ВСУ снова ударили по Запорожской АЭС, объявлена эвакуация в трех областях Украины, Медведев посетил ЛНР

Феномен пермской халтуры. Фельетон

1 3275

В начале этого века на Пермь снизошло счастье – пермякам явился креативный модерн. Погрязшие в понимании классического понимания культуры горожане в счастье не поверили. И приняли возведённую у железнодорожного вокзала скульптуру не как логотип ПППП, а как помесь табуретки с унитазом, внизу которого забыли поставить парашу. И продолжили любить свой пермский звериный стиль, пермских деревянных богов, скверик с памятником Пушкину и героям его сказок.

Горожане со старым мировоззрением попытались очистить город от табуретки-унитаза целительной силой огня. Креативщики, «освоившие» только за одно это «самовыражение» не один миллион рублей, облили модерн огнестойким составом. И установили рядом скульптуру жука-навозника, видимо, обитавшего некогда в пермских лесах в натуре. Обсуждать установку навозника с народом власть не стала, здраво рассудив, что интересы «модернистов» выше общественных, если власть местная. Навозный жук всем своим видом обещал закатать в навозный шар любого, кто усомнится в том, что он произведение искусства. Дело пермяков окультуриваться, а не совать нос в многослойные произведения современного модерна, где они ничего не смыслят, решила власть.

Тем более, что власть всегда умнее, а задача низов – платить налоги. А как «освоить» денежку правильнее – «эффективные менеджеры» лучше знают. Поджигателей табуретки-унитаза, не постигших глубинного смысла креативного начала, обозвали вандалами. А после следующего поджога даже хулиганами. Под шумок появились дикари, которые начали царапать на бревнах ПППП слова противоположные хорошим. Плохую хулу (с точки понимания власти) с дорогой скульптуры соскабливали, а правильную, (с точки зрения модернизма) оставляли. В ответ пермяки начали выгуливать у монумента четвероногих друзей. Друзья, приближаясь к гигантскому нечто, выли. Они не ценили предложенной им толерантности и рвались на Комсомольский проспект метить модерн там. Ржавые творения на Компросе друзей не пугали, собаки были приучены к подобным развлечениям кузнецов в местных кузнях, и считали ржавые безделушки почти родными, своими в доску, перед которыми не стыдно задрать ногу. 

Облитые же химией бывшие стволы 5200 ёлок, из которых «сколотили» табуретку-унитаз, портили охотничьим лайкам нюх. А выть белыми ночами на луну через окно Овертона друзьям охотников в голову не приходило. Зачем дырка в испорченных дровах, если небо ближе и счастье не за горами?

Табуреточный унитаз был не единственным феноменом Министерства Уничтожения Культуры (ОУК), которое пермяки времён «Пермской культурной революции» быстро переименовали в Дорогое Министерство Халтуры (ДМХ). Вторичный креатив стали называть хренативом, а его «множителей» хуже, если не сказать по-иному. Пермяки потешались, а культрегеры без чувства меры продолжали их насильственное окультуривание, шустро «осваивая» бюджетные миллионы в пользу самих себя. Процесс шёл, «Богатое Русское» млело, бабки «осваивались» в нужную «современности» сторону.

Несовременные пермяки стали роптать. Власть удивилась, выглянула в окно, и распорядилась убрать с крыши концертного зала гигантского «красного человечка-недотрасформера и одеть голых актёров-модернистов на театральной сцене, чтобы те не простудились к концу отчётного спектакля. Затем, поморщившись для вида, прекратила турнир по бросанию коровьих лепёшек, затеянный в угоду субъективному пониманию культуры министрами-модернистами. А чтобы боялись все, уволила затем и министра-немодерниста. 

Смешно сказать, но самая любимая у пермяков и приезжих скульптура в Перми – Пермский медведь. Притронуться к лапе, потереть нос хозяину тайги всякому в радость. Улыбается народ и памятнику Бывалому, Балбесу и Трусу (народным артистам Евгению Моргунову, Юрию Никулину и Георгию Вицину) у кинотеатра «Кристалл».

Всем приезжим надолго, если не навсегда остаётся в памяти уличная скульптурная композиция «Пермяк – солёны уши», умная, шутливая, добрая, сочувствующая нашим прадедам и вдохновляющая их правнуков на жизнь с солью. 

А в остальном все остались при своём: модернисты со своевременно «освоенными» миллионами, власть в самоуверенном признании своей безгрешности, а пермяки с убогим огрызком «яблока» у областной библиотеки им. А. М. Горького. Милая такая рекламка американской компании взамен реальной помощи библиотеке.

У гостиницы «Урал», напоминая о седой Вечности, неспешно плывёт по Каме-матушке старинная ладья.

С. Силин (тоже пермяк). Фото автора.

Будапештский меморандум: их было три

Намедни в комментариях одного из блогов ТГ, где топчутся наши поуехавшие, а с ними и украинские то ли активисты, то ли раБОТающие в определенном направлении, довелось поговорить о Будапештском меморан...

Спецоперация. Одна из версий того, почему мы никуда не спешим и не делаем котлов

Предлагаю очередную версию того почему наше руководство развивает СВО именно так. Наша армия сейчас наступает очень неспешно. Тщательно обрабатывает позиции противника артиллерией и толь...

Шольц: "Забирайте турбину!"

Немецкий Канцлер не выдержал и обратился к России с призывом забрать турбинуОлаф Шольц выступая на пресс-конференции в Берлине, говоря о турбине и обращаясь к России заявил: «Забирайте...

Обсудить
  • Загадили город, наворовали и скрылись за границы чего-то значить. В этом и есть смысл модернизма?