В РОССИЮ ПРИШЛА "СВЯЩЕННАЯ ВОЙНА": "БОЙЦЫ СВО" ПРОСЯТ ПУТИНА ЗАЩИТИТЬ НИКАБЫ. ЗАПАД НАЧИНАЕТ ВЫИГРЫВАТЬ

13 915

ВАДИМ ЕГОРОВ

О том, что Запад, его украинские вассалы и радикальный исламистский интернационал спелись с целью уничтожить Россию, известно далеко не вчера. И вот едва у нас появились попытки разобраться с пугающей маскировочной одеждой типа "никаб", как именно зарубежные мессенджеры зазвучали призывами к газавату (священной войне). Эксперты говорят, что хватит размазывать сопли: в борьбе со злом помогут только жёсткие меры. Подробности читайте в материале Царьграда.

ТАСС со ссылкой на собственной источник сообщил в начале недели о том, что "профильные ведомства" замедляют работу WhatsApp* в Дагестане. Потому что "администрация мессенджера игнорирует требования пресекать распространение призывов к участию в экстремистских акциях".

А всё дело в попытках раскачать республику, на сей раз используя тему запрета никабов. Которая безболезненно прошла во многих странах, которые традиционно принято считать мусульманскими: в Таджикистане, Узбекистане, а в Тунисе и Алжире их запрещено носить женщинам на работе.

Но в России всё почему-то должно быть иначе. И попытки урегулировать этот вопрос даже не на законодательном, а на религиозном уровне — муфтияты Дагестана и Карачаво-Черкессии приняли соответствующие решения, исходя из реалий общественной безопасности и местных традиций — были встречены крайне агрессивно. Причём именно в Дагестане, который недавно прогремел террористическими атаками. И где, кстати, до конца непонятно, примут ли решение о запрете на время, либо ограничат "арабскую моду" локально, в каких-то определённых районах.

То ли дело муфтий КЧР Исмаил Хаджи Бердиев, который сказал:

Духовное управление мусульман Карачаево-Черкесии считает ношение никаба в современных условиях в России запретным до устранения выявленных угроз и нового богословского заключения.

Хотя, видите, тоже с оговоркой и возможностью, если что, сдать назад. Как и подоспевшие рекомендации ограничить ношение никаба от муфтията Северной Осетии.

Не то что в Таджикистане или Алжире. Или, например, в европейской Франции, которая вся такая из себя либеральная и толерантная, а ходить в чёрных мешках с закрытыми лицами запретила. Потому как никому не хочется, чтобы в один непрекрасный момент из этого одеяния вылез бы вполне себе мужик и открыл, как это водится у них, стрельбу по посетителям какого-нибудь торгового центра. Или же в нём самоликвидировалась при помощи спрятанного под плотной тканью пояса шахида дама, прихватив с собой ещё пару десятков тех, кому не посчастливилось оказаться рядом.

И государству, по всей видимости, нет дела до этого, ибо от проблемы оно полностью отстранилось. Ведь, по словам Дмитрия Пескова, Кремль "в этой дискуссии" не участвует.

Не должно получиться такого, что в одной республике будут выступать за данный запрет, а в другой будут против. Перекосы в этом отношении существуют, и нам нужно вырабатывать то, что касается религии, а не то, что нам проповедуют извне,

— сказал зампред Комитета Госдумы по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Виктор Водолацкий.

И осталось ощущение, что то ли ничего не сказал, то ли вновь отфутболил вопрос "в мечеть".

А мечети, точнее, отважившиеся на полумеры муфтияты Северного Кавказа, особенно Дагестана, завалили угрозами и проклятьями многочисленные ревнители "арабской моды".

Пусть только попробуют снять никаб с моей сестры!

— пишет один из исламистов.

И далее в красках рассказывает, что он сделает с этими людьми.

Муфтию республики Ахмад-Афанди Абдулаеву в сообщениях сулили прямое попадание в ад. Хотя он вроде как ни на что пока не решился. Но интернет уже бурлит. Одни каналы умеренно подают информацию, дескать, властям вот нечем заняться, кроме как никабы запрещать, лучше бы, например, мусор убирали. Хотя светские власти вроде как тут ни при чём.

Другие явно с украинской пропиской разгоняют по сетям некое обращение дагестанцев — бойцов СВО к Владимиру Путину с просьбой сохранить никабы.

Интересно, что сами выступающие прячут лица и читают с экрана. Прямо в камеру бьёт солнце, а одеты выступающие так, как одело бы своих актёров украинское ЦИПсО… Украинское ЦИПсО качает религиозную тему в России. Но качает очень неубедительно,

— прокомментировал самодеятельность участник СВО и автор телеграм-канала "Друзья майора Селиванова" Алексей Селиванов.

Третьи, как модерируемый из Киева телеграм-канал "Утро Дагестана", и вовсе подбивают народ на бунт. И не только через "Телеграм", но и через мессенджер, вынуждая нас хоть как-то отвечать на сложившуюся ситуацию.

Экстремистские организации всегда имеют резервные каналы, причём они всегда децентрализованы. У них нет единого блока управления. Когда идёт какое-то радикальное блокирование — это всегда хуже самим же властям, потому что теряется контроль… Никакого эффекта это не даст,

— рассказал Царьграду специалист по технической и информационной безопасности Сергей Трухачёв.

А что же даст? Царьград обратился с вопросами к экспертам.

Исправить ситуацию могут только жёсткие меры. Хорошо, что привлекли главу Сергокалинского района Омарова за отмывание денег. Хорошо, но мало. А вот то, что отпустили его сыновей, которые были в числе подозреваемых, это неправильно. Семья должна быть лишена бизнеса, разорена и желательно изгнана из России. И не только эта вся семья, а все, кто имел хоть какое-то к этому отношение, должны подобным образом пострадать,

— считает исламовед Роман Силантьев.

Он напомнил про то, что те дети бывшего главы Сергокалинского района Магомеда Омарова, задержанного по обвинению в мошенничестве, которые не принимали участия в недавних терактах в Дербенте и Махачкале, были отпущены на свободу.

В свою очередь, член СПЧ, председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов считает, что нашему государству давно пора определиться с тем, что считать проявлениями радикализма.

Царьград: Как нам исправить ситуацию в Дагестане?

Кирилл Кабанов: Это происходит по всей стране. И Дагестан тут является лакмусовой бумагой. Мы видим, что радикалов значительное количество, но их меньше, чем нормальных людей. Однако они начали диктовать свои правила. Это как в своё время было с либеральными деятелями, которых было меньше, но они могли затравить любого в соцсетях и везде. И мы должны давать себе отчёт, что проблему нужно решать всем вместе вне зависимости от региона. И по отношению к радикализму выстраивать усовершенствованную политику, вырабатывать новые меры.

— Какие?

— В следующем году у нас заканчивается срок принятой ранее Стратегии противодействия экстремизму, и теперь нужны новые методы, достаточно жёсткие. Радикалы имеют политическую идеологию и политические цели, и они никакого отношения к религии не имеют. Поэтому все действия с никабами направлены на демонстративный раскол в нашем государстве.

— Понятно, что мы уже у опасной черты, но что конкретно нужно противопоставить всему этому?

—- На правовом уровне определить, что такое "проявление радикализма". Не путая ни с религией, ни с "возвращением к историческим корням". Потому что подобные проявления, как никабы, были не свойственны нашей стране, что мы видим даже по дореволюционному периоду. Мы должны вводить ограничения, чтобы радикалы не попадали на руководящие должности, в госорганы. Мы должны моментально пресекать проявления радикализма в молодёжной среде.

Что с того?

Именно заигрывание с пвевдонациональными и псевдоконфессиональными особенностями, ложная и не свойственная нашему менталитету толерантность и привели нас к дагестанским терактам и резне в "Крокусе", а также к таким инцидентам, какой произошёл в другой северокавказской республике, где представители местной элиты демонстративно не стали вставать под гимн России.

Или к тому, что бывший вербовщик ИГИЛ** затравил в соцсетях русского врача за то, что она попросила пациентку снять никаб для осмотра.

Делая ставку на мракобесие и средневековье как на якобы национальную и конфессиональную особенность, мы абсолютно игнорировали позицию живущих в этих регионах нормальных людей. Которых там большинство и которые, в отличие от радикалов, нам не враги, а союзники.

Пришло время очищаться от экстремизма и мракобесия и делать ставку на нормальных людей, а не угождать радикалам. Если мы, конечно, хотим сохранить страну.

*Приложение WhatsApp принадлежит компании Meta, деятельность которой запрещена в России как экстремистская.

**ИГИЛ — запрещённая в России экстремистская и террористическая организация.

https://tsargrad.tv/articles/v...

​​"А он не за вас погиб. За деньги!" Цинизм военкома поразил мать, потерявшую двух сыновей

​​Письмо матери двух бойцов Ковиковдовых опубликовал в своём блоге Евгений Барханов. Родители, чьи сыновья отдали за нашу Победу самое дорогое, свои жизни, полны горя. Еще и оттого...

Обсудить
  • Понимаю, что Царьград эту тему греет и освещает, возможно, больше, чем кому-то хотелось бы, но. Проблема существует, а со стороны власти упорно делают вид, что нет. Исламский радикализм во всех проявлениях нужно убирать. Азамотанки достали уже. Что они делают на нашей земле, политой кровью предков?? Что их выводки делают здесь звериные?
  • Вообще грязь, мусор и прочее - это не про ислам, на сколько я знаю. Понятно, что жалуются те, кто хотят порядка, и сами, скорей всего не гадят. Нужно принимать меры к тем, кто это грязь разводит, может даже специально это делает? Штраф за мусор и недельку обязательных работ (убирать мусор), а также тоже самое за грязь в 1-2 метров от своего дома\участка. Чисто не там где убирают, чисто там, где не мусорят.
  • Исламский мир России должен понимать простую вещь. Если Россия проиграет эту войну. То рулить этим миром будет ЛГБТ- сообщество. Вряд ли исламскому миру России это понравится. Мусульмане Европы уже прочувствовали это на себе, отдавая своих детей в детские садики и школы.
  • Вырубить им интернет, там 15-й век...
  • Никуда она не пришла, обыкновенная ципсота озорует. России даже на руку выявить террористическое подполье пока оно не натворило очередных бед. https://cont.ws/@otrok84/2837050