Страшные кадры бойни-погибла Мария Пирогова. Отказ Эстонии от беженцев с Украины

Зачем Польше и Германии новые армии?

1 360

Милитаризация старых врагов может снова разрушить Европу.

В Старом Свете часто раздаются голоса – нам нужны другие армии. То Макрон возжелает армию Евросоюза, то Польша с Германией захотят получить лучшие армии в Европе. Что они имеют в виду и зачем им все это надо?

В конце 2018 года Макрон начал популяризировать тему армии, не зависящую от США и способную противостоять России, Китаю, тем же штатам, да и вообще «авторитарным» режимам. Как всегда всё должно было делаться для защиты демократии, прав человека и свободы. Позже он высказался о «смерти мозга» НАТО.

Оставим пока в покое Макрона. Его, с одной стороны гегемонистские, с другой сепаратистские мечты об отдельных европейских вооруженных силах никто не воспринял всерьёз, тем более в Вашингтоне. Проект сдулся. Он был слаб уже тем, что в каждой стране Европы уже есть собственные вооруженные силы, даже у Ватикана. А новые как-бы уже ни к чему.

Но есть два отдельных актора – Польша и Германия, которые просто-таки лопаются от раздувающих их идей о войсках с новыми, невероятно расширенными возможностями.

Что касается ФРГ. Вооруженные силы Федеративной Республики Германия называются «бундесвер» (нем. bundeswehr от bund – «федерация» и wehr – «оружие; оборона, сопротивление»). Сейчас они насчитывают 180–185 тыс. человек вместе с гражданским персоналом и включают три вида войск – сухопутные войска (60,3 тыс. человек), военно–воздушные силы, (ВВС, 28,6 тыс.) и военно–морские силы (ВМС, 17,7 тыс.). Есть еще объединённые силы обеспечения (50 тыс.) и медико-санитарная служба (20 тыс.).

После поражения от СССР в Великой Отечественной войне нацистских войск просто-напросто не было. Затем западные кураторы всё-таки разрешили немцам создать хоть мизерную (100 человек), но армию. Это случилось 7 июня 1955 года. Потом пошло-поехало: вступление в НАТО, неимоверное увеличение численности и вооружений, приём чужого ядерного оружия, переписывание конституции для вмешательства в дела других государств и т.д.

После распада СССР и Организации Варшавского договора необходимость в мощных вооруженных силах вроде-бы должна была исчезнуть. Вполне логично после этого военные расходы в той же Германии были снижены, армии уменьшены, как, например, в Польше.

Но потом вновь была возрождена идея о необходимости расширения НАТО. Зачем? Для сдерживания России. Хотя она никуда не шла. Блок вплотную придвинули к нашим границам. Военно-политический и экономический беспредел продолжался. Естественно, с опорой на чрезмерные военные возможности. Бывшие проигравшие лютовали ещё больше и проявляли всё возрастающую ненависть. В качестве одного из последних козырей заявили созданный ими же расистско-нацистский киевский режим.

Кстати, многие демократические силы на Западе открещиваются от идей реваншизма, расизма и национализма. Но их никто не слушает. Да, похоже, они сами это провозглашают лишь на бумаге. Или это ошибочное суждение и они неустанно борются со злом? Что-то не заметно. А, впрочем, пойди, разберись с тем, что у них там в головах.

Канцлер ФРГ Олаф Шольц 27 февраля 2022 года анонсировал новый «военный проект» – однократное увеличение в 2022 году бюджета министерства обороны на 100 миллиардов евро. Выступая в национальном парламенте, Шольц также объявил о будущих расходах на оборону – более двух процентов валового внутреннего продукта (ВВП) в год, начиная с 2022-го. Цель – модернизация армии до уровня сверхсовременной, которая «нас надежно защитит». Интересно – от кого? Кроме того, Шольц имел в виду и намерение изменить курс России.

Против этой идеи в бундестаге (парламенте) выступили партии «Левая» и «Альтернатива для Германии», но они не смогли переломить ситуацию. Правящая правительственная коалиция (ведущая Социал-демократическая партия Германии, партия «Союз 90/Зелёные» и Свободная демократическая партия) пошли на переговоры с оппозицией (Христианско-демократический союз и Христианско-социальный союз). Для принятия решения две трети парламента были набраны.

Чтобы реализовать задуманное пришлось в очередной раз изменить конституцию, прямо запрещавшую влезать в такие долги перед населением. Естественно, эти расходы пойдут по статье «жёсткий минус» от бюджета страны, так как армия, как известно, ничего не производит, а только потребляет.

Надо сказать, что это не первый случай преодоления властями Германии конституционного запрета на превышение долга в федеральном и земельных бюджетах. Этот запрет называют «долговым тормозом», ограничивающим дефицит бюджетов некоторым процентом от ВВП. Немцы в последние годы его постоянно «преодолевают», из–за чего федеральный долг стал более 70% от ВВП.

К концу июля 2022 года долг правительства, земель и муниципалитетов ФРГ перед банками и частными лицами достиг исторического максимума, перевалив за отметку в 2,3 триллиона евро. Говорят, что виновником является Шольц, который до избрания председателем правительства был вице–канцлером и одновременно министром финансов (14 марта 2018 – 8 декабря 2021 года).

Раньше правило не принимать дефицитный бюджет считалось незыблемым. Но это было раньше. В обход этого, казалось бы, вполне здравого решения был создан специальный бюджет. Как раз на те сто миллиардов. Его наполнение будет происходить за счёт «кредитов, которые не учитываются в кредитном лимите федерального бюджета» (министр финансов Кристиан Линднер). Поверим на слово.

Есть в этом деле один не очень понятный момент. После громогласного заявления Шольца от 27 февраля прошло много времени – целая весна. И вот 31 мая Шольц во всеуслышание заявляет: «Германия скоро будет иметь самую большую обычную армию в Европе в рамках НАТО». Скоро сказка сказывается.

Похоже, Шольц это сказал так поздно, имея в виду проблемы с федеральным годовым бюджетом, который смогли принять только 3 июня 2022 года, спустя три дня после залихватских речей фюр..., ах, извините за невольную оговорку, канцлера. Хотя такие вещи должны быть приняты в конце предыдущего, то есть 2021–го года. Помешали разногласия в парламенте по вопросу формирования правящей коалиции. Казалось, в стране вызревает огромнейшая проблема, а народец при этом делит власть и министерские портфели. Нехорошо так себя вести.

Через неделю, 10 июня, поправки в конституцию были согласованы немецкой палатой федеральных земель – бундесратом. Голосование в палате земель считалось формальным, но всё же оно прошло, как и положено в демократической стране, без учёта мнения населения.

С другой стороны, решение принимали народные избранники. Так что в плане демократии, кажется, всё нормально. Но, как всегда, есть одно «но». Правящая с коалицией Социал–демократическая партия Германии (СДПГ), членом которой является Шольц, занимает в бундестаге 206 мест из 736. Как видно, это не совсем большинство.

Нагнетанию ситуации в парламенте также способствовала выступившая там 2 июня министр обороны Кристина Ламбрехт. Она рассказала непонимающим критичность ситуации делегатам обо всё возрастающем объёме задач, решаемых армией. Потом призвала перестать пренебрегать вооружёнными силами и колебаться.

Про военный бюджет она сказала так: в 2022 году к расходам предыдущего года (46,93 млрд) будет добавлено 3,47 млрд, что составит около 50,4 млрд, хотя и этого катастрофически мало, так как не хватает минимум 20 миллиардов. Поэтому – да здравствует спецбюджет!

Сейчас вообще ничего не понятно с наполнением этого специально бюджета, в том числе с таинственными «кредитными линиями». Или будет новый «план Маршалла», или (о, переплетения истории) новый «ленд–лиз»? Может, это будет очередной милитаристский фонд Евросоюза, США, частные инвесторы, страны Азии или Африки?

Особенно много непонятного на фоне возникших перерасходов в 2021 году по сравнению с 2020–м, вызванных пандемией коронавируса. Так, в 2020 году расходы бюджета составили 362 миллиарда (почти миллиард в сутки), а в 2021–м уже 498,62 млрд (Шольц постарался?), на 136,62 млрд больше (это дополнительно 372 млн в день).

Откуда деньги, Зин? Ещё – если сравнить наросший дефицит 2021–го года и заложенный на 2022–й в размере 138,9 млрд, то видно, что они почти равны. Какое странное совпадение. Как бы то ни было, федеральный бюджет на 2022 год установлен в размере 495,79 млрд евро. А что дальше?

Из бюджета министерства обороны из выделенных на 2022 год 50,4 млрд на закупки новых вооружений представлялось всего лишь 9,81 млрд евро. С учётом «планов громадья» это действительно смехотворная сумма. Поэтому и был придуман специальный бюджет.

Его планируется разделить следующим образом:

Сухопутные войска

– 16,6 млрд: закупки БМП Puma и БТР Boxer для полной замены устаревших БМП Marder, модернизация имеющихся БМП Puma; покупка колесной бронированной машины для замены БТР Fuchs и гусеничных транспортеров для замены транспортеров Bv 206S. БТР Boxer также будут приобретаться в качестве платформы для транспортирования некоторых видов вооружения/оборудования. Будут выделены средства для создания франко–германского перспективного танка.

Военно-воздушные силы

– 40,908 млрд: приобретение 35–ти истребителей F–35A Lightning II (8,4 млрд долларов или 240 млн за самолёт с соответствующим оборудованием и боеприпасами), 15–ти Eurofighter и некоторого количества ударных самолётов F–18 для замены истребителей Tornado; 60 транспортных вертолетов СН–47F Chinook для замены вертолетов СН–53G; лёгких вертолётов; БЛА IAI Heron в ударном варианте; создание на базе истребителя Eurofighter самолёта РЭБ и прорыва системы ПВО; закупка перспективного ЗРК; финансирование до 2027 года НИОКР разработки совместно с Францией и Испанией проекта «Боевая авиационная система будущего» (Future Combat Air System, FCAS).

В рамках проекта разрабатывают истребитель NGF (Next Generation Fighter, ранее Next Generation Weapon System, NGWS), способного действовать совместно с БЛА. Ожидают, что NGF появятся в войсках около 2040–го года и в будущем заменят «Еврофайтеры». Стоимость очередного этапа работ примерно 4,5 млрд. Также выделяются деньги для создания европейской системы ПРО/ПВО TWISTER (Timely Warning and Interception with Space–Based Theater Surveillance) с элементами космического базирования.

Военно-морские силы

– 19,3 млрд: покупки партии корветов проекта К130 типа «Брауншвейг», фрегатов проекта F126 (бывший проект MKS 180, от 4,6 млрд), двух многоцелевых подводных лодок германо–норвежского проекта 212CD (встречается как U212CD, где U – обозначение подлодок в Германии, 2,74–2,8 млрд.), трёх разведывательных кораблей класса 424 AGI (2,1 млрд); боевых катеров; разработки ракетного комплекса для надводного флота, зенитных систем и гидроакустических комплексов для подводных лодок; покупки разведывательно–ударных (базовых патрульных) самолетов.

Цифровая модернизация

– 20,742 млрд: цифровизация системы управления и связи, совершенствование спутниковых систем военного назначения. Для сухопутных войск выделено 12 млрд.

Прочее

–1,932 млрд: совершенствование и закупка полевого обмундирования и снаряжения: обувь, защитные шлемы, защитные наушники, приборы ночного видения. Сообщается, что некоторые средства уже приобретены.

– 422 млн: НИОКР в сфере искусственного интеллекта, в том числе для ведения разведки «больших территорий» и создания военной навигационной системы NAVWAR (Navigation Warfare) не интегрированной в спутниковые навигационные системы.

В сухопутных войсках особое внимание уделяется повышению возможностей по переброске сил и средств на большие расстояния. В связи с этим предполагается поставить в войска больше колёсных средств передвижения.

Есть очередные «но». Многие проекты далеки от исполнения. Если для перевооружения сухопутных войск по оценкам военных требуется 5–8 лет, то, например, подводные лодки могут поступить на вооружение не ранее чем через 10 лет. Новейшие средства в ВВС могут появиться на рубеже 2040–х годов.

Замена тех же истребителей «Торнадо» и устаревшего парка боевых и других бронированных машин – вполне естественное течение событий. Техника устарела и в любом случае требует обновления. На многие проекты средства выделялись несколькими годами ранее.

Некоторые дорогостоящие проекты были одобрены бюджетным комитетом при бундестаге в середине 2021 года. Так что тут за исключением новых денег ничего нового или прорывного. Всё развивается в плановом порядке. Но Шольц тянет лавры победителя к себе. Сто миллиардов ему в этом, конечно, помогут, но где же революция?

Получается, бундесвер лишь обновится, но не вырастет численно. Конечно, новая техника будет эффективнее старой, но ряд проектов отдают такой футуристичностью, что иногда за масштабностью их идей теряется военный смысл.

К тому же, другие европейские армии также получит новые средства вооруженной борьбы. В том числе упомянутые уже Франция, Испания, Норвегия. Проекты ведь многонациональные. Каждый участник получит одинаковое вооружение и военную технику. Каким образом руководство ФРГ рассчитывает стать лидером среди практически равных? На чём тогда строить превосходство?

А как быть с Францией и Великобританией? Они вообще обладатели ядерного оружия. Шольц, правда, говорил, что хочет занять первенство среди «обычных» армий. Похоже, он исключает ядерное оружие. И всё–таки, к чему он вообще клонит? Или немцы мечтают о собственном ядерном «вундерваффе»?

Если до этого можно было понять, каким образом немецкая армия может стать лучшей по оснащенности, то нигде не говорилось про численность личного состава.

В Турции армия численностью до полумиллиона. Или Турция не из «европейской системы»? Во Франции более 200 тыс. военных, у британцев – «немецкие» 186 тысяч, в Греции, Испании и Италии примерно по 180 тыс. человек. Каким образом ФРГ намеревается стать лидером в этом? И еще вопрос – зачем еще больше?

Шольц еще и слукавил относительно ключевых финансовых показателей расходов на оборону. Специальный фонд, действительно, не формирует дополнительного дефицита бюджета, так ка он там не учитывается. Пока всё условно нормально.

Если в 2015 году расходы ФРГ на оборону находились на уровне около 45 млрд евро или около 1,56% от ВВП, то в 2021–м – 1,36%. На пляшущих числах сказывается значение ВВП за каждый год. В 2015–м он был не очень большим, отсюда такая разница. По прогнозным оценкам, в 2022–м году ВВП составит 3,76 трлн евро, а оборонный бюджет получит 1,34% от ВВП. Никак не два процента.

Что не срастается? Тут некоторая особенность с подсчётом внебюджетных ста миллиардов. Спецфонд равномерно, по 20 миллиардов в год, распределят на пять лет и позволят военным пользоваться этими дополнительными деньгами. По расчётам правительства бюджетные 50,3 млрд плюс 20 млрд из спецфонда дают 70,3 млрд на военные нужды с 2022 по 2026 год включительно. Тут, правда, неизвестно, каким в эти годы будет ВВП.

Даже исходя из имеющегося, в 2022 году расходы на министерство обороны не могут превысить 1,87%. Нет никакого превышения двухпроцентной планки, заявленной Шольцем. Правда, если рассудить более пессимистично, Германия может впасть в такую рецессию, что ВВП снизится кардинально. Тогда, конечно, соотношение «вырастет» и вполне сможет перейти двухпроцентный уровень. Только есть мнение, что при катастрофическом развитии ситуации вряд ли тот же Шольц пойдет на большие военные траты, ведь тогда в спешке придется искать не оружие, а пропитание.

Куда в таком случае с неугасимым рвением несётся Шольц? И как надо понимать его слова? Как очередное популистское заявление? Тогда вопрос – зачем он это говорил? Всё раскладывается по пальцам. Популизм откидывается одним щелчком, остаётся голая правда, которая явно не в его пользу. Или он что–то задумал? Тогда что?

Пока внимание было сосредоточено на Германии. На стране с ВВП размером 4,2 трлн долларов (4,223 трлн в 2021–м году) или нескольким менее четырёх триллионов евро. Но вот страна с ВВП более, чем в шесть раз меньше – 674 млрд долларов в 2021–м году или приблизительно 550 млрд евро. Она тоже хочет большую, сильную и смелую армию. Речь о Польше.

Сейчас её вооружённые силы включают сухопутные войска, военно–воздушные и военно–морские силы, специальные войска и войска территориальной обороны. В армии на начало 2022 года насчитывалось 115,5 тыс. военнослужащих, в территориальной обороне, созданной в 2017 году, – 32 тыс. человек, всего в вооруженных силах 147,5 тыс. человек.

Прошло не больше месяца с момента выступления Шольца по поводу модернизации армии, как 18 марта 2022 года польский президент Анджей Дуда подписывает стратегической важности документ – закон «Об обороне отечества». Согласно «Закону» польские вооружённые силы тоже пройдут модернизацию, но в добавление, их численность будет увеличена до 300 тыс. человек, в том числе в армии – до 250 тыс. военнослужащих, в теробороне – до 50 тысяч. Расходы на оборону составят не менее 2,2% ВВП в 2022 году и 3% в 2023–м и последующих.

Стоит заметить, что в Польше в октябре 2019 года уже утверждали «План технической модернизации вооруженных сил на 2021–2035 гг.» стоимостью 133 миллиарда долларов (524 млрд злотых по действовавшему курсу). Но тогда речь не шла об удвоении численности вооружённых сил.

Речь о необходимости увеличения личного состава велась с августа 2021 года. Эту идею тогда активно педалировали министр обороны Мариуш Блащак и лидер правящей партии «Право и справедливость» Ярослав Качиньский. Мол, мир меняется, а сил не хватает.

Поговаривают, что толчком к такому решению послужили неутешительные итоги командно–штабного учения «Зима–2020» в ходе которого польские военные отрабатывали вариант вооружённого столкновения с Россией за «Сувалкский коридор». По итогу учения сделали вывод – польская армия не может не то что долго, просто хоть как–то противостоять российской.

По аналогии с Германией Польша рассчитывает привлекать «дополнительные средства на модернизацию», в том числе из создаваемого фонда поддержки вооруженных сил, включающего средства из бюджета страны. Там никогда не скрывали, что Россия остаётся потенциальным противником. Впрочем, теперь уже дошла очередь до Белоруссии.

Руководство Польши систематически вбрасывает в СМИ материалы о желании возвратить территории, ранее входившие в состав Польши. То они предоставят общественности карту с «будущим» разделом Украины, то поднимут тему об оккупации западной части Украины под предлогом введения миротворческих войск, то ещё что–нибудь придумают.

Особенно стараются «бывшие». Конечно, их слова нельзя объявить официальной позицией, но мы–то понимаем, в чём дело. Они через СМИ, подконтрольные правительству и ещё понятно кому, выводят ситуацию из равновесия, одновременно разжигают расовую ненависть и разгоняют национализм, готовят население к худшему развитию событий.

Вот бывший командующий сухопутными войсками генерал Вальдемар Скшипчак заявляет: Варшава претендует на Калининград, имея в виду: «Это наша (польская) бывшая земля». Хотя она Польше никогда не принадлежала. Вполне естественно, что в нашей Госдуме его обозвали дураком.

Российская Служба внешней разведки (СВР) подтверждает факты подготовки Польши к таким или подобным шагам. Можно ради интереса посмотреть сообщения пресс–бюро нашей СВР. Это уже не СМИ. Дошло до того, что бывший президент Польши Лех Валенса (лауреат Нобелевской премии мира за поддержку рабочего движения и борьбу за права человека, 1983 год) в феврале предлагал бомбить Москву, а позже призывал расчленить Россию, оставив в ней менее 50 миллионов человек. И, хотя в сети его обозвали выжившим из ума старым болваном, но дело было сделано. Куда дальше–то?

Итак, воинственные замыслы у польского истеблишмента в отношении России существуют. Можно сказать так – это попытка мести проигравших в 1945–м. Фантомные боли, как сказали бы хирурги. Также очень кратко можно добавить – надо было тщательнее выбирать себе союзников, хоть в том же 1938–м, не говоря уже про 1939–й.

Имея мотивом месть, и не имея никакой возможности в открытом бою победить Россию, в Польше не придумали ничего лучше, как напроситься в подчинение к США и Великобритании, то есть англосаксам. Конечно, тогда военная сила значительно увеличивается и становится не так боязно облаивать Россию. Но снова возникает нюанс – вести себя крайне агрессивно в военных вопросах можно до определённой черты – до тех пор, пока США не окажутся на острие ядерной иглы.

Они туда явно не хотят. Также очевидно, что им не очень хочется оказаться на острие даже самой обычной общевойсковой российской иглы. Вьетнамская война покажется им раем. Россия не Ирак и не Афганистан. И также вряд ли американцы решат пойти до настоящего конца, учитывая польский заскорузлый доисторический подход к войнам и чисто психологические проблемы отдельных польских политиков.

Хочется также заметить, что статья номер пять вашингтонского договора, говорящая о «коллективной» обороне, не обязательна для исполнения. И вряд ли найдутся члены, мечтающие пролить моря крови своих народов за исторические ошибки Польши и нескончаемые иллюзорные планы возрождения Речи Посполитой в максимальных границах. Как бы на это ни напирали польские руководители, безуспешно пытаясь сколотить «коалицию единомышленников» (термин от службы Сергея Нарышкина).

Видимо, оценив собственные военные возможности, польские политики и военные пришли к выводу, что имеющимися силами вопрос «броска на восток», как, впрочем, и в другие края, не решить. И теперь уже поляки пошли–поехали, как говорится, ва–банк.

Раньше в сухопутных войсках Польши были три крупных соединения: 11–я (Любушская) бронетанковая (бронекавалерийская) дивизия (бртд, Жагань), 12–я (Щецинская) механизированная дивизия (мд, Щецин), 16–я (Поморская) механизированная дивизия (Ольштын). Потом, в сентябре 2018 года была создана 18–я механизированная дивизия (Седльце). Все дивизии трехбригадного состава. Дальше – больше. В июле 2022 года появился план довести число дивизий до шести.

При этом Польша в больших количествах передаёт свои старые, но прошедшие модернизацию, танки Т–72М1 киевскому режиму. В конце апреля было передано 232 танка. Как сообщается, это были танки Т–72М1R. Почему именно такое число? В типовом польском танковом батальоне, как и в американском, 58 танков. Значит, передано четыре танковых батальона. Плюс около ста БМП–1, 122–мм САУ 2С1 «Гвоздика», 122–мм РСЗО БМ–21 «Град», а также ракеты Р–27 и Р–73 класса «воздух–воздух» для истребителей МиГ–29 и Су–27, ПЗРК Piorun и БЛА FlyEye.

Если учесть, что костяк стандартной бронетанковой бригады составляют два танковых батальона и один механизированный, а также два дивизиона – артиллерийский и ПВО, получается, что Польша в апреле передала основу для формирования киевским режимом двух бронетанковых бригад. При некоторой способности к самоорганизации и сноровке из этого вооружения вполне можно «склепать» бронетанковую дивизию. Стоимость поставки была оценена в 1,5 млрд евро (7 млрд злотых) или в среднем 4,5 млн евро за единицу (почти списанной) бронированной техники.

Очередная передача танков, теперь уже РТ–91, произошла в июле 2022 года. Число бронемашин теперь не называлось, но есть подозрение, что их там было то же количество. В сумме это примерно две бронетанковые дивизии, почти танковая армия. Это немало, а нам теперь предстоит последнюю поставку заколачивать в землю. Есть также сообщения, что в обеих партиях танков было несколько больше.

Из каких запасов Польша передала, как минимум, 464 танка? По некоторым данным, там до начала всех передач насчитывалось около тысячи бронемашин, в том числе 247 немецких «Леопардов» (105 «Леопард 2А5», 30 «Леопард 2PLM1» и 112 «Леопард 2А4» в 11–й бртд и 18 мд); 290 РТ–91 (модернизированный Т–72, один батальон в 12–й и четыре батальона в 16–й механизированных дивизиях); 232/248? Т–72М1Z (по два батальона в 11–й бртд и 18–й мд) и 250–300 Т–72М/М1 на складах.

Получается, что танки Т–72М/М1/М1R/М1Z могли быть переданы как со складов, так и из 11 бртд и/или 18 мд, а РТ–91 – исключительно из 12 и/или 16 мд. Замечание по ходу – от штаба 16–й дивизии в Ольштыне до границы с Калининградской областью около 60 километров. Может пригодиться в будущем.

Допустим, Польша передала всю более–менее работоспособную технику с баз хранения. Это 250 Т–72М/М1. Возникшая недостача, хоть и старого вооружения, при таком отношении к соседу должна была вызвать панику среди раздираемого амбициями руководящего состава, так как налицо была военная катастрофа.

Родилась парочка идей. В начале апреля, как раз перед передачей первой партии бронетехники, минобороны Польши подписало контракт на закупку 250 американских танков Abrams M1A2 SEPv3, 26 бронированных ремонтно–эвакуационных машин М88А2 Hercules, 17 танковых мостоукладчиков М1074 Joint Assault Bridge, тренажёров, боеприпасов и другого имущества на 4,75 миллиарда долларов.

С учетом строительства вспомогательных объектов контракт мог вырасти до шести миллиардов, но некоторые замечают, что у поляков не нашлось столько денег, поэтому больше пяти миллиардов они заплатить не смогли. При разрешении дилеммы «пушки или масло» закончились деньги для пушек.

Сообщают, что на сами танки выделяется 1,6 млрд. долларов. Это примерно 6,4 млн за одну бронемашину. Причём не новую, а изъятую из американской армии, видимо за ненадобностью и модернизированную. В США они проходят под индексом Abrams M1A2C.

Производитель «Абрамсов» General Dynamics в предвкушении прибыли потирает руки. Американские конгрессмены отчитываются об «укреплении промышленной базы США». Промбаза Польши утешается контрактами на переделку старья в более новое старьё.

Первые 28 «Абрамсов» должны быть поставлены к концу 2022 года, полное завершение поставок ожидается в 2026 году. На церемонии подписания присутствовал, вы даже не можете представить всю значимость и торжественность момента, сынок самого, можно сказать, русофобского, уже почившего, старика в мире – Бжезинского – посол США в Польше Марк/Марек Бжезинский.

И, куда же без них, тоже присутствовали и подписывали Качиньский (как заместитель премьер–министра, а официально– заместитель председателя Совета министров и председатель Комитета по вопросам национальной безопасности и обороны) и Блащак.

Позже Блащак сообщил – американские танки поставим на «Смоленских воротах». Это обобщенное название, не чисто географическое, в общем обозначающее участок территории на оперативно–стратегическом направлении Минск–Смоленск–Москва. Им можно назвать вертикально расположенные 150–километровые «ворота», ценимые любой вражеской армией, проходящие южнее Западной Двины и захватывающие с севера на юг города Витебск, Оршу и Могилёв.

Можно уточнить положение «ворот» и сказать так: это две современные автотрассы М–1 и М–3 плюс железные дороги, проходящие, соответственно, через Оршу и Витебск. Ширина «ворот» после уточнения – примерно 70 км. Да, да, уважаемые, это как раз то самое направление главного удара немецко–фашисткой группы армий «Центр» летом/осенью 1941–го года. Только Блащак в силу недоученности слегка попутал и ошибся примерно на 500 километров, влезая на белорусскую территорию. Но ведь как хотел нагадить!

После этого поляки договорились о покупке в США ещё 116 очень подержанных танков Abrams M1A1, снимаемых с вооружения, с поставкой до 2023/2024 года. Итого, в некотором смысле опустошение складов компенсировано. Около 350–ти «Абрамсов» наскребли. Но теперь остались нерешёнными вопросы 1) по недостаче ста танков, взятых в войсках, и 2) по укомплектованию техникой двух планируемых к развёртыванию дивизий. Это 564 танка.

Есть ещё из нерешённого – как–то непрактично ставить «Абрамсы» на хранение, оставляя в сухопутных войсках более старую военную технику. Похоже, «Абрамсы» будут гнать в войска, а оттуда на склады выводить всё, что построено на основе Т–72.

С предыдущими решениями тоже не всё так просто. Для замены первой партии Т–72, отправленных украинским нацистам, как раз могли подойти первые 250 «Абрамсов». Но вот загвоздка – потребность в технике будет закрыта лишь к 2026/2027 году. А что будет до этого? А как быть с покрытием недостачи, образованной за счёт второй переданной партии?

В конце апреля поляки просили у немцев их «Леопарды–2». Давили на «Германскую инициативу», согласно которой Германия должна обеспечить поставки современного оружия взамен советского, переданного и израсходованного на Украине. Но немцы на это не пошли в силу ряда причин. Одно из объяснений – склады запасного имущества пусты, от действующей армии отрывать не будем, новой техники не предвидится, купите бэушную со складов концерна «Рейнметалл».

Очевидно, что передача второй партии танков практически обрушила боевые возможности польских сухопутных войск. Поиски танков и другой военной техники были активизированы примерно в середине июня. Как раз накануне решения об отправке второй партии танков.

Примерно к периоду принятия решения о её передаче киевскому режиму случился очередной «прорыв идей» в польском министерстве обороны. Его глава Блащак, по совместительству вице–премьер, на кураже неизвестного происхождения расчувствовался и заявил: мы создадим самые сильные сухопутные войска среди стран НАТО в Европе. Им не будет равных по оснащенности танками и артиллерией. Окончание проекта – 2025 год.

Но Блащак, конечно, не мог стать первым. Первым был, как всегда, неугомонный лидер партии «Право и справедливость» Ярослав Качиньский. На встрече с избирателями в городе Торунь 27 июня 2022 года он заявил о возможности увеличения численности вооружённых сил Польши до 400 тысяч человек, а установок РСЗО HIMARS – до четырех тысяч. Зачем? Чтобы «Россия знала, что в Польше нечего искать».

Как всегда, встал вопрос – где брать технику? Ответ нашелся. Оказалось, что её можно купить в Юго–Восточной Азии. Первым кандидатом стала Республика Корея. В июле было решено – покупаем у них танки, пушки, самолёты. Рамочное соглашение было подписано 27 июля. Блащак торопился: «У нас нет времени. Мы не можем ждать и должны быстро её [армию] вооружить».

По соглашению часть техники поступит из Южной Кореи, а часть будет создаваться и модернизироваться на совместных предприятиях.

Всего Польша намерена получить 980 танков типа K2, 672 155–мм самоходные гаубицы K9 («Краб»), 48 истребителей FA–50 (создаётся Korea Aerospace Industries при участии американской «Локхид Мартин»). Тут тоже не всё сразу. Первые 180 танков K2 придут из Кореи к 2025–му году. Оставшиеся 800 начнут поступать в войска с 2026–го. Поставка 48 гаубиц K9A1 должна начаться в этом году и далее продолжится в версии K9PL (624 шт.) лишь с 2024–го.

«Лёгкие» истребители FA–50 ожидаются к поставке в 2023–м году. Первые 12 будут в версии FA–50 Block 10, остальные в версии FA–50PL. При этом учебно–материальная база под эти самолёты будет создана не ранее 2026–го года.

Помимо этого Польша нуждается в 500 РСЗО большой дальности, 1000–1400 БМП Borsuk и большом количестве БТР Rosomak. В вопросе РСЗО предпочтение отдаётся американским пусковым установкам M142 HIMARS, южнокорейским WWR K239 Chunmoo (база – та же американская MLRS M142/М270), возможно, совместно разрабатываемым Польшей и США WR–300 Homar, хотя, в сущности, это почти та же M142. БМП «Барсук» должен заменить устаревшие BWP–1 (БМП–1). БТР «Росомаха» производится в Польше по финской лицензии, действие которой заканчивается в 2023 году.

Стоимость контрактов потихоньку начинает проявляться, кое–что можно посчитать самостоятельно, хоть и приблизительно. Проще с авиацией. Цена 48 самолётов три миллиарда долларов. Танки и гаубицы идут по 8,5 млн за штуку, всего на 14 млрд. С РСЗО расхождения в цене сильнее – они могут стоить от 20 до 60 млн за пусковую. Разницу даёт комплектация боеприпасами и др. Если взять по–среднему, то 500 РСЗО обойдутся миллиардов в 20. БМП стоят по–разному, но современные очень дорогие, миллионов до шести, а то и больше. Пусть будет полторы тысячи машин по три млн, получается 4,5 млрд.

Итого этот «минимум» для сухопутных войск Польши обойдется в 38,5 млрд долларов, плюс ВВС, получается 41,5 миллиарда. Еще плюс два «танковых» контракта с американцами – 250 «Абрамсов» за пять–шесть миллиардов и еще 116 машин, которые пойдут по «очень льготным условиям», допустим – по три миллиона, минимум 350 миллионов за «голые» танки плюс за дополнительную плату дополнительное имущество.

Калькуляцию можно продолжить. Кто–то посчитал и заявил: за развертывания одной дивизии надо заплатить примерно 11 млрд долларов. Польша намерена получить две новых дивизии, при условии, что не до конца доукомлектована 18–я механизированная. Это 22 млрд. долларов (в злотых примерно 87 миллиардов). Вместе с предыдущими «хотелками» это примерно 69 миллиардов, из которых 66 требуется для сухопутных войск.

Дивизию мало создать, её нужно содержать, а это плюс к расходам. Плюс туда же всё равно остающийся стареньким воздушный флот и совсем никудышний морской. Один более–менее современный истребитель стоит 60–100 млн, тот, который считается получше, от 140 млн (без вооружения и др.), батарея ЗРК – полмиллиарда («Патриот» – от миллиарда), фрегат – миллиард, подлодка – от миллиарда, авианосец – несколько миллиардов и т.д.

Бюджет министерства обороны Польши на 2021 года составил 58,15 млрд злотых или 15,3 млрд долларов.

В следующем году, если поляки сильно поднатужатся, то в рамках трёх процентов от своего ВВП смогут дать министерству обороны 20 миллиардов долларов. На покупку нового вооружения можно выделять процентов 20 от бюджета, если ориентироваться на данные по ФРГ. Это четыре миллиарда в долларах в год. Если все доступные средства направить только на перевооружение сухопутных войск и только по обозначенным позициям, на это потребуется лет 16–17, что выглядит совсем непрактично.

Итак, денег, как всегда, не хватает. Опять сакраментальное – где же их брать?

Польское руководство решило вопрос 22 июня. Как всегда подличая и имея в виду дату начала нашей Великой Отечественной войны, Блащак заявил о создании «многомиллиардного внебюджетного фонда для вооружения армии».

Фонд поддержки Вооруженных сил в текущем году должен получить 20 млрд злотых или более 4,5 млрд долларов «по текущему курсу» (по поводу «текущего курса» – он настолько течёт, что в него одновременно укладываются и четыре и четыре с половиной миллиарда долларов). В следующем году в Фонд должны поступить 49 млрд злотых (более 11,1 млрд долларов). Его наполнение будет происходить за «счёт займов и облигаций».

Если Фонд будет работать, то конечно, темпы перевооружения сухопутных войск возрастут, а сроки завершения мероприятий сократятся до пяти–шести лет. Но, опять же, это будет касаться, в первую очередь, оружия, которое обойдётся в 44–45 миллиардов долларов. Решение о кратном увеличении численности личного состава остаётся в подвешенном состоянии.

Шольц хотел лучшую армию, то есть вооружённые силы, а вот Качиньский/Блащак поскромничали и захотели только «самые–самые» сухопутные войска. По Сеньке, видимо, шапка. Но, похоже, куда ни глянь – кругом одни Наполеоны, взбудораженные невероятными планами регионального господства при пустых карманах и шатающихся экономиках.

Середина июня 2022 года. Польша в очередной раз поднимает вопрос о выплате Германией репараций за ущерб во Второй Мировой войне. Озвучивает требование премьер–министр Польши Матеуш Моравецкий. Якобы, есть трёхтомный доклад, согласно которому более всех материально пострадавшая Польша получила «минимальные средства в качестве компенсаций». Сумма не озвучивалась.

Берлин же считает так – компенсации состоялись, а Польша в 1953–м году официально отказалась от репараций. Вопрос закрыт полностью и окончательно почти 60 лет назад. Россия, кстати, по мнению польских политиков, также должна за то же самое.

Чего это у поляков опять «вырос зуб» на немцев? С одной стороны понятно – хочется денег и при этом не работать. Вдруг, у соседей что–то проклюнется, и они сыпанут золотым дождём? Только вот почему–то не верится в эту ерунду. А вот в то, что кто–то может схлопотать по наглой морде – верится. Не подумайте плохого, это фигурально...

Неспроста ли Польша вознамерилась развернуть два новых военных гарнизона? Один, понятно против кого – на востоке в районе г. Бяла–Подляска (подразделения 18–й мд и 2–й (Люблинской) бригады теробороны) – это всего в 30 км от белорусского Бреста, как раз напротив центра «Смоленских ворот». А вот с другим гарнизоном история поинтересней. Его штаб разместят в городе Катовице, центре Силезского воеводства, зоне ответственности новой 13–й (Силезской) бригады территориальной обороны.

В свою очередь, Силезское воеводство – одно из пяти воеводств Силезии (Верхней Силезии), ранее принадлежавших, в том числе, Пруссии. Ещё в дополнение – совсем недавно самая лучшая польская 11–я бронетанковая дивизия располагалась на западе страны, вблизи границ с ФРГ и Чехией.

Складывается впечатление, что поляки всё–таки побаиваются немцев. Почему? Неужели они подозревают соседей в нехороших намерениях? Например, вновь вернуть себе Силезию? А там, глядишь, и Померанию. И поэтому держали у границы с ФРГ бронетанковое соединение, рассказывая окружающим, что это войска второго эшелона, предназначенные для отражения «российской агрессии».

С другой стороны, сами снова и снова выдвигают претензии, касающиеся давно прошедших и забытых приличными людьми дел. К слову, часть Силезии и Померании были переданы Польше по настоянию Сталина в результате трёх конференций– в Тегеране, Ялте и Потсдаме.

Вот вопрос– насколько всё–таки Польша способна победить Россию? И, что самое интересное, при каких начальных условиях? Россия на Польшу, вроде, не собиралась нападать. Хотя Польша в последнее время сильно нагадила. Можно было бы и ответить. Польша самостоятельно нападёт на Россию? Смешная и бесперспективная идея. Нападут на Россию коалицией? Кто туда войдёт? Прибалтийские страны, британцы? Опять смешно.

Если будет уж очень большая коалиция, тогда привет, ядро. Коалиция погибает мгновенно и повсеместно. Кто–то из ядерных стран придёт на помощь обнаглевшей и напавшей самостоятельно на Россию Польше? Самоубийц в ранге стран, вроде, пока не наблюдается. Понятно, что кое–кому очень хочется, но жить–то хочется ещё больше. В общем, нет нигде никакого смысла. Или только мы одни среди больных на головы соседей пытаемся найти хоть какие–то здравые идеи для реализации их в будущем?

А что, если разум «оппонентов» на самом деле поражён, например, апокалиптической ересью, вроде какого–нибудь деструктивного культа? Интересно, как долго придётся лечить пациентов? А если болезнь из разряда неизлечимых? Тогда лучше ударить первыми.

И еще– создаётся впечатление, что Дмитрий Песков, возможно не очень специально, но оказался прав, как–то сказав, что у них там что–то не так с хромосомами. Видно же невооружённым глазом, как каждые четыре–пять поколений происходит нечто нехорошее. И, как всегда, Россия вынуждена искать правду и восстанавливать справедливость.

Институт РУССТРАТ

Подписывайтесь на Телеграм-каналы Института РУССТРАТ и его директора Елены Паниной!

Операция «Галилей»: Для чего на самом деле ВС РФ обесточили Одессу 5 декабря

У Подоляка, советника главы офиса президента [Украины], поехала крыша, строчат укро-​правдорубы. После атаки беспилотными укро-​лiтаками по аэродрому дальней авиации в го...

Памяти Марии Пироговой. Отчёт по последнему сбору средств
  • voenkorr
  • Сегодня 17:29
  • В топе

Друзья, в сентябре мы помогали ДНР и лично Марии Пироговой, депутату Республики, в сборе средств на зимние нужды нашей армии - https://cont.ws/@voenkorr/2382080. Спасибо всем, кто принял уча...

США, Россия, потолок цен на нефть и глобальное противостояние

Страны ЕС, как водится, долго спорили о том, каков должен быть потолок цен на российскую нефть. "Старая Европа" предлагала 60–70 долларов за баррель. Поляки и прочие лимитрофы настаивал...

Обсудить
    • ahst
    • 15 августа 13:50
    ... графомания..?