманов, то это не столько колдун, сколько специалист по общению с духами. Духи для в то время не были сверхъестественными существами, а были соседями по планете, точно так же, как кошки и собаки, только невидимые. Но не всемогущие. Духа можно было поймать, набить рожу или обмануть. Но это если человек был сильным, смелым и удачливым. Вот шаманы и были людьми, которые умели договариваться с духами.
  • Презанятненько читать, как атеисты рассуждают о магии. Ну, примерно, как если бы слепые рассуждали о калористике картин Куинджи. :stuck_out_tongue_winking_eye: