НАРОД, ЧТО ПЕСЕН НЕ ПОЁТ, — МЁРТВЫЙ НАРОД

1 134

Известный православный режиссёр Валентина Ивановна Матвеева как-то рассказала, что когда представляла в Лондоне свой документальный фильм «Русь ещё жива…» об уединившемся в скиту Ветрово иеромонахе Романе (Матюшине) — авторе духовных песнопений и стихов, её после просмотра спросили: «Так что, и правда Русь ещё жива?» Она ответила строчкой из стихо­творения о.Романа: «Да. Молится народ, Русь ещё жива, Русь ещё поёт». Но поют-­то ансамбли, хоры, отдельные исполнители, а народный голос молчит…

«Тема моей сегодняшней беседы, возможно, покажется кому-то странной: "Русскому народу надо вновь научиться петь". Ибо народ, который не поёт, — мёртвый народ. Однако то, что сейчас повсеместно поют, — вовсе не то, что нужно петь. Необходимо вернуть, насколько это возможно, культуру русского пения, русской песни. И тут надо понимать, что иначе, как в Церкви и с помощью Церкви, сделать это не удастся. В самом деле, не будете же вы петь в конторе, троллейбусе или стоя за прилавком магазина. Единственное место, где можно петь, не мешая никому, — это церковь. Поэтому нужно учиться петь. Я обращаюсь сейчас в основном к людям зрелого возраста, юношеству, отрокам и отроковицам. Если они будут знать нотную грамоту, изучать церковный обиход, они не обязательно станут регентами, псаломщиками или клирошанами, но они смогут петь на службах. А ведь

Святейший Патриарх Кирилл уже не раз говорил, как важно, чтобы в храмах Евхаристический канон пели прихожане вместе с церковным хором.

Тут, правда, есть один нюанс: на протяжении последних трёхсот-четырёхсот лет наши верующие предки пели одну и ту же мелодию на литургии — не важно, крюками ли, нотными ли знаками она была записана. Ныне же так: сегодня поём "Херувимскую" Рахманинова, завтра — "Херувимскую" Старосимоновскую, послезавтра — Софрониевскую… Где-то поют "Херувимскую" знаменного распева, где-то — греческого, где-то — обиходного… Предки же пели одним распевом триста лет подряд, и им не было скучно. Но пели или подпевали все до единого. И не нужно было нанимать академические хоры. Вот и нам всем сегодня надо научиться петь, пусть самым простым распевом, — и церковь задышит, запоёт как единый организм. Люди, поющие в храме, знающие все тропари церковных праздников, по-другому мыслят, по-другому относятся к службам — они понимают и сопереживают тому, что происходит на службе, они с полуслова понимают друг друга. Так возникает единение — сначала на приходах, затем — всех верующих.

Воцерковлённого человека останови, спроси: "Тропарь Богоявления знаешь?" В ответ: "Знаю". — "Спой". — "Во Иордане крещающуся Тебе, Господи, Троическое явися поклонение…" — "Какой глас?" — "Первый". Скажешь ему: "Пой тропарь Кресту", и он поёт: "Спаси, Господи, люди Твоя, и благослови достояние Твое…" — "Какой глас?" — "Первый". Или, к примеру, после освя­щения дома меня пригласили на трапезу, после которой говорю: "Поблагодарим Гос­пода", — и все слаженно поют: "Благодарим Тя, Христе Боже наш, яко насытил еси нас земных Твоих благ; не лиши нас и Небеснаго Твоего Царствия…"

Так должно быть. Ибо это — жизнь души. Это — жизнь народа. Если народ этого не знает — это пропащий народ. Я не ругаюсь. Я понимаю, из какой бездуховной выгребной ямы мы вылезаем, я понимаю, что не имею никакого права кого-либо ругать, в том числе и самого себя, ибо и сам сижу в той же яме. Я лишь хочу, чтобы наш народ быстрей вылез из неё, вдохнул чистый воздух Божественной свободы, стал ходить каждое воскресенье в храм, научился петь.

Это не значит, что нужно прийти в храм и жахнуть громко, что называется, дурным голосом, перекрывая всех. Нет, те, кто умеет петь, — поют тихо, с благоговением. И уверяю вас, в церковном пении вы найдёте для себя источник жизни, душа начнёт очищаться и образовываться. И, включая дома компьютер, вы уже будете искать не пикантные новости из жизни "звёзд", не рецепт омоложения после 80-ти лет, а "Глас 5­й, Валаамский распев", например.

Мы должны уметь и знать всё. Каждый мужчина должен уметь разжечь кадило и знать, когда его подать священнику; уметь правильно сложить стихарь, и поднести его под благословение, и облачиться, если есть на то разрешение. Каждый мужчина должен уметь прочесть Апостол. Каждый христианин, не важно, какого пола и возраста, должен уметь прочесть шесто­псалмие, кафизму. Нужно быть близко знакомым с Часословом. А для этого в церкви нужно бывать часто! Потому что невозможно быть русским человеком без Церкви, без православия.

Но в церковь надо ходить не как турист. Я наблюдал, как пришли в храм не то немцы, не то шведы: походили, хмуро всё осмотрели и ушли, не оставшись на службу, — всё, они уже "постигли" русскую душу, "поняли" нашу веру. Не уподобляйтесь туристам. У нас должно быть так: к примеру, вы пришли в храм, там должна начаться служба, но храм пуст, священник один. И священник, не будучи с вами знаком, может обратиться к вам с просьбой: отзвонить нужную мелодию в колокола, разжечь и подать кадило, прочесть необходимые тексты на клиросе… и вы всё это должны знать и уметь, если вы — православный русский человек. Вот это называется: зашли в храм русские люди помолиться. А иначе…

Русь жива Церковью. Больше нет ни одной формы жизни, которая сохраняла бы русскую жизнь. У нас есть финские и китайские товары, японские и немецкие схемы, какие-то проекты, есть американские и индийские фильмы, американские песни… есть всё что угодно, но русской жизни почти не осталось.

Только через Православную — единую Святую, Соборную и Апостольскую — Церковь наша земля ещё продолжает оставаться Русской.

Мы должны хотя бы из простого национального самолюбия, национальной гордости любить, почитать и посещать наши храмы. А больше нам и любить-то нечего. Царя нет — любить некого. Всё остальное — бутафория, красивая, но бутафория. Но Церковь нужно любить не так, как барышня любит гусара, который на резвом коне гарцует у неё под окнами. Церковь нужно любить сознательно, умно, серьёзно, по-сыновьи самоотверженно. То есть нужно изучать, читать, знать, трудиться, жертвовать, посещать… А все, кто имеет голос и не отдавленное медведем ухо, должны научиться петь. Нужно, чтобы вы даже без священника, если вдруг такое случится, знали, что и как спеть. Например: "Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь безконечная…" Вы должны понимать, что делаете, что поёте. Нужно, чтобы каждый православный христианин был маленьким псаломщиком, регентом, звонарём…

В идею Святой Руси заложена идея всеобщей литургичности. Святая Русь — это не миллиарды пушек, которые стреляют в еретиков, Святая Русь — это литургичная общность, где каждый знает, что сейчас служить будем. Представьте себе село века XVIII—XIX. Бежит малец, его прохожий останавливает: "Стой, малой. Откуда бежишь?" — "Из церквы. Бабке надо помочь корову подоить да ягнятам сена свежего наметать". — "А что сейчас в церкви служат?" — "Всенощную". — "Кому?" — "Преподобному Савве Освященному". Вот такие были сёла до революции, такие там жили люди православные, не нам чета.

Другая картинка. В том же селе сидят на завалинке бабки, кости на солнышке греют, языкам волю дают. Но вот ударил церковный колокол, зовёт на службу. Бабки с завалинок вспорхнули, платочки, что покрасивше, повязали — и в церковь. Они же и поют, в таких церквах специальный хор не нужен, бабки тебе всё что хочешь споют, не перепутают. И будет, возможно, и не очень стройно, зато благостно. А собери сейчас на улице верующих людей, приведи в храм, смогут они богослужение пением сопровождать? Нет. И не потому, что они плохие или у них голосов нет, а потому, что петь не умеют, потому, что как и что петь, не знают и знать не хотят.

Конечно, я понимаю, сейчас многие священники поморщатся: у них есть слаженные церковные хоры, и подпевающие прихожане будут только портить всё своими нестройными голосами. Причём больше всех хотят петь именно те, кто не может… Ну, что посоветовать? Пойте потихоньку, скромно вливайтесь в хор.

И ещё. Смотрите, что в храмах делается: одни молятся, другие ещё исповедуются, третьи ходят по храму с подносом, деньги собирают, им не до молитвы… А надо, чтобы все молились. И чтобы все всё знали. По крайней мере Часослов должен быть у каждого православного христианина, а не только у священников. Чтобы вы разбирались в ходе богослужения. Чтобы не было так, что пока там священники читают что-то себе под нос, люди скучали или разговоры разговаривали. Потом священнослужители вышли на середину храма со свечками, спели что-то, помазали прихожан маслицем, и все разошлись по домам. Нет, так дело не пойдёт. Надо, чтобы люди понимали, что происходит в храме. Чтобы знали, что, например, в воскресенье поётся 102-­й псалом: «Благослови, душе моя, Господа…» Поэтому надо, чтобы псалом этот знали все, кто пришёл в храм. Надо, чтобы люди участвовали в богослужении всей душой, сердцем и умом. Вот тогда мы будем единый Божий народ, русский народ.

Вообще с прискорбием надо сказать, что русские — исчезающий народ. И никакими деньгами ты его не удержишь. Сколько денег надо дать русским, чтобы они остались жить? Да хоть миллиардами засыпь, мы только быстрее исчезнем. Наша духовная тоска деньгами не лечится. Удивительно, что мы ещё существуем. И мы будем существовать, пока существует Русская Православная Церковь, где мы можем петь на русском, на церковнославянском языках. Это песнопение не для ушей — для души.

Возьмём чисто бытовой пример. Вы дома, когда справляете какую-то работу — стираете, готовите еду, ремонтируете, рассаду на огороде высаживаете… ведь что-­то слушаете или напеваете? Что? Наших безголосых эстрадных "звёзд" или западных певцов? А вы слушайте богослужебное пение. Слушайте и подпевайте: "Милость мира, жертву хваления…" И работа ходче пойдёт, и в душе мир наступит, и огурцы-помидоры ваши хороши вырастут, под молитву всё хорошо растёт. Можно и русские народные песни послушать в исполнении, например, мужского хора Валаамского монастыря: "Ах, ты степь широкая", "Чёрный ворон", "Однозвучно гремит колокольчик", "Вечерний звон", "Под ракитою зелёной"…

Устали — послушайте тропарь прп.Серафиму Саровскому, тропарь прав.Иоанну Кронштадтскому, акафист Божией Матери…

Православные церковные песнопения, истинно русская (а не подделка) народная песня — это же отдельная цивилизация. Слушайте, пойте хотя бы полчаса в день — и у вас будет свежо в голове и на душе хотя бы эти полчаса.

Особо хочу обратиться к людям пожилым, то есть людям, которые уже пожили, многое повидали. У многих спина болит, руки-ноги не гнутся, физически работать тяжело, а на покой уходить тягостно. Радуйтесь! Пришло время включить голову, сердце и душу. Читайте, слушайте, пойте вполголоса церковное, божественное, народное. Дети, внуки невольно будут прислушиваться, впитывать.

Отдайте свой ум Богу. Что я хочу этим сказать? Я хочу сказать, что не отдавайте Богу свои больные спины и ноги — не нужны Господу ваши вымученные поясные и земные поклоны; не отдавайте Богу свои больные животы: не можешь, стар человек, — не постись, пей кефир. Но ум свой отдать Богу ты можешь? Лежишь на постели, под капельницей, — читай псалмы, размышляй и пой в душе, молись. Спросится-то с каждого из нас, когда предстанем пред Богом, не за съеденную в пост колбасу или выпитый стакан молока, спросится за то, что у нас в сердце, в думах, в душе.

Русь ещё жива, если Русь поёт».

Протоиерей Андрей Ткачёв

Вечные лакеи…

В 2004 году, когда началась «оранжевая революция», к нам в гости приехала сестра мужа с семьей из Винницы. За новостями и напряженным слежением ситуации в Киеве, разговор постоянно пере...

Администрация Троицка наняла кавказский ЧОП для патрулирования улиц вместо полиции

"Обычно народ понимает, когда делаем замечание, сразу выбрасывает спиртное, – хвастает сотрудник ГБР Руслан Абдурахманов. – Но бывают и недовольные. Таких много в парке. Мы проводим бес...

Олимпиада. Болеть не за кого.

Посмотрел открытие Олимпиады. Долго искал делегацию России. Не нашёл. Болеть не за кого. Эту олимпиаду я, как болельщик, пропускаю

Обсудить
  • Ткачев начитался ненужной для христианина талмудоиеговистской литературы, на основе которой и строит свои религиозно-богословские лекции.