Украина готовит новое контрнаступление на южном участке. Детали в телеграм Конта

Служба на службе: о батюшках на войне

3 228

Каска, камуфляж и бронежилет, а вместо оружия — крест и Евангелие. Священнослужители на протяжении всей спецоперации делят с бойцами быт, крестят и причащают солдат под обстрелами.

«Хорошо помню мрачные дни осени 2022 года. Тогда группа мобилизованных ребят попала в окружение в селе Макеевка Луганской области. Нашим подразделениям Росгвардии пришлось выводить оттуда почти 700 человек. Было очень тяжело смотреть на этих ребят. Я тогда был в Луганске. Мне позвонили, попросили приехать. Кое-как добрались. Передали помощь. Помню, предложил им причаститься, и, несмотря на тяжелое моральное состояние, 29 человек тогда согласились. Уже спустя время я ездил к ним регулярно. Причащал, кого-то крестил. Они мне признались спустя время, что если бы не эти наши причастия, то все они бы уже давно погибли. Для меня это очень важно», — вспоминает отец Святослав Чурканов.

В зону СВО отец Святослав приезжает с самого начала. Первые поездки были сугубо гуманитарными, поскольку до лета 2022 года в зоне спецоперации несли службу только штатные священники Министерства обороны, но спустя время с официальными командировками стали запускать священнослужителей других подразделений. Сейчас он служит старшим священником Росгвардии в зоне СВО.

«Меня с Донбассом связывают долгие отношения. Я сюда регулярно наведываюсь с 2014 года. С 2016 года сотрудничаем и дружим с Александром Ходаковским (замначальника Главного управления Росгвардии по ДНР). Он человек верующий, а его подразделение „Восток“ стало родным для меня за годы военного противостояния в Донбассе», — рассказывает священнослужитель.

До 2022 года отец Святослав бывал в Донбассе несколько раз в год, а с началом специальной военной операции командировки длятся по несколько месяцев — основное время священнослужитель проводит в зоне СВО.

В небольшом казарменном помещении, где мы встречаемся с отцом Святославом, в ряд стоят кровати. Неподалеку вдоль стены уже лежат комплекты со спальными мешками, карематами, бронежилетами, касками и рюкзаками. Это стандартный набор военного священника. Ездить приходится много, а ночевать и жить месяцами в тех же самых условиях, что и бойцы.

«Вот здесь мы живем. Когда священники приезжают на ротацию. Иной раз им приходится переночевать и дальше уже ехать в свое подразделение. Вот такой казарменный быт мы себе организовали, — разводит руками отец Святослав. — У нас даже сканер „Булат“. Мы его уже опробовали на Авдеевке. Экипироваться нам тоже приходится как военнослужащим. Ходим со специальными сумками, где можно переносить дары. Все для совершения службы. А так мы укомплектованы как все — бронежилет, каска, аптечка. У нас для всех священников уже подготовлены комплекты. Кто приезжает, берут здесь сразу все необходимое и отправляются в подразделение. Наши священники полностью укомплектованы. Есть у нас и летняя, и зимняя форма. Есть для священников специальные переносные престолы. Их можно взять с собой и проводить любую службу».

Военный священник должен быть готов к экстремальным ситуациям в той же степени, что и бойцы. Проходят медицинскую подготовку. Знают, как действовать при обстреле и других экстремальных ситуациях. Могут оказать первую помощь. Отцу Святославу с коллегами не раз приходилось бывать под обстрелами. А на украинской стороне против священнослужителей ведется настоящая информационная борьба.

«Про меня регулярно различные фейки лепят на украинской стороне. Нас отслеживают, наложены санкции. Мне как-то неизвестный присылал съемки и координаты мест, где я нахожусь. Все мы под Богом ходим. Но все равно следим за безопасностью, носим экипировку. С нами всегда сопровождение», — говорит отец Святослав.

За время работы на СВО он объехал весь фронт от Херсонской области до ЛНР. В среднем в месяц священнослужитель проезжает от 12 до 18 тысяч километров. Как признается отец Святослав, главная задача военного священника — это духовная безопасность бойцов на передовой.

«У нас есть специальная книга, разработанная для военных священников. Здесь описано все — от обмундирования до духовной составляющей нашего служения. Мы общаемся с военными, и эти беседы дают людям большой толчок для понимания происходящего сейчас. От непонимания человек злится и впадает в уныние. Мы работаем как успокоители. Это составляющее духовной безопасности. Бесед мы проводим много. Освящаем технику, места дислокации бойцов. За одну командировку причащаем несколько тысяч бойцов. Реже крестим, поскольку в основном сейчас все крещеные. Работы у нас хватает. Только успевай трудиться и не лениться», — улыбается капеллан.

Помимо деятельности военного священника, отец Святослав не забывает и о гуманитарной миссии. Он признается, что тянуть на себе еще и большой объем гуманитарной помощи стало сложнее.

«Когда сюда едешь, тебе совесть не позволяет с пустыми руками ехать. Привозим „Буханки“, „Газели“, загруженные необходимым. Возим сюда лекарства, генераторы, медицину. Мы все-таки церковь, поэтому помогаем и мирному населению. Постоянно передаем помощь в храмы. Особенно в тех районах, где идут обстрелы», — говорит капеллан.

Главное, говорит батюшка, это понимать, что Бог всегда дает каждому крест по его ноше: «Надо в первую очередь копаться в себе и никогда не впадать в уныние. Мы здесь в том числе и для того, чтобы донести эту истину до наших защитников на передовой».

Правда и её варианты

Часто слышу, читаю мнение, что «если бы мы смогли донести до людей правду», то и кризис украинский давно бы разрешился, и сами украинцы устыдились бы и вновь стали русскими, с энтузиазм...

Обсудить
  • что интересно бородачи находятся с двух сторон,видимо молятся,если молятся разным господам.
  • :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: Бог в помощь отцу Святославу!!! :fist:
  • Спаси Господь!