Что мы знаем про волков?

21 9675

Что люди знают о волках? То, что они свирепы и опасны, вероломны и коварны. Что их надо уничтожать. Так думают о волках те, кто о них ничего не знает.

На самом деле волки очень редко нападают на людей. Как и все хищники, они охотятся, что бы прокормиться и живут своей жизнью, стараясь держаться подальше от людей. Предлагаю вам приподнять завесу тайны и окунуться в загадочный мир – мир Волка.

Волки обитают на Земле уже более миллиона лет. Произошли они от плотоядных хищников, живших около 100 миллионов лет назад, от волка произошли собаки.

Род волки (Lupus) объединяет волков, койотов, шакалов, диких и домашних собак – наиболее крупных представителей семейства волчьих. Кроме того, к этому семейству относятся все лисы, песцы, енотовидная собака и гривистый волк. Как и собаки, волки очень понятливы. К тому же у каждого волка особый характер: есть осторожные, дерзкие или самоуверенные, они держатся в волчьем обществе свободно и непринужденно, а других не видно и не слышно.

Волки обитают в горах, лесах и на равнинах Северного полушария. Подобно всем живым существам, они, как говорят биологи, занимают в дикой природе свою экологическую нишу. На территориях своего обитания волки являются самой много численной группой из тех хищников, что охотятся на крупных млекопитающих.

Волк – большой? "Большой", – не очень подходящее определение для волка. Обычно волк-самец весит около 50 килограммов, волчица – килограммов на 5 меньше. Их высота в холке – около 75 сантиметров, а длина от носа да кончика хвоста достигает 1,5 – 2 метров.

Волки – общественные животные: они живут семьями. В любой стае есть свой "табель о рангах", а в нем каждому отведено свое место. Сильные и агрессивные волки верховодят, а те, кому нужна твердая рука, подчиняются им. Волчью стаю – группу животных, связанных родством и взаимной симпатией, – возглавляют волк и волчица. Остальные ее члены – их отпрыски (от крохотных щенят до 2-3 летних подростков). Обычно в волчьей семье бывает 6 – 7, а иногда и 15 животных. Самый сильный волк в стае становится вожаком. Править ему помогает подруга – волчица. Чтобы остальные подчинялись, лидеры должны обладать сильным характером. Все решения, касающиеся жизни стаи, принимает именно эта пара. В стае, где за порядком следит вожак, волки между собой обычно не дерутся. Однако с чужаками или нарушившими границу владений волками-одиночками стычки случаются часто.

Каждая волчья стая охотится только на своей территории. Хозяева строго охраняют и метят ее, предупреждая соседей, что им следует держаться подальше. Любой непрошеный гость будет наказан.

В больших стаях часто бывает так, что какого-нибудь волка травят все его сородичи. Иногда отверженному становится совсем невмоготу, и он вынужден покинуть стаю. Почему человека-нелюдима называют волком-одиночкой? Потому что он напоминает волка, который ушел из стаи и живет сам по себе. С течением времени в стае происходят изменения. Претенденты на роль вожака остаются в стае и ждут своего часа. Другие волки, повзрослев, уходят, чтобы скитаться в одиночку. Но и они могут создать свою стаю, если им повезет встретиться с одинокой волчицей. Если волк и волчица хотят править стаей, они должны подчинить своей воле всех остальных ее членов и заставить их беспрекословно выполнять свои законы.

Вожак господствует над самцами стаи, а его подруга поддерживает порядок среди волчиц. Вожаки постоянно напоминают своим "подчиненным", кто в стае хозяин: рычат на них, кусают, гоняют и даже сбивают с ног, предпочитая проделывать это на глазах у всей стаи.

Одного сурового, пристального взгляда вожака или его подруги достаточно, чтобы те, на кого он нацелен, покорились. Заискивающе ухмыляясь, волки валятся на землю, а затем, если удастся, крадучись убегают. Иногда они ложатся на спину, как бы говоря: мы знаем, кто здесь самый главный.

То, как волк держит хвост, говорит о его положении в стае. У вожаков он высоко поднят, у их "поданных" опущен, а стоящие на низшей степени в волчьей семье поджимают хвост.

Члены стаи выказывают вожаку любовь и уважение в приветственной церемонии. Ползком, с прижатыми ушами и приглаженной шерстью они приближаются к вожаку или к его подруге, лижут и осторожно покусывают ему морду.

Волки – одни из самых верных животных, они сильно привязываются к товарищам по стае. Свои чувства они выражают мимикой и телодвижениями. "Волчий язык" сплачивает стаю и помогает ей действовать заодно. В приливе нежности волки облизывают друг друга и трутся мордами.

Хвост нужен волку и для того, чтобы выражать свои чувства. Если хвост задран и его кончик немного изогнут, это означает, что волк вполне уверен в себе. У дружелюбно настроенного волка хвост опущен, но самый кончик его смотрит вверх. Волк с поджатым хвостом либо чего-то боится, либо так сообщает о своей симпатии.

Весной волки двигаются больше, чем в остальное время года, так как у них начинается гон, они создают пары и растят детёнышей (по одному выводку в год). Волчья стая, как правило, состоит из близких родственников, и между собой они, практически, не дерутся. Волки способны на сильную эмоциональную привязанность, моногамны и выбирают пару на всю жизнь.

Волк – идеальный семьянин: не устраивает скандалов, не ходит налево, не подаёт на развод, не заводит себе молоденькую волчицу, всю добычу приносит в семью. Очень любит своих детей. О волчатах обычно заботятся не только родители, но и вся родственная стая. Свои чувства животные передают при помощи мимики и движений тела.

Серого зверя можно назвать мифическим. В древности к нему относились с почтением и уважением за храбрость, смекалку, выносливость. Воинственные племена считали его своим предком. В расцвет патриархата волка сравнивали с женихом, похитителем, умыкнувшим невесту.

У наших Предков образ волка был связан с плодородием и со жрецами – волхвами. Волк был как бы посредником между людьми и богами. Его считали охранителем от зла. С приходом христианства серый стал спутником Георгия Победоносца и воспринимался, как солнечное божество.

Древнегреческий бог света Аполлон иногда назывался еще Аполлоном Ликейским – "Волчьим". Волк был священным животным древнеегипетского бога Упуаута (Вепуата), культовым городом которого был Сиут, на греческий лад – Ликополь, что в переводе на русский означает "Волкоград".

В скандинавских мифах волки называются "псами Одина". Основателей города Рима – Ромула и Рема – как известно по легенде, вскормила волчица, посланная Марсом.

Источник: http://slavyanskaya-kultura.ru...

Космодромы древних цивилизаций.

В этой видео-статье соберем факты, показывающие остатки космодромов прошлых цивилизаций которые использовались для приема и отправления летающих аппаратов различных типов, в том числе и...

Обсудить
  • Хорошая статья. А когда будет статья про Грибы?
    • balda
    • 13 ноября 2015 г. 23:29
    Словно бритва, рассвет полоснул по глазам, Отворились курки, как волшебный сезам, Появились стрелки, на помине легки, И взлетели стрекозы с протухшей реки, И потеха пошла — в две руки, в две руки! Мы легли на живот и убрали клыки. Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, Чуял волчие ямы подушками лап; Тот, кого даже пуля догнать не могла б, — Тоже в страхе взопрел, и прилёг, и ослаб. Чтобы жизнь улыбалась волкам — не слыхал: Зря мы любим её, однолюбы. Вот у смерти — красивый широкий оскал И здоровые, крепкие зубы. Улыбнёмся же волчьей ухмылкой врагу — Псам ещё не намылены холки! Но на татуированном кровью снегу Наша роспись: мы больше не волки! Мы ползли, по-собачьи хвосты подобрав, К небесам удивлённые морды задрав: Или с неба возмездье на нас пролилось, Или света конец — и в мозгах перекос... Только били нас в рост из железных стрекоз. Кровью вымокли мы под свинцовым дождём — И смирились, решив: всё равно не уйдём! Животами горячими плавили снег. Эту бойню затеял не Бог — человек: Улетающим — влёт, убегающим — в бег... Свора псов, ты со стаей моей не вяжись, В равной сваре — за нами удача. Волки мы — хороша наша волчая жизнь! Вы собаки — и смерть вам собачья! Улыбнёмся же волчьей ухмылкой врагу, Чтобы в корне пресечь кривотолки. Но на татуированном кровью снегу Наша роспись: мы больше не волки! К лесу — там хоть немногих из вас сберегу! К лесу, волки, — труднее убить на бегу! Уносите же ноги, спасайте щенков! Я мечусь на глазах полупьяных стрелков И скликаю заблудшие души волков. Те, кто жив, затаились на том берегу. Что могу я один? Ничего не могу! Отказали глаза, притупилось чутьё... Где вы, волки, былое лесное зверьё, Где же ты, желтоглазое племя моё?! ...Я живу, но теперь окружают меня Звери, волчьих не знавшие кличей. Это псы, отдалённая наша родня, Мы их раньше считали добычей. Улыбаюсь я волчьей ухмылкой врагу, Обнажаю гнилые осколки. А на татуированном кровью снегу Тает роспись: мы больше не волки! Высоцкий 1978
  • В качестве наглядной иллюстрации - история неизвестного автора (публиковалась в газете "Однако, жизнь!": * * * "Хочу поведать вам историю друга моего отца. Сразу предупреждаю любителей страшилок и пощекотать нервы: эта история не для вас, в ней нет страшных моментов, чертей, домовых и демонов, в ней нет колдовства и порчи, но она и не без мистики. Эта история про жизнь, в которой мы, люди, порой страшнее любых монстров! Начну с того, что в начале 80-х мой отец уехал на заработки в тайгу, куда-то в Сибирь. Там он подружился с местным жителем, назовем его Андреем (имя я изменил). Сдружились прямо не разлей вода. Все два года, что папа там проработал, мужчины были вместе, плечом к плечу. Затем пришло время уезжать. С тех пор они не виделись лет 25, пока по воле судьбы вновь не встретились случайно на одном из московских рынков. Все как полагается, пошли отмечать встречу в кафе за бутылочкой коньяка. Когда присели, отец заметил, что на правой руке у Андрея нет двух пальцев, указательного и среднего. — Что случилось? — поинтересовался папа. — Расскажу — не поверишь! — ответил Андрей. — Ты же знаешь меня, тебе я верю и верил как никому, да и не лгали мы друг другу никогда! — настоял отец. — Ну ладно, тебе расскажу, но до этого дня я никому этого не рассказывал, чтобы не смеялись надо мной и не принимали за сумасшедшего, — сказал Андрей и начал свой рассказ. Далее буду писать с его слов. — После твоего отъезда, года через два, к нам в село переехал один толстосум, который восстановил колхоз, накупил тракторов, скот, и потекла умеренная жизнь. Многие ушли к нему работать: небольшой, но стабильный заработок. Мы все были довольны, несмотря на то что этот богач чувствовал себя у нас богом и хозяином всех и вся. Вредным был до посинения, но мы терпели, деваться-то некуда. Но по-настоящему он взбесился, когда начал пропадать его скот: вину валили на волков. И правда, скорее всего, они, так как в лесу часто находили обглоданные останки скота. Назначил толстосум награду за каждую голову убитого волка. Ну и понеслось: прямо золотая лихорадка по тотальному истреблению волков в нашей тайге. Я, конечно, не остался в стороне: халтурка-то никогда не помешает. Дошло до того, что мы с мужиками разделились на две команды и начали соревноваться, кто больше голов принесет к вечеру. Спорили на три бутылки водки к вечернему застолью. В первый день наша команда проиграла, и мы с мужиками договорились на следующее утро пораньше встать и уйти в глубь леса, чтоб побольше настрелять. Встали на рассвете, собрались и отправились в путь. День начался удачно. Уже с утра мы успели подстрелить троих, а дальше тишина. Вот уже несколько часов ни одного волка. Решили отдохнуть маленько и перекусить. Недалеко, под большим камнем, пещерка была. И вдруг из нее волк выходит и рычит на нас, что показалось нам очень странным, так как эти животные при виде людей обычно убегают. Я недолго думая пристрелил его метким выстрелом в голову со словами: «Четвертый готов». Поели, оставили тушу лежать (мы их на обратном пути собирали, соорудив носилки из хвороста). Подстрелили еще двух волков и решили идти домой, по дороге назад собирая кровавый урожай. Когда мы дошли до места нашего привала, я встал как вкопанный. Трое волчат впились в грудь мертвой матери-волчихи и пили молочко. Слезы сами собой потекли из моих глаз, пелена застелила мой взгляд, как вдруг, меня поразили, как гром, очередной выстрел дробовика и слова одного из мужиков: «Одним выстрелом троих завалил, маленькие, а тоже головы». Я бросился к волчатам и подхватил одного еще живого на руки. Представь, маленький комочек шерсти, истекая кровью, умирал у меня на руках! Своими глазками-пуговками он смотрел мне в глаза, после чего лизнул мне руку, закрыл глазки, из которых выступили две капельки слез, и его сердечко перестало биться. Я начал орать: «Это же ребенок, вы убили ребенка, вы убили невинных детей! Они же дети, они ни в чем не виноваты! Какая разница, человек или волк, дети все одинаковы!» После этого я подскочил и начал бить всех подряд чем попадется, я как с ума сошел! Успокоился, только когда меня схватили за руки и за ноги и прижали к земле. И что ты думаешь, они волчат собрались бросать ко всем остальным. Я, увидев это, опять как с цепи сорвался: «Не троньте их, а то всех перестреляю!» Мужики оставили меня со словами: «Ну и оставайся с ними, мы пошли». Я вырыл могилку, похоронил их вместе: маму и ее детишек. Долго сидел у могилки и просил у зверей прощения… Начало темнеть, и я отправился домой. Со временем я позабыл об этом случае, но на волчью охоту больше никогда не ходил. Прошло несколько лет. Зима, работы нет, а семью надо кормить. Я отправился на охоту: зайчика подстрелить или оленя, если повезет. Весь день бродил, но ни одной живности в округе… Вот уже собирался домой, как разыгралась снежная буря, да такой силы, что дальше носа ничего не видно. Ледяной ветер пронизывал до костей, я чувствовал, что начинаю замерзать и что если в ближайшее время не доберусь до дома, то умру от переохлаждения… Ничего не оставалось, кроме как идти наугад. Так я бродил несколько часов, пока не понял, что окончательно заблудился. Силы покинули меня, я грохнулся на снег, не чувствуя ни рук ни ног. Не мог пошевелиться, лишь изредка поднимал веки с мыслью еще раз посмотреть на мир перед смертью. Буря прекратилась, вышла полная луна, но сил уже не было, оставалось только лежать и смиренно ждать смерти. Когда в очередной раз открыл глаза, передо мной стояла та самая волчица со своими волчатами, животные просто стояли и смотрели на меня… Помню мысль, что пробежала в голове: «Я это заслужил, можете забирать меня». Некоторое время спустя волки развернулись и поднялись на холм. Что интересно, в полной тишине не было слышно их шагов, а на снегу за ними не оставалось следов. Ход времени будто замедлился, я чувствовал каждую секунду жизни, как вдруг гробовую тишину перебил вой волков, и не одного, а целой стаи. Смотрю на холм, куда скрылись мои призрачные гости, а оттуда спускается целая волчья стая. «Ну все, — подумал я, — вот она смерть! Ужасно быть съеденным заживо». У меня и мысли не было тянуться за ружьем, так как руки меня уже давно не слушались, оставалось наблюдать за тем, как смерть подходит все ближе и ближе. Вот один волк уже у моих ног, следом подошло еще волков десять. Я бормочу: «Ну что, давайте, чего вы ждете? Жрите, пока тепленький». А они стоят и смотрят. Тот, что стоял у моих ног, лег мне на живот, следом второй, третий… Волки облепили меня со всех сторон, я не верил, думал, что сплю. С ног до головы я оказался закутанным в живую шубу из волков, их тепло со временем вызвало по всему телу невыносимую боль, но я был счастлив. Они меня грели, они спасали меня! «За что?!» — задавал я сам себе вопрос. Я слышал, как волки общаются, что-то бурчат друг другу. «Они разумны, — подумал я, — и спасают убийцу своих сородичей…» На этой мысли уснул… Проснулся утром от криков мужиков из села, что вышли меня искать. Весь снег вокруг меня был в волчьих следах. Я поднялся и двинулся кое-как людям навстречу. Безоблачное небо, яркое солнце. Я жив, это чудо! Тогда я и потерял два пальца от обморожения. Думаю, это единственное, что мои спасители не прикрыли собой. Как видишь, эти руки уже никогда не выстрелят из ружья и никого не убьют".
  • все мы читали книжку Фарли фмоуэта Не кричи волк! это давно было и кино такое есть. Самое удивительное, что основная еда волков это леминги. Мыши то есть. Но эта книжка была первой в в переосмыслении значения хищников в экологии. А после еще был эксперимент со слонами в Серенгети, слоны в саване уничтожают под корень кустарники и деревья. Но чеирез год, оказалось что обкаканая слонами саванна заросла лесом до полного озеленения. Есть и другие исследования, которые доказывают, что морали в природе нет.
  • интересно, спасибо.