О фильме «Ирония судьбы, или С лёгким паром!»

59 3630

В качестве предисловия расскажу о причине, заставившей меня решиться потратить кучу времени для написания отзыва на одну из самых любимых не только мною, но и десятками миллионов жителей России художественных картин, ставшей в своё время вершиной всего творческого наследия великого советского комедиографа.

Премьерный показ этого фильма когда то всколыхнул всю огромную, несравнимо большую тогда по народонаселению страну под названием СССР. Фильм с самого первого раза произвёл такое неизгладимое впечатление, настолько потряс души многомиллионной зрительской аудитории, настолько запомнился и врезался в память огромному количеству людей, настолько полюбился зрителям, что после его первого показа миллионы горячих поклонников сразу же захотели пересматривать этот шедевр раз за разом ежегодно, наслаждаясь удивительно праздничной атмосферой этого чуда советской кинематографии!

С тех пор эта телевизионная картина стала нашим национальным достоянием, тем, чем по праву может гордится русская нация, вообще все люди, пишущие, говорящие и думающие на русском языке. Ещё с детства у меня, также как и у десятков миллионов других поклонников этого потрясающего фильма, ну точно так, как и у главного героя «Иронии судьбы» Жени Лукашина появилась ТРАДИЦИЯ.

И если герой картины Рязанова вместе с друзьями тридцать первого декабря ежегодно ходил в баню, мылся перед встречей Нового Года, то у меня и десятков миллионов других телезрителей появилась с давних пор традиция – тридцать первого декабря или после встречи нового года смотреть этот чудесный, праздничный, одновременно смешной и грустный фильм, наполненный потрясающе прекрасной, щемящей душу музыкой и гениальными стихами.

Любой нормальный, адекватный человек сразу согласится со мной, что смотреть глубокие, сильные фильмы, особенно такие, как «Ирония судьбы», постоянно прерываемые рекламой всяческого барахла попросту невозможно! НЕМЫСЛИМО! Вообще прерывать рекламными роликами фильмы, мультики, серьёзные телепередачи КАТЕГОРИЧЕСКИ ЗАПРЕЩАЕТСЯ! Но увы, в том виде социума, где мы сейчас живём контролируют телевидение и другие источники информации как раз те, кто шкурно заинтересован в показе рекламы.

Так вот ещё первого января, отоспавшись и проснувшись мне захотелось в очередной раз погрузится в неповторимую атмосферу этого фильма, наверное в сотый раз начать смотреть, слушать и наслаждаться происходящим на экране. По телевизору я фильмы не смотрю по вышеуказанной причине.

Домашний комп, где «Ирония судьбы» у меня скачана в папку "Фильмы" к сожалению пока не работает, с дивиди проигрывателем возится не хотелось, вот я и решил просто посмотреть этот фильм онлайн. И не смог! Несмотря на запрос смотреть Иронию без рекламы все варианты просмотра были как раз с рекламой.

А попадавшиеся без рекламы были не в оригинальном формате 4:3. а урезанные под современные экраны формата 16:9. Пришлось потратить время и скачать фильм в оригинальном формате, терпеть не могу урезанную картинку, отчасти по этому и дивиди диск не люблю смотреть, он тоже на весь экран, из за чего часть кадра пропадает. Так что пришлось скачивать, только тогда я смог насладится моим любимым новогодним фильмом.

Более того, после просмотра я скачал из фильма аудиодорожку и перелил её в смартфон, что бы во время прогулок появилась возможность гуляя слушать это чудо. Так что именно невозможность сейчас посмотреть этот фильм без навязчивой, отвратительной, омерзительной рекламы сподвигла меня сесть за написание отзыва на фильм «Ирония судьбы».

Реклама стала судьбоносным знаком, показавшим – напиши, не пожалей время, соберись и объясни непонятливым, почему этот фильм смотрят ежегодно, почему его нельзя смотреть с перерывами на рекламу, почему его вообще НАДО СМОТРЕТЬ или просто СЛУШАТЬ!

Ещё до того, как я сел перед экраном телевизора, подключенного у меня к компу в качестве монитора уже знал, что на создание отзыва уйдёт много времени. Дело в том, что я, впрочем так же как и великий советский постановщик множества потрясающих фильмов Эльдар Рязанов перфекционист, а если перевести на русский – просто любитель совершенства.

Терпеть не могу опечатки, прочие огрехи, несовершенство изложения, орфографические, пунктуационные ошибки и так далее. Поэтому получается, что на набор самого текста уходит значительно меньше времени, чем на последующее исправление допущенных ошибок. Так для чего я выложил в публичный доступ этот отзыв, потратив несколько часов драгоценного времени?

Да для того, что бы избавить любителей читать отзывы на фильмы с целью побольше разузнать об истории создания полюбившегося им фильма от необходимости лазать по отвратительным интернетным википедиям, прочим ресурсам, созданным неизвестными авторами, зачастую подающим материал более чем невнятно, а также рассказать всем читающим этот отзыв эссе обо всех малоизвестных фактах кинопроб.

О долгом и мучительном подборе постановщиком картины актёров, идеально подходящих на свои роли, да и просто поведать подробно о прочих интереснейших деталях, приведших в конечном итоге к созданию всенародно любимого и безусловно вечного фильма...

Ставшего с момента его первого выхода на экраны страны непременным атрибутом Нового Года! Сразу скажу, что хоть отзыв будет длинный, но всё таки это будет сокращённый вариант. Буржуазные цензоры полноценный вариант не пропускают, ведь любое упоминание про ненормальность ситуации, когда власть в мире и России принадлежит не трудящемуся большинству, а паразитирующему на чужом времени и труде меньшинству нынче приравнивается к ненормативной лексике и оскорблениям.

Так что прочитать полноценный вариант этого материала можно на моём наглухо закрытом канале «Снова в СССР», к счастью несмотря на блокировку попасть на него можно, просто статьи в ленте показываются так, что даже до большинства подписчиков не доходят.

Что бы отзыв стал максимально интересным для читателей я подчерпнул большую часть сведений о фильме «Ирония судьбы», тщательно просмотрев первоисточник, отфильтровав и выудив из него всю необходимую информацию.

После чего сконцентрировал её в моём отзыве на этот гениальнейший фильм, ставший для русских людей прекрасной новогодней сказкой для взрослых, сделав таким образом так же как и режиссёр Эльдар Рязанов своеобразный новогодний подарок для всех любителей читать отзывы на фильмы.

А первоисточником на фильм «Ирония судьбы или с лёгким паром...» явилась шикарная, безумно интересная и увы невероятно антисоветская книга «Неподведённые итоги», написанная постановщиком и автором гениального фильма Эльдаром Александровичем Рязановым, создавшим за свою долгую творческую жизнь множество фильмов шедевров и немало посодействовавшего своим недюжинным талантом будущему уничтожению собственной страны и реставрации власти ростовщиков...

В этой книге содержаться множество воспоминаний режиссёра, как о создании фильма «Ирония судьбы», так и об актёрах, принимавших участие в съёмках, да и о тех актёрах, которые могли бы сыграть в фильме, но или были отвергнуты самим режиссёром на стадии кинопроб или были утверждены, но по определённым причинам тоже не снялись. Все эти сведения невероятно интересны, так как показывают, на какой тонкой грани находилась судьба будущего фильма, ведь если бы чуть чуть изменились бы определенные факторы – фильм мог получится совсем иным...

К примеру - если бы Андрей Миронов согласился на участие в фильме в роли Ипполита, ведь Рязанов хотел взять его без проб... Или если бы уже утверждённый на эту же роль Олег Басилашвили всё таки принял участие в съёмках фильма вопреки всем жизненным обстоятельствам - в конечном итоге хорошо знакомая нам "Ирония судьбы" стала бы совсем другой!

При наборе текста отзыва и для удобства его чтения мне пришлось переработать оригинальный текст книги так, что он подаётся, как будто его сочинил я. Отчасти так и есть, хотя в основном материал является откорректированным текстом самого Рязанова, на которого я впрочем постоянно ссылаюсь. К величайшему сожалению великий маэстро скончался 30 ноября 2015 года, так что попросить у него разрешение на корректировку текста его книги я не мог, вот и стал невольно соавтором Эльдара Александровича в тексте отзыва на его собственный фильм.

Также часть информации была взята из пары видео о съёмках фильма, в частности «Ирония судьбы, неизвестный вариант». В этом видео меня позабавило упоминание ведущим ролика про погибшего от «сталинского террора» поэта Владимира Киршона, на поэзии которого была сделана одна из самых запоминающихся песен в фильме – «Я спросил у ясеня...» При власти ростовщиков честные и правдивые ролики без упоминания «террора, диктатуры, кровавого режима» и прочей антисоветской чуши выпущены быть не могут...

Понятное дело, что товарищ Сталин, при чьём правлении осуществлялась диктатура трудящегося большинства всю жизнь не знал других забот, кроме истребления талантливых поэтов. А вот при правлении банкиров, абсолютно не умеющих делать хоть что нибудь полезное для других людей процветает мир, счастье, свобода и пресловутая демократия, при которой правда нет абсолютно никакой возможности мирным путём отстранить от власти захвативших её безмерно алчных негодяев...

И обязательно надо верить в то, что они постоянно озвучивают во всех подконтрольным им СМИ. И куча глупцов, не желающих думать эту чушь раз за разом повторяют везде, где это возможно, в том числе и в роликах про гениальный фильм режиссёра Рязанова.

А ещё я дополнил историю постановки и создания киношедевра, ставшего всенародно любимым фильмом, демонстрирующимся практически беспрерывно на протяжении почти полувека в каждом наступающем Новом Году своими мыслями о том, почему фильмы ТАКОГО УРОВНЯ ГЕНИАЛЬНОСТИ после уничтожения страны под названием СССР не снимаются и вряд ли в обозримом будущем, в особенности при сохранении текущего безумного миропорядка будут сняты...

К слову все попытки снять продолжения гениальных советских шедевров на известные темы были провальными. Вроде появившегося на экранах Российской Федерации в 2007 году кинофильма «Ирония судьбы. Продолжение» также известного как «Ирония судьбы 2», снятого известнейшим пиарщиком банкиров псевдо «режиссёром» Тимуром Бекмамбетовым.

Народ, несмотря на бешенную рекламную раскрутку эти новосозданные киноподелки не принял, в большинстве своём отверг. Ни за что не поверю, что есть россияне, предпочитающие пересматривать киноподелку Бекмамбетова, а не фильм Рязанова. Также обращу внимание читателей, что НИ ОДНО из продолжений, НИ ОДИН из новых ремейков не добился даже тысячной доли той бешеной популярности, какую имели фильмы, снятые в СССР.

Все эти новые «Шерлоки Холмсы», «Кавказские пленницы», «Человеки – амфибии», «Иронии 2» и другие буржуазные киноподелки постсоветской, оккупированной транснациональным капиталом России были откровенной дрянью, гадостью, которую ни один нормальный человек не то, что полюбит на всю жизнь – даже пересматривать никогда не станет.

Ни режиссёрам, ни композиторам. ни актёрам современной России до уровня их советских предшественников никогда не дотянуться. Это просто горькая констатация очевидного факта, из которого вполне можно сделать правильный вывод, что миропорядок, позволяющий процветать кучке ничего не умеющих делать паразитов не позволяет добиваться результатов, аналогичных советскому, с властью трудящихся социуму.

И хотя шансы на публикацию этого отзыва минимальны, всё же сделать попытку опубликовать отзыв на один из самых любимых мною и миллионами других зрителей фильм шедевр, используя появившееся во время новогодних праздничных выходных дней свободное от работы время я просто обязан.

Фильм «Ирония судьбы, или с лёгким паром» был снят по театральной пьесе, написанной Рязановым в соавторстве с Эмилем Брагинским, из за бездарности театральных постановщиков не получившей такой же известности, как пьеса тех же авторов «Сослуживцы», по которой позже Рязановым был снят второй его шедевр - фильм «Служебный роман».

Пересказывать содержание фильма, его сюжет, известный абсолютно всем жителям России, исключая разве что новорожденных, я не буду, лучше подробно освещу историю создания шедевра, специфику съёмок и прочие интересные детали.

В пьесе «Ирония судьбы» сердцевина, так сказать, плоть произведения заключалась в подробном рассказе о развитии любви, каким образом от полной неприязни герои приходят к глубокому и взаимному чувству, какие нюансы сопровождают их сближение.

Принципы переложения пьес для экрана достаточно общеизвестны. Поскольку для театра пишут с киношной точки зрения весьма болтливый диалог, то для фильма его надо было сократить. Значит, экранизируя «Иронию судьбы» Рязанов, как постановщик картины по собственной театральной пьесе, должен был уменьшить количество реплик по крайней мере вдвое.

Кроме того, в пьесах драматург старается ограничить число мест действия —так театральным режиссёрам удобнее реализовать постановку. В пьесе «Ирония судьбы» количество мест действия было сведено до минимума — практически одна квартира, лёгкой, примитивной трансформацией становившаяся то московской, то ленинградской.

Следовательно Рязанову предстояло разбросать места действия, увеличить их количество. Ведь каждое новое место действия усиливает зрелищность произведения, обогащает его, способствует большей достоверности и как бы кинематографичности... Такой общепринятой точки зрения на экранизацию в свое время придерживался и молодой советский кинорежиссёр Эльдар Рязанов, работая над переводом пьесы «Давным-давно» в сценарий фильма «Гусарская баллада».

Но на этот раз Рязанов чисто интуитивно ощутил, что при создании фильма «Ирония судьбы» ему надо пойти по принципиально иному пути. Драматургия театральной пьесы «Ирония судьбы» строилась таким образом, что вся интрига разворачивалась на глазах у зрителя. Ни одно мало-мальски важное событие не происходило за сценой. Зритель видел, как главный герой фильма Женя Лукашин проводил время с друзьями в бане, на аэровокзале, как попадал в Ленинград, как проникал в чужую квартиру.

Зритель оказывался свидетелем всех душевных движений главных героев пьесы первоисточника: первоначальная отчужденность, обоюдная неприязнь перерастали постепенно в сочувствие друг к другу, а затем — во взаимную заинтересованность, нежность и наконец любовь... Именно этот сценарный приём был использован позже известным драматургом и автором множества театральных работ Александром Гельманом, написавшим всемирно известную театральную пьесу «Скамейка», впервые поставленную в СССР в 1983 году, позже переведённую на множество языков и поставленную очень многими театрами в других странах мира, с тех пор идущую с неизменным успехом у публики.

Для того чтобы правдиво и точно рассказать обо всех перипетиях пьесы «Ирония судьбы», бережно донести до зрителей будущего фильма обстоятельства взаимного сближения главных персонажей, перерастания полного взаимного неприятия в настоящую любовь режиссёру требовалась стилистика подробного, обстоятельного повествования.

Рязанов остро ощущал, что режиссерская и сценарная скороговорка односерийного фильма по сути убила бы весь сюжет. И поразмышляв над будущей постановкой Эльдар Александрович понял, что для «Иронии судьбы» нужна долгая протяженность экранного времени. И кроме того, кинематографичность надо искать не внешнюю, а внутреннюю. Раскидывать пьесу по разным местам действия — это поверхностный, устаревший взгляд на экранизацию.

Рязанов понял также, что невозможно усекать диалог театральной пьесы. При сокращении реплик могли исчезнуть подробности в разработке взаимоотношений двух героев, возникала угроза огрубления и упрощения главной лирической линии. Итак режиссёру стало ясно, что надо добиваться двухсерийной картины. Но как только Рязанов заикнулся об этом на киностудии «Мосфильм», где он снял все свои предыдущие картины, его руководство, ранее уважавшее мнение постановщика в этот раз даже не стало вникать в обоснование его идеи съёмок двухсерийного фильма.

Две серии в кино в те годы разрешали, лишь когда постановщик хотел отразить какую-нибудь крупную, глобальную проблему. Делать же двухсерийный фильм о любовных похождениях загулявшего доктора — да кому это надо было среди партийного руководства советской кинематографии в позднем, уже подготовленном к будущему уничтожению СССР?

А до убийства и распада этой уникальной в истории человечества страны, в которой по крайней мере первые 30 лет её существования власть принадлежала трудящимся, то есть трудовому народу, а не банкирам ростовщикам, как сейчас, оставалось всего 15 лет – мгновение по историческим меркам.

И потом, «Ирония судьбы» была комедией! А комедия должна быть короткой, темповой, стремительной. Поэтому намерение Рязанова поставить двухсерийную комедию встретило сразу же сильное и вероятно разумное со стороны руководства киностудии «Мосфильм» сопротивление. А сам постановщик будущего киношедевра кроме благих намерений и смутных объяснений ничего противопоставить этой системе взглядов не мог.

Но и изменять своей интуиции, уродовать собственное театральное детище он тоже не желал. И тогда у Рязанова возникла идея предложить постановку телевидению, поскольку телевидение в отличие от кино очень любит многосерийные зрелища. Так театральная пьеса «Ирония судьбы» стала телевизионной и двухсерийной... Тем более и Госкино и «Мосфильм» вообще не хотели запускать «Иронию судьбы» в производство не то, что в одной серии, но даже как короткометражку...

Веселая, почти водевильная путаница, которая лежала в основе пьесы, а потом сценария, толкала на облегченное, где-то эксцентрическое, местами гротесковое решение. Однако Рязанов совершенно сознательно отказался от подобной интерпретации своей пьесы...

Ему как автору будущего телевизионного фильма хотелось создать ленту не только смешную, но и лирическую, грустную, насыщенную поэзией. Ему как автору сценария хотелось сделать картину максимально жизненной, чтобы зритель безоговорочно верил в реальность невероятных происшествий.

С другой стороны Рязанову хотелось, чтобы его новый фильм стал рождественской, новогодней сказкой для взрослых. Ему хотелось наполнить картину печальными песнями и щемящей музыкой. Потрясающе печальные мелодии Микаэла Таривердиева, гениального композитора, контрастируя с комедийным ходом фильма, придали этому киношедевру своеобразную стереоскопию, оттенив смешное грустью и лирикой.

Конечно, помогли в этом тщательно отобранные для фильма Эльдаром Рязановым стихотворения прекрасных поэтов. При каждом очередном просмотре гениального фильма порою кажется, что волшебные стихотворные строчки, насытившие ткань картины, создали интимную атмосферу, своего рода «магию искренности и задушевности», которая, несомненно, проникла в зрительские сердца, задевая сокровенные струны души.

Считается, что в кино людям нужны интересные истории, желательно хорошо закрученные, зрелищные. А на самом деле в каждом человеке есть тяга к возвышенному и ему необходимо эту жажду утолять. Великие фильмы пробуждают эти возвышенные чувства, утоляют эту жажду, может быть не осознанную. Такова вероятно бессмертная картина «Ирония судьбы».

В ленте «Ирония судьбы, или С легким паром!» Рязанов снова, как и в своём более раннем фильме «Гусарская баллада» вернулся к песням. Однако возвращение произошло в несколько новом, непривычном для него ранее качестве. Дело в том, что в фильм, не являющийся ни мюзиклом, ни условной музыкальной комедией, было вставлено восемь потрясающих души зрителей песен!

Для реалистической картины это было непомерно много. Причем для песен Рязановым отбирались известные стихи крупных поэтов, которые напрямую не иллюстрировали содержание его киноновеллы, а просто освещали события, разворачивающиеся в фильме иным, новым светом.

До постановки ленты не существовало буквально ни одного человека в руководстве советской кинематографией, который не указал бы Рязанову на неуместность этих грустных и сложных стихов в легкой, где-то анекдотической, комедийной ткани сценария. Но постановщик точно знал, что хочет сделать картину, где переходы от веселого к печальному, от грустного к смешному будут ее особенностью, той самой изюминкой. А насыщенность гениальными, зачастую грустными песнями придаст рассказу о приключениях перебравшего в выпивке хирурга очарование и своеобразие.

Только один человек безоговорочно поддержал намерения Эльдара Александровича, это был гениальный советский композитор Микаэл Таривердиев. Он сразу же, всем своим нутром почувствовал режиссёрские намерения и стиль будущего фильма. Более того, согласно воспоминаниям третьей жены композитора Веры Таривердиевой, Микаэл Леонович настолько проникся содержанием прочитанного сценария, настолько вжился в его текст, что представив мысленно, каким должно быть музыкальное оформление фильма так вдохновился, что музыка всех песен на стихи в сценарии была сочинена им буквально за день!!!

До фильма «Ирония судьбы» Рязанов сотрудничал с композитором Андреем Петровым. После «Иронии» он опять вернулся к этому сотрудничеству. Вообще получилось так, что перед съёмками фильма «Ирония судьбы» он обратился и к Петрову и к некоторым другим композиторам. По замыслу Рязанова, музыку к фильму "Ирония судьбы, или С легким паром!" должны были написать несколько композиторов - каждый по одной песне.

Но Андрей Петров в этот момент был занят сочинением балета и сразу написать музыку к фильму Рязанова не смог, Ян Френкель и Исаак Шварц тоже по каким то причинам быстро не отреагировали и ничего сразу не написали. А первым композитором из списка, кому были отправлены сценарии с прилагавшимися стихами Марины Цветаевой, Евгения Евтушенко и Беллы Ахмадулиной, оказался Микаэл Таривердиев.

Через совсем недолгое время он представил на суд съемочной группы дюжину песен, после прослушивания которых Рязанов передумал обращаться за сочинением музыки к другим авторам. В этом нет ничего удивительного, ведь рукой композитора, сочинявшего музыку к «Иронии судьбы» судя по всему водил сам Господь и прослушав музыку к будущему фильму все его создатели сразу же это поняли.

В фильмах Рязанова, даже не музыкальных, всегда есть музыкальный образ. Вот и в музыке фильма «Ирония судьбы» в мелодии песни «Если у вас нету тёти», в оркестровой аранжировке ставшей основной фоновой мелодией фильма потрясающе ощущалась праздничная новогодняя атмосфера выдающейся картины великого комедиографа.

Кстати сама судьба, верующий сказал бы - Божье провидение столкнула незадолго до начала работы над фильмом «Ирония судьбы» режиссёра Рязанова и композитора Микаэла Таривердиева. Эльдар Александрович после выхода фильма на экран сказал так: «Я считаю Таривердиева одним из главных авторов фильма!» И он был абсолютно прав, ведь без гениального музыкального оформления фильм ни за что не получил бы такого востроженного приёма у зрителей.

Расскажу, как познакомились два гения. По воспоминаниям Веры Гориславовны Таривердиевой её будущий муж столкнулся с Рязановым в 1974 году в Пицунде в Доме Кинематографистов, где в этот момент отдыхал Эльдар Александрович. Причём раньше в Пицунду Таривердиев никогда не ездил на отдых, предпочитая другие места, а в 1974 году вдруг решил изменить привычку.

Но даже судьбоносная встреча двух соавторов фильма стала воистину удивительной. Как она произошла. Уже пообедав, сидя в столовой Дома Кинематографистов, Эльдар Рязанов решил напеть одну из песен в будущем, задуманном им фильме своим знакомым, с которыми он обедал. И стал напевать им песню «На Тихорецкую состав отправится...», после чего посетовал, что вроде бы песня народная и автора к ней нет, а если и есть, то он его не знает, а то бы заказал ему музыку к фильму.

А Таривердиев в этот момент то ли сидел неподалёку, то ли проходил мимо, а так как он и был автором песни, то подошёл к Рязанову, представился и объяснил, что это вообще то его песня. Так чисто случайно столкнулись два гения, ставшие в равной мере соавторами фильма. Без гениальнейшей музыки Таривердиева фильм «Ирония судьбы» был бы невозможен.

Обратим внимание ещё и на то, что музыкальный фон фильма постоянно заполнен или солирующим фортепиано или оркестровым вариантом песни «Если у вас нету тёти...»Так вот соло на рояле исполнял сам автор этой божественной музыки, Микаэл Леонович Таривердиев, достойнейший продолжатель дела своего учителя по композиции – другого гения музыки - Арама Ильича Хачатуряна. Причём в его соло явно чувствуется элемент импровизации, Таривердиев творил музыку сидя за роялем в студии.

Кстати именно ему мы обязаны двум исполнителям песен, именно Таривердиев пригласил для записи двух музыкантов, блестяще исполнивших его собственные песни. Это были бард Сергей Никитин, позже сочинивший гениальную песню «Под музыку Вивальди» и будущая звезда советской и российской эстрады Алла Борисовна Пугачёва, на тот момент мало известная в СССР, разве что Микаэлу Леоновичу.

И ещё одна важная деталь биографии Таривердиева. В шестидесятых годах Таривердиев был отчаянно влюблён в актрису Людмилу Максакову. 9 мая 1967 года они вместе ехали на машине по Ленинградскому проспекту. До сих пор неясно, кто был за рулём. Внезапно на дорогу выскочил человек, был сбит автомобилем и скончался. Таривердиев заявил ГАИ после прибытия постовой службы, что за рулём был он. Композитору было назначено наказание в виде двух лет лишения свободы. Поскольку следствие длилось тоже ровно два года, после суда его освободили.

В своеобразной рязановской трилогии, использующей один и тот же сценарный приём – от ненависти к любви, первым стал фильм «Ирония судьбы», вторым «Служебный роман», а третьим фильмом трилогии стал «Вокзал для двоих», своего рода экранизация этого эпизода жизни Таривердиева.

Так же как и в фильме, где жена пианиста Платона Рябинина, сыгранного Басилашвили наотрез отказалась от вины, сказав в фильме официантке Вере, что она вообще не умеет водить, так и Людмила Максакова фактически подло бросила Таривердиева, во время последнего заседания уехала с друзьями, сказав, что за рулём был он и что тому дескать есть свидетели. После этого Таривердиев решительно прекратил роман с актрисой. А в 1983 году он познакомился со своей третьей женой Верой, прожив с ней до самой смерти в 1996 году.

К величайшему сожалению почти все советские композиторы из плеяды гениев уже ушли из жизни. А ведь это ещё один удар по России и неповторимому, уникальному на нашей планете русскому миру. Я очень хорошо разбираюсь в музыке и как профессионал в этой области могу сказать вполне обоснованно - кроме произведений всё тех же бывших советских композиторов ничего ценного среди сочинённой после уничтожения СССР киномузыки создано не было. Если брать киномузыку - действительно гениальную музыку к фильмам написали всё те же представители советской композиторской школы Игорь Корнелюк и Эдуард Артемьев.

После фильма «Сибирский цирюльник» с потрясающе прекрасной музыкой Эдуарда Артемьева и сериалов «Бандитский Петербург» и «Мастер и Маргарита» с фантастическим, удивительным, шикарным и воистину гениальным музыкальным звукорядом Игоря Корнелюка за последние 18 лет вдохновенной и тем более гениальной музыки к фильмам и сериалам я вообще не слышал. На ум приходит разве что довольно симпатичная, хорошо запоминающаяся песенка «Ах как это всё романтично, очень сказочно, необычно» Михаила Чертищева из второго мультфильма серии «Иван Царевич и Серый волк».

На фоне гениальнейшей музыки и киномузыки, сочинённой в СССР на отрезке с шестидесятых по начало девяностых годов, в этой области полный провал, реальный крах. Впрочем точно такой, как и в области симфонической и оперной музыки. Да и среди попсы и рок музыки тоже.

Разве есть сейчас в современной России композиторы, пишущие такую же потрясающе прекрасную музыку, какую в СССР писали Александр Александров, Исаак и Максим Дунаевские, Андрей Петров, Геннадий Гладков, Александр Зацепин, Алексей Рыбников, Исаак Шварц, Владимир Шаинский, Альфред Шнитке, Георгий Свиридов, Валерий Гаврилин, Родион Щедрин, Вениамин Баснер, Никита Богословский, Николай Корндорф, Софья Губайдулина, Александра Пахмутова, Эдисон Денисов, четыре Евгения – Дога, Птичкин, Геворгян и Крылатов, Сергей Слонимский, Марк Фрадкин, уже упомянутые выше Игорь Корнелюк, Эдуард Артемьев, Сергей Никитин, Микаэл Таривердиев, а также множество других, чуть менее талантливых?

А какую шикарную музыку в СССР сочиняли даже не композиторы, на память приходит обычный инженер Борис Потёмкин, сочинявший музыку для певицы Эдиты Пьехи также как и музыканты всемирно известной рок группы из города Ливерпуля «Битлз», даже не знавший нотной грамоты. После окончания института при жизни в Советском Союзе Борис Потёмкин работал инженером в Ленпроекте и Ленжилпроекте, писал стихи и участвовал в художественной самодеятельности и институтских капустниках.

В 1965 году им была создана песня «Наш сосед», первым исполнителем которой стал Михаил Бутман. А в 1967 году Борис Потёмкин передал эту и ещё одну песню Александру Броневицкому и её вскоре начала исполнять Эдита Пьеха Через некоторое время песня «Наш сосед» в исполнении Эдиты Пьехи была выпущена миньоном на фирме грамзаписи «Мелодия» в том же году. Вот вам и инженер... Не случайно в романах советских писателей о будущей жизни при коммунизме, люди живущие не ради денег обладали множеством способностей в разных видах труда.

А вспомните, какую шикарнейшую музыку к детским мультикам писали советские композиторы, те же Шаинский и Крылатов. А ещё вспомните потрясающую музыку ансамблей Самоцветы или Песняры. Я абсолютно точно знаю, что современные композиторы и современные поэты ни за какие многомиллионные гонорары не напишут такой щемящей и берущей за душу песни, как например «Крылатые качели» из «Приключений Электроника» или «Я спросил у ясеня» из «Иронии судьбы».

Как говорится сложите 2+2 и сделайте вывод, почему гениальные композиторы, поэты, режиссёры и прочий творческий люд при власти банкиров и торгашей как будто вымирают, а во время и после «сталинского террора» был абсолютный расцвет буквально во всех сферах культурной и иной жизни огромнейшей страны...

Кстати фильм Эльдара Рязанова «Вокзал для двоих», потрясающе снятый, с прекрасной музыкой, снискавший зрительскую любовь был тем не менее ещё одной каплей, разрушавшей ещё в те годы СССР. Дело в том, что в советские времена осуждённый за ДТП со смертельным исходом должен был отбывать срок не в режимной колонии, показанной в фильме, а в колонии-поселении, где ему могли позволить жить с семьёй, так что фильм безусловно очернял страну, в которой жил и творил постановщик фильма.

Кстати и побег за опоздание на утреннёю проверку тоже не впаивали, как это было изображено в фильме. Ну и зачем всё это делал Рязанов? Чего он добивался? Зачем врал, очерняя родную страну? Неужели чувствовал себя правдолюбцем? Но вернёмся к «Иронии судьбы» и её двум соавторам.

Эльдар Рязанов был бесконечно благодарен Таривердиеву за то, что он не уговаривал его «обогатить» аккомпанемент песен оркестровкой и пошел на самоограничение ради общего сценарного замысла, по которому песни исполнялись двумя главными героями фильма от себя и присутствие оркестровой аранжировки в исполняемых песнях сразу лишало фильм реалистичности, несмотря на жанр рождественской сказки. В результате песни в фильме звучали только под скромные (на взгляд непрофессионала) гитарные переборы, доступные любому дилетанту, в том числе и героям фильма учительнице Наде Шевелёвой и хирургу Жене Лукашину.

Хотя для любого профессионального музыканта абсолютно ясно, что так ШИКАРНО исполнить песни с достаточно сложным, виртуозным гитарным аккомпанементом, весьма непростым вокалом, безупречно попадая во все ноты, нигде ни разу не ошибившись и не сфальшивив могут лишь хорошо подготовленные к студийной записи известные и крупные музыканты, которыми и стали не указанные в титрах советский бард, автор гениальной музыки к другому советскому фильму «Москва слезам не верит» Сергей Никитин, певший за Лукашина и аккомпанировавший во всех песнях на гитаре, виртуозной игрой на которой он блестяще владел и ещё очень молодая, тогда ещё никому неизвестная советская певица Алла Пугачёва, воистину гениально озвучившая песни, исполняемые в фильме Надей Шевелёвой.

В «Иронии судьбы» исполнение без оркестрового сопровождения только подчеркнуло естественность песенных эпизодов, заставило поверить неискушённых в музыке зрителей, что песни на самом деле исполняют его главные герои, а точнее актёры, сыгравшие их. Солирующими инструментами в режиссерской партитуре будущего фильма должны были стать исполнители главных ролей — Евгения Лукашина и Надежды Шевелевой.

Острые, гротесковые, эксцентрические актеры не годились для трактовки, которую избрал Эльдар Александрович. Чисто драматические артисты тоже не подходили. Худсовет будущей картины и сам постановщик искали актеров, в равной степени владеющих как органичным, мягким (так и хочется скаламбурить — «мягковским») юмором, так и подлинной драматичностью.

Кроме того, от исполнителей требовались обаяние и привлекательность, умение обнажать свои чувства, оставаясь при этом деликатными и целомудренными, требовались тонкость, душевность и трепетность, потому что фильм рассказывал о любви.

А теперь об исполнителе главной мужской роли в фильме «Ирония судьбы» Андрее Васильевиче Мягкове. В театре «Современник», в котором работал Андрей Мягков до выхода на экраны СССР фильма «Ирония судьбы» его актерская судьба, да и актёрская судьба его жены, талантливой советской актрисы Анастасии Вознесенской складывалась не очень ладно.

Именно в этот период жизни выдающегося советского актёра и произошла встреча искавшего идеального исполнителя главной роли своего будущего фильма режиссёра Эльдара Рязанова с Андреем Мягковым. Он появился в подготовительном периоде фильма «Ирония судьбы» совершенно случайно.

Постановщик картины и художественный совет ещё до съёмок фильма составили четыре актерские пары, которые намеревались попробовать на роли героини и героя. Но внезапно один из претендентов, замечательный советский актёр Станислав Любшин, известный больше всего советским зрителям по главным ролям в фильмах «Щит и меч» и «Кин дза-дза» узнав, что придется участвовать в конкурсном отборе неожиданно отказался от кинопробы.

В рядах претендентов на главные роли фильма образовалась брешь, одна из кандидаток на роль Нади Шевелёвой осталась без партнера. И тут у помощницы режиссёра возникла мысль «заткнуть дыру» Андреем Мягковым. Энтузиазма эта идея у Рязанова не вызвала никакого. Он искал комедийного исполнителя, а актёр Андрей Васильевич Мягков до сих пор ни в одной своей экранной работе, по крайней мере среди тех, что видел ранее Рязанов этого качества не проявил.

Бывает, что иногда режиссёры вынуждены приглашать к себе в фильм артиста без веры в его успех, по сути, только для подыгрывания партнеру или партнерше. Это не очень то порядочно и Рязанов до съёмок «Иронии судьбы» старался не идти на подобные опыты. Но здесь ассистент режиссера Наталья Константиновна Коренева, с юности дружившая с Андреем Мягковым, знавшая его очень хорошо, была убеждена, что на роль Жени Лукашина Андрей Мягков — идеальная кандидатура и настояла на его участии в пробах на роль главного героя.

А Эльдар Александрович со своей стороны тоже дружил со своей помощницей ещё с юношеских лет и полностью доверял её мнению. И Наталья Константиновна оказалась абсолютно права относительно выбора претендента на главную роль будущего фильма.

Сейчас по прошествии почти полувека с момента первого показа на телевизионных экранах СССР первого января 1976 года фильма «Ирония судьбы» невозможно представить кого либо другого кроме Андрея Мягкова в этой роли...

Например претендовавшего на эту роль Андрея Миронова в паре с претенденткой на роль Нади Шевелёвой Людмилой Гурченко. Почему Рязанов отказал двум выдающимся советским актёрам в съёмках фильма «Ирония судьбы» я напишу чуть позже. Дело было в стилистике фильма, в его трактовке как грустно смешной комедии, наполненной к тому же щемящими душу прекрасными песнями.

Рязанов как один из создателей сценария фильма, задумавший снять её в совершенно другом ключе, в новом жанре глубокой лирической комедии, насыщенной прекрасной музыкой и полной эпизодов не только смешных, но и грустных отлично понимал, что Миронов для этой роли никак не подходит, но отказать ему не мог.

Как я уже писал выше для кинопроб были составлены четыре пары артистов. Партнёршей Миронова, пробующейся на роль Нади Шевелёвой была Людмила Гурченко. Даже это уже было неудачно для Миронова, ведь незадолго до проб к «Иронии судьбы» он играл с Гурченко в комедии «Соломенная шляпка» и сойти с хорошо опробованной канвы игры в лёгкой комедии – водевиле ни он сам, как старый комедийный зубр, ни его партнёрша уже не смогли.

А потом, что бы окончательно убедится в том, что Андрей не может передать образ главного героя Рязанов дал на пробу Миронову сцену, в которой Лукашин на кухне рассказывает Наде, что он не пользовался успехом у женщин... Сцена была для Андрея Миронова весьма каверзная. И конечно же чутьё не подвело Эльдара Александровича, так как он лишний раз убедился, почему Миронов никак не вписывается в роль невзрачного хирурга Жени Лукашина.

Невозможно было представить, что такой обаятельный и симпатичный парень, каким был Андрей Миронов в годы расцвета своего комедийного таланта не пользуется успехом среди девушек. Зрители этому бы не поверили. Так что режиссёр был вынужден отказать своему другу. Зато на роль Ипполита Рязанов готов был взять Миронова без проб, но здесь уже сам актёр наотрез отказался, не захотев играть как он считал отрицательного персонажа, хотя роль Ипполита вовсе не была отрицательной.

Но как бы то ни было, но Андрей Александрович наотрез отказался от роли Ипполита, за что честно говоря я ему очень признателен, впрочем так же как и Олегу Басилашвили уже утвержденному на роль Ипполита, но по семейным и прочим обстоятельствам не принявшем участие в съёмках. В конечном итоге эту роль воистину гениально исполнил друг Рязанова Юрий Яковлев, оказавшийся выше всяких амбиций и обид, когда Эльдар Александрович попросил его выручить.

Впрочем так же невозможно представить, что в роли жениха Нади Шевелёвой Ипполита Георгиевича вместо гениального советского актёра Юрия Васильевича Яковлева снялся бы уже прошедший кинопробу и утверждённый худсоветом другой гениальный советский актёр - Олег Валерианович Басилашвили.

Почему этот великолепный актёр не смог принять участие в съемках фильма «Ирония судьбы» я также поведаю позже. Кстати Андрей Мягков не единственная находка Натальи Константиновны Кореневой. Так для фильма Александра Алова и Владимира Наумова «Бег» она «откопала» в Омске малоизвестного на тот момент времени в СССР шикарного актера Вячеслава Дворжецкого, с блеском исполнившего очень важную для фильма «Бег» роль эмигранта, генерала Романа Валерьяновича Хлудова.

Из этих примеров понятно, как важна роль ассистента, как много зависит от чутья, интуиции, от умения увидеть в данной роли именно этого исполнителя, каким богатым творческим нутром должен обладать настоящий режиссерский помощник. Возвратимся же к истории создания фильма «Ирония судьбы»...

Первая же кинопроба к фильму «Ирония судьбы» Андрея Мягкова оказалась попаданием в «яблочко», в «десятку». Эльдар Рязанов был приятно удивлен и очарован неизвестным ему ранее комедийным даром артиста, его легкостью и непринужденностью. Но поскольку героиню найти никак не удавалось, Мягкову пришлось «подыгрывать» еще многим кандидаткам и таким образом «разминать» роль.

А когда после подготовительных работ и утверждения актёров на главные роли наконец начались съемки фильма, то состоялось подлинное знакомство с поистине беспредельными возможностями исполнителя. Первое, что приятно поражало постановщика в Андрее Мягкове была его невероятная тактичность. Казалось, внутри артиста находится какой-то камертон, позволяющий ему не переступать граней в очень сложных, порой пикантных ситуациях, в которые ежесекундно попадает его герой Женя Лукашин.

Играть человека «в несоображении», оставаясь при этом и натуральным, смешным и симпатичным — задача архисложная. А Мягков делал это изящно, элегантно, легко. Раздеться, забраться в чужую кровать, да еще хамить при этом хозяйке — нетрудно. А вот быть при этом очаровательным, забавным и вызывать при этом зрительскую любовь пожалуй далеко не всякому по плечу. Здесь очень легко было впасть в пошлость и грубость.

Было у Андрея Васильевича Мягкова еще одно редкостное и невероятно важное для съёмок в фильме качество. Он, также как и его партнёр по фильму Юрий Яковлев был поразительным импровизатором. Когда он полностью влезал, вживался в шкуру играемого им персонажа, то мог в дубле выдать нечто неожиданное, но абсолютно соответствующее характеру этого персонажа, а в этом случае выписанная в сценарии роль становилось ещё более жизненной, узнаваемой и интересной.

Тем же качеством, безусловно обогатившим фильм «Ирония судьбы» обладал Юрий Яковлев, достаточно вспомнить его импровизационные вставки в текст роли Ипполита, сразу разошедшиеся в качестве цитат в народ:

Приютили, подогрели, обобрали, нет, подобрали, обогрели...

Какая гадость, какая гадость эта Ваша заливная рыба!

О, тепленькая пошла!

Потрите мне спинку пожалуйста, ну пожалуйста, что Вам жалко что ли? Ну не хотите, как хотите...

Эльдар Рязанов очень любил на съёмках своих фильмов подобные «отсебятины», когда они действительно импровизационны, не запланированы, спонтанны. Такие актёрские «отсебятины» как правило украшают роль — она становится более выпуклой, «шероховатой», как бы не сделанной.

В «Иронию судьбы» Андрей Мягков, как и все создатели этой чудесной ленты, вложил свой личный душевный опыт, свое человеческое тепло. Именно поэтому он стал так близок огромному числу зрителей и чего греха таить, зрительниц. Конечно, природа-матушка помогла артисту, наградив его обаянием, стройностью, хорошей улыбкой, приятной внешностью, а главное огромным дарованием.

В роли Жени Лукашина Мягков показал десяткам миллионов зрителей не только актерское, но и человеческое богатство. Ведь каждый поступок героя он пропускал через призму своего восприятия, вкладывал в роль многие собственные оценки, свойственные именно ему реакции, то есть наполнил содержание роли качествами своей натуры.

После демонстрации «Иронии судьбы», по сути, состоялось «новое рождение» актёра Андрея Мягкова. Его узнали как артиста комедийного, лирического и музыкального. После фильма Рязанова Андрей Мягков стал невероятно популярен и любим. Лавина писем с выражениями восхищения и восторга обрушилась на Андрея Васильевича, но надо сказать, не изменила ни его характера, ни поведения.

Он весьма хладнокровно воспринял свалившееся на него всенародное восхищение. Блажь и самомнение не ударили ему в голову, носа он не задрал. А это говорит об уме этого человека.

А теперь расскажу, почему Рязанов выбрал на роль ленинградки, учительницы русской литературы польскую актрису Барбару Брыльску... Конечно зрителям очень понравилось, как она исполнила данную ей роль. Но очень многим поклонникам фильма «Ирония судьбы» до сих пор неясно, неужели среди наших, отечественных советских актрис не нашлось такой, которая смогла бы не менее блестяще чем Брыльска сыграть Надежду Шевелеву?

В этом вопросе сам Рязанов всегда слышал нотки оскорбленного, ревнивого патриотизма. Вот, что он сам рассказал в своей книге, почему в конечном итоге на роль Нади Шевелёвой была утверждена польская актриса. Поначалу ни Рязанов, ни худсовет фильма и не помышляли ни о каких зарубежных «звездах».

Тогда на роли главных героев намечались к кинопробам несколько наших театральных и кинематографических актрис, и ни сам режиссёр постановщик, ни худсовет фильма не сомневались, что среди них непременно найдутся и главный герой и героиня. Были приглашены такие актрисы, как Антонина Шуранова, Наталья Гвоздикова, Алиса Френдлих и множество других. К слову сам Рязанов больше беспокоился за главного героя. Надо сказать, что сам факт приглашения на кинопробу — это свидетельство огромного уважения к данному актеру или актрисе, это признание таланта исполнителя.

Бесталанного лицедея Рязанов ни за что бы не позвал. Кандидаток, которых сам режиссёр хотел привлечь в конкурсный отбор на роль Надежды Шевелёвой Рязанов считал одними из лучших советских актрис. Из них нужно было выбрать ту, в которой максимально сконцентрировались бы качества, необходимые героине фильма — женщине с неудачной судьбой, горьким прошлым, красивой, но уже чуть тронутой безжалостным временем.

Актриса должна была совмещать в себе комедийные, драматические и музыкальные способности, быть обаятельной, лишенной какой бы то ни было вульгарности, независимой, но немножко при этом и беззащитной. Короче, требовалась такая тонкая, душевная, прекрасная женщина, чтобы мужская часть зрителей завидовала бы герою фильма Жене Лукашину. Как видите, букет актёрских качеств режиссёру предстояло подобрать весьма редкий.

Кинопробы сменяли одна другую и постепенно выяснилось, что идеальной претендентки на роль главной героини нет. Все актрисы работали превосходно, точно, талантливо. Но помимо дарования существуют еще психофизические данные. Личные качества актрис в каких-то важных гранях не совпадали со свойствами героини будущего фильма.

Одна претендентка на главную роль (предполагаю что это была Людмила Гурченко) при поразительной нюансировке чувств была несколько вульгарна и сюжет фильма при таком раскладе сразу же получал иной крен. Ни о каких возвышенных материях и зарождении высокой любви не могло быть и речи. Скорее получилась бы история об одноночевной любовной интрижке.

Другую,(лично я предполагаю, что здесь в книге Рязанова речь шла об ещё одной претендентке на главную роль, великолепной советской актрисе Светлане Немоляевой, только после восьми попыток снять приемлемую кинопробу забракованной режиссёром) предал киноаппарат. Милая, славная в жизни, на экране она получалась значительно хуже.

Немоляева очень хотелось снятся в этой картине, она уже по сценарию хорошо понимала, что фильм будет потрясающий. Но по воспоминаниям Немоляевой именно желание непременно добиться роли Нади Шевелёвой и подвело её, она получалась,(особенно в пробах в паре с бесподобным Мягковым слишком скованной). Рязанов, после восьмой неудачной пробы деликатно сказал ей так – Света, конечно можно сыграть ещё хуже, но сложно...

Очарование неправильных черт лица пропало, и осталась одна некрасивость. И режиссёру и зрителям невозможно было поверить, что в такую Надю можно влюбиться в течение одной ночи, отвергнув при этом хорошенькую московскую невесту Галю в исполнении Ольги Науменко, ведь тогда получилась бы явная натяжка, нажим, авторский произвол.

Третья актриса из множества претенденток, которой сам Рязанов восхищался в драматических спектаклях, играла великолепно, но оказалась начисто лишенной юмора. Так, несмотря на несомненную одаренность всех приглашённых на кинопробы актрис, до режиссёра постепенно дошло, что он просчитался — главной героини фильма нет. А сроки съемок неумолимо приближались! Таким образом режиссёр в поисках актрисы на роль главной героини фильма зашел в тупик, не понимал, что же ему надо предпринять.

И вдруг Рязанову вспомнилась актриса из довольно среднего польского фильма «Анатомия любви», превосходно сыгравшая главную роль и очень ему понравившаяся. Рязанов после просмотра того фильма сохранил в памяти ее имя и фамилию — Барбара Брыльска. Раздобыв телефон Барбары он позвонил ей в Варшаву. В тот период жизни Брыльска как раз оказалась свободной от съёмок и сказала, что с нетерпением ждет сценарий.

Рязанов с оказией срочно переслал сценарий в Польскую народную республику, тогда ещё социалистическую, актриса знавшая русский язык и говорившая на нём, правда с неистребимым польским акцентом прочитала его и роль Нади Шевелёвой, да и сам сценарий Эльдара Рязанова ей понравились, потому она и согласилась приехать на кинопробы.

Её официально, через руководство телевидения вызвали в Москву и устроили кинопробы точно на таких же условиях, как и всем остальным претенденткам среди советских актрис. Интерпретация и версия роли Нади Шевелёвой в исполнении Барбары Брыльски оказалась для худсовета и постановщика самой убедительной, после чего её незамедлительно утвердили.

Вот так и получилось, что популярная польская актриса Барбара Брыльска попала в советский фильм «Ирония судьбы», сыграв как теперь стало совершенно очевидно самую лучшую в её жизни роль. Правда в Польше эту её роль оценили разве что критики, вообще фильм «Ирония судьбы» оказался не понят и не оценён поляками, потому что невозможно в точности донести поэзию фильма в переводе на другой язык, у поляков нет даже выражения «С лёгким паром» и фильм шёл совсем недолго с названием что то вроде «Новогодние приключения».

Уже на кинопробе Барбара продемонстрировала удивительную деликатность в интимных сценах; в ней угадывалась, как это ни странно, подлинно ленинградская интеллигентность, она подходила по возрасту — годы актрисы и героини совпадали, ведь по сценарию фильма Наде было 34 года.

За очаровательной внешностью Барбары Брыльски чувствовалась биография, прожитая жизнь, нелегкая судьба. Одним словом, она удовлетворяла если не всем требованиям, то, во всяком случае большинству из них. Барбара по мнению режиссёра Рязанова очень профессиональна. Она всегда приходила на съемку готовой, зная наизусть текст (для нее, польки, особенно тяжелый), выучив предварительно слова и мелодию исполняемой в конкретном снимаемом эпизоде фильма песни.

Как написал в своей книге Эльдар Рязанов, пример Барбары Брыльски, её профессиональный подход во время съёмок фильма не вредно было бы перенять многим советским замечательным, но зачастую расхлябанным «звездам». Работоспособность Барбары оказалась удивительной — в короткий срок (двухсерийная картина снималась три месяца) она сыграла роль, насыщенную диалогом, на чужом для нее языке. Так что в лирических, любовных, драматических сценах фильма Брыльска играет безупречно, демонстрируя хороший вкус и поразительную точность чувств.

В своей книге «Неподведённые итоги» Эльдар Рязанов упоминает еще о двух соавторах роли Надежды Шевелевой. Актриса Валентина Талызина мастерски озвучила Брыльску, а для нашей артистки это была неблагодарная работа, она осталась для зрителей СССР неизвестной — ведь фамилия Талызиной в титрах фильма указывается только как актрисы, сыгравшей эпизодическую роль одной из подруг главной героини.

То, что она озвучивала главную героиню в титрах не было упомянуто. Когда главные создатели и исполнители фильма получили Госпремию СССР, Талызиной было очень обидно, что роль Шевелёвой создавали усилиями трёх талантливых женщин, одна снималась, другая озвучивала, третья пела, а премию получила лишь Барбара Брыльска.

Зато в титрах в самом начале фильма, когда после мультипликационной заставки о строительстве однотипных домов звучит первая грустная песня "Со мною вот что, происходит, совсем не та, ко мне приходит", был допущен грубейший ляп - во фразе «Совершенно нетипичная история, которая могла произойти только и исключительно в новогоднюю ночь» по неведомым причинам в слове "исключительно" была пропущена буква «л».

Второй соавтор главной женской роли в фильме, причем тоже анонимный, —советская певица Алла Пугачева, гениально исполнившая все песни героини. Правда в момент записи песен к фильму «Ирония судьбы» Алла Пугачёва была совсем не известной, молодой, только начинающей певицей. Пригласил её на запись сам композитор Таривердиев, он же очень долго работал с ней над манерой пения, стилем, в котором он хотел слышать сочинённые им песни.

Некоторые записывались не меньше, чем с тридцати дублей. Таким образом, роль Нади Шевелевой создана трудом и талантом трех одаренных артисток. Однако сам Рязанов считает, что весь рисунок роли Нади Шевелёвой, ее камертон, душевную наполненность, элегантность психологических ходов были заданы и осуществлены польской актрисой.

В своей книге Рязанов поделился ещё и техникой съемки, спецификой производства «Иронии судьбы» — картина снималась трехкамерной советской системой «Электроник-КАМ». На тот момент времени это был новаторский метод съёмок. Ведь до фильма «Ирония судьбы» киносъемка велась одним аппаратом.

Сначала, как правило, на пленку фиксировался общий план или панорама всей сцены. Потом при обычном методе съёмок наступал черед укрупнений. Съемочная камера приближалась к лицу актера и он должен был повторить те фразы, ту мимику, то душевное состояние, которые были у него в момент, когда снимался общий план эпизода.

Потом то же самое проделывали с его партнерами по фильму. На этот процесс при обычном методе съёмок тратилось традиционно немало часов — ведь он проходил последовательно во времени и как правило, актёрам не удавалось сразу добиться точного соответствия фрагмента целому.

Обычно крупный план отличался от всей сцены и по эмоциональному накалу и по ритму. Любому режиссёру фильма было ясно, почему так получалось. Ведь при обычном методе съёмок существовал разгон, эпизод игрался от начала до конца в общении с партнерами.

А при укрупнении кадра короткий кусочек сцены как бы оказывался выдернут из контекста, партнер игравшего актёра находится вне кадра и поэтому подыгрывал ему частенько вполсилы, вяло и бездушно, а то его и вовсе не было. Ну например при записи укрупнения кадра он уезжал в другой город вместе со своим театром на спектакль.

Так что при старом методе съёмок актёру часто приходилось играть не с реальным партнёром по фильму, а с воздухом. Глаза актёра, не видящие в момент съёмок реального партнера зачастую становились пустыми, актер механически воспроизводил мимику и жесты, которые в укрупняемом варианте сцены из фильма должны были отражать боль его души, что сразу же убивало снимаемый кадр.

При системе «Электроник-КАМ» три камеры могут работать одновременно. И если одна из них снимает общий план, то есть всех актеров вместе, то две другие пристально и крупно следят только за лицами героев. Эмоциональное состояние исполнителей на укрупнениях идентично душевной напряженности на общих кадрах — ведь снимались они в один и тот же отрезок времени.

Поэтому в монтаже при таком методе съёмок отсутствует ритмический и всякий иной разнобой между крупными и общими планами сцены. Благодаря многокамерной съемке потом очень легко и приятно монтировать фильм. А когда снимают последовательно одним аппаратом, то накладки встречаются довольно часто и не только затрудняют, но и «загрязняют» монтаж.

Но этим по авторитетному мнению выдающегося постановщика не исчерпываются преимущества трехкамерного метода. Пожалуй, одно из самых главных его достоинств — возможность немедленно увидеть снятое. На обычной камере, если режиссёр не смог раздобыть дорогостоящую телевизионную приставку, он снимает как бы вслепую.

Он не может сразу же воспроизвести и тут же лицезреть только что снятую им сцену, чтобы разобрать ошибки и вообще правильно оценить работу актеров, оператора, да и собственную режиссёрскую работу тоже. При обычном методе съёмок плёнку с отснятым материалом отправляли в лабораторию и только через несколько дней режиссёр мог в просмотровом зале наконец увидеть, что же он собственно «сотворил». И если был допущен просчет и требовалась пересъемка, то исправить допущенный режиссёрский просчёт было зачастую нельзя: либо декорация уже разобрана, либо актёр укатил на гастроли с театром, либо еще что-нибудь в этом же роде.

При новаторской советской системе «Электроник-КАМ» для постановщика фильма возможно было записать на видеопленку каждую репетицию и немедленно показать ее исполнителям. Глядя на черновик сцены, демонстрирующийся на экране телевизора, режиссёр мог сразу начать давать свои указания артистам и операторам, он сразу понимал, где в снятой сцене недожато по его вине, а где по операторской или актёрской — короче он мог немедленно откорректировать снятый им только что эпизод.

Точно так же можно было воссоздать на экране и только что заснятый дубль, что бы увидеть и понять, получилась сцена или нет. Переоценить этот мгновенный контроль за собственной работой режиссёра, а также трудом его соратников по съёмке фильма невозможно. Такой метод кинопроизводства помогал доводить каждый эпизод до кондиции, устранять промахи, без видеопроверки не сразу бросающиеся в глаза, обогащать сцену.

Но работа на трехкамерной системе требует и утроенной нагрузки от всех участников — от артистов, художника, режиссера, оператора. Ведь при нормальной съемке кинооператор ставит свет на часть декорации, освещая одну или несколько позиций, которые занимают актеры в кадре. Съемка ведется, естественно, с одного только направления. А здесь совсем другое дело!

При съёмках трёхкамерной системой нужно создать световую среду практически во всей декорации на все 360 градусов единовременно — ведь три камеры, как три шпиона, подглядывают буквально отовсюду. Это невероятно осложняет задачу оператора. Труднее всего снимать крупные планы, где требуется чрезвычайная тщательность в обработке светом актерского лица.

Да и артисту непросто в этих обстоятельствах. Опытный артист, зная, откуда направлен на него объектив, может иногда и сэкономить силы (если стоит затылком к кинокамере) рассчитав таким образом свою нагрузку в зависимости от движения аппарата. Он знает, что для общего плана надо немного «прибавить» мимики, а на крупном — уменьшить «градус».

Здесь же спасения для артиста, даже самого искушенного, нет и быть не может. Камеры сразу же как бы «расстреливают» исполнителя отовсюду, целясь в него как на крупном, так и на общем плане. Поэтому отдача артиста при подобной работе максимальна, сосредоточенность огромна. Даже если не говорить о том, что при съемке одной камерой фиксируются куски, в общем-то, недлинные — примерно минута-полторы. При съёмке методом «Электроник-КАМ» продолжительность киноэпизода достигает иногда десяти минут.

Немало дополнительных сложностей и у художника. Он обязан построить и обставить декорацию, которую можно снимать одновременно в любом направлении. Не нарушая правдоподобия интерьера, художник должен исхитриться и спрятать съемочные аппараты так, чтобы, не видя друг друга, они сохраняли маневренность и широту охвата пространства декорации.

Режиссер же в этом содоме должен дать задание всем трем камерам, следить за движением каждого аппарата, помнить, когда одну камеру надо включить, а другую выключить, держать в голове будущую монтажную фразу и еще многое другое, так что и он испытывает тройное напряжение.

И это не говоря уже о его обычных режиссёрских делах: о работе с артистами, о проверке, соответствуют ли все компоненты съемки генеральному замыслу, о заботах — не напортачил ли механик, везущий тележку с аппаратом, не оговорился ли артист в дубле, не пропал ли настрой у исполнителей. И так далее и тому подобное.

Эльдар Рязанов стал одним из немногих советских режиссёров, полноценно освоивших и пользовавшихся с блеском этой довольно сложной системой съёмок. Но преимущества этой системы тем не менее огромны, для качественных съёмок они таковы, что режиссёру при съёмках будущего фильма стоит попотеть и поднапрячься... Недаром и две последующие ленты — «Служебный роман» и «Гараж» — Рязанов тоже снимал трехкамерной системой, хотя эти комедии предназначались уже не для телевидения, а для кинематографа.

После съёмок «Иронии судьбы» ему было ясно одно: если он делает ставку на великолепных актеров, этот способ съемки воистину всемогущ и дает широкое поле для лепки характеров, проникновения в человеческую психологию, для показа тонких нюансов человеческих взаимоотношений.

Самоотверженно трудился над всеми картинами режиссёрского расцвета творчества Рязанова его старый друг - оператор Владимир Нахабцев. Он понял, что актеры в фильмах «Ирония судьбы», «Служебный роман», «Вокзал для двоих»— главное, и по этой причине он предоставил в кадрах этих фильмов полную свободу исполнителям.

А ведь как правило, оператор вынужден очень связывать актеров своими указаниями: они обязаны встать точно в такое-то место (там на них направлен свет!), посмотреть в таком-то направлении, актерам не разрешается сделать полшага вперед или назад, иначе они выйдут из фокуса или нарушат композицию кадра.

Обычно актеры при съемке должны не только играть, но и думать о сотне препятствий, созданных для них оператором. Каждый оператор хочет блеснуть мастерством, показать умение работать со светом, цветом, композицией, продемонстрировать владение ракурсом, применить все современные ему технические новшества. Соавтор режиссёра Эльдара Рязанова оператор Владимир Нахабцев — замечательный мастер, снявший несколько десятков фильмов.

Но то, что он совершил в «Иронии судьбы», «Служебном романе», «Гараже», заставляет режиссёра Рязанова уважать его еще больше. Нахабцев сумел подчинить свои профессиональные интересы тому, чтобы исполнители были подвижны в кадре, ничем не скованы и смогли бы полностью отдаться актерской игре. Но и при этих самоограничениях его операторская работа очень талантлива и своеобразна — он снял «Иронию судьбы», да и последующие «трехкамерные» картины с хорошим вкусом, показав образец высокой творческой зрелости.

На долю художника картины «Ирония судьбы» Александра Борисова выпала также очень нелегкая и в какой-то степени неблагодарная задача. Ведь в основном действие фильма происходит в двух абсолютно одинаковых, типичных квартирах. В пьесе у Брагинского и Рязанова даже была такая ремарка: «Авторы просят художника не проявлять яркой творческой фантазии и построить на сцене обычную, стандартную квартиру». Конечно если честно, творцу декораций трудно вдохновиться таким призывом.

Казалось бы, что здесь делать художнику? Взять планировку стандартной квартиры, дать чертежи рабочим, чтобы они скопировали её в кинопавильоне. Поручить ассистенту по реквизиту купить стандартный гарнитур и обставить жильё героев будущего фильма. Но Александр Борисов хорошо понимавший, что в квартирах из фильма проходит более двух с половиной часов экранного времени, а в кадре — всего два, максимум три человека, стремился найти изобразительное разнообразие, обилие точек съемки, выразительные мизансцены.

Это было очень не просто. Однако Борисов не зря считался на киностудии «Мосфильм» одним из самых даровитых художников. Именно он придумал и предложил то, что поначалу отсутствовало в сценарии, — сделать героев фильма «Ирония судьбы» новосёлами. Эта гениальная в творческом отношении идея художника фильма легко объясняла зрителям фильма тот невероятный факт, что пришедший, пусть даже в состоянии сильного опьянения в чужую квартиру Женя Лукашин не замечает существенных различий своей и чужой квартиры.

Зрители, заворожённо смотревшие, как герой фильма спокойно заходит в чужую квартиру в другом городе и ложится спать даже не задумывались, что Женя Лукашин мог обнаружить свой факт пребывания в другом городе ещё на стадии выхода из такси. Конечно дома могут быть однотипными – в это легко можно поверить. Но что бы два двора в двух разных городах были бы тоже идентичны – это уже за гранью всякого вероятия.

Однако, когда смотришь фильм, обо всех этих мелочах даже не задумываешься – гениальный музыкальный фон и удивительная предновогодняя атмосфера в фильме напрочь убивают желание искать сценарные ляпы, а это конечно свойство шедевра. Тем более, что зритель был предупреждён заранее, ещё во время вступительных титров, что такая история могла случится только и исключительно в новогоднюю ночь.

К тому же в СССР люди действительно чаще всего получали ордера и переезжали в новые квартиры накануне праздников. Во-вторых, это еще более оправдывало поведение героя — ведь в новой, необжитой квартире не заметить свою ошибку значительно легче. А в-третьих, что, пожалуй, самое главное, такое решение дало возможность создателям фильма строить чисто кинематографические мизансцены с многообразным использованием переднего плана, то есть определило изобразительную стилистику фильма.

Тщательность в подборе цвета, скрупулезность в поисках реквизита, создание из предметов быта таких натюрмортов, которые сами по себе представляли произведение искусства, работа над композицией буквально каждого кадра — вот далеко не полный перечень забот замечательного художника картины «Ирония судьбы»... В «Иронии судьбы» Рязанову, как и во многих других фильмах, необычайно повезло со съемочной группой.

Незаурядные и во всех отношениях очень творческие люди помогали ему в создании фильма шедевра... Это были звукооператор Юрий Рабинович, второй режиссер Игорь Петров, художник по костюмам Ольга Кручинина и монтажер Валерия Белова (возможно одной из этих двух женщин съёмочной группы принадлежит синее платье, которое мелькает в том кадре фильма, когда Ипполит Георгиевич включает телевизор с кадрами из фильма «Соломенная шляпка», пока его невеста переодевается в праздничное платье кремового оттенка в другой комнате...)

Безусловно все создатели и помощники Рязанова в воплощении его авторского замысла внесли в картину «Ирония судьбы» не только талант, но и свое личное, человеческое тепло. Этим замечательным и на самом деле, несмотря на жанр комедии очень серьезном фильмом все создатели телефильма «Ирония судьбы» хотели как бы достучаться в сердце каждого человека и сказать:

«Если у тебя неприятности, если ты нездоров, если от тебя ушла любовь, помни, что надо верить людям, что жизнь прекрасна, что чудо возможно!»

И судя по многочисленным письмам, пришедшим после первого показа фильма на телеэкранах СССР кажется, зрители создателей фильма поняли. А это и есть самое высокое счастье, вовсе не количество поднятых на съёмках фильма денег, как это стало нормой в стране под названием Российская Федерация!

«Иронию судьбы» к показу на телевидении подготовили ещё летом 1975 года в июне, после чего картина ждала ещё шесть месяцев, пока наступит новый, 1976 год, а вместе с ним и телевизионная премьера. Во время этого полугодового ожидания до Рязанова регулярно доходили слухи о разных неприятностях по поводу фильма. В своей книге он вспоминает, как председатель Госкино Ермаш при встрече злорадно сказал:

— Слышал, у тебя там неприятности с твоей картинкой-то на телевидении. Не хотят ее выпускать из-за пропаганды пьянства.

Ермаш не мог простить самовольства режиссёра Рязанова. Мол, его ведомство запретило ставить этот фильм, а он всё равно ослушался, проявил упрямство, непослушание и осуществил реализацию своего авторского замысла. Ведь киноначальство в позднем, подготавливаемом к будущему уничтожению СССР так же как и сейчас, при власти денег и капитала ещё тогда привыкло смотреть на на режиссёров и прочих создателей фильмов как на своих холопов.

Правда сам Эльдар Александрович, абсолютно не зная историю контрреволюционного государственного переворота, произошедшего в СССР на рубеже 1952 и 1953 годов по воле ростовщиков и всемирных мошенников, хозяев денег, захвативших по сути власть в первой стране социального равенства руками продавшихся им карьеристов среди партийного руководства единственной правящей в СССР партии этого всего не осознавал, считая себя правдолюбцем и поддерживавшим всеми силами хрущёвскую «оттепель», являвшуюся на самом деле начальным этапом плана Даллеса по переформатированию сознания советского народа.

Очень печально, но сам великий режиссёр этого всего не понимал, косвенно, точно так как и многие другие советские режиссёры, сценаристы, писатели и драматурги, всемирно известные музыканты и прочий творческий люд своим творчеством также подготавливавший реставрацию власти паразитов – ростовщиков.

Именно поэтому в своих воспоминаниях в книге «Неподведённые итоги» он тщательно описывал, как за неповиновение руководству «Мосфильма» он потом наказывался его руководителем Ермашом неоднократно. Кроме того в своей книге он описывал, что между министрами СССР середины семидесятых годов прошлого века кино и телевидения существовала личная неприязнь.

В своих воспоминаниях Рязанов пишет, как во время съёмок фильма «Ирония судьбы» он спросил Филиппа Тимофеевича Ермаша:

— Вы что же, считаете, что уход на телевидение — это как измена Родине, что ли?

Тот пробормотал в ответ, что, мол, да, что-то вроде этого. Рязанов тогда только руками развел. Как будто он ушел не на родное советское телевидение, а на какое-то японское или уругвайское, сделал картину не для своего народа, а только для иностранцев...

В своих книжных воспоминаниях Рязанов вспоминает ещё одну пикантную подробность. Ее поведал ему вершитель судеб всех советских актёров Лапин Сергей Георгиевич— министр телевидения СССР, несколько лет спустя после премьеры «Иронии судьбы». Дословно конечно Рязанов с своей книге не смог повторить его рассказ, но подробности и смысл навсегда врезались в память выдающегося режиссёра советских фильмов.

— Помню, в начале декабря тысяча девятьсот семьдесят пятого года, — излагал ему Сергей Георгиевич — у нас в Софрино в Доме творчества телевизионных работников проходил семинар. Съехались со всей страны председатели партийных бюро республиканских, краевых и областных комитетов Гостелерадио. Я им послал для просмотра вашу картину «Ирония судьбы». Они ее поглядели. А через день я туда приехал выступить перед ними. И во время своего выступления задал аудитории вопрос:

«Как вы считаете, можем ли мы показать «Иронию судьбы» советскому народу?» В ответ раздалось дружное: «Нет! Нет! Нет!»

Секретари партийных комитетов были единодушны. Никто из них не сказал, что можно показать. А я, — продолжал Лапин, — смотрю на них и улыбаюсь. Я-то с картиной уже успел познакомить Леонида Ильича Брежнева и заручился его согласием. Вот так...

Всех этих аппаратных игр Рязанов разумеется не знал, но какие-то мрачные, пессимистические разговорчики регулярно до него доносились и портили настроение. Успокоился он только тогда, когда получил газету «Говорит и показывает Москва», где фильм стоял в программе первого января 1976 года.

Однако даже при таком бесспорном свидетельстве безусловного показа фильма на центральном телевидении за несколько дней до Нового года Рязанову позвонили с телевидения и сказали, что все-таки надо снять небольшое выступление создателя и постановщика фильма перед демонстрацией ленты.

Это требовалось для того, чтобы смягчить впечатление от пьянства, показанного в фильме, объяснить, что так напиться до полной невменяемости можно лишь в новогодний праздник. Рязанов пишет в своей антисоветской книге, что отчётливо понимал, «в какой стране он живёт», посему послушно поехал на телестудию и сказал всё, что от него требовало руководство телевидения СССР.

В практике советского государства он называл своё выступление перед показом фильма «идеологическими костылями», «идейными подпорками», совершенно не осознавая, что власть ростовщиков с нечеловеческой психологией над миром несравнимо хуже власти трудового народа и вовсе не надо никаких идеологических костылей, что бы эта очевидная мысль дошла в глубину мозга!

Увы, до Рязанова, так же как и до других миллиардов вроде бы полностью адекватных людей простейшая истина, что власть денег над людьми страшнее любой другой власти до сих пор никак не доходит!

Но в тот момент времени Рязанову казалось, что всё! Можно ждать премьеры. Но не тут-то было. 31 декабря, вечером, накануне премьерного показа, Рязанову опять позвонили с телевидения и попросили приехать первого января в 3 часа дня для того, чтобы переснять его уже записанное вступительное слово.

— А что я там не так сказал? — полюбопытствовал Эльдар Александрович.

— Во-первых, — послышалось в ответ, — вы благодарите телевидение за то, что оно предоставило для вашей картины такой замечательный день, как первое января.

— Но я действительно очень благодарен... — сказал Рязанов, а в ответ услышал:

— Это выглядит как издевательство. А когда же еще показывать ваш фильм, как не первого января? А во-вторых, вы говорите, что «Ирония судьбы» — рождественская сказка для взрослых...

— Ну, правильно, — подтвердил постановщик фильма.

— Так вот, — сказал ему руководящий голос, — у нас в СССР нет рождественских сказок, мы не отмечаем религиозные праздники. Вам следует сказать — «новогодняя сказка».

Рязанов конечно не стал спорить и объяснять, что «рождественская сказка» — специальный жанр в искусстве, что великий Чарльз Диккенс ежегодно публиковал свои рождественские сказки. Основателем жанра рождественского рассказа принято считать английского писателя Чарльза Диккенса, который ещё в 1800 сороковых годах позапрошлого века задал основные постулаты «рождественской философии»:

ценность человеческой души, тема памяти и забвения, любви к «человеку во грехе», детства.

Традиция Чарльза Диккенса была воспринята как европейской, так и русской литературой, получив дальнейшее развитие. Так что для Рязанова все эти поправки были не принципиальны, лишь бы фильм показали, потому он и согласился. Первого января за три часа до эфира и премьеры своего нового фильма он приехал на улицу Королева, 12.

Огромное здание телецентра было пустынным. Лишь в одном из павильонов копошилось человек пятнадцать — оператор, звукооператор, видеоинженеры, микрофонщики, осветители, администратор и два куратора из парткома, призванные проследить, чтобы Рязанов всё сказал как надо. Все эти люди были вызваны специально в праздничный день для того, чтобы осуществить две абсолютно несущественные поправки, не имеющие никакого значения.

Но какой-то по всей видимости высокий руководитель в руководстве СССР произнес глупость,(а на самом деле сознательно создавал впечатление «безумия» социального строя с властью трудящихся) и все исправно принялись ее исполнять, невзирая на бессмысленную трату денег и времени. Даже того, что социальный строй позднего СССР ничего общего к тому моменту времени с диктатурой пролетариата не имел, великий режиссёр тоже не знал.

Так что Рязанов сел перед телекамерой и на этот раз не поблагодарил телевидение, а также обозвал свою ленту не рождественской, а новогодней сказкой. Через несколько часов он наконец увидел на телеэкране свое вступительное слово, а затем пошёл фильм.

«Ирония судьбы» впервые показывалась по первой программе советского телевидения в очень удобное время — она началась в шесть и шла до девяти вечера, то есть до демонстрации ежевечерней программы «Время», значительно позже в урезанном на сорок минут варианте фильм показывался в кинотеатрах СССР начиная с 16 августа 1976 года. Версия для кинотеатров так и не прижилась, слишком много важных сцен фильма было вырезано и зрители шедшие в кинотеатр на повторный просмотр сразу ощущали разницу.

Что касается премьерного показа «Иронии судьбы» на телевидении, то он был сделан исключительно удачно. Это была та часть праздничных суток, когда люди отоспались, пришли в себя после бессонной ночи, а новое застолье еще не началось. Именно в этот момент Рязанов познакомился с еще одной удивительной особенностью этого нового вида искусства — единовременным масштабным показом.

Телеграммы на имя Рязанова с восторженными откликами на фильм «Ирония судьбы» стали приходить на телевидение СССР буквально через две, три, пять, семь минут после окончания фильма, а через несколько дней количество откликов советских телезрителей на премьеру фильма стало невероятно огромным.

Демонстрация кинофильма растягивается примерно на год. Тираж (количество кинокопий), даже если он велик, не может охватить сразу все кинопроекционные точки страны — их сотни тысяч. Поэтому кинокартина сначала демонстрируется в крупных городах, потом переезжает в городки помельче и наконец перебирается в селы и деревни с домами культуры.

Копии кинофильма кочуют еще и из одной области в другую, так что показ картины, прежде чем ее увидит несколько десятков миллионов (причем это прекрасный результат!), продолжается много месяцев. Естественно, и отклики, будь то пресса или же зрительские письма с похвалой или осуждением, тоже растягиваются во времени. Иное дело премьера по телевизору.

В один вечер 70 — 100 миллионов человек (так утверждает статистика) в одни и те же часы видят режиссёрскую работу. От этого рождается совершенно новый, оглушающий и сокрушительный эффект. Резонанс получается неслыханный: назавтра буквально вся огромная многомиллионная страна толкует о картине. Либо ее дружно ругают (а когда ругает хор, состоящий из 80 миллионов зрителей, — это страшно).

Либо массы раскалываются на два гигантских лагеря и во всех учреждениях страны, в очередях, в метро и трамваях кипят яростные споры приверженцев и противников. Если же картина понравилась, то похвала 80 миллионов зрителей — обстоятельство, перед которым очень трудно устоять и не возомнить себя сверхчеловеком. И тем не менее к успеху надо отнестись очень спокойно, иначе просто погибнешь...

Пресса откликается мгновенно, а сотни и тысячи писем и телеграмм приходят сразу же, максимум через два-три дня после показа. После премьеры «Иронии судьбы» Рязанов был буквально смят, оглушен, ошарашен гигантским, могучим потоком откликов на своё творение. Благодаря колоссальному охвату зрителей и единовременной демонстрации лента сразу начала жить в сознании десятков миллионов людей.

Произведение тут же стало массовым достоянием и добиться этого эффекта может только телевидение и только в стране с альтернативным нынешнему социальным строем. Если несколько десятков лет назад самым распространенным из искусств являлось кино, то в наши дни это, несомненно, телевидение, пишет в своей книге Эльдар Александрович.

Здесь я с ним полностью солидарен, так как очень хорошо вижу, какое глубочайшее по зомбирующему воздействию силу оно имеет в наше время, когда десятки миллионов людей как будто полностью потеряли всякое критическое восприятие получаемой от телевидения информации!

Однако стоило бы разобраться, почему выдающийся драматург и постановщик гениальных советских фильмов так ненавидел советскую власть, власть трудового народа, каковой она была в годы правления товарища Сталина, почему с таким удивительным энтузиазмом он воспринял либеральные идеи, привнесённые в СССР агентом влияния хозяев денег, ростовщиков, почти два века правивших всем миром Запада и сделавших всё возможное, что бы геополитический конкурент стран Запада с другим, альтернативным социальным строем был в конечном итоге разрушен стараниями партийных карьеристов...

То есть всех поддержавших негодяя и скрытого троцкиста Никиту Хрущёва, стремившегося с июля 1953 года сделать из могущественного государства под названием СССР сырьевую кормушку и колонию стран Запада, каковой и стала с начала девяностых годов созданная стараниями предателей из руководства КПСС Российская Федерация и прочие союзные республики уничтоженного СССР.

Почему же выдающийся творческий деятель СССР был таким лютым антисоветчиком, так страстно защищал идеи либерализации политической системы СССР, делал всё возможное и невозможное, своими великолепными фильмами, равно как и выступлениями на советских телевизионных передачах приближая, пусть косвенным образом распад и уничтожение собственной страны, играя за нелюдей глобалистов?

Возможно этому причиной было не только происхождение родителей Эльдара Александровича, возможно это были его внутренние, очень стойкие, глубинные убеждения на существование избранных и остальных, быдла в его понимании, а также очень плохое знание истории собственной страны, увлечение псевдоисторией, западной версией истории русского государства, которая при правлении Хрущёва массово распространялась сверху во всех вузах Советского государства.

Но вернёмся опять к ленте «Ирония судьбы, или С легким паром!». Во вступительных надписях всех комедий Эльдара Рязанова стоит один и тот же титр: музыкальный редактор Лукина. Композиторы менялись, а Раиса Александровна сорок лет оставалась для Эльдара Рязанова неизменным другом. Великолепный музыкант, человек с безупречным вкусом, тонким пониманием кинематографа, блестящий организатор, Раиса Александровна Лукина — талантливый и деликатный соратник как режиссера, так и авторов музыки и стихов...

Жизнь свела Эльдара Александровича с замечательными музыкантами. Они обогатили не только фильмы, которые он ставил, но и всю его духовную, музыкальную жизнь. Композиторы, с которыми сотрудничал великий режиссёр, всегда оказывались его единомышленниками. Они всегда были его настоящими друзьями и подлинными соавторами его замечательных комедий.

Расскажу в этом отзыве ещё и об актёре, не снявшемся в «Иронии судьбы» вопреки задумке самого режиссёра, то есть расскажу об Олеге Валериановиче Басилашвили, одном из величайших актёров советского и российского искусства. Как рассказывал в своей книге сам Рязанов, как то будучи в Ленинграде, кажется, году в семьдесят четвертом, он посмотрел в Большом Драматическом театре имени Горького булгаковского «Мольера» в постановке Сергея Юрского.

После спектакля Рязанов зашел в гримерную, в которой готовились к спектаклям, переодевались, накладывали грим два артиста этого театра — Сергей Юрский и Олег Басилашвили. Старинная комната со сводчатым потолком была вся исписана автографами гостей — писателей, артистов, деятелей всех видов искусства, как советских, так и зарубежных.

В комнате не было ни одного свободного сантиметра — все стены, все пространство потолка были испещрены фамилиями, многие из которых весьма известны. Эти зрители заходили после спектакля к двум чудесным актерам, чтобы поблагодарить их за талант, за доставленное удовольствие.

Среди наверное тысячи фамилий Эльдар Александрович с трудом отыскал на потолке и свою, оставленную в 1959 году, когда он приезжал «нанимать» Сергея Юрского в фильм «Человек ниоткуда». За эти годы гримерная превратилась в своеобразный музей, мемориал, который теперь обречен на вечную безремонтность. Только рука варвара может подняться на то, чтобы закрасить все эти дружеские надписи, сделанные на стенах, потолке, дверях.

Спектакль «Мольер» Рязанову очень понравился, а Олег Басилашвили в роли Людовика XIV доставил режиссёру особенную радость. В трактовке Басилашвили на сцене царил умный, легкий, ироничный, лукавый, жестокий и обаятельный монарх. Работа артиста показалась Рязанову очень элегантной. Собственно он заглянул в гримерную к Юрскому, с которым его связывали старинные теплые отношения, ведь с Басилашвили он тогда не был знаком.

Вот тогда то и состоялось это знакомство и поздравив Олега с прекрасной актерской работой, Рязанов бросил неосторожную фразу:

— Не понимаю, почему я не снимаю вас в своих комедиях.

— Признаться, я тоже этого не понимаю, — тут же согласился со ним Олег Валерианович.

Так был сделан первый шаг к будущему содружеству. Когда режиссёр приступил к работе над «Иронией судьбы, или С легким паром!», после отказа Андрея Миронова от роли Ипполита у него не было никаких сомнений – эту роль в его новом фильме будет играть Олег Басилашвили. Он приехал в Москву на кинопробу и провел ее блестяще: был гомерически смешон в роли ревнивца.

Олег Басилашвили понравился всем безоговорочно и его сразу же утвердили на роль второго плана. Артиста повели в пошивочную снимать мерки для игровых костюмов. Потом Олег приезжал из Ленинграда еще несколько раз, для примерок и для съемки фотографий. Помните, за стеклом в шкафу у Нади Шевелевой красуется изображение Ипполита, которое потом распоясавшийся Лукашин выбрасывает в форточку. Но Надя находит фотографию в снегу и по возвращении в дом водворяет ее на место. Однако взревновавший москвич рвет фотографию соперника на мелкие кусочки.

Тем временем были утверждены остальные исполнители, подготовительный период кончился и группа приступила к съемкам уходящей зимней натуры. Ведь действие фильма происходило в новогоднюю ночь и создателям фильма надо было успеть ухватить зиму. Брыльска и Мягков уже вовсю снимались, а до Басилашвили еще не дошла очередь. Был, в частности, уже снят и кадр, где Надя находит в снегу выброшенную карточку Ипполита и прячет в сумочку.

И в эти дни в семье Олега Валериановича случается несчастье — умирает его отец. А следом, буквально через несколько дней, — второй удар: уходит из жизни удивительный артист Большого Драматического театра Ефим Копелян. В репертуаре театра все пошло кувырком — сплошные замены спектаклей. Короче, Басилашвили никак не может приехать на съемки, а время уже подпирает нас. Начался март, весна уничтожала зиму. Но Рязанов упрямо ждал Олега, надеялся, что он все-таки выберется в Москву на съёмки.

Режиссёру постановщику очень хотелось, чтобы в его новой картине было три свежих исполнителя главных ролей. Ведь в своих предыдущих фильмах Рязанов никого из них не снимал. Но, несмотря на искреннее желание Басилашвили играть в «Иронии судьбы», этого так и не случилось. Печальные обстоятельства того периода сделали его, по сути своим пленником. Рязанов ждал, как говорится до упора.

Но в начале марта он позвонил своему старому другу, Юрию Яковлеву и попросил исполнить роль Ипполита. Рязанов честно поведал ему о случившемся, рассказал, что был утвержден Басилашвили, почему он не может играть, после чего попросил выручить, потому что съёмки фильма уже висели на волоске.

Всегда неприятно, когда к тебе прибегают как к палочке-выручалочке, когда ты должен заменять собой кого-то. Тем более если ты сам — популярный, известный и любимый публикой актер. Но Юрий Васильевич оказался выше этих уколов самолюбию — он согласился. Правда тоже не сразу. У него как и у Басилашвили тоже были на носу спектакли, в которых ему надо было играть. И по настоящему уговорил Яковлева не Рязанов, а директор Мосфильма Иван Александрович Пырьев.

Как вспоминал сам Яковлев, поначалу он отказался. Однако его пригласили прийти на Мосфильм и там он увидел такое, после чего отказаться уже не смог. Его завели в большой кабинет с огромной красной ковровой дорожкой, на которой он увидел ползущего к нему навстречу на коленях директора Мосфильма, именитого режиссёра и вообще очень известного тогда человека. Он умолял на коленях сыграть роль Ипполита в фильме «Ирония судьбы». И Юрий Яковлев согласился.

Хотя я думаю, что он согласился на съёмки в фильме «Ирония судьбы» не только по этой причине. В конце концов Яковлев был не только великий актёр, он обладал ещё и чутьём на роли, по всей видимости прочитав присланный ему Рязановым сценарий он прекрасно понял, как шикарно сыграет роль второго плана в фильме Рязанова, какой блистательной в его исполнении будет сцена его последнего прихода в квартиру Нади в пьяном виде...

Сейчас уже невозможно вообразить кого либо другого в роли Ипполита. Ещё раз повторю - глубоко убеждён, уверен абсолютно, что если бы Андрей Миронов всё таки взялся за эту роль - фильм вышел бы совсем не таким, каким он запечатлелся в памяти миллионов, да так, что на протяжении почти полувека этот фильм стал непременным атрибутом Нового Года.

И пишу я так вовсе не потому, что Миронов был плохим актёром, несомненно он сыграл бы роль Ипполита великолепно, вот только тогда его персонаж получился бы совсем, совсем иным, не таким, каким он нам полюбился в исполнении Юрия Яковлева.

По счастью у Яковлева и Басилашвили совпали размеры и все костюмы сидели на Яковлеве так, будто были сшиты именно на него. Это оказалось спасением, так как времени на шитье новых нарядов уже не было. Снег умирал на глазах. И Яковлев буквально на хвосте зимы стал сниматься в роли Ипполита. Но в окончательном монтаже фильма так и остался кадр, где Барбара Брыльска поднимает со снега карточку с изображением Ипполита — Олега Басилашвили. Переснять этот кадр с фотографией Юрия Яковлева уже не успели — зима кончилась, снег сошел.

Но зритель этого ляпсуса по счастью не заметил, лишь значительно позже, с появлением видеомагнитофонов и проигрывателей лазерных видеодисков появилась возможность сделать стоп кадр в этом эпизоде фильма и увидеть своеобразный режиссёрский «привет» Олегу Басилашвили, сделанный им в фильме «Ирония судьбы».

Сам режиссёр был очень доволен работой Юрия Васильевича в «Иронии судьбы». А сцена, когда Ипполит приходит к Наде и в пальто лезет под душ сыграна артистом так, что и смешна и трагична в одно и то же время. Что там говорить Юрий Яковлев — великолепный, многогранный, гениальный актёр советского кинематографа. И Рязанов до самой смерти был признателен ему как за прекрасную актерскую работу в картине, так и за безукоризненное человеческое поведение.

В окончании отзыва поведаю ещё и об актёрах, сыгравших в этом фильме крошечные по экранному времени, но тем не менее очень важные для сюжета картины роли. Расскажу сначала об актрисе, сыгравшей эпизодическую роль подруги Нади Лию Меджидовну Ахеджакову. После фильма «Ирония судьбы» она благодаря своему удивительному таланту стала постоянной спутницей режиссёра Рязанова во множестве его фильмов.

Увы, план Даллеса, про который нам рассказывают басни, что дескать это фейк подействовал на огромное количество советских людей, ведь не только режиссёр Рязанов заразился либеральной пропагандой, но и советская актриса Лия Ахеджакова после уничтожения СССР стала ярой поклонницей либеральных ценностей, не зря появилось в русском языке выражение «ахеджакнуться»...

То есть превратится в завзятого либерала и поклонника ростовщических ценностей ... Однако отдам должное и лучшим качествам характера этой великолепной актрисы, сыгравшей в разных фильмах многих именитых режиссёров немало весьма запоминающихся для зрителей ролей. Во всяком случае она в отличии от Андрея Мягкова, Юрия Яковлева, Барбары Брыльски, Валентины Талызиной она категорически и наотрез отказалась сниматься в фильме Бекмамбетова "Ирония судьбы 2", за что ей только честь и хвала.

Не сомневаюсь, что ей за участие в этой буржуазной киноподелке сулили немалый гонорар. Надо иметь твердый характер и немалое мужество, что бы отказаться от участия в съёмках продолжения. Видимо чтение сценария, да и отсутствие любимого ею, очень уважаемого режиссёра Эльдара Александровича стало решающим аргументом для отказа актрисы от съёмок.

Как пишет сам Эльдар Александрович по её внешним данным она вообще не должна была стать актрисой. Но сила её таланта оказалась так велика, что в конце концов она прорвалась и стала сниматься в фильмах серьёзных режиссёров.

По отношению к Ахеджаковой Эльдар Рязанов проявил себя не лучше других режиссеров. Поначалу он доверил ей маленький эпизод в фильме «Ирония судьбы, или С легким паром!». Но когда начал работать с актрисой, то понял, что вернее было бы сказать так: не он ей доверил, а она оказала ему честь, согласившись играть этот эпизод. Первое непосредственное знакомство с Ахеджаковой, как с актрисой, так и с личностью покорило Рязанова.

Она сыграла подружку героини, роль практически не выписанную, причём сыграла эту роль так, что как сказал в своей книге сам режиссёр - о персонаже Ахеджаковой можно написать целое исследование. За этой маленькой чернявой «училкой» вставал образ восторженной идеалистки, беззаветно преданной школе, отдающей всю свою жизнь делу воспитания детей. Ясно, что для нее слова Некрасова: «Сейте разумное, доброе, вечное» — девиз жизни, ее суть.

Ясно, что школьники на ее уроках, пользуясь бесконечной добротой учительницы, устраивали всякие каверзы, отчего она, наверное, не один раз рыдала. Ясно, что никакой личной жизни у нее нет и не было. Потому-то она так бескорыстно счастлива за свою подругу Надю, к которой пришла любовь.

Какую сложную, неоднозначную гамму переживаний сыграла актриса, когда она во время поцелуя героев уходила на цыпочках, пятясь задом из квартиры подруги. Тут и любопытство, и сочувствие, и деликатность, и радость за подругу, и сожаление, что ее-то саму так никто и никогда не целовал... А как великопно Ахеджакова в фильме произносит забавную фразу, когда нахваливает Надю Шевелёву - "Её любят даже дети"...

После встречи с Ахеджаковой в «Иронии судьбы» Рязанов уже не мог представить свой следующий фильм без дальнейшего сотрудничества с замечательной артисткой."

А теперь ещё об одной замечательной актрисе, сыгравшей очень маленькую, но зато очень важную роль мамы главного героя. Когда-то в роли Шурочки Азаровой блистала одна из лучших актрис советского времени — Любовь Добржанская. Размышляя об актёрах, которые блестяще исполнили бы маленькие по экранному времени роли Эльдар Александрович не забыл вечера в 1944 году, когда он впервые увидел на сцене ЦТСА спектакль «Давным-давно».

В эти месяцы Советская Армия совершала победоносное вступление в Европу, освобождая страны и нации от фашизма, являвшегося как теперь стало совершенно очевидно всего лишь реакционной формой защиты власти ростовщиков и транснационального капитала, царствующего сейчас во всём мире, чего к сожалению из за информационного воздействия преступных СМИ вовсе не замечает подавляющееся большинство живущих на Земле людей.

И режиссер спектакля «Давным-давно» Алексей Дмитриевич Попов, ощущая дыхание времени, создал увлекательное, жизнерадостное, патриотическое представление, созвучное приподнятому, победному настроению народа. Не забыл Рязанов и своего впечатления от потрясающей игры Добржанской.

И как только у него в сценарии появилась роль, соответствующая ее возрасту и данным, он тут же обратился к этой замечательной советской актрисе. Сам Рязанов в своей книге писал, что не мог понять, как получилось, что до его фильма «Берегись автомобиля» эта уникальная актриса ни разу не снялась в кино. Поистине «мы ленивы и нелюбопытны».

Тонкая, деликатная, очаровательная женщина и актриса покорила своих партнеров и всю съемочную группу фильма «Берегись автомобиля». Работать с ней было наслаждением и в «Иронии судьбы» Эльдар Александрович снова попросил ее сыграть маму, но на этот раз не Иннокентия Смоктуновского, а Мягкова — не Деточкина, а Лукашина.Добржанской свойственна поразительная внутренняя свобода на экране, полная раскованность.

Создается впечатление, что она не играет, а живет, настолько персонажи ее объемны, близки, человечны, трогательны... Интереснее всего в искусстве — человек, его поведение, извивы его психологии, процессы, показывающие изменение чувств, мышления, настроения. Самое неожиданное, непознанное и интересное существо на земле — это человек. Движения души героя можно выразить главным образом и лучше всего через артиста.

Именно поэтому Рязанов очень любил снимавшихся в его фильмах актёров и пользовался их взаимностью... И напоследок о великолепнейшем Георгии Буркове, сыгравшего в фильме «Ирония судьбы» очень важную по сюжету роль друга Лукашина, случайно посадившего его на самолёт до Ленинграда.

После незадачливого прокурора в «Стариках-разбойниках», который был всегда в перевязках, пластырях или гипсе от загадочной «бандитской пули» Рязанов снова обратился к артисту с просьбой выступить в своем старом амплуа. В «Иронии судьбы» требовался персонаж, который отправил бы Лукашина в Ленинград и которому бы зритель безоговорочно поверил, что он сделал это случайно. Кто же мог лучше устроить эту путаницу, чем Бурков?

Он стал к тому времени крупным, популярным артистом, покончившим с пьющими персонажами. И Рязанов буквально упросил Георгия Ивановича вернуться в свое недавнее кинематографическое прошлое, для того, что бы сыграть маленький, но очень важный для картины эпизод. И Бурков восхитительно сыграл роль, весьма «логично» запихнув ничего не соображающего от выпивки друга в самолет.

Кстати Рязанов и сам отметился на эпизодической роли пассажира самолёта, на плечо которого всё время склоняет голову в стельку пьяный Лукашин, выводящий после прилёта его в аэропорт Ленинграда. Вышло это совершенно случайно, просто требовался кто то, кто поможет вдрызг пьяному Лукашину выбраться из самолёта и доведёт его до скамьи в аэропорте, да и тот, на чьё плечо будет склонять голову нетрезвый, спящий герой.

Но именно это участие в съёмках собственного фильма в дальнейшем сподвигло режиссёра принимать участие в эпизодических ролях почти всех своих будущих фильмов, хотя первой собственной лентой, где Рязанов снялся в эпизодической роли была его картина «Дайте жалобную книгу». Вообще традицию сниматься в эпизодах собственных картин заложил ещё американский режиссёр Альфред Хичкок.

А Рязанов дал своё обоснование, ведь актёры снимающиеся в фильмах становятся всенародно известными, а постановщик всегда за кадром. Обидно. Как писал в своей книге Рязанов – вставляя себя в крошечные эпизоды он уподоблялся художнику, рисующему гигантское полотно, насыщенное многими персонажами, где то в уголке картины оставляя сам себя. Прихоть мастера, увековечивающая его самого.

А в окончании отзыва мои мысли о трёх, крайне важных эпизодах фильма «Ирония судьбы». Вспомним эпизод на кухне, когда после ухода подруг Нади Женя Лукашин спрашивает её, чему она учит своих учеников... Надя отвечает, что учит их думать хоть самую малость...

Да, в те времена действительно советских учеников некоторые учителя учили не только школьным предметам, но ещё и думать, чего совсем нельзя сказать про современных школьных преподавателей, под воздействием преступных СМИ потерявших способность нормально соображать и формулировать правильные вопросы, в основной своей массе полностью доверяющих той лжи и полуправде, которую им скармливают современные средства массовой информации.

А ещё вспомним один из важнейших, ключевых эпизодов этого несмотря на жанр комедии очень серьёзного и грустного одновременно со всей невероятностью происходящего на экране фильма. Я про диалог между Лукашиным и Шевелёвой после исполнения ею чудесной и грустной песни на стихи Марины Цветаевой «Мне нравится»...

Когда Женя обращается к Надежде с довольно дерзкой просьбой вынуть из шкафа фотографию Ипполита и порвать её. Надя отказывает ему и тогда он начинает описывать её отношение к претенденту на роль супруга так, как он её видит со стороны. И когда Надя услышав этот монолог говорит – А Вы оказывается жестокий – Женя отвечает – Простите, да, я хирург и мне часто приходится делать своим пациентам больно, что бы потом им жилось хорошо.

Так и сейчас – да, человечеству НАДО СДЕЛАТЬ БОЛЬНО, ЧТО БЫ ПОТОМ ЛЮДИ, ОСВОБОДИВШИСЬ ИЗ ПОД ВЛАСТИ ПАРАЗИТИРУЮЩЕГО МЕНЬШИНСТВА С НЕЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИЕЙ ЖИЛИ СЧАСТЛИВО И ХОРОШО.

А сделать это можно только полностью сменив вид социума, изжив из людей частнособственнические инстинкты, полностью вытравив, уничтожив в человеческой расе генотип всех человекоподобных, страдающих желанием безмерно и безгранично обогащаться за счёт труда и времени других людей, то есть всех, считающих себя «избранными», а других быдлом, по их безумному разумению просто обязанных сидеть на шее своих рабов, процветать за счёт трудящегося большинства.

И последний эпизод, который стоило бы вспомнить. Это когда в стельку пьяный Ипполит, сидя на специальной досочке в ванной Нади Шевелёвой, одетый в пальто и шапку начинает выливать воду из своих ботиночек на тонкой подошве. Если помните, он говорит Наде и Жене про то, что старое разрушить можно, а новое сделать не получится...

К сожалению старое в истории человечества было временно разрушено и даже, пусть и на очень короткое время было создано впервые в истории человечества государство с властью трудящихся. Увы, через предательство эта уникальная страна была разрушена, а на её основе появилась якобы «процветающая Российская Федерация». Так вот я, даже не будучи пророком могу сказать словами Ипполита из фильма «Ирония судьбы» абсолютную истину – для всех россиян «скоро настанет похмелье, пустота»...

Именно пустота, ведь нельзя жить без созидания и труда, нельзя без конца только продавать и перепродавать, нельзя бесконечно прожирать ранее созданное, нельзя жить только в кредит, за всё это придётся платить по очень дорогой цене. С пришедшим Новым, 2023 годом дорогие граждане, удача очень пригодится вам в уже недалёком будущем.

МОК теряет контроль над спортсменами: Томас Бах испуган и удручен. Россия проводит игры, которые не имеют аналогов в мире

План Запада по полной изоляции России из мирового спорта потерпел сокрушительное фиаско.  После того, как МОК и другие мировые спортивные комитеты стали отстранять российских спортс...

Всегда умейте за себя постоять, иначе ...

 "После 50 лет брака я однажды внимательно посмотрел на свою жену и сказал: «50 лет назад у нас был маленький дом, старенькая машина, мы спали на диване и смотрели маленький черно-...

Обсудить
  • Тоже мне, "шедевр"! "Не читайте до обеда большевистских газет. Так других же нет. Вот никаких и не читайте". (с) Не смотрите в Новый год "Иронию судьбы". Так больше смотреть нечего!
    • ginn
    • 17 января 2023 г. 19:42
    Для меня самый любимый момент фильма это возвращение Жени Лукашина из Ленинграда под потрясающее чтение Андреем Мягковым и Валентиной Талызиной стихов Александра Кочеткова "С любимыми не расставайтесь". Ну и, конечно, гениальная инструментальная музыка Маэстро Микаэла Таривердиева.
  • Этот фильм - пропаганда придурков (Женя Лукашин) и дискриминация настоящих мужчин (Ипполит). И этот фильм называют нац достоянием. Это все на развал государства работает. Учите теорию упаравления социальными суперсистемами. "Служебный роман" о том же
  • Автор сего опуса, похоже не ел ничего слаще морковки. Фильмец-то дрянь. И не спасли его хорошие стихи, притянутые рэжисёром ... Игра главного героя, вызывает рвотный рефлекс.
  • Нельзя без омерзения смотреть этот "шедевр". Абсолютно лживое поделие...))