О родине Карлсона и советском морском спецназе

23 9117

Однажды в самом начале двухтысячных мне довелось чуть больше года проработать на кафедре иностранных языков факультета специальной разведки Новосибирского военного института. Не знаю точно, как дела обстоят сейчас, но в то время там работали замечательные личности, матерые воины старой советской закалки со знанием персидского, китайского и прочих языков наших закоренелых «партнеров». Прежде чем осесть в мирной тиши преподавательских кабинетов, мои умудренные жизнью коллеги принимали самое непосредственное участие во многих заварушках, постоянно закипавших то тут, то там на горячих фронтах холодной войны. Помнится, тогда в ходу был анекдот про советское правительство, которое с трибуны ООН громко возмущалось тем, что американские империалисты грубо вмешиваются во внутренние дела СССР по всему миру. Но я далеко ходить не буду, а расскажу лишь про один маленький, но ослепительно яркий эпизод той, увы, проигранной нами войны, который произошел с подполковником, назовем его Андрей Андреевич, на берегах родины воинственных викингов. И да поможет мне в этом святой Ансгарий.

Начну чуть-чуть издалека. Думаю, что многие из тех, кто родился во времена застоя, помнят, как, затаив дыхание, настраивали свои допотопные радиоприемники, чтобы услышать голоса вражеской пропаганды. Возможно, кто-то предпочитал слушать передачу «Голос Америки», но в нашем новосибирском Академгородке этот голос свободы напоминал скорее жалкий кашляющий шепот заядлого курильщика. Глушили его у нас довольно качественно, и разобрать то, о чем буржуины там врали, было решительно невозможно – во всяком случае, на моем транзисторе. Зато «Радио Швеции» ловилось прекрасно, и я этим регулярно пользовался. Не знаю даже зачем. Мне было в ту пору лет пятнадцать, и в политике я ничего не соображал, а главное, она меня абсолютно не интересовала. Но передачи шведского радио манили какой-то дразнящей тайной. Я уже знал, что слушать враждебную пропаганду в нашей стране строго запрещено, но это-то как раз и пробуждало мой интерес. Передача шведского радио начиналась в 19:00 по местному времени и продолжалась от силы минут пятнадцать. Потом ее то ли глушили, то ли она сама по себе была короткая, так что все ограничивалось выпуском международных новостей.

Я хорошо помню грубоватый и холодный голос дикторши с заметным акцентом, но совершенно забыл содержание самих передач, кроме одной вечной темы – о советских подводных лодках, грубо вторгшихся в территориальные воды Швеции. Сейчас мне даже кажется, что ни о чем другом дикторша больше не говорила, ее интересовали только они – лодки. Я тогда в них просто влюбился. Как заядлый болельщик, я жадно ловил из вражеского радио всю щедрую информацию о перипетиях борьбы с ними шведских властей, и, конечно, горячо болел за наших.

Потом разразилась перестройка, произошел развал Советского Союза, который я застал, вернувшись со срочной службы. Все запреты были сняты, границы распахнулись. Я бы, наверное, уже больше никогда и не вспомнил о шведском радио, если бы многие годы спустя случайно не столкнулся с человеком, бывшим непосредственным виновником тех моих тайных бдений у дешевого радиоприемника.

Среди преподавателей на кафедре иностранных языков был подполковник Андрей Андреевич. Он, как оказалось, служил на одной из тех самых советских подводных лодок, за которыми безуспешно охотилась вся шведская рать и за которые я в детстве так горячо болел. Собственно, из-за этой службы он и был вынужден пойти преподавать, после того как схватил сильное воспаление легких в ледяной воде Балтийского моря... Но обо всем по порядку.

Точно сказать не берусь, но уверен, что в любой уважающей себя армии мира отрабатывается высадка диверсантов с подводной лодки на побережье потенциального противника. Вероятно, в условиях холодной войны такой высадкой занимались все серьезные державы. Но я не помню, чтобы хоть кто-то закатывал из-за этого непрекращающиеся годами истерики, за исключением маленькой и никому особо не нужной Швеции. И причина, похоже, тут была чисто меркантильная: шведских военных, страдающих от скуки и безденежья, внезапно осенило, как разом решить обе проблемы. Всего-то навсего нужно раздуть на целый мир дикий скандал, что наглые советские подлодки кишат хищными стаями возле побережья и угрожают покою и благополучию мирного королевства. И для того чтобы отразить преступную агрессию коммунистической Империи Зла, необходимы большие ресурсы, в том числе повышенное финансирование. Короче, как говорится, ничего личного, просто ребята решили таким вот незамысловатым образом зашибить побольше бабла. Шведские СМИ, полагаю, были просто счастливы. Ни одна жареная утка не могла сравниться с этой волнующей темой: «Королевство в опасности! Демократия под угрозой. Граждане, не заплывайте за буйки!»

Полился непрерывный поток оскорблений и обвинений в сторону советского правительства и ВМФ. Результат, конечно, как и с сегодняшними санкциями, был совсем противоположный тому, на который рассчитывалось. Да, деньги шведские вояки, безусловно, заработали. Но знай они тогда, какую цену им в итоге за это придется заплатить, подозреваю, они бы еще тысячу раз подумали, прежде чем обливать нас помоями со всех мировых трибун и со страниц своей прессы.

Насколько я понял, наши публично лишь отмахивались от всего этого дерьма, но втихушку решили воспользоваться ситуацией на полную катушку. В условиях, чрезвычайно близких к боевым, при активном противолодочном противодействии советский ВМФ стал отрабатывать кое-какие технические новинки и улучшать навыки заброски диверсантов на родину Карлсона в особом порядке. Просто так в безлунные ночи прокрадываться на вражеский пустынный берег было политически неправильно, поэтому стандартный международный регламент предусматривал здесь следующий алгоритм. Сначала одна группа диверсантов высаживается на берег и делает в тайнике закладку. Потом другая диверсионная группа с берега или моря должна разыскать в условленном месте тайник и в целости и сохранности эту самую шпионскую закладку забрать.

В целом обычная рутина. Ничего интересного. Но вся изюминка крылась в закладках. Ребята из нашего подводного спецназа в силу особого расположения к «партнерам» в качестве закладок, недолго думая, стали использовать кто во что горазд. Иногда это были презервативы, иногда бутылка водки, старые рваные трусы, женские лифчики и т. п. Причем каждая закладка тщательно документировалась, и полная опись заложенного и добытого имущества под грифом «Совершенно секретно» уходила в составе отчета в штаб ВМФ. Фантазия морского спецназа здесь не знала никакого предела, поэтому в штабах часто после получения спецпочты раздавался гомерический хохот. Шведы обо всем этом со временем пронюхали и пришли в ярость. После периодов долгого затишья, которые возникали после перевербовки викингов и проваленной в пух и прах Полтавской баталии, у них появилась наконец-то новая национальная идея: поймать советскую подводную лодку. Любой ценой.

Мой Андрей Андреевич, как я уже упоминал, в то время служил в подводном спецназе, и однажды его маленький, но дружный отряд подводных диверсантов получил задание забрать в одном укромном местечке на гостеприимном шведском берегу закладку, которую оставила там предыдущая группа.

Как обычно, наша боевая субмарина спокойно миновала все расставленные ловушки и подошла к исходной точке, откуда Андрей Андреевич с парой диверсантов в акваланге поплыл к берегу забирать спрятанную в укромном месте на берегу закладку. Возле берега отряд разделился. Коллеги Андрея Андреевича поплыли в разные стороны осуществлять прикрытие, а ему предстояло найти тайник и забрать его содержимое. И тут случился совершенно дурацкий казус. Подплыв к берегу, Андрей Андреевич обнаружил, что именно в этом месте бурно отдыхала пресловутая шведская семья – два мужика и их баба.

Инструкция в таких случаях предельно простая: забрать закладку и не выдать себя. Сначала он просто ждал в воде, надеясь, что они удовлетворят свою похоть и куда-нибудь, наконец, отчалят. Но прошел час, а троица по-прежнему не могла угомониться. А Балтийское море — это вам не теплый бассейн. По большому счету можно было просто перерезать извращенцев, и никто бы из наших ему плохого слова не сказал. Но, говорит, у него рука не поднялась. Все-таки все мы выросли на книжках про Малыша и добряка Карлсона…

Осознав, что эта оргия не кончится до самого утра, он сделал следующее. Вылез немного подальше от того места, разделся догола, схватил в одну руку первую попавшуюся корягу, а в другую большую каменюку и внезапно в близком и понятном западному обывателю образе обкурившегося наркотой хиппи, дико вопя, появился перед вконец потерявшей стыд компанией.

Мужиков он отключил за секунду, а бабу бить не стал. Очень красивая, говорит, была девка; стройная, с длинными белокурыми волосами, грудастая и длинноногая. Даже жаль, что такая испорченная. А та только вся сжалась и тряслась, едва живая от страха, решив, видать, что сейчас ее насиловать будут. Но Андрей Андреевич на нее даже не посмотрел, подошел к месту, где на карте был обозначен схрон, и азартно начал рыться в камнях. От долгого пребывания в ледяной воде он промерз до костей и мечтал в тот момент только об одном: поскорее найти тайник, вернуться в теплую подлодку и доложить командиру, что задание Родины и любимой коммунистической партии в точности выполнено.

Наконец, закладка была им извлечена. Он с интересом вытащил из старой резиновой покрышки небольшой узелок и вытряхнул на землю все содержимое. Земляки морпехи, как всегда, не подкачали и оставили в нем наряду с пачкой «Беломора» знаменитое резиновое изделие номер два. И не подумайте, что это был противогаз. Андрей Андреевич быстро упаковал все содержимое обратно в узелок и собрался было уже ретироваться, как вдруг услышал удивленный возглас шведки:

— Du ryska? Vad jobbar du med ?

Он быстро обернулся. Шведка лежала позади него, с любопытством рассматривая странного незнакомца, который на поверку оказался совсем не агрессивным. Мускулистый красавец, с легко узнаваемым интеллигентным мужественным лицом советского офицера производил неизгладимое впечатление на женщин всех стран и континентов, на берега которых по долгу службы когда-либо ступали его ласты. Судя по глазам, девушка была совсем не прочь познакомиться с ним поближе.

Но она не на того напала!

— Руссо туристо. Облико морале, — произнес Андрей Андреевич первую пришедшую на ум фразу, слегка козырнул и помчался сломя голову к своему водолазному снаряжению.

Вот такая вот история про подводную лодку. Хотите верьте, хотите нет. 

P.S. Иллюстрации Леонарда Крылова

Бегство из "свободы" в "тоталитаризм"

Двоюродная сестра "великого режиссёра" (на самом деле террориста-неудачника) Олега Сенцова Наталья Каплан, сбежавшая из России "на свободу" в 2016 году, пытается вернуться обра...

Дрянь-​человек и псевдо-​классик А.И. Солженицын. Косноязычный графоман с «говорящей» фамилией

8 октября 2016 года в Москве произошло событие, о котором трусливо умолчали практически все средства массовой информации «свободной» России. На воротах московского музея истории ГУЛага два молодых акт...

Картинки 23 сентября 2021 года
  • Rediska
  • Вчера 07:58
  • В топе

1 2 3 4 Реклама 5 6 7 8 9 10 https://chern-molnija.livejournal.com/5320578.html

Обсудить
  • да уж, обломчик на славу, до слёз :joy:
  • Теперь понимаете, ЧТО потерял наш флот со снятием с вооружения торпеды калибром 650 мм? Выбросите из неё тротил. Уберите половину топлива и окислителя. Это готовая основа для мини-подводной лодки на 2 человека. Снижение скорости для снижения шума. И, что важно - ширина плеч взрослого мужчины - около 500 мм. В торпеде 530 мм просто места нет на теплоизоляцию. Если же "на всё про всё" зазор в 150 мм, то хватит и на стенку, и на теплоизоляцию и на запас энергии "просто на обогрев". Понятно, что длинная и толстая торпеда 650 мм - кошмар для конструкторов неатомных ПЛ. Огромная, задач для неё не много. И ей нужно соответствовать "приборным оснащением самой ПЛ". Таскать такие только для подводных пловцов - несколько дороговато выйдет. А точно осознать, что находится на расстоянии в 100 км (дальность хода этой торпеды) - нужно чем то это сделать. Но всё же, всё же! Согласитесь - плюнуть на опасную перекись водорода и сделать двигатель на реакции воды с ......Литием??? А для спецназа - на аккумуляторах. Сходили в море на 5-20 часов, ушли на 30 км, сделали дело, вернулись. И без ревматизма!
  • :laughing: :thumbsup:
  • :thumbsup: :joy: :thumbsup: :joy: :thumbsup: :joy:
    • Ыгр
    • 7 сентября 2019 г. 09:46
    В предыдущей версии он её трахнул.