• РЕГИСТРАЦИЯ

Литовская Русь

5 746

Глава первая

Мы уже достаточно и [вполне] аргументированно (dowodnie) рассказали, в каких краях света осели сыновья Ноя и его потомки, а также точно и правдиво вывели генеалогии различных народов, [кроме того, поведали] о происхождении и размножении Персов, Индийцев, Армян, Греков, Итальянцев, Немцев, Славян, Турок, Македонцев и разных других народов, от них происходящих и с ними соседствующих. Эти выводы, не только наши, но и соответствующие [мнению] других историков, как отечественных, так и иностранных, могут пригодиться внимательному и искушенному в различных писаниях читателю.

А теперь с помощью Бога, который сам лучше [нас] знает наши желания и предупреждает их, поведем речь о славном литовском, русском и жмудском народе (подобающей истории которого ни один историк или хронист до этого не написал 2, на это даже не покушался и не задумывался о том, откуда и как на самом деле он произошел и размножился). Но прежде любезного читателя следует предупредить, чтобы, очищая орех, сразу не лущил его снаружи, но, как следует разгрызши, искал вкус в самой сердцевине ядра. Ибо для выяснения истинного положения дел нам куда тяжелее было с великими трудами собирать, сводить и согласовывать свидетельства тысяч историков, чем использовать уже приготовленное блюдо из разнообразной дичи, приправленное разными яствами и зельями. Итак, отложим пока свидетельства русских и литовских летописцев о пришествии в ту страну итальянцев с князем Палемоном и предложим сначала блюдо (potrawe) попроще — [наш рассказ] о Кимврах, Гепидах, Аланах и Готах, древних предках литовцев.

Птолемей, милый читатель, обстоятельнейший (napilniejszy) географ всего света, в тех краях, которые ныне включает в себя обширное Великое княжество Литовское, до этого бывшее еще обширнее и начинавшееся от рек Танаиса, Днепра, Буга (Bohu) и от Черного моря до самого Прусского 3, от Двины до Нарвы и Буга (Bogu) 4 и прочее, помещает различные народы, имен которых ныне не знают и [о них] и не слыхивали, особенно в тех странах, где теперь под московской властью находятся Северское, Рязанское, Черниговское и другие княжества, лежащие над реками Танаисом или Доном, Волгой и Днепром, а также там, где Киев, Волынь, Подолия, Подляшье, Жмудь и сама Литва.

А прежде тех древних обитателей Литвы в упомянутых краях [Птолемей] называет Галиндов (Galindy), Бодинов (Bodyny), Судинов (Sudyny), Карионов (Kariony), Амаксовитов (Amaxobity), Ставанов (Stabany), Стурнов (Sturny), Гепидов (Gepidy), Ассубов (Assuby), Выбионов (Wybyjony), Саргатов (Sargaty) и Омбронов (Ombrony) 5 в тех землях, где ныне Люблин и Брест Литовский. Об этом также читай Йодока Людвига Деция 6.

Свидетельства. Также и Плиний в «Естественной истории» (кн. 4, гл. 12; кн. 6, гл. 13; кн. 11, гл. 7; кн. 2, гл. 16 и др.), Гай Юлий Солин в «Энциклопедисте» (гл. 19, 20 и 23), Кранций, Страбон и Помпоний Мела в «Европейской Скифии» (кн. 2, гл. 1) помещают (klada) в литовских землях такие народы: Эсседоны (Essedoni), Эвазы (Ewazy), Готы (Сotti, может быть, Gotty), Кимеры и Кимвры, Мессеманы, Костобоки, Геты, Тусагеты, Невры, которых Солин помещает над Днепром, Гелоны, Аланы, Агафирсы (Agatyrssy) и разными иными прозвищами их называют, из чего следует, что эти литовские края выпестовали в себе и размножили не один народ (как это еще пространнее и убедительнее увидишь выше 7 при чтении). Поэтому и в языке либо в своей простонародной речи [у литовцев] намешано полно слов как латинских, так и иных народов. Как бы то ни было, все эти вышеупромянутые народы, согласно самой [нашей] истории и свидетельствам тех же историков, происходят: Сарматы от Иафета, сына Ноя, и от Гомера Иафетова, а также от Фогорма, сына Гомера, а славные народы Готов и Кимвров, от которых [происходят] немцы, ведут свой род от Твистона либо Аскана, второго сына Гомера, как все это уже показано ниже 8. Происхождение немецкого народа.

Происхождение народов от Фогорма. От Фогорма (Togormy) же, третьего сына Гомера, внука Иафета, правнука Ноя, [произошли] воинственные Готы, побратимы Кимвров, и соседи их Ятвяги (Jatwiezjwie), Аланы (Alani), Половцы, Печенеги (Pienicigowie), число которых с самим князем Фогормом, как пишет Филон, [было] тысяч 14 000 (tysiecy 14000). А через триста лет после потопа, когда после смешения языков у Вавилонской башни эти народы размножились, то сразу же двинулись из Ассирии в полночные края, пока не пришли в те поля, где ныне Черное и Мертвое (Martwe) моря 9, которые историки зовут Pontum Euxinum et Paludes Meoticas (Понтом Эвксинским и Меотийским болотом).

Боспор Киммерийский 10. Потомки Гомера и Фогорма жили в тех полях долгое время и теснины (ciasnosci) Черного моря, [там], где в него впадает Меотийское болото, от своего имени назвали Гомеровым Босфором (Gomerium Bosphorum), потом Кимеровым (Kymerium), по-гречески Кимериум (Cymerium), потом и сами стали называться Кимерами (Cymeriami), а с течением времени Кимврами (Cymbrami), букву e поменяв на b 11. Об этом читай Christianum Cilitium Cymbrum de bello Ditmarsico 12.

Движение кимвров от Меотийского болота. Потом, когда [они] из-за плодовитого размножения уже не могли разместиться в тех полях, [то во главе] с разными вождями разбежались (rozbiegli sie) в разные стороны света. Одни двинулись на запад и осели на Азиатском берегу над Пропонтидой 13, где Понт Эвксинский [или] Черное море у Константинополя, Галаты и Калкедона впадает в Геллеспонт [или] Фракийское море. По этому морю или Пропонт[ид]е в 1574 году я [вместе] с Кшиштофом Дзерским (Dzierskiem) и с Яном Бучацким с риском для жизни проплывал [на корабле], следуя от князя Наксоса (de Nexia), еврея Иосифа (Josepha Zyda) 14. Другие [кимвры] осели в Таврике, где теперь [живут] перекопские татары и находятся славные города Мангуп (Mankop), а также Кафа и Крым 15. И от тех, что в Таврике, размножились половцы. Другие дошли до Фракии и до Дакии, где теперь [живут] Валахи. Об этих же кимврах, которые были соседями грекам и вели с ними долгие войны, довольно пространно писали Гомер в своих Илиадах и Аполлоний in carmine Argonautico (в песни Аргонавтика) 16, а также Прокопий, Иорнанд и другие греческие и латинские историки.

Другие избрали [местом] своего проживания поля над рекой Танаисом или Доном и над Волгой. Другие широко распространились (rozkrzewili) над рекой Бугом, которую Птолемей и Солин зовут Гипанисом (Hipanim), над Днепром, Десной, Сосной (Sosna) и другими реками. А другие осели в тех первых полях, где были и прежде, особенно старшие, которым не пристало скитаться, остались над Черным морем и озером Меотис. Это и были те [племена], которые потом стали называться Готами, Гепидами, Певкинами или Печенегами и Половцами, [названными] от полей и охоты (polowania), или Полонами, воинами, долго воевавшими с русскими князьями, как о том будет ниже.

Другие, двигаясь дальше на север, осели в тех местах, где ныне Волынь, Подолия и Литва; а другие широко расположились над тем морем, которое мы зовем Балтийским (Sinum Balticum), Венедским и Прусским. И здесь, как мы теперь видим, Финны (Philandowie), Шведы, Латыши (Lotwa), Жмудь, Курши, древние Пруссы и Датчане, все как один ведущие свой род от Иафета и его сына Гомера, свой язык или речь (move), которую и после смешения языков у Вавилонской башни имели одну и ту же, из-за местных различий размешали в разные языки. Однако всегда были мужественными и с рождения пригодными для войны, о чем явно свидетельствуют их рыцарские доблести (хотя большая часть их сгинула [для потомков] из-за грубости нравов и отсутствия историков). Ибо когда долго жили над тем морем, которое омывает Прусские, Датские, Шведские, Жмудские и Латышские земли и которое я тоже повидал в бытность там в прошлом 1580 году, случилось так, что Океан и его заливы (odnogi) так свирепо разлились, что морские бури залили все вышеупомянутые страны внезапным потопом и унесли множество людей с их имуществом, городками и фольварками, которые были в то время, из-за чего на десятки (kilkudziesiat) миль от морcкого берега (когда и впадающие в море реки должны были набухнуть и выйти из берегов), все было уничтожено жестоким паводком.

Причина идти в Италию кимврам, готом и гепидам, предкам литовцев. Поэтому народы тамошних поморских стран: датчане, шведы, древние пруссы 17, гепиды, жмудины и литовцы, курши, латыши или латгалы 18, опасаясь какого-нибудь другого потопа и наскучив жить в тех зимних и неплодородных, чему я и сам свидетель, поморских краях, с женами и детьми все двинулись из отчих мест в поисках лучшего жилья 19. И все они, несмотря на разные языки, ради общего дела стали зваться единым прозвищем Кимвры. Историки считают, что общая численность их войск была триста тысяч, кроме жен и детей, поэтому указывают, что столь великое сборище людей не могло отправиться [только] из самой Датской земли, а из всех окрестных поморских краев. упомянутых выше, что признает и Карион. Число кимвров и гепидов 300 000. Ибо хорошо известно, что со всех своих владений, с Датского королевства и с Голштинского (Holsackiego) 20 герцогства, которые сами отрешились от имени кимвров, датский король ныне смог бы собрать для боя самое большее восемнадцать тысяч человек. Об этом читай Christianum Cilicium Cymbrum de bello Ditmarsico 21. Но в те времена латыши, жмудины, курши; гепиды, предки литовцев; ятвяги, пруссы, датчане и прочие все как один звались кимврами от предка Гомера и от кимвров Боспора (Cimeriow Bophorow), откуда сначала вышли. Двигаясь объединенной дружиной, упорной смелостью и огромными силами [они] захватывали римские владения и четыре раза наголову разбивали крупные римские армии с их гетманами 22. Как об этом, милый читатель, скорее сам узнаешь из надежных сведений надежных историков. Но немного прервемся, желая наш рассказ о том потопе и разливе моря (которые согнали с отчих мест кимвров и гепидов, предков литовских и жмудских) подкрепить свежим случаем из нашего века.

Затоплены окраинные немецкие земли: Брабант (Brabandia), Зеландия, Голландия, Фландрия, Фризия. В году от рождения Господа Христа 1570, в ночь после [дня] Всех Святых (1 ноября), пришел столь тяжкий и неслыханный морской паводок, что, случившись внезапно, залил Поморскую землю в нижних немецких землях Брабантской и Озерной (Jeziorna), которые немцы называют Зеландией, голландские и фландрские княжества и обе Фризии. А произошло это из-за длительных сильных ветров, от которых морские берега издавна были оборудованы высокими дамбами, чтобы обычное поднятие моря при внезапно случившемся [очень] долгом приливе (po odesciu) через них не переливалось. Однако в течение всей осени постоянно дул свирепый юго-восточный (srzedni miedzy wschodem a poludniem) ветер, отогнавший от тех краев к Англии и Ирландии (Hyberniej) морскую воду, держа ее на себе, как на какой-нибудь горе. А потом, когда уже установился противный ветер, эта вода с огромной скоростью побежала вспять, будто с горы. [Вода] и сама быстро шла вниз, да еще и ветер тем крепче ее гнал, подгоняя за ней воду от английского берега, откуда [она] пришла таким валом, что перелилась через все плотины, выворотив их с ужасной силой. И учинив себе выход (wescie) на равнину, так ужасающе (gwaltownie) залила тамошние страны нижненемецкой земли, что никто такого не предполагал [и так и не понял], откуда на людей и скотину пришла внезапная смерть. В Андорфе (Andorfie), Делфте (Delphru), Хертогенбосе (Hercogpusu), Мидденмере (Merimedzie), Мидделбурге (Mittelburgu), Гронингене (Grenningu), Роттердаме, Амстердаме и в иных главных и меньших городах вода поднялась так высоко, что по всем улицам можно было ездить на челнах, а у некоторых отдельных домов видны были только крыши, особенно в таких городах, как Делфт, Дорт (Дордрехт) и Роттердам 23. В этих городах из воды выглядывали только башни и церковные шпили. А деревни возле этих городов, из которых поставлялась большая часть продовольствия, такого, как самое лучшее масло и нидерландский сыр, затонули в воде [вместе] с людьми и скотом, ибо лежали на равнине и, когда все сравнялось с морем, убежать было некуда 24. Затонули славные города Андорф, Хертогенбос, Мидденмер, Мидделбург, Гронинген, Амстердам, Делфт, Дорт, Роттердам и другие. Роттердам — отчизна Эразма Роттердамского.

Города голландской земли по большей части сгинули с людьми и скотом, в том числе затонули города Римский вал вместе с Деукиландом (Deukiland) и с частью деревень; весь Тольский (Tolski) повят, как и город Сарпонн (Sarponnes); пруд Святого Мартина, город с частью деревень; [город] Тегосен (Tegosen) с семнадцатью деревнями; Бенфлет (Benflet); Гиллернес (Hillernes) с восемью деревнями; [города] Сромслаг (Sromslag), Эсемс (Esems), Гентонес (Gentones) с четырьмя деревнями; ушли на дно (do gruntu zatoneli) Пулер с Амером (Puler z Amerem) и четыре деревни 25. Испанский гетман герцог Альба заложил было мощную крепость во фрисландском городе Гронингене, намереваясь иметь там замок для обороны. И так как гарнизон (straz), который они там держали, как и те, которые строили, все были так заняты этой стройкой, что и не знали, что где случилось, то все вокруг там и потонули, как люди, так и скот.

В том же 1570 году, как я и сам видел 26, в Польшу пришло много голландцев и нидерландцев (Holandrow i Niderlandow), поселившихся в Люблинской и в других [польских] землях с дозволения короля [Сигизмунда] Августа .

Я привел эту историю в качестве примера того, что и с предками Литовцев, Жмудинов, Пруссов и Готов случилось так, что из-за морского паводка [они] должны были странствовать и дальше. Ибо в то время, при котором они жили, каким-либо тамошним жителям вольно было сговориться переменить отчизну; это теперь все уже как следует заселено, а в то время кто куда хотел, туда и перебирался, и более сильный народ выбивал слабейшего.

А славный римский историк Тит Ливий и из него Луций Юлий Флор, описывая историю и деяния римлян, о войне немцев, кимвров или готов (от которых в давние [времена] и вправду произошли литовцы) в третьей главе третьей книги говорит так.

Северный народ кимвры, а с ними немцы и тигурины, бежав из крайних пределов Франции, когда их земли затопил Океан, по всему свету искали новые места. Здесь отдельно упоминают кимвров и отдельно — немцев. Будучи изгнаны из Франции и из Испании, они прибыли в Италию и отправили послов в лагерь Силана, который был римским гетманом 27, прося, чтобы рыцарский римский народ (Ut Martius Populus R.) выделил им какую-нибудь землю, якобы в качестве жалованья, а их руками и силами чтобы распоряжался по своей воле. Однако (говорит [Флор]) что за земли мог дать им римский народ, сам вынужденный ссориться из-за аграрных законов? А когда их прогнали, они решили оружием добиваться того, чего не смогли получить просьбами 28. Силану не удалось отразить первый натиск варваров, так же как Манилию — второй, а Цепиону (Caepio) — третий. Все три гетмана и их войска оплошали, а их обозы были разграблены. Говорят, что было бы еще хуже, если бы тому веку не повезло с Марием. Однако и тот, хоть и удачливый гетман, не посмел встретиться с ними сразу, ожидая с римским войском в лагере, пока запальчивость и неукротимость жестокого народа кимвров со временем не утихнут 29. Слова Флора: Марий будет действовать, когда все успокоится.

Ту же хитрость, как Фабий с карфагенянами (Paenos) и как Марий с кимврами, медлившие действовать, московский [царь] хотел устроить и с нами в 1580 году.

Глава вторая

Свидетельства Стадиуса, Плутарха, Деция с прибавлением в нужных местах [сведений] из других историков о Кимврах, среди которых были также и Гепиды, предки литовцев.

Cymbrica Chersonesus. Иоганн Стадиус 30 в комментарях на исправленное издание истории Флора делает такое краткое замечание о кимврах: Кимвры и немцы с окруженного Кимврийским морем [полу]острова (wyspy), который латиняне зовут Кимврийским Херсонесом (Cymbricam Chersonesum), где в наше время Датское королевство и княжества Дитмаршское, Гользатское 31 и прочие, по «Германии» Тацита (secundum Tacitum de moribus Germanorum scribentem), в 640 году от основания Рима (113 году до н. э.) и за 100 лет до спасительного рождества Господа Христа из-за зимних невзгод, неурожая и морского потопа двинулись в Иллирик 32, где ныне славянские земли. Об этом также читай Йоста Деция в Польских древностях. [Для этого кимвры], как пишут те же Тацит и Страбон и свидетельствуют датские и шведские хроники, объединились со своими соседями: со Шведами, с Готами и с Гепидами, [жившими], где ныне [живут] Жмудины, Литовцы и Латыши; с Ульмигавами (Ulmigawy), где ныне Пруссы; с Половцами, где ныне Подолия; с Волынянами, со Стабанами, с Амаксобитами, с Омбронами и с Ятвягами, которые, по Птолемею и Йосту Децию, жили в тех местах, где ныне Брест Литовский, Люблин и Подляшье. Предки литовцев, шведы и датчане, пустились в Иллирик сначала с севера на юг и на запад. Там в Иллирике под городом Норея (Nortbeja) 33 поразили и разгромили войско римского консула (rajce) Куриуса Карбона 34, который в это время правил той страной или провинцией. Поразили Карбона. А после этой победы обратили оттуда свое оружие на Францию или Галлию (в то время еще не покорившуюся власти Рима) и на Испанию. Из Иллирики во Францию и в Испанию.

Отправившись в Италию, поразили Юния. И потом, когда французы, испанцы и кельтиберы выгнали их из своих земель, двинулись в Италию и там, когда не смогли выпросить у римлян места для поселения, поразили войско римского гетмана Юния Силана. А когда римляне в третий раз послали против них во Францию Марка Скавра, кимвры и гепиды, быстро собрав войска, побили и итальянцев, и французов 35. Разбили Скавра и французов. [После этого] на них гневно обрушился четвертый римский гетман, Кассий Лонгин, но немецкий народ Тигурины, товарищи отважных кимвров, наголову разгромили римские войска, поразили самого гетмана Кассия Лонгина и убили его товарища Луция Пизона 36. [Это было] между Италией и Францией, на границе Аллоброгов 37, земля которых в наше время называется герцогством Савойским. Allobroges cis Rodani ripa, quae hodie est pars ducatus Sabaudiae et Delphinatus. (Аллоброги с реки Родан 38, [восточный] берег которой ныне является частью герцогства Савойского и Дельфината 39).

Три римских гетмана на кимвров и гепидов. Еще и в пятый раз римляне отправили во Францию против кимвров трех гетманов: Квинта Цепиона, Кассия Манилия и Марка Аврелия. А так как все трое хотели командовать войском, то, когда во время похода во Францию Цепион присвоил себе первое место, как врученное ему Сенатом, во французской земле они разделили войско натрое, и каждый отдельно [командовал] своим. Несогласие и много гетманов в одном войске — скверное дело. Узнав об этом, кимвры и литовские гепиды (Gepidowie Litewscy) объединились с немцами, с тигуринами и с амбранами (Ambrany) или омбронами, которых Людвиг Деций, когда пишет о фамилии Ягеллы, помещает в те края, где ныне Люблин и Брест Литовский. Statum post Ombrones, id est, Lublinensem Palatinatum etc. (После омбронов это Люблинский палатинат и прочее). Ибо в то время еще не было ни Люблина, ни Бреста, и Птолемей о них не слыхивал, однако это должны быть те самые места, откуда вышли омброны. И тогда кимвры и гепиды сразу ударили на разрозненных (niezgodne) римских гетманов, которых с великим поражением победили и погромили так жестоко, что на плацу полегло восемьдесят тысяч римских рыцарей, а одних только возниц и поваров побили сорок тысяч и захватили два римских лагеря 40. Таким же манером турки однажды поразили христианские войска. Кимвры, пруссы, датчане, шведы, немцы, омброны, подляшане (Podlaszanie) и гепиды, предки литовцев, захватили также гетмана Марка Аврелия 41 и убили двух консульских (burmistrzowskich) сыновей. Поэтому жители Рима, которые давно были злы на Цепиона, судили его за это новое несчастье и признали виновным в этом жестоком и доселе неслыханном поражении Рима, ибо действовал [он] не как надлежало гетману, а худо и недостойно. Он также был посажен в темницу, где и умер в заключении. Его голый труп палач выволок на Гемонское поле, где вешали и казнили злодеев, а его имущество было взято на народные нужды. Ad scalas Gaemonias (На Гемонской лестнице) 42.

Причину этого жестокого поражения римских войск с Цепионом Помпей Трог и Юстин (кн. 32) видят в святотатстве, ибо Цепион когда-то достал из Толозского (Tolossanskiego) озера сто и десять тысяч фунтов золота, а серебра пять раз по десять сот тысяч (пятьсот тысяч) фунтов 43. Давным-давно это сокровище, собранное войнами и грабежами, словаки (Slawacy) Тектосаги 44 утопили в этом озере, чтобы порадовать своих богов, о чем читай у Юстина 45.

Второй раз наши победно шествуют через Францию в Испанию. После этой славной победы кимвры и гепиды, предки литовцев, второй раз двинулись через Францию в Испанию, а когда их оттуда выгнали кельтиберы, вернулись назад во Францию. А там, объединившись с немецким народом Тевтонами и с Амбронами, которые (если верить Децию) были из Подляшья, договорились между собой и постановили, что, перейдя высокие горы Альпы, добудут Рим и [после] этого счастливого успеха завладеют всей итальянской землей. Кимвры и гепиды снова двинулись в Италию. Итак, через два года после той славной победы над римлянами, тремя армиями порознь двинулись в Италию через Альпийские горы, которые итальянцам [служили] защитой. Узнав об этом, римский гетман Марий с войском с удивительной быстротой преградил им путь и первым делом завязал битву с немцами в поле, которое называется Секстиевы Аквы (Aquas Sextias), в самых предгорьях.

Битва с немцами при Секстиевых Аквах (ad Aquas Sextias). Как пишет Флор, когда немецкое войско соседствовало с рекой и с другими [источниками] воды, римские полки жаловались гетману Марию на недостаток воды, а Марий им отвечал: «Если вы мужи, а вода у ваших врагов, идите и возьмите ее». Viri, inquit, estis, en illic aquas habetis. Сразу же с большой охотой, с запальчивостью и с криками итальянцы наскочили на немцев, а немцы тевтоны на итальянцев и сшиблись так, что, когда итальянцы одолели немцев, после победы должны были пить из реки воду, смешанную с кровью, и крови они выпили больше, чем воды. Eaque caedes hostium fuit, ut viсtor Romanus de cruento flumine non plus aquae biberit quam sanguinis Barbarorum. Florus. (И устроили врагам такую бойню, что победители римляне выпили из кровавого потока воды не больше, чем крови варваров. Флор.) Число побежденных немцев. По Велею [Патеркулу] (wedlug Wellejusa), на поле боя в первый и во второй день полегло 150 000 кимвров и гепидов 46. А Орозий свидетельствует, что 200 000 их убито, 50 000 захвачено [в плен], а убежало едва 3 000. Прыткость короля Тевтобада. Их король Тевтобад (Tewtobochus), который был настолько прыток, что обычно менял четырех, а иногда и шесть коней, с одного перескакивая на другого, на сей раз, когда убегал, не успел вскочить ни на одного, ибо был пойман при первом скоке. А так как он был [человеком] большой красоты и высокого роста, то считался особой диковиной, ибо, когда его везли среди других победных трофеев, возвышался над всеми, видный отовюду.

Кимвры с гепидами движутся в Италию. Наши кимвры с гепидами и амбронами (Ambronowie), двигавшиеся в Италию отдельным войском, услышав о поражении своих товарищей немцев, которых итальянцы в те времена звали тевтонами, а ныне тудесками, нимало не разочаровались в своей силе и победе и огромными силами двинулись прямо к Норику, а потом перебрались через горы и высокие скалы, на которые надеялись итальянцы, ведь в то время уже была зима. Кимвры и гепиды, вопреки надеждам итальянцев, зимой перебрались через Альпы. Римский историк Флор очень этому удивлялся и говорил: кто бы мог поверить, что они (то есть кимвры) зимой через Альпийские горы, которые от снега кажутся еще выше, с вершин Тридентских гор вторгнутся в Италию, как лавина, все круша и паля. Изнеженные итальянцы изумлялись, что кимвры неурочной зимой отважились двинуться к ним через высокие скалы, ибо эти горы, как я [уже и сам] знаю, обычно покрываются великими без меры снегами. Альпийские горы страшны большими снегами. Мы с великими трудностями и опасностями переходили [через] них в Болгарии в 1575 году, едучи от турок. Альпы в Болгарии турки зовут Балканами, а московиты земным поясом. Наши кони каждую милю издыхали (zdychaly), и все мы, сколько нас было, шли пешком, [стараясь] не потерять друг друга (niebrakujac osobami). Временами приходилось брести по пояс в снегу, в другой раз [я] провалился по шею, так что еле смогли вытащить. Горные снега лежат грудами и кучами (brylami i kupami). А когда сверху со снежистой скалы сошла кучка снега [величиной] с кулак (piesc), то, когда долетела до низа, была уже как самый большой дом, ибо она тотчас собирала на себя снег так, как у нас дети лепят снежки. И когда эти комья [снега] летят с горы, то ломают кусты и деревья, а временами убивают простых людей. Гельветы побили французское войско в заснеженных горах. Так гельветы или швейцарцы 47 из страны императора Карла Пятого однажды разгромили большое войско французского короля в итальянских горах, всего лишь сваливая на них снег с вершин скал, когда те уже вошли [в ущелье] и вот так снежным оружием поразили их до основания. А нас Господь Бог [через горы] перевел в целости, здоровыми и живыми, не считая коней. И это нам еще повезло, что дело было перед Пасхой, когда там уже бывает лето и у нас теплее, но в самих горах зима и снега были [такими] жестокими, как будто зимой. Десять дней мы путешествовали из Фракии через болгарские Балканы до мултанского (Multanskiego) Дуная, который течет там в милю шириной [между] городами Рущуком (Urusciukiem) и Джурджу (Dziurdziowem) 48. Этот пример я привел потому, что лучше всего человек учится [на собственном] опыте (experientia), non tamen poenitebit aliquando meminisse malorum (тем не менее, я иногда жалею, что плохо помню) опасные приключения, из которых дал Бог вывернуться (sie wywichlac), [и хотя при] этих воспоминаниях жалостно [сжимается] сердце, их надо поведать для примера другим. Но обратим перо к предшествующему рассказу.

Кимвры, значит, были из наших стран. Из этого следует, что кимвры, гепиды и омброны (Ombronowie) были из наших зимних полночных краев. Той зимой они терпеливо брели через Альпы нежданными гостями в Италию.

Римляне хотели закрыть кимврам проход через горы. Узнав об этом, римляне сразу послали Квинта Катулла, товарища Мария, с войском, чтобы закрыл кимврам проход через горы. Но как только он понял, как трудно будет дать отпор столь огромному скопищу врагов, то отступил от Альп с войском на ровное поле и укрепил для обороны оба берега реки Атесис под Вероной, устроив к тому же через реку мост, чтобы его солдаты, если враг задаст им жару (nagrzewal), могли безопасно перейти к нему с другого берега. Катулл укрепил Атесис (Atesin osadzil). Но натиск и мощь кимвров отбили Катулла с римским войском от реки Атесис, так что римляне вынуждены были бежать, и против них из Рима сразу же выступил сам Марий и, переправившись через реку Пад, объединил свое войско с [войском] Катулла. Марий перешел через Пад.

Варварская смелость кимвров. Кимвры тоже с варварской смелостью брели через реку Атесис (Atesin) без лодок и без мостов, а так как в быстрой воде они не могли опереться ни щитами, ни руками, то, срубив большой лес, устроили гать. И вот так против итальянцев они переправились со страшным гиканьем и криками: Кимвры! Кимвры! И громкими голосами это повторяли, враждебно и крикливо. И, как пишет Флор, если бы они сразу огромным приступом пошли на Рим, это была бы великая опасность и сомнительное дело. Et si statim infesto agmine urbem petissent, grande di scrimen esset. Но кимвры встали лагерем в венецианском краю, который Стадиус зовет partem Galliae Togatae (частью Галлии), ограниченной реками: с запада Атесисом 49, с юга Падом (Padusem), с севера Натизоном, с востока Адриатическим морем. Венецианские границы в Ломбардии. Эта земля выделяется среди других итальянских краев ранними урожаями на земле и роскошнейшей погодой на небе, и наши там обленились, а Марий умышленно оттягивал битву, чтобы употребление [пшеничного] хлеба и вареного мяса, а также сладкого вина в роскошной земле тешило и расслабляло их, потому что роскошь вредит простым солдатам, ибо лучшие рыцари у них изнеживаются. Хитрость против слишком смелого и готового [к бою] врага. Проволочка (zwloczenie) по латыни: cunctatio.

Гепиды и кимвры вызывают на бой. А потом наши кимвры, неосторожно возомнив, будто Марий их боится, и полагая, что уже завладели итальянской землей, несколько раз посылали к нему, чтобы встретился с ними и назначил день битвы. И положил (zlozyl) им время и место встречи на следующий день, как пишет Флор, на широком и ровном поле, которое звалось Cladium (Ужас) 50. А Плутарх в [жизнеописании] Мария de vitis Illustrium virorum пишет, что битву назначили на третьи ноны августа 51 на Верцельском поле (tercio nonas Sextiles, in campo Vercelensi).

Поражение кимвров. И когда обе стороны с великим грохотом и криками охотно сошлись [в бою], Марий с помощью хитрых уловок поразил кимвров, и их полегло на поле 104 000, а [в плен] захватили 40 000. Итальянцы же в этой жестокой битве, длившейся целый день, потеряли убитыми третью часть от всего числа [своих воинов].

Per ipsos si credere fas est Deos (Все верили, что это [заслуга] богов). И эту блестящую и славную победу, которую Флор приписывает богам (потому что все дрожали перед кимврами), [заслуживший] признательность всей римской монархии Марий одержал не силой, а хитрой уловкой с промедлением и c построением своего войска, и эту хитрость пустил в дело как истинный гетман, следуя в этом Ганнибалу, когда-то жестоко поразившему римлян при Каннах (ad Cannas). Марий победил кимвров хитростью.

Построение войска Мария. А поступил он так: первым делом дождался, пока в роскоши кимвры изнежатся и обленятся; потом день для встречи, чтобы удобнее было внезапно ударить на неприятеля, выбрал мглистый, а к тому же и ветреный, чтобы песок, поднятый ветром и конями, пылил им в лицо и в глаза, себе же выбрал наступать по ветру; также и полки свои выстроил против восхода солнца, чтобы, когда мгла к полудню рассеется и ярко засияет солнце, от блеска римских доспехов и забрал (przylbic) кимврам казалось, что небо запылало, и из-за сияния и блеска отразившихся от доспехов солнечных лучей [они] не смогли бы рассмотреть итальянцев, так что им виделись бы трое вместо одного. Научиться этому может каждый военачальник (sprawca ludu rycerskiego) и ротмистр, [изучая] историю построения войск, о чем далее прочитаешь больше, чем нужно.

А когда Марий уже поразил и разгромил кимвров и гепидов, с их женами ему пришлось выдержать не меньший бой, чем с ними самими. Nec minor cum uxoribus eorum pugna, quam cum ipsis fuit. Ибо, мощно оградившись со всех сторон возами и телегами (kolasami), они стояли на вершине этого лагеря будто на бастионах какого-нибудь замка и отважно защищались, тыча в штурмующих итальянцев копьями и рогатинами и метая [в них] разнообразные предметы. Женщины кимвров мужественно обороняются с обоза. Их последующая смерть была еще благороднее, чем битва, ибо, когда итальянцы не смогли их взять, сами кимврки (Cimberki) и гепидки (Gepidanki), от которых происходят литовки, начали переговоры с Марием. Женщины кимвров (Cimberki) ведут переговоры с Марием, изложив ему свои условия. И через послов изложили ему [свои] условия: чтобы оставил им их вольности (посмотрите, как женщины прежде всего заботились о своей дикой (grube) свободе), чтобы потом, так как их мужья перебиты, [они] могли бы быть монашками (mniszkami) богини Весты по языческим правилам римских жрецов. Жестокая стойкость (stalosc) женщин кимвров и их превосходное мужество. А когда не смогли этого выпросить, в том же лагере, сначала удавив и перебив всех своих детей, чтобы живыми не попали в итальянскую неволю, сами потом до упаду храбро рубились с итальянцами. А другие, пообрывав косы либо свои волосы, скрутили веревки и сами повесились на деревьях, на верхушках возов и на дышлах, а другие, мужественно сражаясь с итальянцами и не желая сдаваться [в плен], в бою дали убить себя досмерти 52.

Такую же отвагу обнаруживаем у их потомков литовцев (Litawow) в замке Пиллен (Pullenie) в Жмуди, который немцы осаждали при Ольгерде 53. Следуя примеру своих старых матерей, [они] тоже сожгли своих жен и детей, а сами покончили с собой (sami sie do gruntu zbili), чтобы живыми не попасть в руки спесивых орденских рыцарей. О чем прочитаешь у Кромера (кн. 12, стр. 31) и у Меховского (кн. 4, гл. 22, стр. 234); но до этого отсюда еще далеко, вернемся же к [нашему] рассказу.

Белей (Beleus), король кимвров. Баелей (Baeleus) 54, король кимвров, мужественно пробиваясь сквозь итальянские полки, пал на поле боя. Плетни из костей. Как свидетельствуют итальянские и шведские хроники, итальянцы из Массилии (Masillenszowie) делали плетни для виноградников из костей павших на этом побоище 55, а земля, пропитавшаяся кровью и [человеческим] жиром, стала необычайно плодородной: это был добрый навоз (nawoz).

Глава третья

О готах, гетах и гепидах, предках литовцев и славян.

Так как ты, милый читатель, уже знаешь об успехах, стойкости и в конце концов о жестоком разгроме мужественных кимвров и гепидов, а считается, что от их союза и от их народа и происходят литовцы, жмудины и латыши, то этот рассказ основан на надежном фундаменте истинной истории, как я уже достаточно показал выше [в повествовании] о происхождении этих кимвров и готов от Гомера Иафетовича и его сына Фогармы (Тоgormy). Пророк Иезекииль ясно пишет, что эти народы [жили] в тех полночных странах, где ныне [живут] жмудины, латыши, древние пруссы и литовцы, когда в главе 38 говорит: Gomer et Togorma latera Aquilonis (Гомер и Фогарма от пределов севера). Иезекииль, 38.

Но и сами немцы не могут приписать себе подвигов (dzielnosci) кимвров, поскольку и Ливий и Флор там, где речь идет о кимврах, называют их отдельно от немцев, что найдешь у Флора (кн. 3, гл. 3), где говорится: Cymbry, Teutoni atquae Tigurini, et Ombrones vel Ambrones. О том же читай у Волатерана в кн. 2 Геогр[афия]. Под кимврами, стоящими первыми [в списке, он] разумеет древние народы шведов, датчан, латышей и старых пруссов, а также гепидов, предков литовцев и жмудинов, которые, как говорит Флор и как их описывают Птолемей и Юлий Цезарь в Комментариях, жили в глухих уголках (ostatnich katach) на берегах Балтийского океана, ныне зовущегося Немецким морем. А для того похода в Иллирику и в Италию они соединились со своими соседями немцами или тевтонами и с амбронами, которых Птолемей и Деций издавна помещают в тех полях, где ныне Подляшье и т. д. А о гепидах, предках литовских, которые всегда были в соседстве и в товариществе, как в военном, так и в гражданском (domowym), с кимврами и с гетами, о том далее найдешь яснейшие под солнцем свидетельства и доводы. Поэтому все славные [деяния], совершенные кимврами и готами, c тем же правом могут быть приписаны и их товарищам гепидам 56.

И хотя после этого поражения уцелела немалая часть кимвров, омбронов и тевтонов или немцев, однако, утратив столь великую мощь, окрепнуть они уже не могли. Поэтому одни покорились римлянам и остались на итальянской границе; другие осели в немецких краях и во Франции; другие, которым на [новых] местах (o ossady) пришлось трудно, вернулись в те полночные края, откуда сначала вышли, такие, как Дания, Пруссия, Жмудь и Литва; другие, как пишет Флор 57, [вернулись] к Меотийскому озеру и к реке Танаис. А те, которые воевали в Италии, во Франции и в других дальних краях и долго скитались в компании разных народов, тогда же из-за общения с различными обычаями и языками изменили свою речь, ибо у самих шведов и датчан язык иной, чем у немцев, в том числе у курляндских, у остатков древних пруссов, у латышей, у литовцев и у жмудинов. Как известно, [все они] имеют в своем языке различные слова из разных других языков.

Однако кимвры, готы, гепиды, литовцы, жмудь, латыши, шведы и датчане, [остаются] одним и тем же народом, [произошедшим] от Гомера и Фогормы, хотя языком и обычаями отличаются друг от друга. Как также видим, вороны (wrony), грачи, вороны (kruci), сизоворонки (kraski) и сороки, которые тоже из одного племени, хотя и различаются оперением и голосами, но все они единого вороньего происхождения. И, когда летят грачи, там же между ними мешаются галки, вороны (kruci) и вороны. Вот так и когда кимвры и готы отправились в поход на юг, с ними двинулись и гепиды, литовцы, латыши, курши, как люди одного с ними народа и земли, а руссаки и словаки (Slawacy) — как их соседи, и прочее.

Но пусть об этом будет уже довольно [сказано], милый читатель, а теперь начинаю рассказ о самих готах, народах, не менее славных рыцарской отвагой, а до этого думаю последовательно и доказательно вывести их начало.

Рассмотрим сначала родословную сыновей Ноя и их потомства. Готы, предки литовские, свое начало ведут от Фогорма, сына Гомера и внука Ноя, а их отвагу и благородные дела (так же, как вандалитов и кимвров) немцы, датчане и шведы сами себе приписывают и в этом порожнем мнении сильно ошибаются вопреки всем иностранным, а в конце концов и вопреки своим собственным немецким историкам. Ибо, опуская для краткости славных древнегреческих историков, Прокопий Кесарийский, который писал [об этом] в первой, второй и третьей книгах о Готской войне, а также Агафий Грек 58 и Иорнанд в Гетике; Блондус 59 (декада 1, книга 8 о падении Римской монархии и там же книга 1, декада 1); Корнелий Тацит о положении земель и нравах немецких; святой папа Григорий 60, Рафаэль Волатеран (кн. 2) и многие другие старинные и общепризнанные историки, а также их же немецкие новые историки доказывают ошибочность этого их мнения. Agatias lib. 1 et 2; Procopius Caesariens lib. 1, 2 et 3 de bello Gotico; Jornandes de rebus Gaeticis; Blondus decad.1 lib.8 et lib.1 Dec.1 Cornel. Tacitus; Divus Gregorius etc. (и прочие) выводят готов из славянских земель. Сначала немецкий теолог Тилеманн Стелла Меченый (Signensis) 61, описывая происхождение народов в генеалогии Христа, так пишет о готах, называя их гетами: Gaetas autem Gotas esse nihil dubium est, ques etsi multi in insulis maris Baltici tanquam autuchtonas 62 natos esse fingunt, tamen cum initia generis humani, in oriente fuerint, ut Moises testatur, consentaneum est, completum esse occidentem et septentrionem, paulatim progressis, ex oriente posteris Nohae, etc, etc. (Геты, хотя и нет никаких сомнений, что это Готы, которых на островах Балтийского моря много как автохтонов, однако c зачатка человеческой расы на востоке, как свидетельствует Моисей, она совершенствовалась на западе и севере в соответствии с [прибытием туда] потомков Ноя из развитых стран с востока, и т.д., и т.п.). Геты, говорит, то есть древние Пруссы, Литва, Жмудь и Латыши, по мнению историков, несомненно, должны быть Готами, которых довольно много веками рождалось на островах Балтийского моря, то есть датских, шведских и готландских, но это к делу не относится, так как зачатки рода человеческого после потопа размножились прежде всего на востоке, как об этом свидетельствует Моисей; это убедительно доказывает, что западные и северные страны легко и как бы нечаянно ((znienaсzka) наполнились людьми и народами только тогда, когда потомство Ноя двинулось с востока, то есть на запад и на север от Вавилонской башни. Об этом мы имеем свидетельство не кого-нибудь, а первейшего немецкого историка и теолога, который ясно завявляет, что готы размножились не от немцев и не от шведов, а от гетов (которых Овидий, Плиний, Птолемей и другие [аптичные авторы] описывают в литовских, жмудских, московских, перекопских, подольских, волынских и итальянских краях), и не геты от них, а они от гетов и гепидов произошли и нечаянно заселили датские, а также шведские острова в Скандинавии.

Далее же пишет: Et facilius in arctoo latere proceserunt gentes, quia ibi non impediuntur itinera mari, ut in littore maris mediteranei. Людям и народам стало легче распространяться и расширяться в северных странах, где ныне Литва и Русь, ибо там не бывает, чтобы море препятствовало (przeszkodzony) дорогам, как случается на берегах Средиземного моря.

Прокопий Кесарийский. Также и Прокопий, греческий историк, в кн. 1 и 2 Войны с готами готов зовет гетами 63. Тот же Прокопий готов, виссиготов и вандалитов и аланов всех называет единым именем сарматов (Sarmatami) 64, и говорит, что у них был единый народ и были только небольшие различия из-за разделения их князей и вождей. Какой красоты были готы. А так как историю свою он писал в те давние времена, когда готы благоденствовали (pluzyli), то и их внешность, которую сам видел, описывает так: белое тело, льняные волосы и большие глаза, которые ныне видим у всех русских и славянских народов. Тот же Прокопий в книге 5 пишет, что готы вышли из тех мест, где ныне Москва, от реки Дон либо Танаис. Procopius, lib. 5. А причиной этого полагает то, что как-то некоторым молодцам случилось погнаться за оленем через реку Дон, и когда, увлекшись охотой, [они] зашли далеко к западу, то, воротившись назад к своим, поведали им, что видели на западе очень добрые цветущие поля и пашни. Тогда они, уповая на свою силу и оружие, пошли с войском до самого Дуная, везде одерживая победы, а потом, подступив к Италии, заключили мир с римскими императорами, а напоследок дошли до самой Испании. Так говорит Прокопий. Proc. ad Istrum usquae vincendo peruenerunt (Прокопий: завоевали до самого Истра).

Спартиан в жизнеописании цезарей готов тоже зовет гетами, которых второй император Клавдий поразил 300 000 в славянской земле у города Маркианополь (Martinopolim) в Мезии либо в Болгарии 65. Spartianus in vitis Caesarum.

А Волатеран в кн. 2 считает, что готы были из народа кимвров, о которых Флор пишет, что их остатки после поражения от Мария вернулись в Меотиду, где ныне среди татар полно не немцев, а словаков (Slawakow) 66.

Гербы древних готов и кимвров. Что древние Геты, которые на хоругвях и щитах носили медведя, как об этом пишет Корнелий Агриппа 67 в Искусстве Геральдики (Arte Heraldica), гл. 81, были из русских краев, оказывается также и по гербу. Кимвры же символом своей мощи считали быка, аланы кота, поляки орла, а немцы своим гербом считали льва.

Сигизмунд же Герберштейн в Записках о Московии (Commentariis rerum Moschoviticarum) на стр. 114 так пишет о Готланде: Gotlandia quoquae iunsula regno Daniae subiecta etc. Готланд, говорит, это морской остров, подвластный Датскому королевству и лежащий в том же заливе (odnodze) Балтики, откуда, предположительно, вышли многие готы, так как этот остров намного теснее, [чем нужно], чтобы разместить на себе такое множество людей, какое было у готов 68. Говорит: предположительно, то есть многие ошибались в этом своем мнении. К тому же, если бы готы вышли из Скандии, как некоторые считают, а потом из Готланда [направились] в Швецию, тогда получается, что они повторно повернули на дорогу через Скандию (Skandia) и должны были бы вернуться назад, если бы хотели двинуться в Италию с той же стороны, что и готы. Quod ratione minime consentaneum est. (Что наименее сообразуется со здравым смыслом). Герберштейн говорит, что это никоим образом не могло бы соответствовать правде и наименее согласуется с разумом и историей, и прочее. Ваповский и Бельский тоже согласны в этом с Герберштейном. И этим Герберштейн явно подтверждает, что готы вышли не из Скандии и не из Швеции, а из русских и литовских полей, откуда вышли и половцы. Это второе явное свидетельство, что готы вышли не с Готланда, не из Скандии и не из Швеции, а из Литвы, Жмуди и Московских краев Меотийских и Танаисских, как это прекрасно согласуется у Иовия в книге о Московском посольстве (libro de legatione Moschovitarum) с третьим [рассуждением о происхождении] готов Деметриуса (Demetriussa), московского посла в Риме 69. Павел Иовий. Он тоже выводил (wywodzi) большую часть готов от московитов (z Moskwy), от заволжских татар, от латышского и литовского народа и [их] отборных дружин, которые со своим королем Тотилой почти до основания стерли [с лица земли] римскую империю и город Рим за тысячу и несколько десятков лет [до нашего времени]. Готский король Тотила 70.

Четвертым о готах пишет немецкий хронист Карион (lib. 3, monar. 4, aetatius 3), считающий их немцами с острова Готланд, которые, говорит, частично осели в латышских и литовских землях, ибо обе эти страны лежат напротив Готланда, через море. О том же читай у Кромера (кн. 7 и кн. I), а также у Волатерана в Готах (Gotis). Но как раз в том, что в истории каждый раз нам наименее хорошо известно, Карион выбился из колеи (toru ustapil), ибо готы, двигаясь с тех полей, которые за Киевом, в году от Христа 253 огромными силами вторглись во Фракию с трехсоттысячным войском, что и сам Карион вопреки самому себе пишет в той же книге, что и выше. Император Деций убит готами-словаками. Воюя там римские владения, в генеральном сражении [готы] убили императора Деция с сыном, как от том будет ниже 71. Триста тысяч готов. И это ясно указывает на то, что со столь большим войском (300 000, не считая жен и детей) готы [правдо]подобнее вышли из тех полей, где ныне Москва, Литва, Волынь, Подолия и Перекоп или Таврика, а не с Готланда, как домысливал Карион, так как с этого острова, который не более восемнадцати миль длиной 72, не могли собраться столь огромные войска, о чем упоминают и Ваповский, и Бельский. Ибо и ныне датский король не собирает с него более нескольких сотен, самое большее тысячу человек, готовых к бою, да и то в случае крайней нужды. А еще Карион пишет (не может он со своими готами обойтись без Литвы!), что немцы, придя с острова Готланд, cмогли завладеть частью литовской и латышской земли, а потом назвались готами, что тоже вряд ли (nie ku rzeczy), потому что они были славны и грозны римлянам еще за тысячу триста сорок пять лет до наших дней и за несколько веков до прибытия немцев в Лифляндию. И только в 1234 году при императоре Фридрихе Втором и папе Григории Девятом привели в латышскую землю орден крестоносцев, а потом завладели этой страной, но названы были Лифлянтами, а не готами (силы которых к тому времени почти совершенно угасли). Не только в самом рассказе, но и в подсчете лет ты видишь большой сбой (szfank) от года 253 73, когда готы славились мужеством, и до самого 1234 года, когда немцы проникли в Лифляндию. Готы тогда пришли из Литовских и из Московских, а также из Волынских краев, а не с Готландского островка (insulki), хотя и имели в дружине союзных им датчан, шведов, кимвров и немцев, размножившихся у Прусского моря и на его островах. Все вместе они, хотя и собравшиеся из разных народов, именовались готами, гетами, гепидами и кимврами, о чем и сам Карион против себя же свидетельствует, говоря: Non unius autem populi apellatione censentur Goti, Vandali, Rugiani, Hunni, etc. (Никто из этих людей не может считаться Готами, Вандалами, Ругиями, Гуннами и т.п.). Но никого из этих людей не называют готами, ибо под этим именем подразумевают вандалитов (славянский народ) 74, ругиев, гуннов, от которых [происходят] венгры, гепидов, от которых литовцы, жмудь и латыши и т. д. Карион уже вступает на путь истины.

Слова Кариона. Карион также пишет, что некоторая часть готов осела в Азии над Понтом и Пропонтидой около Константинополя, другие остались во Фракии и Венгрии, а также еще и в наше время (говорит Карион) известно, что в Таврике или Перекопе, где ныне перекопские татары, живут готы, которые пользуются немецким языком и называют себя готами: по Кариону, до сих пор.

Да я и сам бывал во всех этих странах: и во Фракии недавно, в 1572 году, и около везде хорошо известного Константинополя, но никаких готов, говорящих на немецком языке, там не видывал и о них [даже и] не слыхивал. Наших предков словаков 75 там везде полно: во Фракийских и Болгарских землях, живущих на обширном пространстве между Балканскими горами, а также в Таврике или Перекопе, [являющихся] остатками литовских и роксоланских готов или гетов, русских предков, которые говорят на славянском (не немецком) языке, скотину же пасут в полях, как чабаны (czabany). Высокие Балканские горы, которые географы зовут Родопами и Гемами 76. Об этом читай также Кромера (кн. 7), Длугоша и Меховского (кн. 3). А зовутся [они] ныне бессарабами, татами (Tatami) 77, словаками (Slawakami) и сербами, но не готами и не немцами, которых там не увидишь, чтобы они жили среди татар и турок. Потому что для них нет более отвратительного (mierzenszego) народа, чем немцы, что [я] видел собственными глазами, и каждому в тех краях это известно 78.

Слова Деция. Потом немец Йодок Людвиг Деций, новый историк нашего века, пространно и основательно описывая vetustates Polonorum, Jagellonum familiam, et Sigismundi Regis tempora (древности поляков, семейство Ягеллонов и времена короля Сигизмунда), так говорит о готах, выводя их народ из тех краев, где ныне Русь, Литва и Польша. Undecunquae autem orta gens illa fuerit etc. (Народ родился из [людей] самого разного происхождения, и прочее). Но откуда и когда бы ни появился народ готов, после долгих выводов (говорит), нет на свете ни одного народа, который бы вернее и достойнее мог добиться славы готов и прославиться [их] деяниями, чем те народы северных стран Европейской Сарматии, из которых были древние гитоны (Gitonowie), гетоны или гепиды, предки жмудинов и литовцев, [жившие] над Венедским морем, которое мы ныне зовем Куршским, Жмудским, Прусским и Лифляндским. Я и сам три дня ехал вдоль этого моря из Жмуди в Кёнигсберг. От них же произошли геты и даки, [чьи земли] лежали к югу, где ныне Волынь, Подолия и валахи. Все историки свидетельствуют нам о том, что эти готы жили в тех странах, где Меотийское море или озеро впадает в Понт Эвксинский, и над рекой Доном или Танаисом, а также там, где ныне [живут] заволжские и перекопские татары и московские русаки. Итак, говорит Деций, готы были народом из Европейской Сарматии и из вышеупомянутых краев обычно и отправлялись воевать римские владения. Об этом же читай Длугоша, Меховского, Кромера (кн. 7) и прочее. Так готы в течение долгого времени проживали в полях при Руси и от полей или полования (polowania) и от полонов были названы половцами 79. Готы и половцы. А при цезаре Августе, [еще] до рождения Господа Христа, готы, двинувшись из тех полей, где ныне живем мы, начали совершать набеги на римские владения. Действия готов-словаков 80. Римский гетман Лукулл вытеснил их из Мезии, но потом [они] побили двух римских гетманов, Аппия Сабина и Корнелия Фуска, обоих вместе с легатами и римскими войсками, а также затевали частые битвы с Антонином Каракаллой и двумя Антонинами: Пробом и Вером, а также с иными римскими гетманами 81. О чем достаточно пишет славный и достойный доверия историк Орозий (кн. 7, гл. 7 и кн. 7, гл. 9) 82. Также воевали с первым христианским императором Филиппом 83 в году 247 от спасительного рождества Господа Христа. Имея триста тысяч войска, разорили Фракию и Мезию, несколько раз поразили Деция, а в конце концов в 253 году убили его вместе с сыном, как об этом упоминалось выше 84. О том же читай Светония в [жизнеописании] Августа, Диона Кассия, Прокопия, Павсания в Аттике, и т. п.

Потом, когда персидский царь Шапур (Sapores) захватил [в плен] императора Валериана и содержал его в такой жестокой неволе, что с его хребтины (вместо скамеечки) садился на коня 85, в 260 году готы вместе с другими сарматскими народами, с москвой, с русаками, с литовцами, с латышами, со жмудинами и с волынцами, снова собрав великие войска, по земле и по воде двинулись в Азию. [Они] разорили Вифинию (Bitinia), почти до основания разрушили приморскую Никомедию, разграбили и сожгли языческий храм (kosciol poganski) Дианы в Эфесе, весьма славный и построенный на средства, [собранные со] всей Азии 86. Главный город Вифинии Брусса, который турки ныне зовут Бурсса (Burssa) 87, называется от короля Прусия (Prusse), у которого [укрывался] Ганнибал, будучи беглецом 88. Также разорили Македонию и Фракию, и я думаю, что с тех времен народы славянского языка и размножились в тамошних краях, в которых и ныне широко проживают, как я сам видел. Потом император Флавий Клавдий разгромил их почти наголову в Македонии и Венгрии, ибо в бою и в плену их сгинуло триста тысяч. Тот же император на Греческом море в 270 году от господа Христа отнял у них две тысячи галер или кораблей водной армады, о чем свидетельствуют также Йодок Деций, Карион (lib. 3, Monar. 4, Aetatius 3) и другие. Готы на земле и на воде поражены в годах 270 и 273. После этого поражения готы несколько десятилетий сидели смирно, а потом, в 368 году, снова сильно ударили по римлянам. Победы готов в 381 году 89. Побили их гетманов Лупицина и Максима вместе с войсками, захватили Мезию и Фракию, императора Валента (Valensa) под Константинополем поразили и самого, захватив, заживо сожгли, осадили Константинополь и жгли окрестные волости, пока вдова императора Валента дарами и деньгами не cклонила их на свою сторону, чтобы отступили от Константинополя, как пишут Карион и Йостус [Деций].

Готы терпят поражение. Потом император Феодосий поразил их у Константинополя в 383 году и выгнал из Фракии.

Святые доктора. В то время процветали (kwitneli) учения святых докторов Иеронима, Августина и Амвросия, а в Англии сеял смуту еретик Пелагий, которого святой Августин убеждал Святым Писанием 90. Еретик Пелагий.

Потом при императорах Аркадии и Гонории, сыновьях Феодосия, в году от Господа Христа 405, от сотворения мира 4349 91, а от заложения Рима 1157 готы, которых было двести тысяч, снова вторглись в Итальянские края со своим королем Радагостом. О том же найдешь у Клавдия Клавдиана в Стилихоне и др. 92. Стилихон 93 поразил их в горных теснинах у Апеннина недалеко от Флоренции, там же пал и их король Радагост (Radagost). А это имя Радагост или Радогост означает, что оно само по себе славянское, якобы означающее Радость (Radgosciom), ибо Радогост и Доброгост — старославянские (sa starych Slawakow) 94 народные прозвища. Еще и ныне в северской земле есть московский замок Радогост.

Рим взят готами. Готский король Аларих. Но за это поражение и смерть Радагоста знатно (znacnie) отомстил другой готский король, Аларих, который взял город Рим, главу и господина всего мира, завладев им в 412 году 95 от Христа, а от основания Рима Ромулом в 1164 [году]. Король Аларих запретил трогать церковное имущество (rzeczy), но готы целых три дня жестоко разоряли город, а потом повоевали у императора Гонория области (krainy) Кампанию, Брутию и Луканию. О чем читай Клавдия Клавдиана в Стилихоне и Гонории, который тоже выводит готов или гетов из тех полей, где ныне [живут] руссаки, подоляне и дунайские болгары. Там же [Клавдиан] описывает военный сенат короля Алариха в таких словах.

Crinigeri sederi patres, pellita Gaetarum

Curia, quos plagis decorat numerosa cicatrix,

Et tremulos regit hasta gradus, et nititur altis

Pro baculo contis, non exarmata senectus, etc.

Сели по рангу длинноволосые, в шкуры одетые геты,

Судьи, сенаторы, лица которых украшены множеством шрамов,

Сели, дрожащей рукой опершись на жезлы свои в виде высоких

Палок с крюком на конце; не слагают оружия старцы.

Готы в другой раз взяли Рим. А когда Аларих умер, [готы] снова вернулись в Рим с новоизбранным королем Атаульфом (Ataulphussem) и не по воле своего короля разграбили город, однако не жгли. В третий раз взяли Рим. Потом в 548 от Христа, а от основания Рима в 1300 году и через сто тридцать шесть лет после Алариха готы в третий раз разорили Рим со своим королем Тотилой на 21 году правления императора Юстиниана (Justiniussa), а при вандальском короле Гензерихе (Grenseriku) взяли Рим в четвертый раз 96.

Скопец Нарзес. А потом гетман императора Юстиниана Нарзес, персидский евнух или скопец (trzebienec), наголову поразил последних готских королей Тотилу и Тейю и выгнал из итальянских стран почти весь народ мужественных готов, из которых одни осели в Испании, а другие во Франции, а другие через Немецкие края пришли к своим старым побратимам в те полночные страны, где были древние пруссы, жмудь, литва, ятвяги и прочие, которые тоже издавна были одного народа с готами. Об этом читай Платину 97, Деция, Иовия и Волатерана (кн. 7). И заодно с ними из этих зимних уголков отправлялись на различные войны, о которых кто хочет читать подробнее, найдет [более] полные их деяния у различных историков, ибо знатный грек Прокопий Кесарийский, который постоянно находился в войске при гетмане Велизарии, в нескольких книгах и томах достаточно подробно отобразил их дела с римлянами и греками. Много, хотя и по-разному (ибо каждый стремился приписать их деяния своему народу), писали о готах также [Святой] Григорий и Павел Орозий, Светоний, Иорнанд, Гвидо Равеннский, Блондиус, Корнелий Тацит, Спартиан, Леонардо Аретино, Урсбергский аббат, Марк Аблавий, Антоний Сабеллик и отчасти другие [авторы]: Ливий, Волатеран, Бергомен, Тилеманн Стелла; Блондиус и упсальский архиепископ Олаус Магнус, оба урожденные готы; Мюнстер и Науклер, очень достоверный историк, Эразм Стелла и многие другие славные и знаменитые историки 98 как древних, так и недавних веков, у которых читатель может легко утолить свою жажду [знаний]. Мы взяли оттуда только то, что относилось к нашей Сарматской, Русской, Польской и Литовской истории, кратко дополнив надежными доводами из тех же историков, о чем скоро достаточнее прочитаешь ниже в нашем [рассказе о] происхождении литовского и русского народа. А теперь приступаем к самому рассказу, доказательно заложив начало литовской истории из прусских хроник, прежде чем приступим к [рассказу о том, как] в ту страну из Италии приплыл по морю Палемон или Публий Либон.

Глава четвертая

О Вейдевуте, первом прусском короле, избранном из литаланов, и о его сыновьях Литвоне и Самоте.

Эразм Стелла Либанотан (Libanothanus) 99 во второй книге Прусских древностей так пишет прусскому магистру Фридриху 100 о истинных предках литовцев, происходящих от воинственных готов, гепидов и кимвров, о первом литовском князе Литалане (Litalanie) и о Жамоте (Zamocie) жмудском. Во время правления римского императора Валентиниана, то есть в 366 году, аланы 101 либо литаланы, люди, бывшие северными соседями пруссов (что означает, что это был литовский народ), когда пошли войной против Римской империи, после долгих и частых набегов на римские владения были поражены сикамбрами (od Sicambrow), и прочее. Сикамбры были могущественным немецким народом над рекой Рейном 102. А другая часть этих аланов или литаланов, более слабых и не столь способных к войне, которые оставались дома, после того поражения от сикамбров утратив силу убитых молодцов (molojcow) и не слишком надеясь на безопасность своих селений в собственной отчизне, ушли поэтому к соседним боруссам или пруссам. [Ушли] c женами, с детьми и с большой толпой невольников (slug niewolnych), увозя с собой весь домашний скарб и имущество на [двухколесных] возах и телегах (na karach, na kolasach), а также пригнали с собой всякую домашнюю скотину, которой тот народ в основном и жил. И там перешли под защиту древних пруссов (которые были одного народа с литовцами) и переняли их веру. Пруссы радушно их приняли, ибо, умноженные их числом, тем успешнее давали отпор другим народам, так как в то время более всего опасались немцев, которые жили над Вислой, где теперь Хелминская земля, и часто истребляли пруссов в тех местах, которыми владели.

Пруссы (Prussowie) предоставили аланам [право] совместного проживания в своих землях, а те позволили Борусам (Borusom) брать и жены своих женщин, ибо [сами] ни в каких браках не состояли, однако всех женщин имели в общем пользовании. Поэтому за короткое время [они] быстро выросли в столь большой народ, что превзошли все соседние народы: мазовшан, поляков и немцев. Потом из-за этой многочисленности и тесноты границ начали между собой один другого притеснять, потому что как кому нравилось и кто насколько считал для себя полезным, столько земли для себя и для коней брал и сам[овольно] занимал. И из-за этого между ними начинались ссоры и различные недоразумения, которые нередко кончались взаимными убийствами. И в конце концов все эти грубые и несговорчивые люди пришли к тому, что стали встречаться и рассуждать по поводу поставления короля, когда по обычаю простолюдинов и там и сям об этом велись различные разговоры.

Речь литаланского княжича Вейдевута и его избрание старшим между пруссами. И там Литалан Видвут (Widvutos) или Вейдевут (Wejdevutos), превосходивший прочих разумом и достоинствами (ибо завел (obfitowal) много слуг, собравшихся на его призыв из чужих земель), сказал так: если бы борусы не были глупее ваших пчел, не было бы никаких раздоров, из-за которых вы тут между собой разбираетесь.

Король над пчелами или [пчелиная] матка. Вы видите, что пчелы имеют короля, приказов которого слушаются, который решает их дела, каждого из них приставляет к надлежащей работе, а непослушных, никчемных, бездельников и праздных карает, изгоняя [их] прочь из ульев. По его приказам все находятся на работе, пока не закончат все свои дела. И вы, которые каждый день это видите, последуйте их примеру, поставьте себе короля и будьте послушны его воле, чтобы он ваши ссоры улаживал, все убийства и злодейства карал, невинных защищал, и пусть сам всеми без исключения правит и верховную власть (wyrok) и силу имеет.

Вейдевут, первый король или князь боруссов или древних пруссов и литаланов, предков литовцев. Услышав это, пруссы сразу подняли большой шум, призывая: а хочешь, ты над нами будь Бойотер (Bojoteros) 103, что на их языке означает пчелиного короля. И Вейдевут, Литалан из литовского народа, о чем свидетельствует и само имя этого народа 104, не отверг их призывов и по всеобщему волеизволению стал первым королем Боруским и Литаланским или Литовским. И хотя тоже был из простого и грубого языческого народа, однако королевской премудрости (wielgomyslnosci) ему хватало, ибо как только народ наделил его королевским величием, все свои мысли устремил ни к чему иному, кроме как следовать примеру князя или вожака пчел. Необходимость перемен в народных обычаях. Поэтому народ, кочевавший там и сям, [он] прежде всего замкнул в определенных границах — на манер пчел, которые исполняют свою работу в оcобых ульях. Становление государства Вейдевута в Пруссии и в Литве. И убедил их заняться сельским трудом, чтобы одни обрабатывали и засевали землю и сажали рядом плодовые деревья, другие чтобы были при пчелах, другие при скотине и хозяйстве, других приставил к рыбной ловле. Законы и постановления Вейдевута. И установил законы: прежде всего, чтобы ни один владелец ни имущества, ни челяди не держал более, чем было необходимо и достаточно для своих работ, а прочих либо продал, либо перебил, и чтобы ни один из бесполезных и непригодных для работы калек (ulomnich) не уцелел и не оставался бы в живых. Дал также вольность и право сыновьям удавливать родителей, угнетенных старостью, или тех, которые из-за слабости сил не могли справляться с работой, чтобы зря хлеба не ели, и чтобы у каждого оставалась одна жена. Это тоже сохранилось от древнеегипетских королей.

Пиры. Потом, желая тот грубый люд [отвратить] от звериной жестокости и приучить к более скромной жизни, узнал способ варки [хмельного] меда и постановил [устраивать] частые пиры и народные корчмы, веря, что смягчит этим их жестокие нравы, в чем не обманулся, так как вскоре [они] достигли той ласковости и мягкости, которых он и добивался 105.

Хождение в гости как занятие. Потом постановил, чтобы гостям оказывали гостеприимство и [относились к ним] более человечно (ludzkosc), чтобы от этих дел усиливалась приязнь между людьми, и прочее. Об этом читай в прусских хрониках и в космографиях Каспара Хенненбергера 106.

Род Вейдевута и число [его] сыновей. После своей смерти король Вейдевут оставил четырех сыновей, но другая прусская хроника 107, напечатанная по-немецки, свидетельствует, что сыновей было двенадцать, имена которых: Сайм или Заим, Неидр, Суд, Слав, Натанг, Барт, Галинд, Варм, Ог, Помез, Кульм и Литв или Литалан. [Их] отец Вейдевут 108, прожив на своем веку 116 лет, как свидетельствуют прусские хроники, выделил им следующие уделы.

Старшего Саймона или Заимона (Zaimona) [отец возвел] на свой престол, поставил над другими братьями и дал ему от себя прозвище Жемойт (Zemojdzi), так как эта земля тоже досталась ему среди уделов других братьев. От своего имени он назвал и другую землю, Самбию, по-немецки Самланд. Саймодь или Жмудь (Saimodz albo Zemodz) и Самбия прозваны от Саймона. И из этих двух княжеств в языческие времена выходило 40 000 конных и 40 000 пеших людей, пригодных для боя. 80 000 человек выходили на битву из Жмуди и из Самбии. Древнее наследие этого Саймона, Жмудь (Zmodzi) 109, прусские крестоносцы стремились захватить у Литвы частыми войнами.

Судавия от Суда. Судовия, прилегающая к Подляшью, Жмуди и Литве, тоже названа от Суда, сына Вейдевута. Из нее выходило 6 000 конных и 8 000 пеших. Натангия. Натангия, третья земля, названа от Натанга. Надровия. Четвертая, Надровия, от Надра. Славнию (Скалвию), пятую землю, считавшуюся удельным княжеством и часто разоряемую литвинами или крестоносцами, отделяла от Литовского княжества река Мемель или Неман. Бартенланд. Бартенланд, названная от Бартона, с 70 озерами и чащами, граничила с Литвой, из-за чего литовцы, воюя с крестоносцами, много раз разоряли эту землю как соседнюю. Галиндия, из которой, согласно прусским хроникам, шестьдесят тысяч человек выходило на бой за язычество. Из Галиндии, названной от Галинда, с юга соседствовавшей с Мазовией, землей большой и столь многолюдной, что ее размножившиеся языческие жители не могли в ней поместиться, выходило при необходимости 60 000 человек. Вармия. Вармия или Вармеландия взяла имя от Варма. Там есть Вармийское епископство, славное Гозием 110 и Кромером 111. Хокерландия (Hokerlandia). Земля Хогкерландия (Hogkierlandia) 112 названа от Хога (Hoga). Кульма (Culma). Кульмия, которую мы теперь зовем Хелм[инской землей], названа от Кульмы. Помезания. Одиннадцатая прусская земля, через которую текут (ida) реки Висла, Эльба 113, Дружно, Дробниц и Весера, Помезания, названа от Помеза, сына Вейдевута 114.

Когда сыновья Видвута (Widvuta), первого прусского короля, таким образом поделили земли, некоторые из них, не будучи удовлетворены своими уделами, [начали] воевать между собой за верховное владычество. Из-за этого [они] побуждали к междоусобным войнам прусский и аланский люд, который уже было привык к длительному миру, и затевали частые битвы друг с другом. И в этом Литалан или Литво (Litwos), как пишет упомянутый Эразм Стелла, младший сын от матери аланки и от отца алана (ибо прусский король Вайдевут был урожденным аланом), опирался на поддержку своих аланов или литаланов. Однако боруссы и другие его братья, у которых были более сильные войска, ненавидели его, как рожденного от другой матери. И в этих внутренних спорах Литалан был вынужден им уступить. Таким же образом Ваповский и другие пишут о нашем Лехе и о Чехе.

Конфликты сыновей Вейдевута и их соглашение. После великих битв, которые велись с обеих сторон, решили положить конец несогласиям, чтобы младший сын Вейдевута Литво или Литалан, рожденный от матери аланки, со своими аланами вернулся назад в Аланию, снова заселил страну своих предков и правил среди них по своей воле. А Борусскую землю чтобы [добро]вольно оставил другим братьям, рожденным от матери боруски.

Князь Литво или Литвон принял эти условия, как старший 115, и с большим числом своих аланов вышел из прусской земли (как некогда Лех из Хорватии (Karwaciej), по Ваповскому). Причина ухода литаланов из Пруссии в Литву похожа на причину ухода Чеха и Леха из Хорватии и из славянских земель 116. И когда они, по обычаю, размножились, то прежние места своих предков и старые поселения, которые они нашли пустыми, легко наполнили и заселили. Аланы [звались] Литаланами от князя Литалана, потом названы Литваны. А от того их князя Литалана или Литвана (Litwana), тех людей, которые прежде назывались аланами, а потом звались литаланами, теперь называют попросту (pospolicie) Литваны. Так Эразм Стелла выводит имя литовцев от упомянутого Литалана, сына прусского короля Вейдевута. Год прибытия князя Литалана в Литву. А другие прусские хроники пишут, что это было в 373 году 117 после [рождения] Господа Христа (Christusie), и с тех пор до нынешнего 1580 года прошло уже 1208 лет. Из чего следует, что в тех местах, где они теперь живут, литовцы [находятся] с еще более древних времен, чем мы, поляки, в Польше, если верить Ваповскому, который пришествие Леха в Польшу относит к 550 году после Господа Христа, так что с того времени, как в Польше поселились поляки, пришедшие вместе с Лехом, до наших дней прошло 1028 лет, хотя Кромер и другие не указывают конкретной даты этого события 118.

Князь Займо. Итак, Литалан или Литво в 373 году после Христа правил в Литве и в Латвии. А Займо (Zaimo), его второй брат, в Жемойдской (Zemojdska) земле (которую Страбон зовет Самия, Samagitiam exprimere volens), назвав ее от своего имени, широко и мощно здесь обосновался. А некоторые историки также именуют ее Судавия (Sudavia), о чем и Стелла пишет так. Собственные слова Эразма Стеллы. Borussii vero quo a Germanis finitimis tutiores forent se sum Sudinis vel Sudovitis, qui ultra Chronii fluenta sedes habent, ejusque regiones aborigines creduntur societatem iniere, qui tum virtute et pietate plurimum valebant. А боруссы, чтобы быть в большей безопасности от соседних немцев, заключили союз с судинами или с судовитами, которые, по Птолемею, жили за Крононом, то есть за рекой Неманом, и в тех краях над местными жителями испокон веков верховенствовали, так как были могущественнее и искуснее в рыцарских делах 119. Петр из Дусбурга в своей хронике жмудский народ Судинов зовет Судовитами от [слова] навоз (gnoj), ибо по жмудски sudos — навоз 120, а жмудины, особенно простолюдины, привыкли жить в тесноте (w wiezach), вместе со скотом, среди навоза. Там же чуть ниже Стелла также пишет, что судины или жмудины, которые в то время были заодно с курами или куршами, жившими у моря, не были побеждены более искушенными римскими войсками. Romanis armis tentati magis quam victi. Ибо римский гетман Друз, по мнению Плиния, сам наипервейший среди прочих римских гетманов, приводил корабли в Северный океан и воевал немцев водной армадой. Страбон же в Географии (кн. 7), напротив, пишет, что римские гетманы не могли проникнуть в полночные края далее реки Эльбы (Albis) 121. Пишет также, что прусскую страну Судинию, которая издавна была заодно и одного языка с Жемайтской (Zemodzka) землей, римские рыцари [называли] pro Sudina: Suberiam 122, то есть лыковая (lyczana) от лыка, ибо видели, что в тех краях, как и ныне, люди использовали лыко на обувь и на иные нужды.

Слова Эразма Стеллы о жмудском могуществе. Далее Стелла пишет, что на этих судинов (побратимов жмудинов, ибо и сейчас все они говорят на том же жмудском языке 123) из-за изобилия янтаря (burstynu), который они щедро находили в прилегающем море 124, часто шли войной соседние народы, так что они испробовали не только римское оружие, но и [претерпели] сильнейшие набеги от заселивших Англию саксов (Saxonow) a quibus se terra et mare impigre defensarunt, от которых крепко защищались на суше и на море. Пишет также об их обычаях и одежде; имели, говорит, эти люди своих корольков (kroliki) или старост, уставам которых были послушны, обрабатывали поля и в купеческом деле разумели. Древняя жмудская одежда. Убор одеяния у них был [такой], что мужчины пользовались шерстяным, а женщины полотняным сукном, а шею окружали ободками (obraczkami) из меди или из латуни, у ушей тоже вешали колечки, как все это и по сей день видим сохранившимся в народе в приморской Жмуди, в Курляндии, в Пруссии и в Лифляндии. Отсюда видно, что это издавна был единый народ с литовцами и одного языка, как это и ныне каждый может видеть, и все они доподлинно пошли от Готов, Гетов или Гепидов, Половцев, Кимвров и Аланов.

А тех аланов, о которых говорилось прежде, Эразм Стелла помещает в тех краях, где ныне Жмудь, и на литовских границах, прилегающих к Пруссии, хотя некоторые считают, что они были из народа скифов 125. Однако и Птолемей, и Плиний (кн. 4, гл. 12), о чем подробнее излагает и Йост Деций в Polonorum Antiquitatibus, самих аланов помещают между сарматскими народами, в тех же местах и границах между Роксоланами, Гетами и Пруссами, где сейчас Литва. C Готами и Вандалитами всегда были в товариществе и [участвовали] в совместных военных походах, как и с Гепидами, которые тоже были одного народа с литовцами, на что ясно указывают имена и прозвища их князей и королей.

Короли гепидов. Ибо в языческом мире (in Mund) простые жмудины и литовцы среди своих князей имели и дворянские фамилии (slacheckich domow), похожие на древние имена гепидских, готских и вандальских королей, какими были гепидский король Турисмунд и тот, что в Венгрии воевал с лангобардами, Гвимунд, которого потом убил собственный зять, а из его срубленной головы сделал чашу из черепа (z czalbatki) и пил из нее до [тех пор, пока] его жена Родисвида, дочь Гвимунда, мстя за своего отца, не убила жестокого мужа за его неправды 126, о чем пространнее найдешь у Волатерана в книге 7. Волатеран кн. 7 Geographiae и Йодок Деций de Morivido, как книга Волатерана. Также это найдешь ниже в русской хронике о Святославе. Имена древних гепидcких королей: Турисмунд, Гвимунд, Трасамунд, Гунтабунд, Гилимир (Gylimir) и других сходны с литовскими, как, например: Альгимунт, Писсимунт, Гермунт, Ромунт, Наримунт, Довмунт, Скирмунт, Сундаминд, Видесвид, Родисвид, Монтивид, Моривид, Гилигин, Алигин и прочие, а в старых историях: Гилимир (Gilimir), Аларих, Радагост и прочие. О чем в Готских и Вандальских деяниях у различных историков найдешь тысячи примеров, если пожелаешь сравнивать (conferowac) речи с речами, а имена с именами.

Глава пятая

Суждения Длугоша и Кромера о Литве.

Длугош в своей хронике пишет [следующее], что подтверждает и Кромер (кн. 3, стр. 61 первого и стр. 24 второго издания). Во время гражданской войны, которая происходила между Юлием Цезарем и Помпеем, одна римская дружина собралась и, оставив землю Италии, после долгого плавания и странствований (pielgrzymstwo) обосновалась в этих полночных краях над Прусским морем. И там основали город Ромнове или Ромове, якобы названный от Рима, Roma Nova, Новый Рим, и до самого пришествия крестоносцев в языческую Пруссию был тот город наиглавнейшей столицей земли, которую в 1017 году у них чуть было не отобрал Болеслав Храбрый, мстя за убиение святого Войцеха 127. Длугош называет 1015 год. Эта группа (zebranie) итальянцев со своим вождем Либоном приплыла сюда по морю и из залива Венедского моря вышла на берег, где ныне [живут] жмудины, ливоны (Liwoni) или литовцы, и от Либона назвали эту землю Ливония или Литвания (Litvania). Князь Либо. От Либона называются литовцы, латыши (Lotwe) и Либония, потом, temporis successis (с течением времени), Ливония и Литвония (Litwonia). К этому заключению помогли мне [прийти] река Либа и местечко с тем же названием в самом устье этой реки, где [она] впадает в Балтийское или Прусское море за Мемелем или Клайпедой (Klojpeda), [если] идти к Лифлянтам, которое, как я предполагаю, и могло быть основано этим Либоном. Либа, город и река на самой границе Жмуди 128.

Свидетельства Ливия и Флора о Либоне. А более достоверными и более основательными доказательствами этих слов Длугоша и Кромера служат Livii et Flori de gestis Romanorum testimonio, Qui procequens tumultum belle civilis, inter Pompeium et Julium Caesarem (свидетельства о деяниях римлян Ливия и Флора, изучавшего смятение гражданской войны между Помпеем и Юлием Цезарем), который (кн. 4, гл. 2) описывает того Либона как морского гетмана со стороны Помпея такими словами: Quippe quum fauces Adriatici maris iussi ocupare, Dolabella et Antonius, ille Illirico, hic Corcyreo littore castra popsuissent, iam marie late tenete Pompeio, repente castra eius (scilicet Julii Cesaris) Legatus Pompeii, Octavius et Libo ingentibus copiis classicorum utrinque circumvenit, deditionem fames extorsit Antonio etc. (Когда войска получили приказ удерживать Адриатику, Долабелла и Антоний стали лагерями один на Иллирийском, другой на Куриктийском берегах. Но Помпею удалось на значительном пространстве занять море своими кораблями, и его (то есть Юлия Цезаря) полководцы были окружены огромными морскими силами Октавия и Либона 129, легатов Помпея. Голод заставил сдаться Антония и прочее) 130. Поэтому я думаю так: после того, как Цезарь поразил войско Помпея и когда потом египетский царь приказал его убить, товарищей и гетманов Помпея преследовали в Азии, в Африке, в Европе: в Греции, в Италии, в Испании, [а также] в Египте и на всех морях, к тому же эти жестокие войны продолжались долго. А тот Публий Либон (Libo), которого упоминал Флор, будучи гетманом [Помпея] и имея под своим началом готовую водную армаду, со своими [людьми] бежал подальше от гнева [своего] врага Цезаря. И так как поблизости от Италии [он] не мог быть в безопасности, то, прослышав о пустующих землях в полночных странах, задумал поискать себе вольное поселение и приплыл в ту страну, где ныне живут жмудины, пруссы, литовцы, ливонцы и латыши. Roma nova. И в Курляндии основал у моря город Либе (Libe) [названный им] от своего имени, и новый Рим — Ромнове, ныне зовущийся Ромове 131, так же, как Константин Великий переименовал Византиум в Новый Рим, уступив старый Рим папе.

Суждение Меховского о происхождении литовцев

с моей корректурой

Матвей (Mattias) Меховский, доктор астрологии и медицины, краковский каноник, хроника которого вышла из печати на латинском языке (хотя он и умер) 132, между прочих дел в царствование Ягелло так просто и кратко заводит речь о происхождении литовского народа (кн. 4, гл. 39, стр. 270): Pro ampliori autem cognitione animadvertendum est, quod vetustioribus refferentibus, Quidam Itali deserentes Italiam etc. И для более пространного свидетельства о происхождении литовцев, (говорит), что, как рассказывают старые люди, некоторые итальянцы, покинув Италию, прибыли в литовскую землю, и от своей отчизны дали Литве имя Италия, а литовскому народу — Италы (Itali). Итальянцы [приходят] в Литву. Литва [-] Италия. Эти названия их потомки с течением времени переменили: земли на Литалия, а себя назвали Литалины. Литалия, Литалины. А потом (говорит) Русаки и Поляки, [жившие] с ними по соседству, произвели еще большие изменения и прозвали их землю Литвания, а людей Литваны, как зовут их и ныне.

Домыслы Меховского о Вильне. Далее Меховский пишет, хотя и не без греха, что эти итальянцы первыми построили город Вильно, elevationis poli 57 graduum (на 57 градусе возвышения к полюсу). Новейшие [ученые] считают, что на 54 градусе [широты] 133. А от имени князя Вилиуса (Wiliusa), с которым впервые пришли в эти края, назвали Вильно, а также и рекам, которые протекали под этим городом, от того же князя дали прозвища Вилия и Вильня. В этом старик (staruszek) ошибся, но читатель должен сказать ему спасибо и за [его] намерения, и за то, что написал.

А также, говорит, и Жмудскую землю назвали на своем языке, что означает нижняя или низшая земля, terra inferior, но [я], хотя и бывал в Италии, не [могу это] подтвердить (nie trafil). Если бы итальянцы назвали Жемайтию (Zemojdz) нижней землей, то дали бы ей итальянское имя 134.

Далее старина Меховский пишет, и уже по существу: Aliqui autem Historiae ignari, a Lituo quod est cornu et venatorum tuba Litvaniam appellare voluerunt, а некоторые, говорит, не сведущие (nieswiadomi) в истории, хотели бы прозвать литовскую землю a Lituo, то есть от рога либо от охотничьей трубы (ведь эта страна славится превосходной охотой).

Другое мнение Меховского. В другом месте тот же Меховский, описывая выше разгром пруссов первым польским королем Болеславом Храбрым (кн. 2, гл. 8, стр. 33), говорит так: Advenerunt deinde ut fama est gentes Romanae ob bella civilia, Italiam deserentes, etc. Как идет молва, римские народы потом пришли в страны Прусского моря, из-за внутренних гражданских войн оставив Италию. А поселившись жить с теми полночными народами, они полностью заселили Прусскую, Литовскую и Жемайтскую земли и привнесли туда Италию, из-за чего одни языки с другими смешались воедино. Откуда на Литовщине латинские слова. Из-за этого в их речи слышится много слов, взятых из латинского языка. Другим убедительным признаком, подтвержающем истинность этого, [служит то,] что наиглавнейшее место в Пруссии назвали Ромове, взяв имя от Рима. Об этом также читай прусские хроники. И там же эти итальянцы определили местопребывание своего языческого епископа, по прозвищу Криве (Crive) 135, и прочее. Криве (Criue), языческий епископ литовский.

Глава шестая

Свидетельство о Литве Йоста Людвига Деция.

С моими поправками ошибочных мест в книге о Ягеллонах (стр. 34) и необходимыми дополнениями

Litvaniae vero nomen novum et latinis scriptoribus incognitum est. Литва имя новое и у латинских исторических писателей неизвестное, а в каком веке страна получила это имя, не указывается из-за большой длительности минувшего времени. Итальянец Эней Сильвий (Aeneas Silvius), человек ученый, sed Polonis et Sarmatis iniquus, (однако несправедливый к полякам и сарматам), который потом был папой 136 и устраивал много посольств в разные страны, в своей работе много рассказывает о литовском народе, однако все значение и ценность его труда состоит лишь в том, что о положении этого места [он пишет] больше, чем о происхождении и имени народа или же о самых старых литовских древностях. Эней Сильвий трудился над описанием Литвы, но не смог его завершить, к тому же потом он разгневался на поляков, не пожелавших уступить ему Вармийское епископство. Среди прочего, когда он слишком уж напыщенно (dwornie) рассказывает о языческих обрядах, богослужениях, порядках (sposoby) и обычаях, бывших у литовского народа до принятия христианской веры, взяв [эти сведения] у какого-то Иеронима 137, ни в одном месте не указывает и не объясняет (uczy), каким древним именем был назван этот народ и каковы были литовские деяния (sprawy).

Литовцы и пруссы, названные финнами. Бывают (говорит) и такие историки, которые литовцев и пруссов зовут финнами (Phinnami); я же, если можно верить Птолемею, не возбранял бы быть финнами пруссам, но не верю, что этим прозвищем когда-либо именовались литовцы, ибо Птолемей, который весь мир расчертил, как на таблице, помещает в тех краях другие народы, которые, как мне сдается, ныне все являются литовцами. Деций.

Деций 138. Мое повествование многим из них покажется сомнительным, [ибо я] помещаю в Литве [слишком] много племен (narodow ludskich), но если они cчитают, что Литва, помимо Польши, может прокормить такое множество людей, легко понять, что и до этого с течением времени Литва выпестовала (zachowawicyelka byla) не один народ.

Различные народы в Литве. Поскольку вся литовская земля заселена, она с давних лет должна быть матерью (matka) тех людей, которых Птолемей зовет Галинды, Бодины, Генины (Genini) 139, Судины (немцы называли их Судувы), Карионы (похоже на Курляндцы), Амаксобиты, Стабаны, Саргатии, Стурны, Вибионы, Наски (Nascij), Ассубы (похоже на Кашубы) и т. д. Все эти народы издавна описаны Птолемеем в этом месте (w tym polozeniu). Судовиты. Жмудь.

Тот же Птолемей (кн. 3, гл. 8), как рассказывает упомянутый Людовик Деций в Vetustates Polonorum prosequendo (Польские древности. Продолжение) (стр. 3) помещает в Европейской Сарматии другие великие народы. И первыми среди всех [жителей] венедского моря, точнее. его немецкого, датского, шведского и лифляндского берегов, [были] венеды, от которых [пошли] поморяне, кашубы, пруссы, курляндцы, жмудины, лифляндцы и финны (Philandowie), хотя ныне [они] и разных языков. В северных странах различные народы [происходят] от Венедов и от Вандалитов, а не от итальянских Венетов. За [упомянутой] выше Валашской землей, которая по старому римскому прозвищу называлась Дакия, помещает такие народы: Певкины и Бастарны по всему Меотийскому морю, которое зовем Paludem Meotis, и в которое великий Дон или Танаис, текущий из Москвы, впадает у Азова; Языги или Ятвинги и Ятвяги, Роксоланы, Руссаки, Амаксобиты и Аланы. Бастарнов другие помещают над Днепром. Руссаки. Ныне от них [происходят]: подоляне, черкасы (Cyrcasowie), каневцы (Kaniowcy), волгиняне (Wolhynianie), названные от реки Волги, от которых выводят свой народ и те, которые ныне живут в Москве, луцерионы или лучане (Lucerionsowie albo Luczanie) 140, киевляне (Kijowiane) и литовцы, [которые произошли] от Готов и от Венедов (то есть от поморян, а не от Венетов), и от древних Аланов. Волынцы, подоляне и прочие.

Половцы. От них же произошли готы-аланы (Gotialanowie), когда издавна жившие в тамошних местах готы, которых сарматы до этого звали половцами, стягиваясь на Русь, осели между рекой Танаис и Меотийским морем, где ныне [живут] крымские, кыркорские (Kirkielscy) 141 и перекопские татары.

А со временем те готы латинистами были названы гетами, и Овидий Назон, будучи отозван из Рима в Таврику, где ныне Перекоп 142, так упоминает этих гетов в своих виршах (de Ponto, Elegia 19, ad Severum):

Nulla Gaetis toto gens est truculentior orbe,

Tinctaque mortifera tella sagitta madet.

Нет в мире более жестокого народа, чем геты,

[Которые] острия стрел смачивают в смерти.

Niemasz sroszsego w swiecie narodu nad Gety,

Strzaly w truciznie mosza, luk majac napiety, etc.

Мира не зная, живу, постоянно ношу я оружье:

Гетские стрелы и лук постоянно войною грозят.

Nam didicet Getice Sarmaticeque loqui.

[Я] научился говорить на сарматском гетском.

Остатки готов или гетов, подоляне и низовцы. Меж этих готов или гетов, гепидов и половцев, жили и другие [племена:] аланы и певтингеры, которые частыми набегами досаждали руссакам и полякам, как и ныне там остатки того народа, подоляне и низовцы, [считающиеся] людьми жестокими и любящими войну, дают отпор татарским набегам.

Население северных стран. А как были населены те полночные края, где теперь [расположены] Швеция, Готландия, Дания, Норвегия, Литва, Латвия и Пруссия, об этом пишут различные историки и космографы: Олаус Магнус Готский, Иордан или Иорнанд Готский, Павел Диакон, Альберт Кранц 143, Мефодий Мартир 144 и другие им подобные, помещая в тех краях различные народы помимо тех, которые перечислены у Птолемея. Это готы, остроготы, вестроготы, гепиды, самагеты, массагеты, гунны из северных татарских краев и с восхода солнца из московской державы, осевшие в Венгерской земле, которая ранее звалась Паннония. Самагеты (Samagetae) жемайты (Zemojdz), гунны или угры (Uhri), от которых [произошли] венгры, кимвры или кимеры (Cymery) с Босфора Киммерийского (a Cymerio Bosphoro). [Это] кимвры или киммерийцы (Cymery), парты (Parti) [?], шведы (Swedy) и лангобарды, осевшие в Италии между Венецией, Вероной, Падуей, Миланом (Medjolanem) и прочее. Лангобарды осели в Италии. Туркилинги (Turcilingi), авары, герулы, свевы, булгары, тахифалы (Tachiphali), даны и даки, [осевшие], где ныне Валашская земля, в которую потом пришли и изгнанники валахи. Булгары или волгари (Wolgari), из которых были и волынцы (Wolyncy), [называются] от реки Волги 145. А славы или славяне (Slawacy) и руги (Rugi) [были] из поморских краев, о чем еще и ныне свидетельствуют древности великого города Рюгена (Rugiej), а бранденбургские маркграфы поныне пользуются титулом княжества Ругии (Rugie). Славяне (Slawacy) 146. Возможно, немецких князей называют Rzesza (имперские) от Ругии (Rugiej). Имперские князья от Ругии. А потом литаланы, сембы, ливы (Livoni), сциры (Sciri) пикты, карпы (Karpi), кибы (Kibi), сасы (Szasi), варяги или вара[н]ги (Waragowie). Варяги, из которых три брата: Рюрик, Трувор и Синеус (Sinaussa) стали русскими князьями. И хазары (Kozerowie), и печенеги, которые тоже издавна жили рядом с русскими, как ныне литовцы и латыши. И часто воевали с тем вельможным русским царем (carzem) Владимиром Мономахом, который имел престол в Киеве, и пустошили русские земли. А иногда помогали русакам против поляков, как свидетельствует об этом Меховский (кн. 2, гл. 30, стр. 34) в году Господнем 999, а это времена Болеслава Храброго, первого польского короля, [которого] короновал в Гнезно император Оттон. А литовцы в то время тоже уже были известны и сидели в тех же странах, где и ныне; у Вислы же Птолемей помещает меньше народов. В 999 году при Владимире Мономахе 147 литовский народ был уже известен.

Остатки гиртонов в Пруссии. Как соседи венетов или энетов (Henetom) упомянуты гиртоны (Girtony) 148, [происходившие] от гетов и готов; ныне их остатки известны в самбийском повяте или епархии (parochiej) в Пруссии, где находилась резиденция (kosciol stoleczny) самбийского епископа. Это домысел Деция. За ними Птолемей помещает финнов, суланов, фругундинов, от которых [произошли] соседние с пруссами народы: кульмиане или хелмиане, куявиане, полешане (Poluczanie) и мазуры. Потом у Птолемея идут омброны, аварины, авартофракты, бругиены (бургионы) и другие народы с разными названиями, о которых ныне в этих наших местах и не слыхано.

Древние литовские границы. Упомянутый Деций так описывает литовские границы: Литва до сих пор находится в таких границах, что литовский рубеж сразу от Омбронов (которые вместе с кимврами буйствовали в Италии), то есть от Люблинского воеводства, тянется на север к Мазовии вплоть до Венедских и Финских (Phinenskych), то есть Прусских, полей. В этом месте [Деций] немного отвлекается на повествование о происхождении пруссов. В наше время литовцы соседствуют с пруссами от севера и до самой Жмуди, а граница Жмудской земли вдоль северного океана идет до самой Лифляндии. Жемайтия с востока и на юге граничит с Литвой. А потом [граница Литвы] тянется до государства великого князя Московского, которое прилегает к Литве с восточной стороны, а на юге граничит с роксоланами, и возвращается к полякам, их западным соседям, и снова к Омбронам, то есть к Люблинской земле. С запада [Литва граничит] с поляками. Оказывается, великое княжество Литовское составляет четверть европейской Сарматии, в пределах которой, как я не без основания верю (говорит Деций), жили вышеупомянутые народы. Княжество Литовское — четвертая часть европейской Сарматии.

Однако не ведаем того, отчего Эней Сильвий в своем описании поместил за прусской землей массагетов, имя в тех границах необычное, да и Птолемей не приписывает их к тем местам. Массагеты, которых кое-кто считает Амазонами (Amazony), жили [меж] далеких татарских орд в азиатской Скифии, что вполне очевидно. Мое мнение. Однако я, вопреки Децию, рассуждаю иначе. Сильвий хотел написать правильно, но ошибся как иностранец (czlowiek postronny), в тех странах несведущий, ибо хотел поместить там Samagetas, то есть соседних с пруссами Жмудинов, или Masavitas, Мазуров, а написал Masagetis (Масагеты). Samagetae et Massavitae pro Massagetis. (Самагеты или Массавиты вместо Массагетов). Или же сплоховал типограф, как это запросто бывает, либо его писарь.

Литовские границы при Витовте (za Witolta). Итак, великое княжество Литовское, по Децию, Сигизмунду Герберштейну и моим свидетельствам, граничит на востоке с Москвой, на западе с Польшей, Подляшьем и Мазовией, а немного севернее с Пруссией; на севере граничит со Жмудью и Лифляндией, а с юга к нему прилегают Волынь, Подолия и Русские земли. А при Витовте Великом Литовское государство [начиналось] от моря или Курляндского озера 149, Лифляндии и Пруссии, а [граница] с Москвой на востоке доходила до реки Угры, к северу до Великого Новгорода и Пскова, а в полях до Путвиля (Putwil) или Путивля, который находится в 60 больших милях к северо-востоку от Киева. Черное море. И с севера от Балтийского или немецкого моря Литва простиралась на юго-восток вплоть до татарского моря, которое зовут Понтом Эвксинским, от Очакова до самого Азова, где Танаис впадает в Меотийское болото (in Paludes Meotis). Азов — турецкий замок в устье реки Танаиса либо Дона, текущей из Москвы, по которой можно [водным путем] плыть из Москвы мимо Константинополя в Средиземное море и Океан до Иерусалима, а если надо, то и до Сирии, Африки, Испании, в Германию, и т. д.

Потом Деций высказывает свои предположения о первоначальном названии и новом имени Литвы в таких словах: По надежным источникам, некоторые верят, что Литва названа a Lituo, то есть от охотничьего рога или трубы, но это их домысел, никчемная басня, и годится лишь в насмешку, а не в качестве довода о названии Литвы. Есть и другие, которые говорят, что итальянцы, придя в эту землю, прозвали тот край именем своей отчизны Италия, а тех людей, которых они там застали, Италианами. А потом их потомки, как и Меховский пишет, прибавив букву L, [назвали страну] Литалия, сами прозвались Литалианы, а со временем соседи прозвали [их] искаженным (zepsowanym) именем Литваны.

Обычные итальянские артикли. Я же скажу (ибо, похоже, ни Деций, ни Меховский по-итальянски не разумели, а я за короткое время итальянскому языку выучился), что итальянцы попросту используют эти артикли (artykuly) в своей речи: la citta — город, li paiesi — страны, il kawallo — конь, la mulie — женщина, il bosko — лес, и т.п. Так что если бы хотели назвать Литву именем своей отчизны, сразу бы называли по правилам своего языка la Italia, [то есть] Итальянская земля, а уже потом Литалия и Литвания. Итальянцы, раз уж туда пришли, сами назвали Литву la Italia. Ибо и пруссов сначала звали Бруктреры (Bructreri), потом Брутены, они же Прутены, Борусы, поэтому Поруссы, вот так дошло и до Пруссов. Различные названия одного [и того же] народа. Так же Немецкие, Польские страны, так же и Итальянская земля: Энотрия (Aenotriam), Лациум (Latium), Авсония (Ausoniam), Италия (Italiam), и т. д. Греки: Арголики (Argolicos), Данайцы (Danaos), Дорийцы (Dorios), Пеласги (Pelasgos), Аргивы (Argyvos), Мирмидоняне (Myrmidones); Троянцы же: Дарданиды (Dardanidas), Приамиды (Priamidas), Фригийцы (Phrigios), Энеады (Aeneadas), Троянцы (Troas), Илиады (Iliadas), Тевкры (Teukros) и т. д. По странам, городам, народам и князьям разными названиями называют события, имущество, предков и т. п.

Литовцы с вождем Литаланом. Потом Деций далее пишет: по рассказам и предположениям других историков в конце концов получается, что до этого литовцы вышли с князем Литаланом из боруских либо из прусских пределов и заполнили те пустые поселения, которые были покинуты давным-давно. О том же выше рассказывается и у Эразма Стеллы. Ибо перед этим их предки когда-то оставили те места, где ныне Литва, и перебрались в Пруссию. А когда князь Литалан со своими людьми вернулся в эти края, прежнюю отчизну, то от себя назвал ту страну Литалания, потом Литвания, в знак [того], что этой землей издавна владели Аланы, племя мужественных готов, от которых также названы и готы-аланы (Gotialany). Gotialany ex Gotis et Alanis oriundi.

Суждение Бельского о Литве.

Литовский народ издавна пошел от [жителей] заморских стран Полночного моря, которых историки также зовут Гепиды, по-готски: ленивые. Ибо, будучи одного рода с воинственными готами, на своих кораблях [гепиды] не спеша перебрались за ними в Пруссию, так как их предшественники готы уже ушли из Пруссии в Венгрию. Бельский выяснил, что литовцы были из готов, пришедших в Пруссию не из Венгрии, а из полей, лежавших за Киевом. Жмудины, лифляндцы и литовцы [произошли] от гепидов. Скитаясь у моря и не имея должного снаряжения, они не посмели двинуться за своими. Так что некоторые из них остались в Пруссии — те, с которыми долго воевали (czynili) крестоносцы; некоторые осели в пустующих землях у моря, где ныне [живут] жмудины и лифлянты; некоторые пошли на юг, как половцы, а некоторые на запад, как ятвяги. Половцы, Ятвяги.

Откуда у литовцев немецкая речь. А будучи у моря, где прежде были кимвры, намешали в свой язык много немецкой речи: немцы короля или князя зовут кёниг (Koenig), а они, немного изменив, кунигас (Konigos). По-гречески Бог Теос (Theos), а они зовут Диевас (Devos), ибо во времена греков бывали у Понтийского моря. Латинский язык на Литовщине. В их языке достаточно и латинских слов, ибо в древности бывали и у моря близ Британии (Britanniej), которых ныне зовем англичанами (Angliki) 150. А когда осели в тех краях, где ныне, смешали народ и язык с Русью так, что уже мало понимали других. Ибо язык жмудинов, так же как куршский или курляндский, изменился иначе, чем литовский, ятвяжский и лифляндский (латышский). Я и сам был в Курляндии в 1580 году и [убедился, что] язык курляндцев или куршей на слух почти точно такой же, как и жмудский. А на их место в Пруссию и Лифляндию одновременно (rowno) с крестоносцами из немецких стран пришли немцы.

Литаон, князь литовский. Древний хронограф Птолемей в тех местах, где теперь [живут] литовцы, упоминает другие народы, прежде всего Галиндов, Судинов и Бодинов 151, которые ушли прочь в итальянские края [вместе] с кимврами, с готами и с аланами. А на их место пришли литовцы со своим князем Литаоном или Литвоном, от которого эта земля и народ и зовутся Литва. Оносительно литовского князя Литона или Литалона согласны уже трое [историков]: Эразм Стелла, Йодок Деций и Бельский, а Ваповский четвертый. А когда разделились: одни [остались] в Пруссии, а другие, которых звали половцами, [ушли] в поля, им уже нелегко было сломить русаков, которые, после долгих с ними трудностей, приневолили литванов и вынудили их платить дань лыком, вениками для бани, желудями и прочими вещами только для того, чтобы чувствовали над собой власть. Ибо, живя там в [убогих] пустынных местах, не имели давать ничего иного, и в конце концов решили услужить хоть этим. Отсюда еще и ныне у них такой обычай, когда они идут в неволю. Однако потом, когда увидели, что окрепли, вырвались у русаков из неволи и добывали пропитание разбоем (kozactwem), устраивая набеги на Русь, на Польшу, на Москву и на море, будучи в союзе с пруссами, первейшими своими побратимами.

Глава седьмая

Летописные свидетельства о прибытии итальянцев в те страны, которые в настоящей Хронике [зовутся] Литва и Жмудь.

О приходе Палемона из Италии в Пруссию и Литву некоторые литовские летописцы по простому рассказывают так: Сталося есть воплощение Сына Божьего от Духа Святого с благословенной девицы Марии от начала сотворения света в году 5526. Оного часу панство римское было под цезарем римским Августом, который не только в Риме, но и всему свету пановал. Это собственные слова литовских летописцев, писаные по русски 152. Писано есть, что при цезаре Августе Сын Божий воплотился, а во времена Кируса (Cyrusa) 153, второго цезаря после Августа, [добро]вольно муку принял для избавления и искупления рода человеческого. При котором Кириусе все речи пророчества исполнив, по восстанию из мертвых вступил на небо и сел справа [от] Бога Отца, откуда придет судить живых и умерших и воздать каждому по заслугам его. А после смерти Кирусовой был Гай 154 цезарем, а после Гая Клавдий, а после Клавдия сын его Нерон, который был столь жестоким и непостоянным, что собственную мать свою и прецептора 155 своего наивысшего Сенеку без причины отправил на смерть, и много раз город Рим велел поджигать ни для чего иного, только для того, чтобы любоваться и тешиться. А князьям и панам римским и всему народу кривды и притеснения великие чинил, поэтому из-за великой его жестокости каждый его подданный [должен] был опасаться не только за имения или владения, а и за здравие свое. Поэтому многие, оставив свои имения, бежали в различные страны, ища покоя 156.

В то время один римский князь, [на]реченный Палемон 157, который Нерону был кровным [родичем], собрался с женой, со своими детьми, со своими подданными и со всем скарбом, а с ним было около пятисот [человек] римской шляхты, также с женами и со всеми [их людьми]. И взяв с собой одного астронома, пошли на кораблях средиземным морем в сторону запада, желая обрести себе подходящее место, где бы они могли поселиться и жить в покое. А между той шляхтой было четыре дома: первый из герба Китавраса Дорспрунг; другие из герба Колюмнов Проспер Цезарин и Урсин Юлиан 158 и Гектор из герба Розы. И так, не мало времени ходя по морю, пришли в междуземное (miedzyziemskie) море (должно быть, в немецкий Океан между Англией и Фландрией) и дошли до реки Шума (это, должно быть, Зунд — не река, а участок моря в Дании), а той рекой Шумой [вышли] в море Океан (должно быть, в Балтийское или Венедское море). А морем Океаном вышли к устью Хаба или Хава (Habu albo Hawu) 159, Курляндского моря, где недалеко от Клайпеды либо Мемеля, сильного оборонительного замка в Пруссии, в это море впадает река Неман (впадает в Балтийское или Венедское море, как я сам видел в 1580 году). Поправлено мною inter parenteses (в источнике) 160. А потом по реке Неман вошли в море, именуемое малым или пресным 161 и Курляндским или Неманским, и это потому, что Неман впадает в то Курляндское море в двадцати местах (должно быть в двенадцати), и каждое называется своим прозвищем, между которых одно устье называется Гилия (Gilia). Они пошли вверх против течения и дошли до целого Немана, где уже только сама река Неман течет в одном месте 162. Собственные слова летописцев. И дошли до реки Дубисы, а идя Дубисой, нашли над ней очень высокие горы, великие равнины, чудесные дубравы, полные различных красот и разного вида зверя: туров, зубров, лосей, оленей, косуль, рысей, куниц, лисиц, белок, горностаев и прочее. Также и рыбы великое изобилие и дивных рыб морских, по той причине, что море недалеко. И поселились там над теми реками Неманом, Дубисой и Юрой и размножаться начали, а это место между теми реками очень им подходило 163. И назвали эту землю Жмудь (Zmodz) от [cлова] множиться (mnozenia) 164.

Второе свидетельство из другого Летописца.

А другой Летописец, который я достал в Великой Берестовице у их милостей князей Заславских 165, так же начинает хронику Литовскую и Жмудскую простыми словами, которые я здесь и привожу, как ее собственный текст:

В году Господнем 401 восстал Аттила, прозванный Бич Божий, который вышел от реки Югры (Juhri), а Юра (Jura) и ныне есть в земле Ивака царя 166. Отца его звали Мандазиг, а вышел с тремя своими братьями, [которых звали]: Ачар, Рохас и Бледа. Вышел морем Океаном и пришел в море [среди]земное, которое между Францией и Испанией. А когда [он] вошел в то море, в то время королевну, по имени Урсула, везли из Британии [выдавать замуж] за cына английского короля, и при той королевне было одиннадцать тысяч девушек. Аттила убил и саму королевну и тех при ней одиннадцать тысяч дев, и они стали мученицами во имя Христа. Так [он] учинил первое зверство над христианским народом. В то время Аттила воевал немецкие края не на море, а на земле, и добывал Кёльн, лежащий над Рейном 167. Потом обошел французскую и итальянскую земли и морем пошел в Хорватскую (Charwackiej) землю, там из моря вышел и силой завладел Хорватской (Karwacka) землей. Покорил и землю Венгерскую и построил замок Будзынь (Budzyn), и назвался венгерским королем, а братья его Ачар (Athar) и Рохас померли. А в то время, когда строил Будзынь и обводил стены вокруг города, убил третьего своего брата, Бледона, и сам царствовал на всей земле Венгерской, и покорил своей мощью много панств и завладел ими. И как с самого начала преследовал христианство, так и сев на [престол в] том панстве, ни в одном деле своих намерений не переменил, и стал еще больше преследовать христиан. И собрав пять сотен своих людей, двинулся на Итальянскую землю, подступил к городу, который зовется Аквилея, и осадил Аквилею. В то время тот город был под императором Маркианом, был он очень мощным и имел [сильный гарнизон] римских рыцарей. Маркиана 168, на которого восстал тот Аттила, готы и вандалиты, Карион (lib. 3, mon. 4) считает 47 императором. Поэтому, не сумев быстро взять [Аквилею] и более не желая терять времени, [Аттила] двинулся дальше в Итальянскую землю к Риму. А князья и сенаторы, 169 которые были в том городе, видя, как велика мощь его жестокого люда, были охвачены великим страхом и разбежались из города. А некоторые побежали к своим рыболовам и на острове начали строиться, а потом этот город стал называться Венеция. Мнение литовских летописцев об основании Венеции согласуется с Волатераном (кн. 4 и т.д.) и с Карионом (кн. 3).

Заодно и князь по имени Палемон, который в то время жил там же в Риме, собрался со всем своим домом и родственниками, так что всех их было пятьсот [человек] римской шляхты. А среди них четыре виднейших рода или фамилии: первый Дорспрунг из рода Китавра, а из герба Колюмнов Проспер Цезарин, а из герба Урсинов Юлиан, а из герба Розы (Rozej) Гектор. И пошли средиземным морем, имея с собой одного астронома, который знал [путь] по звездам, и так поплыли по морю в кораблях на север и, обогнув Францию и Англию, вошли в Датское королевство, а оттуда приплыли в морские теснины, которые называются Зунд. Потом в море Океане направили паруса на северо-восток и на юг и прибыли к устью, где в море впадает река Неман. Потом пошли вверх по реке Неман вплоть до моря, которое зовется Малым или Неманским морем, ибо Неман впадает в него двенадцатью устьями, и каждое зовется отдельным именем, а одно из них зовется Гилия 170.

Когда этим [устьем] пошли вверх, то дошли до целого Немана, где он уже весь течет в одном месте, и так по Неману дошли до реки Дубиссы, над которой возвышались (nalezli) высокие горы, а на них великие равнины и роскошные дубравы. И большое разнообразие различного вида зверья, а в реках большое разнообразие рыб, как тех, что там щедро родятся, так и тех, что во множестве идут вверх по Неману из моря. Здесь, облюбовав себе место для жилья, заложили первое поселение над рекой Дубиссой. А другие из тех же итальянцев выбрали поселения над Неманом и над Юрой, как об этом напишем ниже.

Так два этих Летописца 171, настоящие хроники, которые есть у литовцев и жмудинов, не согласуются между собой [относительно] причины пришествия итальянцев в те полночные страны. Первый пишет, что из-за тиранства Нерона, а второй, что из-за свирепого и жестокого войска венгерского короля Аттилы, который в то время и в самом деле саблей и огнем разорял все западные страны и иные могучие государства, как о том пространнее свидетельствуют старинные венгерские хроники и флорентиец Каллимах, а также Бонфиний и другие; ниже это кратко уразумеешь и из наших виршей. Однако те Летописцы, которых я достал тринадцать из различных мест, сравнивал их, согласовывал (concordowal) и собирал в одном месте для выяснения правды, все единодушно согласны в том, что князь Палемон из римского сената с пятьюстами римских шляхтичей и с четырьмя перечисленными фамилиями приплыл в те полночные края Жмудские и Литовские.

Итак, опуская те причины, за которыми ходить недалеко, другие я изложу тебе, милый читатель, виршами, и сначала из испанских хроник, которые пишут, что одно время в западных странах несколько лет господствовала такая великая засуха без дождя, что очень многие из тамошних народов, таких, как итальянцы, испанцы, португальцы и англичане, должны были перебраться в те полночные зимние страны, но читай уже наши рифмы. Ибо [когда я] гостил в Испании, там бывали великие дожди.

источник и продолжение тут

собака лает , караван идет

NY Times: Как у России получается так “взлетать” вопреки законам?

Окончание. Начало тут:Ирредента.RUРусская ирредента. Часть 1 - русские рубят русских.Авторитетный американский журнал, в мае 2001-го резюмировал:"С Россией покончено. Неостановимое падение в социальн...

Кто, если не я, думает Вишневский и защищает террористов

Бориска Вишневский все чертыхается из-за террористов «Сети». Дошло до того, что он накалякал письмо генпрокурору РФ. Разумеется, текст письма представляет собой вопли о невиновности радикалов и подпис...

Давненько Навальный не защищал террористов, а тут «Сеть»!

Как известно, опальный Навальный у нас любитель беспорядков и всякого рода деструктивных группировок. Поэтому и он вступился за членов «Сети», которые готовили теракты по всей стране. Алешка в обнимку...

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    sugochka Это наша жизнь
    15 февраля 17:59

    Кто такие найманы — основа войска Чингисхана?

    Сегодня за право назвать себя потомками древнего племени найманов борются монголы, казахи, узбеки, киргизы, буряты и, конечно, жители Алтая. Но с равным успехом сделать найманов своими предками могли бы жители Украины, Поволжья и даже Польши и Литвы. Всё просто. Благодарить нужно великого Чингисхана и его огромную мировую державу… Учёные не могут сказать...
    183
    sugochka 12 февраля 20:43

    Кул Гали и глобальный характер булгарской цивилизации

    Культура Волжской Булгарии связана этнически и культурно с теми народами и странами, в истории которых булгары оставили заметный след.Когда мы говорим о величии и выдающемся таланте булгарского поэта Кул Гали, мы, естественно, задумываемся и над масштабами воздействия его творчества на булгар Поволжья и Приуралья. А ведь оно, это воздействие поражает. В...
    182
    sugochka Это наша жизнь
    12 февраля 07:24

    Биологические предки казахов: от европеоидов к монголоидам

    Самый авторитетный антрополог Казахстана Оразак ИСМАГУЛОВ представил в Алматы книгу “Происхождение казахского народа (по данным физической антропологии)”, материалы для которой собирал больше полувека.Исследователь изучил казахов и их предков по разным разделам физической антропологии. В том числе проследил, как за последние 4 тысячелетия изменились чер...
    273
    sugochka 11 февраля 07:33

    Аттила был якутом

    Нет, это не оговорка и не безумная псевдоисторическая версия. Несмотря на то, что в буквальном смысле этот легендарный князь к современным коренным жителям республики Саха (Якутия) прямого отношения не имеет, дыма без огня, как известно, не бывает. А есть ли дым? Несомненно.В 2016 г. группа учёных из Турции проводила исследования в г. Маастрихт на юго-в...
    256
    sugochka 8 февраля 19:42

    Болгары,это библейские евреи?

    Заранее извиняюсь за автоматический перевод, но тема очень интересная!Более десяти или пятнадцати лет назад я познакомился в статье Б. Цонева с библейской версией происхождения нашего народа. Болгария была названа нашим предком, одним из сыновей Тогармы. Автор сослался на ответное письмо, отправленное хазарским каганом Иосифом (в 954–961 годах А.Д. Арта...
    292
    sugochka 6 февраля 07:02

    Белые латышские стрелки

    Сочетание «красные латышские стрелки» известно широко, а вот о «белых латышских стрелках» известно очень мало.После большевицкого переворота солдаты и офицеры латышских частей Российской армии, желавшие воевать против красных, всеми возможными способами добирались до районов, находившихся под властью антибольшевистских сил. Формирование белых латышских ...
    187
    sugochka Это наша жизнь
    4 февраля 20:54

    Как жила древнейшая цивилизация в Европе

    Микены воспеты в древнегреческих мифах, они играют важную роль в "Илиаде" Гомера. Археологические находки, свидетельствующие о существовании этого города, впервые привезли в Германию. Золотая маска XVI века до н.э. - главный экспонат выставки о Микенах, центре древнейшей цивилизации в Европе. Почти 400 древних объектов прибыли в музей Карлсруэ из Греции,...
    223
    sugochka 30 января 07:18

    Чуваши: какие тайны связаны с этим народом

    По данным переписи 2010 года в России проживает 1 435 872 чуваша. Больше всего их в Чувашии (814 750 человек), в Татарстане проживает еще 116 252 чуваша, в Башкортостане – 107 450, а в Ульяновской области и в Самарской соответственно 94 970 и 84 105 чувашей.Культура чувашей давно проникла в наш быт – многие в России любят ватрушки с картошкой и творогом...
    470
    sugochka Это наша жизнь
    28 января 19:17

    Мир позднего бронзового века

    Первая мегаобщность в истории человечестваТонны металла ежегодно преодолевают тысячи километров от месторождений до рынков сбыта… Кисло-молочные продукты с балтийских берегов поставляются в междуречье Тигра и Евфрата… Египтяне осваивают технологии, разработанные на Южном Урале… Что это – список тем Международного экономического форума в Давосе? Как бы н...
    327
    sugochka 27 января 21:07

    ЗАГАДКА ИСЧЕЗНУВШЕЙ КОЛЛЕКЦИИ ПАДРЕ КРЕСПИ.

    Коллекцию древних артефактов Падре Креспи собирал более 50 лет. В ней были загадочные золотые пластины с рисунками, на которых могла быть информация из «таинственной металлической библиотеки. После смерти Креспи следы коллекции теряются. История Падре Креспи является одной из самых загадочных из всех историй, рассказывающих о наследиях неизвестных цивил...
    340
    sugochka Это наша жизнь
    26 января 18:56

    Книги Умнова-Денисова

    Уважаемые любители истории, если вдруг кому-нибудь из Вас будут интересны нижеуказанные книги Алексея Ивановича Умнова-Денисова, прошу обращаться ко мне в сообщениях! ...
    411
    sugochka Это наша жизнь
    26 января 16:35

    А. Девятов. Осторожно - простаки. 20-01-2020

    ...
    593
    sugochka 26 января 10:59

    "Эдда" о Аттиле из рода Вельсунгов и гуннах.

    В «Старшей Эдде» в песне «Подстрекательство Гудрун», описывается сюжет мести за Сванхильд ее братьями Ёрмунрекку , но без упоминания росомонов.«Сванхильд — имя вашей сестры, что Ёрмунрекк бросил коням под копыта, […], готским коням».В Старшей Эдде Сёрли и Хамдир сыновья Гудрун и конунга Йонакра, а Сванхильд — дочь Гудрун и Сигурда. Сванхильд была отдана...
    318
    sugochka Это наша жизнь
    25 января 19:45

    Как Банк Ватикана связан с итальянской мафией и тайными обществами — и почему святые отцы предпочитают наличность

    «Одной молитвой церковь не построишь» — так архиепископ Марцинкус, переживший трех римских пап и всех своих друзей, обычно отвечал журналистам на обвинения в отмывании денег и связях католической церкви с мафией. Esquire разобрался в запутанной истории самого таинственного (и самого благочестивого) финансового учреждения Европы — Банка Ватикана.В июне 1...
    1498
    sugochka Это наша жизнь
    25 января 10:18

    О ТОМ, КАКИМ ОБРАЗОМ ЕВРЕЙСКАЯ РЕЛИГИЯ СТАЛА РЕЛИГИЕЙ ГОЕВ.

    "Вы ненавидите еврея не потому что, как это вам кажется, он распял Христа, но потому что еврей дал ему рождение. Ваша настоящая свара с нами не потому, что мы отвергли Христианство, а потому, что мы на вас его наложили!Если вы настолько серьёзны, чтобы говорить о еврейских заговорах, могу ли я заострить ваше внимание на одном из них, стоящем разговора. ...
    846
    sugochka 24 января 07:25

    Русский Север и бассейн реки Обь-место возникновения культа Аполлона, Индры, Ганешу и прародина индоариев.

    Месторасположение прародины индоевропейцев всегда было камнем преткновения научного сообщества и хотелось бы привести ряд аргументов за первичный ареал обитания в районе Оби-Ямала , Печоры, Архангельской и Вологодской области и островов Новой Земли. Что же позволяет выступить с таким безусловным мнением? Это географическая привязка к данной местности об...
    413
    sugochka Это наша жизнь
    21 января 19:04

    Из Драконов в Тевтоны

    ...
    720
    sugochka 21 января 07:33

    «БОЛЬШОЙ КУШ» ПО-ШОТЛАНДСКИ: КАК БЫЛИ СПАСЕНЫ КОРОЛЕВСКИЕ РЕЛИКВИИ

    Эта история могла бы стать основой для нового фильма Гая Ричи, ведь в ней есть все необходимые составляющие — запутанный сюжет, интриги, нелепые и трагикомические ситуации, а также кража столетия. В главных ролях: Карл Стюарт, Оливер Кромвель и другие. Давайте же посмотрим!Весть о казни короля Карла I в 1649 году стала настоящим шоком для Шотландии. Род...
    314
    sugochka 19 января 12:09

    Южная Сибирь - Енисейская Гиперборея

    Гиперборея - это легендарная северная страна ( за Бореем, то есть «за северным ветром» ) из греческой мифологии. Борей, божество Северного ВетраГреки относили жителей Гипербореи к числу народов, близких к богам и и любимых ими. Они были художественно одарены, а блаженная жизнь сопровождалась песнями, танцами, музыкой и пирами; вечное веселье и благоговей...
    427
    sugochka Это наша жизнь
    18 января 08:43

    Сын не принца, а конюха! Зачем Елизавете II убивать Гарри и Меган Маркл?

    Подстроить аварию или внезапную болезнь для британских спецслужб — проще простого. Настоящий отец принца Гарри — тёмная тайна всей британской нации. Любой подданный английской короны скажет вам, что королевская семья нерушима, а каждый её член ведёт свой род от самого Георга V. Вот только фотографии и свидетельства очевидцев говорят о другом: настоящий о...
    1195
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика