Протесты в Беларуси. Прямая трансляция. Обновляется

Что мне очень не понравилось в Прямой линии с Путиным

5 1791

С самого начала — слащавый вопрос-заготовка про нацпроекты, который зачем-то повторили дважды: сначала от ведущих, потом «от народа» (видимо, телевизионные начальники таким образом пытались поднять информированность людей о нацпроектах, но выглядело глупо).

Дальше — смехотворная режиссура «неожиданного» визита съемочной группы в больницу (все понимают, что такие съемки готовятся не один день, и корреспондент даже проговорился в кадре, что был в больнице накануне). Столь же абсурдный спектакль с решением «внезапно» послать съемочную группу в тюменское село.

Какой-то странный парад блогеров, которым разрешили задать вопросы о фейк-ньюз, оскорблении власти и автономном интернете. При этом, отвечая на вопрос об оскорблении власти, Путин продемонстрировал, что вообще не владеет материалом. Ему, видимо, не рассказали, что по этому закону наказывают не за оскорбление флага и герба (это вообще другая статья), а за фразу «Путин — сказочный *****».

Но самое главное — проигнорированы почти все «горячие точки». Ни слова про Шиес, ничего про конфликт вокруг сквера в Екатеринбурге, а включение из Дагестана — не про конфликт с Чечней из-за границы в Кизляре, а просьба от стариков «поднять бокал» за дорогого и любимого Владимира Владимировича. Никаких вопросов из Ингушетии, где тоже есть территориальный спор с Чечней. Ничего о межнациональном конфликте в Чемодановке. Кажется, единственный громкий актуальный сюжет, хоть как-то мелькнувший в четырехчасовом выступлении Путина — это дело Ивана Голунова, о котором президент высказался мельком, не назвал даже имя Голунова, но все же попросил найти виновных (и на том спасибо).

Один из самых смехотворных ответов — на вопрос о заоблачных зарплатах чиновников и руководителей госкорпораций. Президент говорит, что если не платить им таких зарплат, то хорошие специалисты разбегутся по частным компаниям или уедут за границу, и от этого уже пострадают все россияне. Понимаете, если не платить Игорю Сечину 13 миллионов долларов в год (оценка Форбс; 845 милионов рублей, 70 миллионов рублей в месяц, 2,3 миллиона рублей в день), то он сбежит за границу, где его ждут не дождутся! И россияне сразу обеднеют, потому что такой талантливый менеджер перестанет руководить государственной «Роснефтью».

Ну и вечные отсылки к 1990-м годам: вот уж когда было худо, вот уж когда чуть не потеряли страну, вот уж когда жили бедно, а сейчас-то, мол, еще можно терпеть… Но ведь стыдно спустя 20 лет сравнивать происходящее в России с 1990-ми годами. Вы-то что последние 20 лет делали? Зачем говорить про девяностые, надо говорить про настоящее и будущее.

В общем, это было довольно стыдное зрелище. В предыдущие годы не возникало такого ощущения лакировки действительности, а здесь — возникло. Видимо, когда рейтинги власти были повыше, не боялись пускать в эфир немного реальной критики, а вот теперь сочли это слишком опасным. Впрочем, не понимаю до конца, для кого этот спектакль — для телезрителей или для самого президента.


Дмитрий Колезев

Как либералы врут про финансовое положение России

«РБК» в очередной раз продемонстрировало всем свою желтушность и чернушность. В материале с громким названием «Россия на фоне коронакризиса снова стала чистым должником» они уб...

Патриотка, политик, домохозяйка и ... Шкура!

Тихановская отъехала за рубеж. К детям. К новой жизни в которой её стали называть политиком. К "демократии и свободе", в страну поощряющую национал-социализм, а попросту сказать - фашиз...

«Всё это было, и повторится вновь»(с)

«Всё это было, и повторится вновь»(с) Вирусологи назвали заявление президента России Владимира Путина о создании российской вакцины от коронавируса «нелепым», так как эт...

Обсудить
  • Жизни там не было. Мертвечина.
  • Возможность сказочному 4 часа рылом поторговать и послушать себя-любимого.
  • Смысл всех этих прямых линий - убедить публику, что в сравнении с говном её жизнь - компот. И по сему всем надо сидеть на жопе ровно.
  • Полное ничтожество власти и Путина лично. Очередная галоша, в которую он плюхнулся, рассказывая о том, что в СССР не было производства судовых дизелей. Неубедительное блеянье в ответ на вопрос о росте цен на бензин и т.д.