Классификация основных информационных рисков, которым подвержены дети

4 1084

Предлагаю Вашему вниманию выжимки из своей магистерской работы, должна же быть от нее какая-то польза, кроме красного диплома на полке)).  Сначала я хотел ограничиться только раскрытием выстроенного в РФ организационно-правового механизма защиты детей от вредной информации, но, к моему глубокому удивлению, выяснилось, что многие даже не представляют себе, какие именно угрозы таит в себе интернет для наших детей. Особенно печально, что среди этих многих значительный процент составляют молодые родители. Поэтому начну с оглашения всего списка, а там, если будет интерес к теме, можно будет и ответить на вопрос "Что делать?". Заранее предупреждаю, текст написан на русско-юридическом суржике, хотя более близок все-таки к русскому)).


Современный этап развития общества характеризуется взрывным ростом информационных связей, технологий и отношений. Все нарастающий информационный поток оказывает довлеющее влияние на каждого индивида, причем способность к восприятию данного потока, его анализу и фильтрации у каждого человека различны. Понятно, что с увеличением жизненного опыта растет и способность к обработке информации, оттачиваются навыки ее анализа, классификации на позитивную и негативную и способность к блокированию последней. Но в силу указанного взрывного характера увеличения плотности информационного потока, даже взрослому гражданину все сложнее ему сопротивляться.

Что же касается детей, то здесь ситуация еще более критическая. В силу своих психофункциональных особенностей, современные дети, с одной стороны, легко и непринужденно осваивают новые информационные устройства и технологии, обгоняя в этих навыках более консервативных взрослых. В то же время, способность анализировать поступающую из этих устройств (и не только из них) информацию у детей еще не сформирована, и как следствие, они намного сильнее взрослых подвержены действию вредоносной для них информации, а говоря точнее, практически беззащитны. Все это делает чрезвычайно актуальной проблему защиты детей от такой информации.

Для дальнейшего анализа и поисков решения данной задачи необходимо сначала очертить сферу информационных рисков, чтобы затем попытаться создать систему их классификации и на ее основе предложить варианты правового решения проблемы. Итак, в список информационных рисков, угрожающих детям, предлагается включить:

1. Информация, включающая в себя сцены насилия и жестокости.

Под это определение попадают книги, фильмы, видеоролики и т.п., содержащие натуралистичные сцены жестокости и насилия. Такие сцены могут нанести серьезный вред детской психике, приучая ребенка к установке, что насилие является нормой поведения. В дальнейшем приобретенная установка наносит не только психологические травмы конкретному индивиду, но и угрожает правовым основам государства, негативно влияя на формирование правовой культуры его будущих граждан. К сожалению, данная угроза зачастую недооценивается обществом как крайне опасная. Несмотря на то, что правовые механизмы по защите от такой информации действуют уже давно, эффективность их не всегда можно признать удовлетворительной. В качестве примера достаточно привести недавнюю демонстрацию казней на ближнем востоке, транслируемую по всем каналам ТВ и в Интернете. Трансляция прошла без каких бы то ни было правовых последствий, хотя очевидно, что у экранов находились дети.

2. Информация сексуального характера.

Под этим определением понимают прежде всего порнографическую продукцию. Несмотря на ряд технических и юридических мер, предпринимаемых государством, доступность для детей данной информации все еще остается высокой. Как указывается в пресс-релизе Яндекса (https://stat.yandex.ru/Russia/Portal), каждую минуту появляется 15-20 новых ссылок на сайты откровенно порнографического характера, и несмотря на попытки Роскомнадзора блокировать такие сайты, их количество сокращается очень медленно. Нет необходимости говорить, какой вред наносит неокрепшей психике ребенка посещение таких сайтов. Причем попасть на них ребенок может и нецеленаправленно, ссылки на такие ресурсы зачастую перемешиваются с вполне «благонадежными» и могут появиться в самых неожиданных местах при интернет-серфинге.

Особое место занимает детская порнография. В отличие от взрослой порно индустрии, детская связана напрямую с таким видом преступлений, как насильственные сексуальные действия. Т.к. дети по закону не в состоянии отвечать за свои поступки, то любые сексуальные действия с ними являются по факту изнасилованием.

Существует ошибочное мнение, что детская порнография опасна в первую очередь тем, что дети ее увидят и у них сформируется мнение о допустимости половых отношений со взрослыми. Главная опасность детской порнографии не в этом – а в том, что распространение сцен сексуальной эксплуатации ребенка унижает его честь, достоинство и репутацию. Это, по сути, особая форма унижения ребенка, сопряженная с грубейшим вторжением в его интимную сферу – тем более когда речь идет об изнасиловании ребенка. Последующая ресоциализация ребенка затруднена именно тем, что потенциально очень много посторонних людей ВИДЕЛО то, что произошло с ребенком, и ЗНАЕТ об этом. Именно поэтому столь актуальна задача скорейшего обнаружения и прекращения оборота такого контента.

3. Информация, создающая угрозу жизни или здоровью ребенка

К данному типу можно отнести информацию, рекламирующую асоциальное поведение, употребление алкогольных или наркотических веществ, пропагандирующую рискованные занятия и развлечения типа катания на крышах поездов и т.п.

За два последних десятилетия для России употребление несовершеннолетними и молодежью алкоголя, наркотических и других психоактивных веществ превратилось в проблему, представляющую угрозу здоровью населения, экономике страны, социальной сфере и правопорядку.

По заявлению ФСКН РФ, на 13 января 2016 года рынок наркопотребителей России составляет 7.3 миллиона человек (регулярное, эпизодическое потребление). Это на 1.2 миллиона меньше 2014 года. Налицо сокращение потребления наркотиков, но стоит в этой сфере еще много работать. Такие данные привел директор ФСКН Иванов на встрече с президентом России Путиным (http://kremlin.ru/events/president/news/51622).

Согласно независимым статистическим данным:

• Каждый месяц от наркотиков в России умирает порядка 70 000—80 000 человек. Это приблизительно 6 500 человек ежемесячно.

• Россия занимает первое место по потреблению героина согласно ООН.

• Смертность от наркотиков в 12 раз больше по сравнению с Европой.

• Около 70% всех наркоманов — подростки и молодежь.

• Средняя продолжительность жизни наркомана 28—30 лет.

Примерно 200 человек ежедневно становятся наркоманами.

Постоянное ухудшение здоровья, распространение вредных привычек, таких как курение, потребление алкогольных напитков и наркотиков достигло критического уровня и дальнейшее нарастание существующих тенденций может вызвать необратимые последствия.

Происходит неуклонное «омоложение» наркомании. Возраст приобщения к наркотикам снижается до 8-10 лет. Отмечены и случаи употребления наркотиков детьми 6-7 лет. Подростки злоупотребляют наркотиками в 7,5 раза, а ненаркотическими психоактивными веществами – в 11,4 раза чаще, чем взрослые .

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод о том, что проблема наркомании, прежде всего среди молодежи, является на данный момент актуальнейшей проблемой, прямой угрозой для стабильного существования государства, его дальнейшего развития.

Необходимо указать, что данная проблема представляется сложной и многогранной в своих проявлениях, и одной из ее сторон является информационная составляющая, а именно такое понятие как пропаганда наркотических веществ. Под пропагандой подразумевают вовлечение новых членов общества в процесс регулярного приема наркотиков. Пропаганда ведется разными методами, начиная от прямых призывов до создания привлекательного образа наркомана и самого процесса принятия наркотических веществ. Пропагандой также является искажение информации о вреде, наносимом организму наркотиками. Непосредственная реклама какого-либо конкретного наркотика или показ характерных символов и изображений, притягательное описание измененных состояний сознания, а также демонстрация людей, находящихся в процессе приема наркотиков, также расцениваются как пропаганда.

Особенно опасна пропаганда наркотиков тем, что большой частью потребителей продукта средств массовой информации являются дети и подростки. Не имея сформированной системы ценностей, а также способности к критическому осмыслению получаемой информации, они становятся слишком уязвимыми мишенями для лиц, осуществляющих пропаганду наркотических или психотропных веществ, а также особого образа жизни, связанного с употреблением наркотиков. Ограждение детства и юности от неподобающей информации – цель, которую преследует государство, для того чтобы гарантировать каждому гражданину право на безопасное взросление.

В последнее время появляются совершенно новые виды информационных угроз, потенциально опасных для жизни и здоровья. Например, недавнее повсеместное увлечение компьютерной игрой с ловлей покемонов выявило неожиданные последствия. Эта игра была первой игрой так называемой «совмещенной реальности», где для поимки виртуального персонажа нужно было перемещаться по вполне реальному пространству. Совершенно понятно, что игрок, увлеченный игрой и все внимание сосредоточивший на экране смартфона, плохо контролирует окружающее его пространство, что в условиях современного города уже представляет определенную опасность. Кроме того, цели для поимки могут размещаться программой в самых разных местах, например, на оживленной автостраде.

Данный казус наглядно показывает, что в дальнейшем неизбежно появление все новых и новых информационных угроз, неизвестных ранее, и реакция на них со стороны государства должна быть незамедлительной, что совершенно невозможно при сохранении старых, традиционных подходов к правотворческой и правоприменительной деятельности.

Еще один пример информации, угрожающей жизни ребенка – это пропаганда суицида. Данная проблема приобрела актуальность сравнительно недавно. Первые сообщения о появлении «сайтов смерти» появляются в СМИ в начале 2000-х годов. Наверняка подобные сайты существовали и ранее, но первые подтвержденные случаи суицида подростков, посещавших подобные ресурсы, появились в прессе именно тогда. Государство и общественность среагировали достаточно эффективно, сайты были выявлены и закрыты, их создатели и владельцы подверглись уголовному преследованию, после чего данная тема вроде бы потеряла актуальность. Но с 2009 года вновь пошла волна сообщений о подобных явлениях. В отличие от «сайтов смерти» первой волны, эти новые ресурсы были гораздо более многочисленные, построены по новой схеме, делающей их защищенными от правового воздействия государства. На данных ресурсах создаются сообщества подростков, каждому (!) из которых выделяется личный куратор, который под видом оказания психологической помощи постепенно подводит ребенка к мысли о суициде. При этом используется весь спектр методов манипуляции психикой – от метода игрового вовлечения (когда ребенку выдаются задания проделать определенные действия, после чего повышается его статус в виртуальном сообществе) до специально подобранного звукового фона и т.п.

В качестве последних тенденций данного явления можно привести постепенное мигрирование подобного контента в социальные сети. Сейчас в социальных сетях существует множество групп: «Разбуди меня в 4.20», «Никомуненужненькая», «Секта снов», «Привет со дна», «Группа смерти», «Тихий дом», «Киты», «МореКитов», «Рина», «НяПока» и множество других.

Таких групп в социальных сетях на данный момент сотни, количество подписчиков в них варьируется от нескольких человек до десятков тысяч пользователей. Содержимое «групп смерти» разнообразно по форме, но одинаково по содержанию – от фотографий самоубийц до видеороликов реальных суицидальных актов .

В группах состоят тысячи человек, это означает, что задействованы сотни специалистов. Также поражает большое количество хорошо смонтированных роликов и сведенных аудио треков для подобных групп. Кроме того, явно видны признаки профессионально проводимой «вирусной» рекламной компании по продвижению подобных ресурсов в сети. Всё это наводит на мысль о хорошо организованной группе профессионалов, объединяемых некоей общей целью.

4. Риски коммуникационного характера

В данную группу можно отнести факты перехода коммуникаций ребенка из виртуальной в реальную сферу. Наибольшую опасность представляют такие явления, как интернет – педофилия и предоставление в открытый доступ личных данных ребенка и связанные с этим криминальные риски.

Такое явление, как педофилия, известно во всей истории человечества, и современное общество выработало достаточно эффективные правовые методы борьбы с такими проявлениями. Но с развитием ИТ данная проблема приобрела совершенно новые очертания. По результатам проведенных опросов, практически каждый ребенок, имеющий доступ в Интернет, хотя бы один раз сталкивался с непристойным предложением от незнакомого человека. При этом идентификация таких преступников сильно затруднена, они зачастую маскируются под стиль общения сверстников жертвы, входят в доверие и заманивают ребенка на встречу «в реале», причем внешне все это выглядит достаточно безобидно. Также с распространением Интернет – технологий появляются и выходят на первый план новые угрозы, такие как груминг, троллинг и кибербуллинг.

Груминг – это тактический подход взрослого человека к несовершеннолетнему, как правило, с сексуальными целями. Речь идет о намеках, соблазнениях и манипуляциях, то есть уголовно наказуемых действиях. В общем и целом, груминг можно определить как "виртуальное сексуальное насилие в отношении детей и подростков". Это различные методы, которые использует извращенец или педофил — грумер, — чтобы войти в доверие детям в любой виртуальной среде, преследуя свои цели сексуального характера. Они стремятся получить какой-то материал, фотографию или видеоролик, чтобы потом с его помощью шантажировать жертву. Процесс включает в себя четыре этапа. В первую очередь злоумышленник сближается с несовершеннолетним. Далее начинает завоевывать его доверие. Добившись этого, начинается то, что эксперты называют "социальная инженерия", т.е. детальное изучение предпочтений и интересов жертвы. В этот момент происходит получение материалов для шантажа с помощью цифровых технологий и социальных сетей.

Наконец, начинается непосредственно шантаж, с "предложениями личной встречи" в худшем случае. Здесь уже возникает риск сексуального насилия, исчезновения жертвы или ее попадания в каналы торговли людьми. Выделяют два типа злоумышленников: один исчезает, получив желаемое, другой продолжает изводить жертву ради получения новых материалов. Так, груминг часто связан с детской порнографией. Полученные материалы в дальнейшем могут распространяться в глубоких сетях (Deep Web) для педофилов.

Троллинг — вид виртуального общения, выражается в форме агрессивного, издевательского и оскорбительного поведения. Используется как участниками, которые не скрывают своих лиц, данных, они могут быть знакомы жертве и заинтересованы в публичности, эпатаже, так и анонимными пользователями без возможности их опознавания.

Основными местами осуществления троллинга могут выступать различные тематические форумы, конференции, социальные сети, порталы, чаты и новостные сайты. Особенности подобных виртуальных пространств, как правило, обеспечивают возможность создания образа своего виртуального Я, что является объективной возможностью для организации троллинга.

Тролль пытается представить себя типичным пользователем, который разделяет общие интересы и проблемы группы либо сообщества. Тролли могут нанести существенный вред коммуникации в сети, например: испортить обсуждение, распространить вредный совет либо деструктивную идею, разрушить чувство взаимного доверия в сообществе. Троллинг как форма социальной агрессии обладает характерными особенностями. Одна из них заключается в возможности сохранения анонимности «тролля», что дает ему возможность безнаказанно вести себя в виртуальных сообществах. Второй особенностью является наличие у троллинга специфических механизмов быстрого высвобождения лавинообразной агрессии, которая мгновенно распространяется на большинство участников виртуального сообщества. Третьей особенностью троллинга является невозможность потенциальной жертвы конфликта вступить в физический или визуальный контакт с инициатором самой конфликтной ситуации (троллем).

В целом виртуальный троллинг, это негативное явление, которое препятствует установлению контакта, конструктивному общению в группах, вызывает рост напряжения у всего сообщества или отдельных его членов.

Кибербуллинг. Является разновидностью такого давно знакомого человечеству явления, как подростковая жестокость, проявляющаяся в травле своих сверстников. По мнению А.И. Черкасенко , под кибербуллингом понимают отдельное направление травли, определяемое как преднамеренные агрессивные действия, систематически на протяжении определенного времени осуществляемые группой людей или индивидом с использованием электронных форм взаимодействия и направленные против жертвы, которая не может себя легко защитить. Главной целью кибербуллинга является ухудшение состояния эмоциональной сферы жертвы и/или разрушение ее социальных отношений. Кибербуллинг включает в себя диапазон различных форм поведения, от игриво-шуточного до психологического виртуального террора, результатом которого может стать суицид.

Американские ученые выделили три особенности кибербуллинга и назвали их принципом трех «А» − (anonymous, accessible, affordable) анонимность, доступность, низкая цена. Анонимность делает кибербуллинг гораздо проще для исполнителя, поскольку он не видит реальной реакции жертвы. Преступник забывает, что его послания читает реальный человек. Таким образом, можно говорить о том, что происходит подмена реального на виртуальное, в связи с чем коммуникация может искажаться в обе стороны. Доступность интернета стала практически повсеместной, причем благодаря мобильным устройствам и беспроводным сетям, возможность общаться в социальных сетях пользователь получает 24 часа в сутки, 7 дней в неделю. Что дает возможность преследователю ни прерывать основную деятельность, ни отвлекаться от нее. Чаще всего под влияние кибербуллинга попадают подростки и дети школьного возраста, которые поддаются интернет насилию со стороны своих сверстников или одноклассников.

Кроме вышеперечисленных, в группу коммуникационных рисков можно отнести предоставление ребенком в открытый доступ или незнакомым лицам личной информации. Причем если даже взрослые зачастую не видят криминальных рисков, выкладывая свои фотографии (в т.ч. интимного характера), фотографии своих близких, своего жилища и т.д., то тем более странно ожидать понимания степени такого риска от детей. Между тем, сегодня не только рождается и становится актуальной «новая» кибер-преступность, «классические» преступники тоже все активней используют в своей противоправной деятельности новые возможности, представляемые им информационными технологиями. Например, изучив страницу в соцсетях можно узнать внутреннее устройство жилища индивида, его деловое и домашнее расписание, где учатся, как выглядят его дети, какой дорогой ходят из школы, живет ли данная семья в доме или выехала в отпуск и т.д. Представляется излишним объяснять, чем именно грозит получение преступниками подобной информации.

5. Информация, воздействующая на формирование мировоззрения

В данную группу рисков можно отнести деструктивный информационный контент, внушающий антисоциальные ценности, формирующий преступное поведение. «Классикой» такого контента является пропаганда «решения проблем» преступным, насильственным путем, контент, формирующий ксенофобские взгляды и собственно разжигающий расовую, национальную или религиозную вражду, пропаганда терроризма. Помимо чисто информационного воздействия, Интернет предоставляет и возможности для вербовки в преступные организации, а также для быстрой организации тех или иных преступных акций – например погромов. Сюда же в принципе относится и пронаркотический контент, то есть пропаганда потребления наркотиков и сайты, распространяющие наркотики – только тут, помимо мировоззрения, вред причиняется еще и физическому здоровью. К угрозам мировоззрению детей можно отнести и завлечение несовершеннолетних в религиозные (и не только) секты, имеющее, как правило, не только социально-психологические, но и вполне материальные негативные последствия.

Все вышеперечисленное в п. 1 – 5 можно условно отнести к «классическим», давно известным угрозам, данные риски имеют нецеленаправленный и зачастую спонтанный характер. Гораздо более высокий уровень опасности представляют новые информационные инструменты, применяемые спецслужбами других государств именно с целью деструктивного влияния на формирование мировоззрения граждан, с целью дестабилизации государственной системы или разрушения самого государства. Речь здесь идет о таком сравнительно новом понятии, как информационное оружие.

В работе С. Гриняева , основанной на анализе доклада американской корпорации «Рэнд», вводится такое понятие, как «информационное противоборство» (ИП). Автор разделяет 2 поколения ИП, причем для темы данной работы представляет интерес второе поколение (первое представляется в довольно узком смысле, наподобие радиоэлектронной борьбы). В перечислении характеристик второго поколения ИП первым в списке автор ставит «создание атмосферы бездуховности и безнравственности, негативного отношения к культурному наследию у населения противника». Далее следует «манипулирование общественным сознанием и политической ориентацией социальных групп населения страны с целью создания политической напряженности и хаоса», что естественным образом вытекает из первого пункта. Понятно, что создать «атмосферу бездуховности и безнравственности» проще всего через манипуляции сознанием подрастающего поколения, как социальной группы, наиболее беззащитной перед такими манипуляциями. Несложно себе представить алгоритмы такого информационного воздействия. Для этого нужно погрузить индивида с раннего детства в специально созданную искаженную информационную среду. В младшем дошкольном возрасте это могут быть книги и мультфильмы, маскирующие за яркими и динамичными образами персонажей психологические установки, травмирующие психику детей, внедряющие в их сознание ложные понятия, трактующие что такое добро и зло, хорошо или плохо и т.п.

В более старшем возрасте подключаются мультфильмы, книги и фильмы, где понятия добра и зла размываются в понятийном плане. Детям внушается, что есть плохие персонажи, которые могут совершать добрые поступки и наоборот. Особенно данный подход заметен в произведениях студии Диснея, где в большинстве фильмов проводится идея «хорошего злодея». Тем самым для детей размывается четкая граница между добром и злом, что совершенно недопустимо для этого возраста. В дальнейшем это приводит к установкам о том, что «хорошим» может быть вор, разбойник и другой подобный персонаж. Тем самым подрывается сама возможность воспитания правового сознания у будущего гражданина.

В подростковом возрасте к вышеуказанным информационным источникам добавляются СМИ и Интернет. На данном этапе идет информационная обработка индивида с целью формирования у него искаженной картины мира. Например, вбрасываются ложные исторические факты, официальная история опровергается и высмеивается. Внедряется установка на то, что индивид должен не гордиться историей своих предков, а стыдиться её, так же оспариваются главные достижения государства, его достоинства отрицаются, недостатки выводятся на первый план. Подросток подводится к выводу о неполноценности государственного устройства своей страны. В дальнейшем в подготовленное сознание вводятся противоправные установки и политические идеи о необходимости смены государственного строя.

Все приведенное выше является только самым поверхностным описанием информационного оружия нового поколения. Нет сомнений, что в реальности все намного серьезней, информационное оружие постоянно совершенствуется с привлечением самых лучших специалистов в области социологии, психологии и др. дисциплин, его применение растянуто во времени иногда на десятилетия, что чрезвычайно затрудняет меры по выявлению фактов его применения и организацию противодействия. Но учитывая уровень опасности данной угрозы, выработка мер защиты от подобного оружия становится первоочередной задачей любого государства.

В завершение перечня информационных угроз необходимо отметить, что данный список включает в себя только наиболее актуальные, с точки зрения автора, информационные риски и не претендует на абсолютную полноту. Так же необходимо учитывать, что развитие информационного общества порождает в нем все новые и новые информационные угрозы подрастающему поколению, причем данный процесс имеет явную тенденцию к ускорению.

Проблема классификации информационных рисков для подрастающего поколения в настоящее время носит актуальный характер. Анализ работ на данную тему показал, что на данный момент отсутствует единый общепринятый подход к систематизации информационных угроз. Это оправдывается новизной проблемы, а так же ее полиморфным характером, не позволяющим выявить четкие и однозначные признаки (критерии) для классификации всех информационных рисков. Однако наличие системы определения и группировки рисков представляются чрезвычайно важным для выработки правовых мер реагирования. Очень важным представляется поиск «золотой середины»: излишняя детализация при систематизации вредоносной информации неизбежно приведет к увеличению количества законодательных актов, усложнению законодательства и как следствие к подрыву его авторитета. Чрезмерное же укрупнение приводит к неоднозначности толкования в законах, что неминуемо приводит к снижению эффективности правовых механизмов.

При создании системы классификации вредной информации на первый план выходит выбор основного признака, по которому ведется отбор и группировка. Например, С.А. Куликова в своей работе, ссылаясь на труды В.Н. Лопатина , строит систему классификации на основе изучения правовых норм, содержащихся в законодательных актах. Автор выделяет следующие виды вредной информации:

1) информация, возбуждающая социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть, вражду и насилие;

2) пропаганда войны, призывы к насильственному захвату власти, насильственному изменению конституционного строя, нарушению целостности территории;

3) ложная/недостоверная информация;

4) информация, распространение которой противоречит нормам общественной нравственности;

5) информация, порочащая честь, достоинство и деловую репутацию лица; информация, оказывающая деструктивное воздействие на здоровье людей; призывы к совершению действий или употреблению веществ, оказывающих вредное влияние на здоровье человека

6) информация, запрещенная к распространению среди детей.

Что же касается классификации информационных угроз, относящихся непосредственно к детям, то несомненно будет полезным проанализировать не только работы юристов, но и ученых из смежных областей, прежде всего социологии и педагогики. Черных Е.А. на основе анализа существующих классификаций опасных воздействий Интернета отечественных и зарубежных исследователей предлагает свое видение угроз, связанных с использованием Интернета. Автор классифицирует их по сферам благополучия человека:

1) Угрозы физическому благополучию

(ухудшение здоровья, возникающее от длительного пользования компьютером; встреча с незнакомцами из сети; педофилия; пропаганда психоактивных веществ, призывы к массовому употреблению наркотиков; пренебрежение питанием; причинения себе или другим вреда, суицид и т.д.);

2) Угрозы психическому благополучию

(распространение личных данных в Интернете, нарушения конфиденциальности и онлайн-неприкосновенности частной жизни; эксплуатация доверия; киберагрессия, кибербуллинг, запугивания, разжигание ненависти и нетерпимости, язык вражды, троллинг, содержание порнографического или сексуального характера, секстинг, интернет-сообщения интимного содержания; жестокие и азартные игры; унижения чувства достоинства, нарушение прав человека; низкое качество информации и информационная перегрузка и т.п.);

3) Угрозы социальному благополучию

(повышенная возбудимость и депрессивные состояния; препятствие для выполнения домашних дел, уменьшение времени общения в реальном мире, зависимость и т.д.);

4) Угрозы материальному благополучию

(реклама, спам, вирусы; незаконные загрузки; азартные онлайн игры; кибератаки, кибертерроризм, приобретение товара низкого качества, потеря средств, повреждение программного обеспечения компьютера; пиратство; интернет-преступность, интернет-мошенничество, различные формы интернет-маркетинга).

Довольно интересной в плане классификации по самым общим признакам является система, представленная группой британских ученых под руководством С.Ливингстона. Классификация включает четыре типа рисков:

1) Контентные

(материалы, содержащие противозаконную, неэтичную и вредную информацию: насилие, эротику, порнографию и т.п.).

2) Коммуникационные

(кибербуллинг, незаконные контакты (например, груминг, сексуальные домогательства), знакомства в сети и последующие встречи с интернет-знакомыми в реальной жизни).

3) Потребительские

(риск приобретения товара низкого качества, различных подделок, контрафактной и фальсифицированной продукции).

4) Технические

(угроза повреждения программного обеспечения компьютера, хранящейся на нем информации, нарушение ее конфиденциальности или хищение персональной информации) .

Считаем, что в данный перечень необходимо добавить риски воздействия на мировоззрение, включая применение информационного оружия, что применительно к теме защиты детей от информационных угроз является чрезвычайно важным. Однако, данный список является излишне обобщающим, что в дальнейшем может помешать гибкому правовому реагированию на конкретные информационные риски.

На основе анализа приведенных выше и других источников, предлагаем собственную систему классификации информационных рисков для детей и подростков, представленную в схеме 1.

Проблема анализа и классификации информационных угроз для подрастающего поколения сегодня находится в стадии активной разработки, ее окончательное решение требует тщательного изучения с позиций социальных, юридических, педагогических, философских наук, выработки новых методологических, онтологических подходов для создания эффективной защиты детей и подростков от всех деструктивных явлений, порождаемых бурным развитием информационного общества.

Схема 1. Классификация современных информационных рисков


Продолжение следует в случае появления интереса к данной теме.

Женевское конспирологическое

 Сразу зададимся исходняками. Это то, что имеет место в Реале. И попробуем, взирая на факты , прикинуть, почему они имели таки место. И помнить, что каждому из имевших...

Принципиально новое лечение любых онкологических заболеваний

Персонализированное лечение рака по индивидуальному протоколу является новым словом в лечении онкологических заболеваний.Типичный пример из реальной жизни Института онкологии. В онколог...

Они ТАМ есть! Вместо «вежливых» придут такие как я…

Все ждут войну на Донбасс. У каждого свои причины, но ждут все. А значит, она будет! Неотвратимо придет в неизвестный день — может завтра, может через месяц, но другого варианта люди не...

Обсудить
  • все так, увы...
  • Очень важная и нужная тема. :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: