Как расчленяли Россию

0 168

Россия – Великая страна и Великая цивилизация. А у Великой страны есть своя великая история. А кто захочет в этом усомниться, пусть взглянет на карту мира и представит себе народ, который с упорством и превеликим трудом присоединил к Московскому княжеству 1/6 часть мировой суши (точнее 1/7). Земли эти, Сибирь и Дальний Восток, весьма суровы и негостеприимны. Там нет роскошных пляжей, кокосовых пальм и полуголых аборигенок. Зато там есть несметные богатства, как на земле, так и в её недрах. Исторически только две цивилизации имели ресурсы и возможность колонизировать эти земли – Русская и Китайская. Но китайцы решили отгородиться от них Великой стеной, а кочевым народам Монголии интересней были западные степи до самой нынешней Венгрии, чем тайга и вечная мерзлота. Так что самой судьбой было предначертано России принять эти земли под свою руку.

Итак, пока великие морские государства изводили миллионы кубометров первоклассного леса на строительство парусных судов и бороздили мировой океан в поисках новых земель для своих отощавших королевств, Россия тихой сапой перебралась за Волгу, перевалила за Урал и двинулась в долгий и тяжелый путь к Тихому океану. На морских просторах кипели настоящие шекспировские страсти, грабили, убивали, топили друг друга скопом и поодиночке. Вновь открытые земли оказались просто кладезем сокровищ и предприимчивые цивилизаторы принялись «выкапывать» их с присущей им европейской основательностью. Золото, серебро, пряности, ценное дерево, табак, хлопок и много чего еще потоком хлынуло в Европу. Ценой всего этого богатства были всего лишь какие-то миллионы жизней дикарей, ну или стеклянные бусы в крайнем случае. Заморские колонии Британии, Франции, Испании, Голландии, Португалии в разы превосходили площадь метрополии, но не были частью своих государств – владельцев, оставаясь в той или иной степени дешевым поставщиком сырья и рабов.

Россия тем временем вышла к Тихому океану и даже перешагнула на североамериканский континент, основав колонии на его западном побережье. К сожалению или к счастью, не оказалось за Уралом величественных храмов, набитых золотом, негде было распахивать хлопковые и табачные плантации и не паслись там тучные стада бизонов, а если и удавалось добыть что-либо полезного, то доставить оное в европейскую Россию было делом нелегким. Поэтому лежала Сибирь до поры до времени в тишине лишь изредка нарушаемой валкой леса, шелестом лотков для промывки золота да выстрелами охотников за пушниной.

Ну а Европа, забеременевшая капитализмом, разбухшая от награбленных в колониях богатств, разродилась наконец-то революциями, умылась кровью и досыта наелась человеческой плотью. Вышедшее из недр феодализма третье сословие быстро освоилось и принялось перекраивать мир. Да так это ловко у них получилось, что 19 век по праву может считаться веком технической и технологической революции. Прогресс действительно был впечатляющим. Еще в начале 19-го века Франция отбивалась от разнообразных монархических коалиций, а через сотню лет Европа уже овладела паром, электричеством, химическим синтезом, двигателем внутреннего сгорания и научными началами технологий, которые составят основу технического прогресса века 20-го. Национальная буржуазия передовых западных стран, нещадно эксплуатируя собственное население и колонии, окрепла и стала поглядывать далеко за национальные границы. Молодому капитализму требовалась рабочая сила, сырье, рынки сбыта. Капитал рвал мешки толстосумов, требуя вложить его куда–нибудь, чтобы увеличиться в размере, разбухнуть. Но мир был окован чужими границами. За морем чужие колонии и флот для их обороны. На земле государственные границы и армии, ощетинившиеся современным оружием. Три огромные империи Российская, Австро–Венгерская и Османская, разлеглись ленивыми слонами на землях Восточной Европы, Сибири, Дальнего и Ближнего Востока, Северной Африки. Огромное население этих стран, их гигантские природные ресурсы оказались в стороне от столбовой дороги мирового капитализма. Империи сии были не против вскочить в проходивший мимо них поезд. Они готовы были торговать, предоставлять концессии, заключать выгодные экономические соглашения на разработку недр или прокладку железных дорог. Но Запад уже привык брать все даром, ну или за стеклянные бусы в крайнем случае.

Таким образом вопрос Первой мировой войны был лишь вопросом подходящего повода, который вскоре и представился. Первый акт трагедии по расчленению России начался. После жесточайшей войны, унесшей миллионы жизней, исчезла Австро-Венгерская империя, оставив после себя россыпь молодых восточно-европейских государств. Исчезла Германская империя, «подарив» Антанте все свои заморские колонии. Распалась Османская империя, «впустив» на богатейшие земли Ближнего Востока англичан и французов. А что же Россия? Её ждала та же участь. Ещё продолжалась война, а на окраинах Российской империи со всех щелей полезло национальное самосознание. Такое душное, мрачное и пещерное национальное самосознание. Как будто не было веков просвещения и университетов, не было технического прогресса, а всколыхнулось болото, которое все обходили десятой дорогой. И что характерно, Временное правительство всячески приветствовало это пробуждение. А там, где это не могло сделать Временное правительство, подсобили немцы, оккупировавшие Прибалтику и Украину. Вообще, мировой капитал мог быть доволен ходом событий. Уже по результатам Первой мировой войны Россия лишилась Польши, Финляндии, Прибалтики, Бессарабии и большей части Украины. Под вопросом была Сибирь, Дальний Восток и Европейский Север России. Все эти приобретения на фоне разрухи обещали быть богатыми, ценными и бесплатными. По этой причине Запад решил не откладывать в долгий ящик процесс дальнейшего расчленения России и занялся любимым занятием – интервенцией. До сих пор противно читать, как белогвардейские борцы «за единую и неделимую», продавали эту самую «единую и неделимую» оптом и в розницу за оружие, обмундирование и просто деньги. И продавали кому? Тем, кто Россию и собирался делить, причем даже не скрывая этого. А зачем? А чтобы не отдать Россию тем, кто как раз не позволил ее расчленить - большевикам.

Я далек от мысли, что большевики яростно воевали за Россию, как таковую, за «русский мир», за традиции и старину. Скорее наоборот. Там были свои мотивы и свои причины. Но факты таковы, что им удалось изгнать интервентов и укоротить руки националистам, двум силам, раздирающим Россию на части. Территориальные потери были, но с ними пришлось смириться. Пресловутая мина, якобы заложенная Лениным в основу государственности, как не устают молоть разные деятели, была следствием борьбы большевиков с окрепшим национализмом окраин. Сталин был прав по сути, предлагая федеративное устройство. Но подобное решение могло бы продлить борьбу и гражданскую войну на окраинах еще на несколько лет. Вконец разрушенное государство не могло себе этого позволить. Еще велась война в Центральной Азии и Прибалтика уже была признана независимой в лице трех государств.

СССР заместил собой величественную Российскую империю и оставил с носом мировой капитал. Более того, СССР интенсивно стал осваивать ресурсы России, которые Запад уже считал своими. Это, конечно, было уже наглостью. Поэтому второй акт расчленения стал готовиться сразу же, как только закончилась Гражданская война. А его главным действующим лицом должен был стать Лев наш Давидович Троцкий. В годы НЭП он развил бурную деятельность, убеждая предоставить западным фирмам обширные концессии на выгоднейших условиях во всех уголках молодой советской страны. За внешней привлекательностью того, что сегодня называют инвестициями, стоял расчет на то, что НЭП продолжится и постепенно восстановит капиталистический уклад. Получив неограниченную власть, Троцкий вообще смог бы оправдать закабаление СССР западным капиталом ускоренным развитием капитализма, которого якобы так не хватило России перед войной, формированием массового пролетариата и созданием материально – технической базы мировой революции. Те самые пресловутые «дрова в топку мировой революции». Но Сталин не оценил всю эту псевдомарксистскую чушь, поэтому и свернул бардак под названием НЭП. Взаимоотношения с западным капиталом поставили на прагматичную взаимовыгодную основу, а мировой революцией предложили дурить головы студентам на курсах научного коммунизм, а не лезть с подобными идеями в экономику. Троцкому оставалось либо смириться, либо начать вести борьбу уже по серьезному, направляя дело к государственному перевороту. Он выбрал второе и проиграл. Последние аккорды этой трагедии прозвучали в 1938 году, унеся с собой десятки тысяч невиновных и сотни тысяч виновных, которые могли таковыми и не стать.

Когда пятая колонна в СССР была вычищена, коллективный Запад сделал максимальную ставку – на очередную Мировую войну. Для этого в центре Европы был взращен варварский и абсолютно бесчеловечный нацистский режим. Удивительно было наблюдать, как Запад осыпал кредитами, заключал соглашения и сдавал европейские страны Гитлеру, играя на комплексе поражения Германии в войне. На комплексе, причиной которого был сам Запад! Россия ведь не была в числе победителей, перекроившей Германию. Нужно было быть пещерным антикоммунистом, чтобы пойти на такой риск. К счастью для Запада, Гитлер был не меньшим антикоммунистом и напал таки на СССР, но предварительно наказал Европу и заставил ее служить себе. А Британии пришлось судорожно искать союзников, чтобы не склеить ласты раньше времени. Для нее все в итоге закончилось печально. США добились соглашения о свободной торговле и перехватили у Британии эстафету гегемонии в мировом океане. Гитлер со своими советниками основательно приготовился резать пирог под названием СССР. Были проведены исследования, чем богата та или иная часть страны, каков ее экономический потенциал, какие предприятия там уже работают, каковы ресурсы рабочей силы. С немецкой педантичностью был составлен план «Ольденбург». Согласно этому плану, предполагалось разбить территорию европейской части СССР на семь государств, каждое из которых должно было экономически зависеть от Германии. Территорию Прибалтики планировалось сделать протекторатом и в дальнейшем включить в состав Германии. Интересно, латыши, эстонцы и литовцы предпочли бы видеть себя немцами или все же быть самими собой в составе СССР?

Ставка не сыграла. Социалистическая экономика устояла и нанесла сокрушительное поражение объединенной капиталистической экономике Европы. Стоило нам это 27 миллионов погибших и разрушенной европейской территории. В горячих головах американских генералов еще успел созреть план прямо с колес Второй мировой войны начать вторжение в СССР. Но испытания советского атомного оружия охладили бравых генералов и поставили точку в надеждах одолеть Советский Союз в прямом вооруженном конфликте. Следующий акт трагедии виделся теперь только за горизонтом Холодной войны, которая требовала больших денег, изощренных методов манипуляции и времени. Основная идея была проста. Всеми возможными материальными, идеологическими, финансовыми и культурными средствами воздействовать на малейшие чувства мещанства и потребительства, которые возникали у советских граждан. Всемерно их разогревать, поддерживать и направлять. Необходимо было создавать разрыв с поколением победителей фашизма, покорителей космоса и атома, которых на эту мякину взять было невозможно. Материально и качественно отделять и лелеять касту обеспеченных, необремененных заботой о государстве, алчных, вороватых потребителей. Тех, кто попадет в руки закона, объявить героями, жертвами. Тех, кто вырвется из «советского ада» - наградить и обласкать, чтобы у других слюнки текли. Особое внимание уделялось, конечно же, номенклатуре. Именно в ее среде после смерти Сталина и можно было вырастить будущих могильщиков страны. Постепенный отход от социалистических принципов хозяйствования ухудшал до того нормальную экономическую ситуацию. Это непосредственно сказывалось на уровне жизни населения. Советские граждане в массе своей были нормальными людьми, а не предателями и гадами. Но продолжительная картинка стагнирующей социалистической экономики и журнально преуспевающей капиталистической делала свое дело. Все явственнее становилось различие между образом жизни, одеждой, культурным досугом детей интеллигенции и партноменклатуры и детей рабочих и колхозников. А для закрепления этого материала нужно было продолжать обгаживать саму идею пролетарского государства. Ложь о сталинских репрессиях, о кровавых большевиках, о ГУЛАГе, о «трупами закидали», о задушенной свободе Чехии и Венгрии и много еще о чем стала привычным кухонным дискурсом. Который, кстати, стал сегодня вполне себе легальным государственным дискурсом России.

Последним шагом перед очередной катастрофой стала подготовка передового отряда не помнящих родства космополитов, накачанных идиотскими теориями о свободном рынке и конкуренции. С другой стороны в среде партноменклатуры были выращены западники, конформисты, готовые по указке предавать страну, фальсифицировать ее историю, поливать грязью ее героев. На фоне выродившейся партийной верхушки, которой никто в СССР уже не верил, взошла звезда недалекого тщеславного, жадного Горбачева. Зная эти черты его характера, можно только удивляться, как он мог заставить свое окружение, спецслужбы подчиняться себе и поддерживать ту ахинею, что он творил. Как бы там ни было, перехватить власть оказалось проще простого, Горбачева изолировали, спецслужбы не дернулись и три поддонка в Беловежской пуще объявили о том, что СССР перестал существовать. Вот так просто, будто и не было 70 лет развития, миллионов жизней положенных за государство рабочих и крестьян, величайших достижений мирового уровня. Результатом стал распад СССР на части – давняя мечта мирового капитала. Распад произошел по административным границам, что вызвало из небытия басню о заложенной Лениным мине. Распад СССР произошел не на основании права о выходе из состава Союза. Это же очевидно. Он был обусловлен идеологическими, национальными и экономическими причинами. Союз бы распался и по границам областей и округов. Его просто некому было защищать. Может быть, конфигурация границ была бы иной, но не настолько, чтобы гарантировать их будущую неприкосновенность. Так или иначе, чистых, этнически несмешанных административных единиц на окраинах Союза было немного. И если Ельцину был безразличен Крым, Новороссия, Северный Казахстан или Северный Кавказ, то с чего бы он стал запариваться отдельно на Одесскую область или Донбасс. Сказал же, берите суверенитета, сколько проглотите.

В «облегченной» от территорий России началась вакханалия, пир победителей. Ельцин отдал российскую экономику на разграбление молодым реформаторам, новые идеологи начали быстро лепить образы прошлого Мордора и светлого Града на Холме, население нищало и вымирало, заводы закрывались. Теракты в жизни и на экранах, война, договорняки властей с террористами. Новые фильмы, где только и делали, что убивали, грабили и насиловали. Новая реальность. Свежеиспеченные олигархи, с никому неизвестными ранее фамилиями, дурели от свалившегося на них богатства, скупали заводы, пароходства, телекомпании и фактически обрекли Россию на расчленение в угоду Западу. В 1995-м прошли залоговые аукционы, после которых экономическая независимость России стала пустым звуком. В 1998-м грянул кризис, обваливший валюту, экономику, вышвырнувший очередные тысячи людей в нищету и безработцу. Оставался последний шаг, чтобы обрушить государственность России. Этот шаг сделали в августе 1999 боевики Басаева и Хаттаба, вторгнувшись в Дагестан. Но не тут-то было. Никому доселе неизвестный Путин В. В., помалу продвигаемый по вертикали власти и занявший к этому времени пост директора ФСБ, был объявлен Ельциным первым заместителем и исполняющим обязанности председателя правительства Российской Федерации. В тот же день в своём телеобращении Ельцин назвал Путина своим преемником. Так началось восхождение Владимира Владимировича к вершинам власти и мирового признания. На этом пути было все – жуткие теракты, усмирение Чечни, реорганизация армии, новая идеология и новые перспективы, но нас интересует, как же Россия снова избежала очередного акта расчленения.

Если мы посмотрим на ближайшее окружение Путина, то увидим там большое количество силовиков, не замеченных ранее в окружении Ельцина. Если посмотреть на руководителей госкорпораций, то это люди тоже не мелькали при Ельцине, кроме разве что Чубайса. Не то, чтобы они никто и ниоткуда, они занимали посты в банках, советах директоров, но не имели большого влияния в правительстве. Нынешние олигархи ведут счет своих миллиардов, как правило, с 2002 – 2003 года. Получается, что в России где-то с середины 90-х сформировался параллельный центр принятия решений, который условно можно назвать патриотическим. Но не в смысле любви к России, а в смысле «не дадим грабить Россию иностранцам, а будем грабить ее сами». Фигура Путина, видимо, была компромиссной. Дегенерирующего Ельцина поставили перед фактом и власть была перехвачена. Возврат госсобственности, разгон олигархов–космополитов с показательной посадкой Ходорковского, усмирение Чечни и уничтожение террористов, перестановки в правительстве и силовых структурах, формирование партийного большинства. Все это ожидаемые и логичные шаги по восстановлению российского суверенитета. А поданные на красиво изукрашенном блюде «Вставание с колен», они были с восторгом восприняты россиянами.

Но в 2000-е Путин активно сотрудничал с западными странами, проявлял явное желание встроиться в мировую экономику. МВФ, ВТО, ЕСПЧ и что там еще, все находило благосклонный прием в российской власти. Договорились даже до ЕС от Лиссабона до Камчатки и вступления в НАТО. Продолжилась критика СССР, чествование предателей и диссидентов, ретуширование истории Великой Отечественной войны. Совершенно очевидно, что Россия стала на путь строительства национального капитализма. Россия объявила суверенитет над своей территорией и ее ресурсами и предложила Западу взаимовыгодные отношения. В культурной и идеологической сфере Россия демонстрировала приверженность идеалам Запада. Но мы же помним, Запад привык брать все бесплатно, ну или за стеклянные бусы в крайнем случае.

Запад не принял российской «жертвы». Очевидно, что Западу не нужен очередной мировой конкурент да еще и обладающий сумасшедшими запасами ресурсов и территорией. В процессе становления капиталистической России неизбежна ее экспансия на территории бывшего СССР. Там ментально близкое, квалифицированное население, там рынок сбыта, там еще неразрушенная экономика связанная с российской, там новые территории. И в ход пошли дремавшие доселе Украина и Грузия. Первый звонок прозвучал в 2004 на Украине, в 2008 – Грузия и наконец 2014 – снова Украина. Результат – дичайшая русофобия в этих странах, Грузия унижена военным поражением. Украина потеряла Крым и имеет конфликт на Донбассе. Украинская экономика в хлам. Со стороны Запада все та же русофобия, санкции, оголтелая пропаганда, так называемая «изоляция России». Экспансия российского капитализма на Украину – это уже скорее оксюморон. Деиндустриализованная Украина – это не Крым, который достался невредимым без единого выстрела. Поэтому идет украино – российская игра, заложниками которой являются жители Донбасса. Запад лишает Украину капиталистической привлекательности и раздувает горячую точку в надежде, что Россия сорвется и ликвидирует этот нарыв на своей границе. При этом ей придется повесить разрушенную Украину себе на шею. Россия же пугает украинских марионеток, чтобы те, не делали резких движений и сама не делает резких движений, чтобы не нарушить хрупкий баланс и не оказаться вдруг «спасителем Украины» со всеми вытекающими отсюда последствиями. В результате Запад поддерживает за свой счет штаны Украины, а Россия хлебает санкции. Высокие капиталистические отношения. При этом американские «Атласы» продолжают летать на российских двигателях, а торговля с Украиной по прежнему в российском тренде. Очевидны игры Запада и в отношении Белоруссии и Армении. Поэтому понятно решение российской власти продемонстрировать, что у России есть оружие и она готова его применить, чтобы отстоять права российских олигархов на свою территорию.

Внутренняя же опасность, исходящая от региональных элит, которые в своих феодах – округах, сидя на нефти, газе и золоте могут в любой момент взбрыкнуть, купируется показательными антикоррупционными скандальчиками с конфискациями и посадками. Российский госкапитализм традиционно нуждается в жесткой властной вертикали. Местные власти должны знать, что ярлык на грабеж дает Москва, а не Вашингтон. Чиновников пугают двойным гражданством, а олигархов принуждают возвращать деньги в Россию. Борются с оффшорами. Народу нравится. В свете сказанного российская оппозиция выглядит смешной и импотентной. Ну какая может быть оппозиция в капиталистической стране? Чем Россия отличается от Европы или США в этом смысле? Разве там есть реальная антигосударственная оппозиция? Вот Белоруссия другое дело, но и борьба с нею там поставлена иначе.

Таким образом, развитие национального капитализма в очередной раз отодвинуло планы Запада расчленить Россию. Но дальнейшая капитализация и олигархизация России может приблизить эти планы с неожиданной стороны. Капитал рано или поздно выходит за национальные границы и на какие договоренности он может пойти, чтобы реализовать себя, одному Богу известно.

Не нравится мне весь этот замес вокруг Украины

Я понимаю ракурсы переговорного процесса и его целеполагание. И там всё идет так, как и должно идти по логике.  Письменный текст от американцев нужен, чтобы их позиция не была "мерцающе...

Что такое покупка газа по-молдавски
  • Nikkuro
  • Вчера 22:13
  • В топе

В СССР были популярны анекдоты про молдаван, в которых эти самые молдаване выглядели не в самом выгодном свете. Наверно, народ не обманешь – он чувствует суть.  В ноябре Молдавия заключила к...

"Голиковым" дали по зубам...

Готовимся к обострению ситуации внутри России. Кто будет обострять? Да, всё те же - «либеральные» кланово-корпоративные группировки, замкнутые на Запад. Фронтмены группировок уже начали...