• РЕГИСТРАЦИЯ

Фольклор. - Мода русских крестьян.- Бабска мода (косы, украшения) - Часть III.

3 6866

Человек – это Поле, Волосы – растения на нем, а также вместилище «души». Обряды покрывания волос невесты и сокрытие их замужней женщиной связаны с тем, чтобы магическая сила рода женщины не вошла в столкновение с магической силой рода мужа, и находилась, как бы, в подчиненном положении при переходе в новый род. Поэтому девушки могут ходить с непокрытой головой, т.к. магическая сила их волос находится внутри родственных сил родного рода. В этом утверждении есть противоречие, т.к. наедине с мужем, женщина может обнажать свои волосы, т.е. скрывать их требуется только "на миру", хотя возможно, что этим фактом магическая сила женщины как бы ограничивается домом и направлется на семейное благополучие. При всем разнообразии женских головных уборов у них есть одна общая черта—это тенденция как можно плотнее укрыть и спрятать волосы женщины. В то время, как девичьи головные уборы оставляют открытыми и макушку головы и волосы у лба и спущенную вниз косу или даже распущенные волосы, женские головные уборы прикрывают волосы очень тщательно. Закрывание женщиной волос является остатком покрывания лица и имеет две причины: первая — суеверный страх, так как укрывание служит оберегом от чар и второе — ревность мужа, который хочет уберечь свою собственность.

Но если бы причиной закрывания волос был оберег от чар, то ведь в таком обереге не меньше нуждается девушка, в особенности девушка-невеста, которая больше всего подвержена чарам и нападению злых духов.

Однако невеста не закрывает волос и, даже если она прикрывает лицо платком, волосы ее остаются раскрытыми.

Гораздо вероятнее второй мотив—ревность мужа и стремление его защитить свою собственность. Д-р Якобий выдвигает при этом гипотезу о сексуальном значении волос: «Девушки могут», говорит он, «вести свободную половую жизнь и как символ этого ходят с непокрытой головой. От замужней же женщины требуется сохранение целомудрия и она покрывает голову и скрывает волосы под убором». В Противоречии с этим однако стоит, как будто, тот факт, что девушка, нарушившая целомудрие, обязана покрыть свои волосы.

Принимая гипотезу о том, что закрывание волос есть стремление мужа и его рода охранить свою собственность, следует отметить, однако, что этим не доказывается предположение Д. К. Зеленина о том, что закрывание волос есть остаток закрывания лица.

"Девичья коса - всему миру краса" - говорилось в народе. До замужества в будни девушки чаще всего заплетали волосы в одну косу в три пряди, спускавшуюся по спине, и вплетали в нее тряпочки или простые ленты, по которым следили за ростом волос. В праздничные дни в косу вплетали яркую шелковую ленту, разнообразные бисерные или парчовые косники и даже колокольчики. О том, как украшали косу невесты в северных губерниях, крестьянки вспоминают: "Лента голуба да ала, нависят много, снопом, к одной приколят, а ету бантом надо всеми. Висят наравне с подолом".

Довольно распространенным праздничным убранством волос было заплетание "сложных" кос (до 12 прядей). Символика волос (косы) играла большую роль в девичьих гаданиях: "замыкание косы" на замок ("суженый, приди - расчеши"); в Вологодской губернии девушки плели в канун рождественского сочельника 12 кос и на каждую загадывали имя возможного жениха: при совершении гадания на перекрестке "жених брался за косу". В Костромской губернии девушки при гадании на Андрея (30.11.) единственный раз в году заплетали косы по-бабьи.

Отрезать косу у девушки означало обесчестить ее.

Замужние крестьянки в отличие от девиц обычно заплетали волосы в две косы на висках и завязывали их надо лбом, образуя "рога" или закручивали узлом на затылке. Иногда волосы, не заплетая, прятали под головной убор.

Согласно древнему обычаю, девичьи головные уборы не закрывали темени и представляли собой жесткий обруч или мягкую повязку, которые скреплялись на затылке лентами. Иногда эти ленты завязывали бантом или заменяли одной шелковой либо бархатной полосой, сплошь расшитой золотными нитками.

Повсеместно девушки носили красные узорные платки, сложенные по диагонали в несколько рядов, что называлось "в складку". Спереди подкладывали картон, а концы завязывали сзади под косой. На юге такой убор мог быть дополнен воткнутыми цветами, птичьими крашеными перьями. Столь же популярным было среди русских девиц ношение платков, сложенных "на уголок" по диагонали с повязанными под подбородком концами.

На юге России широко распространенными украшениями головных уборов были белые шарики из гусиного пуха, которые надевали вместе с серьгами или подвешивали у висков, а иногда на ремешках через уши (как, например, носили их маленькие девочки в селе Сараи Рязанской губернии). О пристрастии деревенских щеголих украшать себя птичьими перьями в озорной частушке пелось так:

Пошла плясать Тетушка Лукерья.

Нет волос на голове

Прицепила перья.

Южнорусские головные уборы отличались яркостью и насыщенностью декора. Для их создания использовались самые различные отделочные материалы: позумент, блестки, тесьма, пуговицы, бисер, птичьи перья, шерстяная бахрома, помпоны и т. п.

На севере особо нарядные уборы невест, известные под названиями "рефетка", "рефиль", обычно низались жемчугом и разноцветными камешками: Ко многим праздничным женским и девичьим головным уборам надо лбом пришивали сетки из жемчуга, стекляруса или белого бисера, закрывавшие весь лоб до бровей и даже ниже. Такие сетки назывались "рясы", "поднизи". Просватанные девушки северных губерний прикрепляли к своей повязке бархатный, шитый золотом кружок - "натемник" или небольшой прутик с разноцветными лентами ("флажки"), иногда прятали косу под вязаный "честной" колпак, на который затем надевалась повязка - символ девичьей чистоты. В качестве женского головного убора колпак был распространен в верховьях Дона, в некоторых уездах Воронежской, Тульской и Тамбовской губерний.

Довольно часто головной убор девушки после ее замужества становился частью ее женского убора. Так, девичий венец с рясами, надетый с повойником, закрывавшим волосы, составлял женский головной убор, известный под названием "земчуг" (Олонецкая губерния).

Древним общеславянским головным убором было "головное полотенце" ("ширинка", "убрус", "похватка"), которое делалось из белого льняного холста, обрезанного по ширине ткани (откуда и название "ширинка"), с вышитыми или затканными красной нитью концами. Девушки носили ширинку, перегибая холст по диагонали. Молодые женщины складывали ее жгутом и повязывали на свой головной убор концами вперед.

Вступление девушки в брак означало ее полное подчинение семье мужа. По представлениям древних славян, волосы обладали чарующей магической силой, связанной с идеей плодородия, продолжения рода и его благополучия, олицетворяли половую силу. Этим объясняется большое значение, которое придавалось в свадебных обрядах акту перемены прически и головного убора (распускание и расчесывание волос перед венцом как символ вступления в брак, плачи невесты по ее девичьей косе - "красоте", выкуп женихом косы невесты, обряд "скручивания", когда после венца свахи заплетали волосы новобрачной в две косы и навсегда скрывали их от посторонних глаз под женским головным убором). У А. Н. Афанасьева читаем: "Как простово-лосие считается за грех для замужних, так "самокрутье" (убирать голову по-бабьи) - для девиц. Н. И. Гаген-Торн пишет, что открыть женщине волосы на людях считалось страшным грехом, так как это "освобождение своей магической силы и тем самым - бунт против чужого рода и брачных уз, ее к нему привязавших". С растрепанными, спутанными волосами представлялись славянам лишь представительницы нечистой силы - ведьмы, русалки. О нечесаной девке говорили: "Ходит как русалка ". Вместе с тем бывало, что женщинам позволялось распускать волосы и как бы освобождать свою половую силу. Например, во время родов, проведения сохой магического круга для предохранения селения от морового поветрия и проч.

Женским головным убором, входившим в поневный комплекс, была "сорока", которую умела шить каждая крестьянка. Название "сорока" можно объяснить пестротой используемых материалов и названием отдельных ее частей ("крылышки", "подкрылки", "хвост"). В этом названии, возможно, содержится отождествление с птицей сорокой, которую вешали в конюшнях для оберега. Вероятно, и головной убор "сорока" служил оберегом от домового, который, по поверью, мог утащить женщину за волосы на чердак.

Остовом "сороки" была "кичка" (от слав, слова - утка) - твердо простеганная налобная накладка подковообразной (рогатой), лопатообразной, круглой или какой-либо другой формы. К ней пришивали чепчик ("волосник") на вздержке, под который убирали волосы. Затылок непременно прикрывался бархатным, шелковым или бисерным "позатыльником" прямоугольной формы. Сверху на эти детали надевался своеобразный чехол - "сорока", "обвязка" или "верховка". Вокруг этих основных деталей формировался сложносоставной (до 14 частей) головной убор, весивший порою около семи килограммов. М. Е. Шереметева пишет, что, например, в Перемышльском уезде Калужской губернии у женщин бывало по три "сороки": "для гадавых" праздников особенно нарядная - "расшивная", а другие попроще с гладким бархатным или кумачовым верхом. Околыш всегда был золотный - "спереди съяеть мушара" (мишура).

Считалось, что рогатый головной убор помогал матери и особенно роженице уберечь себя и ребенка от нечистой силы и сглаза.

Рогатые "кички" (высота рогов от 15 до 30 см) носили молодые женщины в первые годы замужества. После рождения первого ребенка их обычно меняли на лопатообразную "кичку" или повойник.

В некоторых селах Калужской губернии в конце XIX - начале XX вв. пожилые женщины "у празднике и памирать" надевали старинный головной убор, состоявший из "кички", по-крытой цветным платком концами назад, и свернутого в 4 раза полосой "убруса", надетого по лбу до бровей и перевязанного сзади лентой в два пальца шириной.

Общерусский головной убор кокошник, входивший в сарафанный комплекс, изготавливался в отличие от "сороки" профессиональными мастерицами-золотошвейками на заказ и стоил очень дорого. Существует великое множество локальных типов кокошников, различающихся как формой, так и декором. Остановимся на более распространенных.

По всей России был известен древний тип кокошника - с поперечным гребнем. В Курской и Орловской губерниях встречался двурогий кокошник седлообразной формы - "шеломок". Кокошник в Воронежской и Тамбовской губерниях представлял собой головной убор с округлым высоким передом (с прокладкой из картона), несколько скошенный сзади. Его носили, слегка сдвинув на лоб, прикрывая затылок расшитым позатыльником. Поверх кокошника часто завязывали шелковую ленту или сложенный в виде полосы платок "концами вперед". Весьма своеобразны и самобытны однорогие кокошники: с закругленным верхом (владимирско-ярославские), с заостренным верхом (костромско-ярославские), с шишками (псковские); а также "головка" или "кика" (новгородские), "ряска" (тверская).

Северные кокошники шили из парчи, бархата, шелка на жесткой прокладке. Их обильно расшивали золотными и серебряными нитями, речным жемчугом, блестками, рубленным перламутром, разноцветными гранеными стеклышками, сверленными самоцветами, разноцветной фольгой.

Зажиточные крестьянки дополняли очелья своих головных уборов выплетенными жемчужными поднизями в виде сетки, овальных зубцов или пышных оборок, которые, например, в Олонецкой губернии пришивали в несколько слоев, что создавало впечатление нежной жемчужной "челушки", красиво обрамлявшей лицо.

Необходимо упомянуть еще об одном, общем для всех восточных славян, интимном (обязательно повязывающемся платком) женском головном уборе - повойнике. В разных районах он мог называться "повой", "волосник", "полетушка", "сборник", "чехлик", "шлык", "чупирник". Внутрь повойника поперек головы вшивался твердый стеганый валик. Сзади повойник имел вздержку, что резко отличало его от кокошника. На севере великорусской территории такой повойник назывался "моршень" (от слова "морщить"), "борушка", "почепешник".

Головной убор русских крестьянок занимал главенствующее положение в иерархии частей костюмного ансамбля, являлся его композиционным центром, местом наибольшего средоточия декора и отличался многозначностью и метафоричностью своего художественного образа. Так, например, он отражал космологические, эстетические и этические представления крестьянок, их национальность, возраст и семейное положение (головные уборы девушек, просватанных девушек, молодух, старух, вдов), социальный статус, место проживания. Головной убор выполнял обереговую, продуцирующую, эмотивную, эротическую, утилитарную и другие функции. Метафоричность художественного образа головных уборов крестьянок проявилась в их формах и названиях. Символика головного убора в образной системе костюмного комплекса, отражающей, как мы уже отмечали, представления крестьян о мироздании, связывалась с его верхним ярусом. Потому наиболее часто мотивами орнамента головных уборов были солярные знаки, птицы и древо жизни. Как часть костюмного ансамбля головной убор подчинялся законам этой большой формы.

Купчихи, богатые мещанки и крестьянки в северовеликорусских землях и в Поволжье носили поверх кокошников и повойников весьма дорогостоящие платки белого, вишневого, синего, фиолетового цветов с широкой вышитой каймой. Особенно славились по всей России платки с золотой вышивкой, производившиеся в Городце, Арзамасе, Лыскове и других местах Нижегородской губернии. Большие платки обычно носили "в роспуск", т. е. заколов два конца под подбородком, а два других свободно распустив по спине. В конце XIX в. на нижегородских платках стали вышивать только одну половину полотнища, разделенного по диагонали. Их обильная золотная вышивка включала изображение трех вазонов с букетами цветущих ветвей, причудливо перевитых лозами и гроздьями винограда. С середины XIX в. в Городце и его окрестностях распространилась мода носить такие платки на плечах. Во второй половине XIX в. популярными становятся "головки" - шелковые косынки, украшенные золотной вышивкой только по трем концам и в налобной части.

Большим вышитым платком или фатой из шелковой или прозрачной кисеи закрывали в свадебном обряде лицо невесты. Молодые женщины до рождения первого ребенка на свой праздничный головной убор набрасывали фату, украшенную по краю полосой золотого галуна, шелковой лентой и кружевом.

В конце XVIII - начале XIX вв. в России налаживается массовое изготовление шелковых золототканых платков и фат канаватных (шелковых, цветных и узорчатых). Центром этого производства были Москва и Коломна с прилегающими селами. Высоким уровнем исполнения, изысканностью и сложностью орнаментики, применением тонкой золотистой скани славились изделия коломенских купцов Левиных. Им принадлежало несколько шелкоткацких мануфактур, просуществовавших до середины XIX в. Левины успешно торговали золоткаными платками, флеровыми (полупрозрачными) и канаватными фатами не только по всей России, но и на азиатском рынке.

С конца XVIII в. в России развивалось также и массовое производство больших узорных платков и шалей, подобных кашмирским. Мода на них пришла из Франции и распространилась сначала в аристократических кругах, а затем уже в середине XIX в. они стали пользоваться огромным успехом у крестьянок, мещанок и купчих. Самыми популярными в их среде становятся квадратные оранжево-красные ковровые, так называемые грецкие", платки и шали, которые производились на жаккардовых станках московскими фабриками Д. и Р. Сапожковых, Т. В. Прохорова, А. И. Смирновой, И. X. Белова и других, а также на коломенской фабрике Г. Е. Левина. Исследователь Г. А. Макаровская отмечает, что "под влиянием западной моды в русском текстильном деле появилось тогда множество терминов, быстро вошедших в обиход и понятных тогда почти всем: шали терно (тонкие из козьего пуха и шерсти), драдедамовые (полусуконные), из бур-де-суа' (шелковые, из охлопков), тибет (мягкие и пушистые из камвольной, т. е. из длинноволокнистой шерсти).

На протяжении всего XIX и начала XX вв. большим спросом пользовались более доступные по цене набивные платки и шали. Например, кумачовые ситцевые платки фабрики купцов Барановых из Владимирской губернии. На их красном фоне ярко "горели" желтые, зеленые, синие цветы. Отличительной особенностью барановских платков было также и то, что они не выгорали на солнце, так как для их производства использовались высококачественные натуральные индийские красители. Кубовыми платками (темно-синими с красными цветами) славилась Московская Трехгорная мануфактура купцов Прохоровых. Высоким качеством чистошерстяных и полушерстяных набивных платков и шалей была известна павлопосадская фабрика Я. Лабзина. И. А. Алпатова пишет, что "платки и шали оживали в костюме на человеке, их пластическая и цветовая, а также утилитарная роль находила окончательное завершение в системе костюма".

Этнографы отмечают, что в культуре русского народа большое значение имел гигиенический уход за кожей и волосами. О знаменитых русских банях с их своеобразным хлестким массажем вениками, температурным контрастом между раскаленной парной и последующим купанием в снегу или водоеме, в народе говорилось: "Баня парит, баня правит. Баня все поправит", "Когда б не баня, все б мы пропали". "Баня - мать вторая". Русские ходили в баню не реже раза в неделю. Для освежения тела деревенские красавицы делали массажи с мазями, приготовленными на травах, использовали так называемый "холодец" -настой из мяты. Умывались они и молоком, и молочной сывороткой. При уходе за волосами широко применяли растительные масла, настои и отвары.

Еще средневековые иноземные путешественники удивлялись чрезмерному пристрастию русских к декоративной косметике. В XVI в. Флетчер отмечал, что белила покрывают женские лица сплошь, а брови и глаза подведены сурьмой. "В Курской губернии, - пишет А. В. Руднева, - были чрезвычайно развиты белила и румяна. Девушки для танков белили и красили лица как маски. На щеках нарисованы красные пятна - у одной в форме круга, у другой - овала, у третьей - полосочками и т. д.". На свадьбе, когда наступала пора наряжать невесту, говорили: "Просим набело умыться, хорошо снарядиться в белые белила, в красные румяна". Белились крестьянки чаще всего пшеничной мукой. Румянились же иной раз просто красной бумагой, которой натирали влажные щеки, Еще чаще делали это бодягой, вызывавшей раздражение кожи и прилив крови к щекам. Этнографы считают раскрашивание лица одним из древних ритуальных обычаев, несомненно связанных с переходными обрядами совершеннолетия и брака. Грим в совокупности обозначал различные аспекты "брачного состояния": сексуальную энергию в потенции (У девушки) и реализации (у молодицы), наделял их космически-природными стихиями (белила - серебро - месяц; румяна - золото - солнце - огонь, вода - роса).

Во второй половине десятого века наблюдается преобладание украшений шеи, груди, плеч. Предпочтение отдавали стеклянным бусам, которые вместе с металлическими подвесками оформлялись в виде ожерелья. Украшения из металла (пряжки, булавки - фибулы) имели форму подковы и скрепляли одежду на груди, шее, плече. Размеры булавок (фибул) были большими; стеклянные бусы, ожерелья, составленные порой из сотен бисеринок, могли иметь бисер значительных размеров (иногда до трех сантиметров в диаметре).

Подобные украшения использовали повсеместно в течение 11 века, но постепенно, к концу 11 века первенство занимают украшения запястий: браслеты, перстни. Но если изначально их ширина была 1-2 сантиметра, то к середине 13 века браслеты достигают 5 - 6 сантиметров. Такое лидирующее положение украшений рук сохранялось до 14-15 веков. Однако, стоит отметить, что в конце 13 - середине 14 веков не оставалась без внимания и область от груди до бедер. Здесь можно выделить пояса с металлическими пряжками, различные подвески (крупные одно или двухголовые коньки с приплетенными к ним на цепочках колокольчиками). Так, например, марийский пояс выполнялся матерчатым или кожаным, обязательно дополнялся сбоку или сзади цветными шнурами с нефритовыми украшениями, связанными в сетку. К концу пояса могли подвесить различные предметы в качестве декоративного украшения.

15 век принес большие перемены: столь широко распространенные в женских костюмах украшения из металла и стекла практически исчезают. На первый план выступают украшения головы (серьги и тонкие булавки с шаровидными головками, а также крестики, но более крупные и декоративно оформленные). Сохраняются, как украшение, и пуговицы.

Происходит изменение не только украшений, но и самого костюма. Одежда становится более закрытой и строгой. Удлинение рукава приводит к закрытию запястий, а затем и кистей рук. Поэтому браслеты сначала заменяются перстнями, а затем простыми бронзовыми кольцами.

Нагрудные украшения в древней России были очень распространены. Жемчужное ожерелье кренилось на широкой ленте. Середина ожерелья свисала свободно, украшение состояло из большого количества ниток жемчуга (иногда до 100 единиц). Шейное украшение (наборошники) могло быть из бисера, который крепился на ленте очень плотно (перлы, перлышки). Стеклянные бусы носили вместе с серебряными цепочками и крестиками. Янтарные бусы использовали самостоятельно и в виде ожерелий.

Для запястий изготавливали браслеты из нескольких ниток жемчуга, украшения, низанные жемчугом по атласу.

Не оставляли без внимания и голову. Серьги - жемчужные, серебряные, бронзовые, медные в виде колец, подвесок, пуговок.

В описаниях женского народного костюма Вологодской губернии встречаются упоминания об украшениях головы, шеи, запястий, кистей. Комплект дополнялся множеством колец, браслетов, ожерельем или цепочкой с крестами (до трех единиц). В южнорусских костюмах используются украшения в виде ниток бус из кораллов, горного хрусталя, сердолика. Орловские женщины (18-19 вв.) также любили украшения, применяя жемчужные, бисерные, янтарные, коралловые ожерелья, подвески, бусы, серьги.

Особое место в оформлении русского народного костюма занимала вышивка.

Возникнув в глубокой древности, вышивка на протяжении многих веков сохранялась в народном костюме и являлась украшением материала. Но она не только украшала, но и защищала человека от беды, служила оберегом. Вышивкой украшались те части изделия, через которые злые силы могли навредить хозяину. Охранительный узор располагали по краям горловины, разреза, воротника, манжет, низа рукавов, низа изделия. Считалось, что сама ткань непроницаема для духов, т. к. при ее изготовлении использовались предметы, имеющие орнамент с заклинанием. Места, где заканчивалась ткань с заклинанием и начиналось тело человека, следовало защитить.

Главное в вышивке (обереге) - цвет и узор. Цветовая гамма должна соответствовать той части спектра, которую вышивка призвана защищать. В основном это нити красного цвета или его оттенки: алый, смородиновый, маковый, брусничный, кирпичный.

Условные знаки и элементы вышивки: а)прямая горизонтальная линия обозначала землю; б)волнообразная горизонтальная линия - призыв к воде помогать и беречь человека; в)вертикальная линия - дождь; г)огонь, солнце - крест; д)елочка - дерево добра и жизни и т. д.

Встречаются и более древние изображения солнца в виде розеток, ромбов, коней. Из этих элементов получали узор. Например, женская фигура всегда связана с символом плодородия: деревом, птицами, животными, солнечными знаками. Из тела богини прорастают ветви, а вместо головы - лучистый ромб со звездочками. Руки богини, имеющие широкий размах и воздетые ввысь, держат птиц. Головы птиц венчают солнечные знаки - звезды, кресты; ими унизаны также хвосты птиц. Такой узор символизировал единство сил земли и неба, от которых зависела жизнь человека.

Распространенные обережные вышивки на народной одежде - цветы и фигурки (силуэты горделивого коня, собаки, петуха, сказочной птицы с женским лицом, диковенное дерево, лучистые круги). Старинные рубахи из домотканого холста выполняли с поликами и ластовицами из кумача. Рукава, воротник, низ рубахи также отделывали кумачом, что также служило оберегом человека.

Способы вышивания и материалы очень разнообразны. Для вышивания использовали льняные, шелковые, шерстяные, золоченые, серебряные нити, бисер, жемчуг, драгоценные камни, металлические пластинки различной формы, цветные и зеркальные стеклышки, шнур и т. д. Вышивка выполнялась на льняных, шерстяных, шелковых, хлопчатобумажных тканях, коже, пергаменте. Применение нитей разной толщины позволяло получить узор различного рельефа.

Вышивка разных регионов России многообразна, например: белая строчка - Русский Север, а цветная строчка - Верхнее Поволжье.

В Ярославской губернии вышивка выполнялась в виде цветных строчек, в Олонецкой, Архангельской, Вологодской губерниях - тамбуром.

Вышивальщицы Владимирской губернии применяли белую и цветную гладь с растительными мотивами.

Для Тверской губернии характерно золотое шитье, новгородцы славились гипюром.

Северная вышивка имеет сложные мотивы и зачастую одноцветна. Вышивки среднерусских губерний (Калужской, Тульской, Рязанской, Смоленской, Орловской) - многоцветны. Орнамент - геометрический.

Виды используемых вышивок: цветная перевить, набор, косичка, козлик, крест, счетная гладь, мережки. Вышивка на сарафанах размещалась вдоль центрального шва, по линиям кокетки, по бретелям. На рукавах рубах было много вышивки («роспись»), полики вышивались белым, очень мелким крестом - «клопиками».


"Чё ле делай, даром не живи!"

Человек не умер, просто вышел...Памяти Иоганна Вайса...Ёжика...

На АШ разместили статью о том, что скоропостижно скончался участник Конта и многих других интернет площадок камрад Оттуда.  Он был феноменом. Его статьи в стиле политической с...

Блеск и нищета Белорусской империи

Пару недель назад Александр Лукашенко «иронично» предложил России войти в состав Белоруссии. Сделано это было в ответ на якобы посягательства Москвы на якобы белорусский суверенитет Два ...

Апельсин №3. Екатерина Шульман

Открою маленькую тайну. Рубрику «Апельсин» я задумал после того, как увидел высказывания некой Екатерины Шульман. Она что-то там нехорошее вякала про Донбасс, меня разобрала злость, и я ...

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    Загрузка...

    Появление писаного права в Древней Руси и княжеская власть

    Данные проблемы решались в том числе и путём создания и перера-ботки писаных сборников права. В.О. Ключевский, однако, считал византийским влиянием саму идею «законодательной обязанности» княжеской власти. Аналогичные воззрения мы видим также у М.К. Любавского . На первый взгляд, они правы, ибо правотворчество Ольги и Владимира Святого, вопреки известному в науке мнен...
    2173

    ВЕРХОВНАЯ ВЛАСТЬ И ПРИНЕСЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ЖЕРТВ У ВОСТОЧНЫХ СЛАВЯН

    В «Повести временных лет» (ПВЛ) по Лаврентьевскому списку под 983 г. читаем: «Идее Володимеръ на Ятвяги, и победи Явтяги, и взя землю их, и иде Киеву, и творяше потребу кумиром с людми своими. И реша старци и бояре: «Мечемъ жребии на отрока и девицю, на негоже падеть, того зарежемъ богомъ». Аналогичный текст мы видим и в других древнейших летописях – Ипатьевской, Радз...
    2429

    Национальное сознание и самосознание России на историческом фоне.

    В мировой исторической науке немало написано о крайнем своеобразии русской цивилизации. Русь считают догоняющей, специфической европейской, азиатской, крестьянской, иррациональной, самой деспотичной, самой анархичной… Существует и множество других определений и осмыслений, предложенных историками, философами истории, культурологами. Сквозь туман предубеждений и идеоло...
    2721

    Ритуальные бесчинства - Анти-миры русского мира.

    Обрядовое ряженье встречается у многих народов. Оно известно в нескольких формах, каждая из которых так или иначе сопряжена с мотивом страшного мира. Одну из них (она характерна и для русской традиции) отличает связь с двумя особыми сторонами обрядовой культуры — игровой и смеховой.Ряженье - это всегда внешнее преображение. Меняя свой облик («облик человеческий премен...
    6373

    Соха, Чепигы - и другие тайны астрономии Русов.

    Потребности ориентации и определения времени рано выделили астрономию среди других областей научного знания в отдельную отрасль. Среди первых богов человечества -олицетворенные в светилах солнце и луна. На обширной территории, которую впоследствии заняли восточнославянские племена, издавна существовал разработанный культ светил, звезд и, возможно, астрономических явле...
    2386

    Архаическое сознание и медицина. - Ч.III.

    Рассматривая же сюжет о «невесте из бани», которая воспитывалась ба-енником до брачного возраста, легко понять, что до крещения и венчания, об-ретения женского головного убора – повойника и введения её в избу, что тож-дественно обретению соответствующего общественного статуса, это существо не имело никакого вида (облика), что тождественно, в свою очередь, отсут-ствию ...
    2753

    Архаическое сознание и медицина. - Ч.II.

    Восточным славянам были присущи обычные для архаических обществ и культур явления «перенесения» свойств одних предметов и явлений на другие, между которыми мыслилась, таким образом, своего рода связь. Так, для борьбы с вредоносным колдовством можно было нанести ведьме увечье, «заткнув в щелях хлева крапиву, нож или косу». Её также можно было уничтожить, если чучело ко...
    2612

    Славяно-Русы в VII веке, о чем умалчивает классическая наука.

    История Руси полна загадок и тайн, сегодня хотелось бы заострить внимание на одном, пожалуй в самом простом вопросе, если до образования Древней Руси, были известны племена вятичей, древлян, дреговичей, полян, то куда же подевались сведения о них? Неужели у этих племен не было соседей? Неужели все они были молчаливы и бесписьменны? Глупо предполагать, что сведений не ...
    2916

    "И все б, я пила, все б, я б, ела" - Питейная культура Древней Руси.

    В Древней Руси вплоть до XIV века существовали следующие напитки: живая вода, сытa, березовица , вино, мед, квас, сикера и ол. Грань между алкогольными и безалкогольными напитками была весьма условна. Безалкогольными являлись лишь первые два: вода и сытa (смесь воды и меда), да и последняя могла забродить и превратиться в слабоалкогольный напиток. Уже березовица (бере...
    3937

    Архаическое сознание и медицина. - Ч.I.

    Существуют очень интересные примеры смешения языческих и христи-анских черт в древнерусских апотропеях. «Г(оспод)и, помози рабу Своему Фоме», - такой чисто христианский текст читаем на кабаньем клыке, найденном во Вщиже в слоях уже XII в. Такое соседство поражает, ибо есть данные, согласно которым изначально кабан (свинья) – священное животное индоевропейцев, в том ч...
    2193

    Душа скоморохов. - Гудок - русская скрипка.

    Некоторые писатели уверены, что в скрипке скрыто женское начало. Она или озорная девчонка, или печальная женщина, или трагическая старуха. Народные исполнители считали, что звучание скрипки подобно человеческому голосу. А еще говорят, что столетия назад извлекать из скрипки мелодию удавалось только мужчинам. Сегодня скрипичная игра в деревнях практически исчезла. Сей...
    3440

    Обретение утраченного. Обряд принятия волчьей силы.

    Здравствуйте, дорогие друзья!Продолжаю публиковать серию постов, посвящённых восприятию волчьей силы в казачьей среде.Данные Льва Диакона  и «Слова о полку Игореве» не просто подтверждают друг друга, но и показывают, что оборотень, в том числе и лидер-оборотень становится таковым не в силу наказания за совершённые преступления, на что акцентируют внимание древнег...
    2650

    Илья Муромский (Русский) - Европейский след русского эпоса.

    Фольклорные герои далеко не всегда остаются только в рамках одной культуры. Контакты между народами приводят и к тому, что и герои их сказаний, эпических песен, мифов могут перейти межэтнические границы и стать героями народного творчества уже другого народа. Иногда такие переходы оказываются полезными при попытках уточнить хронологию появления фольклор...
    2818

    Обряд принятия волчьей силы.- Инициация.

    Тема оборотничества – одна из тех мистических тем, что обрели особую популярность в последние годы: книги, фильмы, разнообразные байки-страшилки вовсю её муссируют. Возможно, одной из причин популярности является тот факт, что в данном случае байки и легенды имеют под собой вполне реальную, хотя и не буквальную, основу – как в истории, так и в психиатрии (ликантропия)...
    3506

    Фольклор. - Феномен куклы в мировом массовом сознании. Часть II.

    Детской игрушкой кукла стала не так давно, а фигурки, изображающие человека, появились чуть позже, чем сам человек.Все, что происходило вокруг первобытного человека, было непонятным и очень часто жестоким и пугающим: с неба лилась вода и падал стрелами огонь (дождь и молния). Вода, если это был сильный ливень, смывала и уносила жилища, людей, посевы. Когда разливались...
    3069

    Фольклор. - Феномен куклы в мировом массовом сознании. Часть I.

    Кукла — одна из интереснейших страниц в истории культуры. Человек соединен с куклой куда более прочно, чем мы сегодня можем представить. Кукла, повторяя человека и отталкиваясь от него, связана с ним физическими, психологическими и мировоззренческими связями. Трудно сказать точно, но кукла как детская игрушка появилась у славян около 1000 лет назад — это подтверждают ...
    3353

    Обряд принятия волчьей силы.- Продолжение. -Индоевропейские корни.

     Согласно легендам, Ромул и Рем, Кир, Заратуштра были выкормлены волчицами. Такие предания восходят к тотемическим мифам. Ведь реальные дети-«маугли» приживаются в человеческом обществе с большим трудом. Волк, особенно часто изображавшийся в искусстве сарматов, видимо, был их тотемом. В нартовском эпосе осетин (потомков сармато-аланов) предком героев-нартов являе...
    5748

    Судьба Русов. - Пасха - Ты ли это?

    Христианский праздник пасхи имеет длинную и сложную историю.Древнееврейский праздник пасхи зародился приблизительно 3500 лет назад, когда евреи занимались скотоводством кочуя со своими стадами по Аравийской пустыне Изначально это был скотоводческий праздник. Так как весна была важным моментом в жизни скотоводов, именно весной происходил массовый приплод...
    13164

    Обряд принятия волчьей силы. - Продолжение. - Психосоматическая защита.

    В мифологии и эпосе индоевропейских народов важное место занимает образ воина-оборотня. Представление о том, что человек может превратиться на время в животное (и сохранить при этом человеческий разум) восходит своими корнями к временам тотемизма.Самые известные животные для подражания являлись кабан, медведь, волк (собака). Вообще, волк являлся визитной карточкой и...
    6448

    Обретение утраченного. Обряд принятия волчьей силы.

    Древние источники - саги, летописи, древние песни и сказания - древнейшие рассказы, которые позволяют понять саму душу народа. О Гуннлауге Змеином Языке, о Тормоде Скальде Чернобровной, о Магнусе Добром, коего Ярослав Мудрый в детстве держал у самого сердца своего…«Старшая» и «Младшая Эдды». Сборники рассказов о песен о богах и героях, - великих и коварных, сильных и ...
    14117
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика