Наступление на Артемовск, финансовый крах Украины и критика Дмитрия Медведева

Украинский кризис глазами грека (часть 2)

1 2225

Окончание. Начало тут

Часть 2
 
Завершение политики коренизации в постсоветской Украине
 
«Нетрадиционная этническая ориентация бывших русских»
 

В Бога можно и не верить (Он сам дал эту свободу), но не понимать роли православия в общерусской народной памяти – это без-умие! Этим безумием и грешила советская историография. Русский народ большую часть своей истории жил на территориях нескольких государств (он всегда был разделен). Но народ в средние века был в основе своей православным и частично униатским (т.е. не совсем католическим), и, как следствие, философски относился к государственным границам, которые менялись в среднем каждое поколение, по одной простой причине: у него была одна общая память – крещение, а это не событие – это бытие.
 
После очередной децентрализации Руси (распад СССР) всё вернулось на круги своя – опять новые границы у одного народа. Но именно советское образование напрочь исключило религиозный фактор из общей памяти русского народа в нескольких поколениях, в итоге понятие этногенеза вульгаризировалось в советском и постсоветском менталитете до элементарного краеведения. В остальном СССР как страна, победившая в величайшей войне в мировой истории, – это пик русского мессианства. Но когда СССР пал, русский народ, лишенный как православной общей исторической памяти, так и красного мессианского проекта построения идеального общества, начинает распадаться на «вышиванки и их рынки сбыта», т.е. на политические нации.
 

Политическая нация — это государство нового времени, сегодня её постоянно путают на Украине (и не только) с понятием народа (этноса).

Нетрадиционная этническая ориентация "бывших русских"
 
В рамках постсоветского менталитета наличие трех новых русских государств, т.е. политических наций (Беларусь, Украина, Россия) стало пониматься как наличие трех отдельных народов. В этой концепции наличие разных танцев, вышиванок и разных «говоров» в языковом плане стало аргументом существования отдельных народов. Это «нетрадиционная этническая ориентация», именно нетрадиционная, так как все эти отличия в русском народе были всегда (как и в любом народе). Они на Руси были и до крещения, остались и после, всё тысячелетие, перманентно эволюционируя. Но никогда (до распада СССР) наличие нескольких государств не понималось как наличие отдельных народов.
 
К сожалению, вместо преподавания общей истории одного народа в нескольких государствах (как делают Греция и Кипр) Украина и, в меньшей степени, Беларусь пошли путем создания этнических мифов, новой историографии (ленинского происхождения). И вот тут наработки советской исторической школы пригодились (те же Грушевские и их производные). По сути дела политика коренизации завершилась в рамках «постсоветского образования Украины». Этнораспад – это когда меняется восприятие истории не в диссертации академика, а в массовом сознании целого поколения. Как известно, Майдан проходил, в том числе, и на «улице Грушевского», в прямом и переносном смысле этого слова. Современная украинская историография – это «скелет из шкафа» подзабытой ленинской политики этнической инженерии (коренизации) и на этих книжках вырастили поколение.
 
 
Что такое коренизация?
Приведу чужой для вас пример коренизации, не касающийся ни украинцев, ни русских, и в этом смысле более понятный, так как не задевает за родное.
 
 
Пример будет из коренизации сербов и болгар в рамках создания Югославии.
 
Коренизация – это когда сербам, которые живут на Черной горе, сказали, что они, на самом деле, не совсем сербы, а черногорцы.
 
Почему? Потому что они живут на Черной горе. А болгар, которые жили в Македонии, великие югославские коренизаторы ошарашили тем, что они, оказывается, потомки Александра Македонского. Почему? Да потому что они живут в Македонии. Звучит как бред, но на этом вырастили поколения. И вот, когда «южнославянский СССР» (Югославия) распался, к северу от Греции и к западу от Болгарии возникает казусное государство Македония (бывшая югославская республика Македония), населенное, вроде, болгарами. Но самое драматичное, что там вырастили на своей мифической историографии (свои Грушевские) поколение с классической «нетрадиционной этнической ориентацией». У них нет общей памяти с болгарами – хотя и говорят на болгарском языке, болгарами они себя не считают, но считают, что они потомки Александра Македонского, как минимум, по прямой линии от царей Пеллы и Вергины. А мы, греки (по их Грушевским), получаемся чем-то вроде балканских финоугров (т.е. примазались).
 
Трудно скрываемый расизм характерен как для македонской, так и для украинской историографии. Мягко выражаясь, «не научно» утверждать, что жители современного Киева более чистокровные потомки князя Владимира, чем жители Москвы (которые, «как известно», все поголовно татары). Т.е. печенеги на Украине просто «мимо проходили». Расизм – это не наука, это диагноз.
 
Ну, а коренизация – это приватизация истории «по месту жительства»
 
Интересна реакция Греции и Болгарии на этот феномен «македонской идентичности бывших болгар». Греция напрочь отказалась признавать название Македония за данным государством, т.е., с нашей греческой точки зрения, пресловутое «право нации на самоопределение» не означает права воровства чужой истории, и мы добились своего. Официальное название данного государства в ООН – «Бывшая югославская республика Македония», сокращенно БЮРМ. Фактически, это единственное безымянное государство в ООН, у которой сейчас обычного названия нет, но, когда эта территория входила в состав Югославии, она (территория в составе Югославии) называлась Македонией. Это то же самое, как если бы Украину в ООН называли не «Украина», а «Бывшая Украинская Советская Социалистическая Республика», так как в нынешних границах и под этим названием – «Украина» – ее никогда не было. Она является результатом распада СССР, как, в общем-то, и Македония – результат распада Югославии.
 
Но самое интересное – это реакция Болгарии
 
 
В этом государстве (Македония) находится город Охрид, бывшая столица Западно-Болгарского Царства. Считается, что именно в Охриде впервые был создан алфавит кириллица учеником Кирилла и Мефодия Св. Климентом Охридским. Здесь же веками находилась резиденция предстоятеля болгарской церкви. Ввиду огромного значения этого города для формирования болгарской идентичности Охрид можно назвать «мать городов Болгарских» или по крайней мере одним из важнейших центров. Итак, после распада Югославии и обнаружения отдельной этнической истории македонцев (результат коренизации в основном болгар и частично сербов), двусторонние отношения между Республикой Македония и Болгарией строятся на основе совместной Декларации от 22 февраля 1999 года, по которой Болгария, с одной стороны, признает Македонское государство, но при этом – далее цитата из договора:
 
«Болгария продолжает считать государственный язык Республики Македония диалектом болгарского и ожидает от властей этой республики прекращения агрессивных шагов и дезинформации по отношению к болгарской истории».
 
Таким образом, Болгария не признаёт «нетрадиционной этнической ориентации» македонских болгар, которые убедили себя, что они потомки Александра Македонского, и ждёт, пока они одумаются и перестанут верить в свои мифы. Так как народ – это не одно поколение, а их историческая совокупность (и это касается не только прошлых поколений, но и будущих), и, если одно поколение сошло с ума, забыв о своем прошлом, это не означает, что их дети не одумаются.
 
Какое это имеет отношение к Украинскому кризису? Прямое. Советую посмотреть знаменитое майданное видео в Ютьюбе с эпатажным названием «Никогда мы не будем братьями». Тут миловидная русская девушка неплохим слогом на родном для нее русском языке объясняет русским, что она – уже не русская. Этот ролик посмотрели уже несколько миллионов человек, посмотрите и вы, не пожалеете (а может, и ребенка пожалеете).
 
Этому ребенку и объяснить невозможно, что она – результат социального эксперимента коренизации (туземизации) части русского народа, да она и термина-то такого не знает. Политика коренизации только началась при СССР и была приостановлена, но не свернута. После развала СССР в «бывшей Советской Социалистической Республике Украина» политика коренизации была доведена до логического завершения. Выросло первое нерусское поколение бывших русских, которое уже умылось кровью и в порыве беснования готово воевать со своим прошлым (а все прошлое украинцев – русское).
 
История эволюции термина ‘украинец’ абсолютно идентична истории эволюции термина ‘македонец’. Точно так же, как понятие ‘македонец’ всегда было географическим: македонцы греки, македонцы болгары, македонцы сербы, есть даже македонцы албанцы (их сейчас в этом государстве около 30% населения), так и термин ‘украинец’ был изначально географическим. Только после двух параллельных экспериментов коренизации (туземизации): в Югославии – с сербами и болгарами и в СССР – с русскими, – понятия ‘македонец’ и ‘украинец’ получили нетрадиционное этническое наполнение.
 
Можно провести параллели и с эволюцией македонского диалекта болгарского языка и диалекта западно-русских земель, который когда-то назывался «русская мова». В 1945 году, в рамках создания «Социалистической Республики Македония» в составе Югославии, политическим решением македонские диалекты болгарского языка (их несколько) были объявлены отдельным языком, и началось формирование «литературной версии». До 1945 года все это считалось диалектами в основном болгарского и, с большой натяжкой, сербского языков. То же самое произошло с рождением «литературного украинского». На протяжении веков разные диалекты западнорусских земель назывались «русськая мова» (так свой язык называли его носители, история – это взгляд современника). Этот лингвоним применялся не только к народно-разговорной речи, но и к письменному языку – так называемому западнорусскому языку – государственной канцелярией Великого княжества Литовского (со стороны виднее).
 
В научных работах царской России XIX века по отношению к языку малороссов применялось такое название, как «южнорусский язык» или «малороссийское наречие». Причем, сами малороссы (не малость русские, а жители Малой России) считали, что их язык ближе к древнерусскому, чем новый литературный русский (не без основания). И огромное количество лингвонимов из малороссийского языка было органично интегрировано в литературный русский. Но все это понималось современниками как внутрирусский диалог. Это как диалог двух жильцов одного «языкового дома», которые, хоть и разные, похожи друг на друга до неузнаваемости. И просто спорят, кто из них выше, а кто ниже (как на фотографии).
 
Только лишь после 1917 года в рамках ленинской коренизации термин ‘малорусский язык’ (русськая мова) постепенно вышел из употребления и был заменен на термин ‘украинский язык’. Почему? Потому что в этом словосочетании нет слова ‘русский’ ни в какой вариации (русський, малороссийский, западнорусский и т.п.), он уже не русский (теперь он, оказывается, братский). Классический пример – Букварь «южно-русского» языка (1861 год), изданный знаменитым на современной Украине Тарасом Шевченко. Т.е. сам Тарас Шевченко называл этот букварь «южнорусским» и свои личные дневники вел на русском языке. Но об этом быстро забыли, так как малороссийский язык он не «малость русский», а язык Малой, но – России (то есть он тоже русский). Та же проблема с термином ‘южно-русский’ – эти термины не убрали, их просто обрубили. Ленинская коренизация не подменяет смыслы – она их обрубает.
 
 
Представьте себе: если из словосочетания южно-русский язык убрать вторую часть, получится южный язык, т.е. язык южной Окраины – украинский (причем со своей письменной, т.е. литературной версией). Так получается язык туземцев.
 
С таким же успехом через пару поколений могли бы создать литературный сибирский или литературный дальневосточный (Дальний Восток ведь тоже Окраина). В Югославии делали то же самое. Все это происходило в рамках построения Югославской и Советской политических наций, т.е. сербский и русский народы (искусственно разделенные изнутри) должны были стать прототипами дружбы народов, и изначально коренизация была не целью, а инструментом её достижения, и намерения были благими. Они и привели к Аду.
 
После распада этих стран коренизация стала государственной идеологией (целью) ввиду наличия новых государственных образований. Строили вроде Югославию и СССР, а получилось «Украина не Россия» и «Черногория не Сербия» (Черногорский язык после 2007 года, оказывается, уже тоже не сербский), и там сейчас придумывают «литературную версию». Что же касается славян Македонии – македонские, в основном, болгары и частично сербы, оказывается, потомки Александра Великого (и язык у них не болгарский)! И на этом воспитали уже целое поколение. Дети не виноваты, их так учили, но дети выросли. Это и есть наши балканские «великие Укры».
 
И Россия сейчас стоит на распутье: что же с этим делать?
 
Не надо придумывать велосипед – берите пример с болгар, ведь они абсолютно в идентичной ситуации. Поставьте себя в положение простого болгарина, которому жительница соседнего государства Македония, вполне славянской внешности, на полном серьезе, на чистом болгарском языке прочтёт стих о том, что никакая она не болгарка – она истинный потомок Александра Македонского. Из чего следует, что город Охрид (мать городов Болгарских), который она не строила, а просто там родилась, уже не болгарский город. Почему? Потому что у нее там квартира.
 
Т.е. девочка «коренизировалась», и у нее все нормально. И вот реакция Болгарии — это реакция народа с традиционной этнической ориентацией, т.е. болгарам плевать (индифферентно, как сейчас принято говорить), кем себя считают македонцы (хоть инопланетянами): они для болгар – болгары.
 
Так как народ — это не одно поколение, а их историческая совокупность (и это касается не только прошлых поколений, но и будущих), и если одно поколение сошло с ума, забыв о своем прошлом, это не означает, что их дети не одумаются.
 
Вот этого не сделала Россия после распада СССР. Россия часто выигрывает войны, но иногда проигрывает элементарный мир. После распада Союза Россия продолжала (на уровне постсоветского атавизма) репродуцировать старый ленинский миф, называя русских – братским народом. Известный слоган «украинцы – братский народ» означает: «украинцы – не русские». Вы можете себе представить человека, смотрящего в зеркало и говорящего своему отражению: «Ты – мой брат»? И вот отражение рявкнуло в какой то момент: «Никогда мы не будем братьями!», – так что не надо винить зеркало.
 
 
Ленинская политика социальной инженерии (коренизация) с разделением одного народа с одной исторической памятью на три якобы «братских» и привела к войне на Донбассе. Она развила у части русского народа комплекс младшего брата, а братский народ – не обязательно дружественный.
 
Каин убил Авеля исключительно из братской ревности.
 
Есть такая китайская пословица: «Идеальная война это та, которую удалось избежать». Войны начинаются в школах, только там они и могут закончиться. Ожидать чего-то вменяемого от украинской историографии не стоит, но как преподаётся история русского народа в самой России?
 
Сначала общая «Древняя» (Киевская) Русь. Потом постепенно акцент всё более смещается на восток к Владимиру, Суздали и Новгороду, а западная Русь упоминается всё реже и реже. Начиная с монгольского нашествия, внимание почти полностью переключается на восток, на Русь Московскую, и может создаться впечатление, что западнее Смоленска и Чернигова русского народа не существовало. Про существование русских западнее Московского государства вспоминают уже только в связи с Переяславской Радой. И эта схема восприятия истории не изменилась в России с распадом СССР. Таким образом, в рамках постсоветского историографического атавизма Россия сама отдала на откуп украинским националистам часть истории русского народа (называя его братским), открыв тем самым путь к возникновению нетрадиционной этнической ориентации бывших русских (коренизация).
 
Преподавание истории является смыслообразующим элементом образования каждого человека – в первую очередь в школе. Более того, именно в школе этот предмет – обязательная составляющая воспитания, формирования идентичности, навыков самостоятельного гуманитарного мышления.
 
Что может произойти с одним народом который был разделен на 3 "братских"? Только братоубийственная война. Смыслы заложенные в маленьких головах деток в школе, приводят со временем к нарастающему эффекту домино. Причем эффект именно нарастающий
 
 
Повторюсь, "терминологическая бомба замедленного действия, с "автономизацией" термина "Русь" от своего же смысла "Росс-ия" заложенная Ленинской коренизацией, взорвалась после распада СССР".
 
Так складывается ситуация, когда административное дробление на отдельные политические нации (государства) приводит к расколу общенародной исторической памяти (этнораспад).
 
 
Но, как это часто случалось с русской историей, историческую память огромного народа невозможно стереть мелкими пакостями интеллигенции. У русского народа есть одна специфика – он есть даже тогда, когда его уже в принципе не должно быть (сербы тоже такие). Сейчас на Украине сложилась парадоксальная ситуация: именно русские «на Украине» – коренной народ, а не украинцы, так как русские «на Окраине» жили до возникновения «в Украине» украинской идентичности как чего-то отдельного от общерусской исторической памяти.
 
Сегодня русских на Окраине в буквальном смысле миллионы (я сейчас не о Донбассе). Сколько именно русских на Украине? Это вопрос не статистики – это вопрос совести. Какая разница, что там в паспорте написано? Народы (этносы) формируются по совести, а нации – по паспорту. История – это вопрос не столько науки, сколько совести (или, как сейчас принято говорить, «субстантивный вопрос»).
 
Что делать? Пора возвращаться к традиционным ценностям – это касается и этнической ориентации. Тому есть пример.
 
Что такое традиционная этническая ориентация?
 
Есть один единственный восточноевропейский народ, который волею судьбы не пережил социального эксперимента научного атеизма в качестве гос-религии (хотя пережил многое другое) и сохранил традиционную этническую ориентацию, несмотря на наличие двух политических наций. Современные киприоты – это взгляд в русское прошлое украинцев, до коренизации.
 
 
Политическая нация (государство нового времени) – это всего лишь надстройка на огромном историческом теле народной (этнической) памяти, но одно и другое друг друга не отрицает. Зачем придумывать новый народ (этнос) при наличии нескольких политических наций (государств)? Берите пример с греков (хотя таких примеров много). У нас вот, у греков, один народ (этнос), у которого огромная история, но при этом две молодые политические нации – Греция (государство основано в начале XIX века) и "республика Кипр" (отдельное государство с 1960 года). Причем, отличия между этими государствами (политическими нациями) больше, чем отличия между Украиной и Россией. Греция – член НАТО, а вот Кипр – не член (что делает ему честь).
 
На Кипре левостороннее движение, в Греции правостороннее и мы постоянно попадаем в аварии, когда ездим друг к другу в гости. Были и конфликтные ситуации между двумя греческими государствами (политическими нациями), например, свержение архиепископа и президента Кипра Макариоса греческими «черными полковниками» в 1974 году, которым воспользовались турки и произошла аннексия северного Кипра Турцией. Языковые отличия радикальные: когда грек-киприот из какой-то глухой деревни говорит с греком из Греции на разных диалектах греческого языка, отличия между русским и украинским языками просто блекнут
 
Мы жили под разными завоевателями абсолютно отдельно: Греция под турками, Кипр, в основном, под крестоносцами, немного под турками и в последний период перед независимостью вообще под англичанами. И бытовые отличия между нами, ввиду разного исторического пути, есть. Просто они внешне не так видны (это как греки не могут понять, в чем отличие между русскими и украинцами). Тем не менее, и греки из Греции, и греки-киприоты, несмотря на то, что представляют две отдельные политические нации (два отдельных государства), существенно отличающиеся друг от друга, тем не менее, считают себя частью одного народа (этноса), и нам безразлично (индифферентно, как сейчас принято говорить), что государства два, а народ один. Я сам служил в греческом контингенте войск на Кипре (там есть греческие военные базы), и не понаслышке знаю, что киприоты – большие патриоты своего государства, которое им обеспечивает более высокий уровень жизни, чем греческая республика. В общем, «Кипр – цэ Британия», и горды они своим государством (политической нацией) очень даже. Но если киприоту даже намекнуть, что он не грек (ввиду того, что он отличается от грека из Греции похлеще, чем житель Полтавы от жителя того же Брянска или Твери) он, мягко выражаясь, сильно обидится, и это – в лучшем случае. Почему? Потому что у него «традиционная этническая ориентация», т.е. он воспринимает все свои этнокультурные отличия от континентальных греков как богатство и многогранность общегреческой исторической памяти. Кипр не Греция (Украина не Россия), но киприоты греки (украинцы русские) и в этом нет никакого смыслового противоречия.
 
 
Так было всегда, причем, не только у греков, но и у многих народов, в том числе и у русских до коренизации (туземизации).
 
Политические нации – ситуативны и в лучшем случае являются объектами политики, в то время как народ – субъект истории. В общем, у вас сейчас три государства (три политические нации), но русские, белорусы и украинцы – один народ (этнос). Это видно даже по тому, как вы ссоритесь. А вот политические нации (государственные системы) очень даже разные. Белоруссия – это антиолигархическая Русь с тенденцией к тоталитаризму. Украина, напротив, – это олигархическая Русь с тенденцией к феодализации. Российская Федерация – что-то среднее между ними. Можно бесконечно спорить, какая из этих трех политических наций (государственных систем) более правильная, но они все три – русские. Любая попытка придумать отдельный украинский или белорусский народ (этнос) ввиду попытки построения украинской и белорусской политических наций (государств) неизбежно приведет к созданию мифической историографии. Народ – это общая память. До чего так можно докатиться?
 
В современном мире есть множество абсолютно успешных политических наций. Австрия (которая не Германия), США (которые не Великобритания), Австралия (которая также не Великобритания), Новая Зеландия (которая не Австралия) и т.д. и т.п. Все эти государства (политические нации), имеют сложный и многогранный этнический состав, например британская политическая нация состоит в основном из этнических англичан, шотландцев, валлийцев (уельсцев) и этнических групп территории северной Ирландии. Причем, некоторые этнические группы могут выделиться в отдельную политическую нацию, как это уже произошло с основной Ирландией и чуть не произошло с Шотландией.
 
Одной из самых успешных политических наций современности является Канада, но и там есть свои проблемы. И вот – представьте себе такую ситуацию: Французский Квебек решил выйти из состава Канады и создать свою новую политическую нацию («Квебек – не Канада»). Но при этом, в каком-то порыве безумия квебекцы решили, что никакой «общей памяти» с французами у них нет и быть не может. А то, что их предки считали себя французами, это их (предков) заблуждение.
 
 
И оказывается, что «на самом деле» девиз Квебека «Je me souviens» (в переводе с французского – «Я помню» как французская версия Дельфийского термина «познай себя») ни в коем случае не означает того, что квебекцы имеют «общую память» с французами, нет и еще раз нет.
 
А слово ‘Квебек’ не является географическим термином, который в переводе с языка индейцев означает «место, где река сужается» – это все «клятые парижане придумали». «На самом деле», девиз Квебека «Je me souviens» означает, что квебекцы – это истинные потомки племени каких-то «Квебов».
 
К чему это я? Есть такое состояние сознания – «когнитивный диссонанс».
 
 
После того, как географический термин ‘украинец’ перестал быть географическим и стал этническим (в новой украинской историографии) в человеческом сознании возникает смысловой парадокс (когнитивный диссонанс). Одно дело, когда термин ‘Украина’ – географический, окраина как форпост, передняя линия обороны и т.п. Другое дело, когда термин становится этническим. Самодостаточный народ не может, в сущности, быть «окраинным» собственно к себе (сам термин унизительный). И украинская интеллигенция (а это стадия русской) подалась во все «интеллектуальные тяжкие» Среди прочих популярных версий следует вспомнить выведение происхождения слова ‘Украина’ от понятия «окраянная» (чем-то ограниченная, окруженная, отделенная) и от понятия «край» (родина, родная земля). Слабость этих версий в их натянутости, поверхностности, потому что указанные значения бытуют у всех славян и чем-то особенным не идентифицируют отдельный народ. Они не являются предметом гордости для этого народа.
 
Дошло до маразма (слово ‘маразм’ в переводе с греческого языка означает ‘увядание’). Так, слово ‘Украина’ стали связывать со славянским племенем Укров (укране, укры, украны, укряне), которые действительно жили в Балтийском Поморье (IX – XII века.) Это племя действительно известно из исторических сообщений немецких хронистов. Почему именно эти Укры, а не Поляне или кто-то еще? Потому что название оказалось случайно созвучным с Украиной. Ну, а то, что название племени Укров связанно с рекой Укер (нем. Uecker), протекающей в междуречье Эльбы и Зале, уже никого не волнует.
 
Ведь надо же как-то аргументировать то, что современные украинцы – «не русские», а все их предки считали себя русскими – что западные украинцы (до Талергофа), что восточные (до коренизации).
Так и провоцируется когнитивный диссонанс
 
 
И тут рождается новая украинская мифология (националистическая историография), которая готова приватизировать и Малую Россию, а если получится – и Большую.
Псевдонаучность характерна для националистической историографии так как для нее важно НЕ «то что было» (история), а то «что будет» (политика).
 
Национализм как неоязычество
 
Если перевести слово ‘национализм’ на церковно-славянский, получается ‘язычество’ (от слова ‘языцы’ – ‘народы’).
 
 
Естественно, переводить современный термин ‘национализм’ на церковно-славянский ‘язычество’ несколько некорректно, так как в те далекие времена самого термина нация просто не было (понятие нация - это государство нового времени). Но, глядя на украинский кризис, задаешься вопросом: а есть ли что-либо нового в этом «новом времени», кроме новых технологий? Если национализм – это термин нового времени – это не классическое язычество, а в большей степени неоязычество, где вместо национального Бога (Зевс, Перун и т.п.) используется «национальная идея», т.е. идеологическая конструкция. Если перевести словосочетание ‘языческий культ’ на современный язык, получится ‘национальная идея’. Но украинскую национальную идею нельзя назвать толком даже мифом.
 
В случае с мифом «подготовка и наработка смыслов происходит методом проб и ошибок в течение нескольких поколений, встраивается в “пралогическое мышление”, усиливая некоторую сопричастность к традициям и культуре в рамках коллективных представлений» (это если по старику Дюркгейму).
 
А если простым человеческим языком, то Троянская война для древних греков сыграла ту же роль что и Сталинградская битва для потомков тех, кто в ней победил, и это та память, которой стоит гордиться будущим поколениям, ибо эта битва – сама по себе легенда. И причем тут Бандера с Шухевичем? Они сюда просто не вписываются. Таким образом, украинцам предлагают отказаться от живой легенды ради сомнительного мифа. Кому это надо?
 
Сепаратизм региональных элит
 
 
В случае с новой украинской националистической историографией мы сталкиваемся с продуктом политической деятельности узкой группы людей (национализм – это зачастую сепаратизм региональных элит), которые пытаются вытеснить с помощью новой историографии логическое мышление и изменить историческую память народа с целью не просто захвата власти, но и аргументации её удержания. Если миф может существовать в народе без административного ресурса, то национализм существует только ради власти на отдельно взятой территории (административный ресурс). Поэтому бывшие партийные функционеры и лидеры комсомола поздней УССР после распада страны так легко перекинулись с девиза «Украинцы – братский народ» (украинцы не русские) к девизу «Украина – цэ Европа» (украинцы лучше русских).
 
Я сейчас выскажу не совсем стандартную мысль для русского слуха: тезис «украинцы – братский народ» – это мягкая форма бандеровщины. Бандера утверждал, что украинцы – не русские, и тот же смысл заложен во фразе «украинцы – братский народ» (они – не русские). Это не означает, что у русских нет братских народов: те же татары (волжские), которые последние 500 лет воевали во всех войнах на стороне России (и неплохо воевали) – братский народ, те же сербы – братский народ («по делам их познаете их»).
 
Ну, а вся эта партноменклатура поздней УССР – это «братушки», которые после распада огромной страны в лучших традициях русской интеллигенции так легко «пере-гладились» в украинских националистов по одной простой и тривиальной причине. У этих «деятелей» появилась возможность не отчитываться перед Москвой (и клясться в верности братского народа), а напрямую и без посредников осваивать кредиты МВФ. Украина вышла и состава СССР с нулевым госдолгом, сейчас он составляет десятки миллиардов долларов (спекулятивный олигархат). К этим "деятелям" в огород бриллиант упал, просто фантастика
 
 
Естественно, народу нужно как-то объяснить, зачем ему это надо. Девиз «Украина – не Россия» основан на двух версиях национализма – потребительском и интегральном.
 
Есть два наиболее ярких типа национализма: потребительский и интегральный.
 
Классическим примером потребительского национализма являются США, в русской вариации – это Евромайдан, причем, вариация именно русская. В России часто принято говорить, что Майдан устроили какие-то бандеровцы, фашисты и нацисты, но реальность еще драматичней. Майдан – натуральное выражение потребительского национализма.
 
 
Как русский может стать европейцем?
 
Если классическое неоязычество (интегральный национализм) имеет для Украины периферийный характер (Западная Украина), сейчас появилось такое понятие, как русскоязычный украинский национализм, применимый уже к основным регионам страны. И вот это – правда, что-то новенькое.
 
«Русскоязычный украинский национализм» в меньшей степени идейный и в большей степени потребительский. Все-таки человеку, получившему советское образование, а таких на Украине много, невозможно считать Бандеру героем. Советское образование, несмотря на все свои идеологические перекосы, было одной из лучших массовых образовательных систем в мировой истории. Так что интегральный национализм (неоязычество) может быть популярен среди полуобразованной молодежи, и он вроде бы почти невозможен для людей среднего и старшего возраста
 
Евромайдан — это синдром человека постсоветского пространства, человека, потерявшего родину. Ведь для того, чтобы русский человек стал европейцем, он должен стать евро-украинцем, и тогда его примут в «Царствие Небесное на Земле» – в Евросоюз.
 
 
И ведь русские «повелись» (не все, конечно).
 
Естественно, Таможенный союз по сравнению с Евросоюзом в плане мягкой силы (т.е. информационной мифологии) умело преподносился в средствах массовой информации Украины как «таежный союз», где, как известно, хозяин – медведь. Честно говоря, когда смотришь на финансовый блок российского правительства, создается впечатление, что русский либерализм, он как русский бунт "бессмысленный и беспощадный".
 
И тут срабатывает классический рефлекс человека постсоветского пространства (человека, потерявшего родину) – «свалить на Запад», причем в данном случае всей страной.
 
 
Если для этого русскому человеку надо убедить себя, что он украинец, – «да легко!», ведь есть понятие ‘политическая нация’. И тут главный вопрос первого русского Майдана – февраля 17-го – повторяется в виде фарса:
 
«Зачем русским Россия?»
 
 
В майданном угаре, та маниакальность, с которой русские (на Украине) называют себя евро-украинцами, уже смахивает на «русскую секту свидетелей Майдана», они и пол, у себя в доме, готовы креативно выкрасить, в цвет флага Евросоюза. Бывшие малороссы (не "малость русские" а жители "Малой России") прошедшие через горнило коренизации, докатились до состояния микро-европейцев (на правах дальних или бедных родственников). В этой мифологии Россия преподносится как агрессор, который сначала агрессивно подарил Крым (не спросив ни у жителей Украины, ни у жителей Крыма), а потом вежливо забрал (спросив на этот раз всего лишь у жителей Крыма). А вот евроинтеграция – это классическое «светлое будущее», в которое так привык верить советский человек. И ничего, что евроинтеграция отличается от Евросоюза как миф от реальности. Это как отличие светлого коммунистического будущего от серой социалистической реальности позднего СССР с его тотальным дефицитом не только материальных ценностей, но и духовных.
 
 
Серость этой реальности на Украине со времен распада СССР просто приобрела цвет хаки и настолько сгустилась, что становится в условиях практического дефолта экономики чем дальше, тем более невыносимой (я сейчас о народе, а не об элите, к которой «в огород бриллиант упал»). Национальная идея (или национальное отчаяние), которая объединяет русскоязычных и украиноязычных жителей огромной территории постсоветского пространства, проста как любой миф – евроинтеграция. Это чистый миф, так как на западе Украину ждут так же, как Турцию, которая подписала свой договор о евроинтеграции 50 лет назад, имплементировав все условия договора. Что она получила взамен? Ничего! Точнее, два дефолта, несколько периодов гиперинфляции и политической нестабильности в условиях увеличения европейского экспорта в Турцию.
 
 
Сам Евросоюз сегодня находится в глубочайшем внутреннем кризисе, и тут сейчас не до Украины. Что касается НАТО, то Украина без Крыма, как Турция без Босфора и Дарданелл.
 
Итак, любой фарс (евроинтеграция) недолговечен, эта шоколадная иллюзия растаяла на глазах. Что касается Украины, то главным результатом майдана стал дефолт реального сектора экономики. То что выглядело как бескрайняя река прогресса которая несла лодочку украинской экономики к европейскому уровню жизни, оказалось разбитым зеркалом.
 
 
Естественно возникает вечный вопрос: "кто виноват?"
 
Конечно русские (у бывших русских всегда виноваты русские). И тут на смену потребительскому национализму (Евромайдану) приходит интегральный (этно-национализм). Парадоксально, но и здесь наработки старой советской этнической инженерии пригодились. Дело в том, что термин "национальность" новый (200-250 лет для человеческой истории не срок) и как любой новый термин, он имеет неустоявшуюся интерпритацию. Сегодня на постсоветском пространстве наблюдается принципиально иная версия интерпретации слова национальность от запада. Для американца термин nationality (национальность) определяется в такой чеканной формулировке политической нации как
 
"Nationality is the legal relationship between a person and a state".
 
Что в переводе означает "национальность, это формализированное взаимоотношение личности и государства", то есть слово национальность переводится как - гражданство. И именно эта интерпретация стала доминировать на западе после победы над немецким нацизмом.
 
Но в СССР слово нациоанльность имело диаметрально противоположный смысл - это пресловутая пятая графа в паспорте, тоесть национальность понималась именно как этническая принадлежность человека. А слово народ уже понималось в смысле политической нации, отсюда и словосочетание "многонациональный советский народ".
 
Такой подход для СССР был нужен для взлома "буржуазных колониальных империй", ведь был провозглашен принцип "права наций на самоопределение". Естественно в этой политике не было даже намека на этнофашизм и намерения были благими..., они и привели к Аду.
 
Ад - это дискриминация русских по национальному признаку в собственной стране, ведь малороссов не спрашивали почему им НЕЛЬЗЯ в этой пресловутой 5-й графе писать "малоросс", что в царской России означало просто "русский из Малой России", а надо, обязательно, писать украинец, а белорусам не объясняли с какой стати в результате "коренизации" они окажутся "белее русских". Использование географических терминов в этническом смысле может (не всегда) привести к фашизму. Даже термины малоросс и великоросс нельзя использовать в этническом смысле, так как они географические греческого церковного происхождения и они означали церковные юрисдикции "Малой" и "Великой", но России в обоих случаях и русского народа в равной степени. И греческие епископы не придумали, эти термины для их использования в этническом смысле. Ведь если перевести термин малоросс на греческий язык, получается "Μικρό-Ρώσσος" (микро-русский), а великоросс получается "Υπέρ - Ρώσσος" (Гипер-русский). От таких переводов у любого грека глаза на лоб полезут.
 
 
Эта "мутация смыслов" произошла в "альтернативно одаренных" умах русской интеллигенции 19го века (не путать с интеллектуалами которые всегда говорили о триединстве русского народа). В эпоху СССР русские интеллигенты (украинская интеллигенция, это стадия русской) стали в припадке "правозащитного фундаментализма" защищать интересы "микро-русских" от "гипер-русских", даже термин такой придумали "великорусский шовинизм".
 
 
Хотя речь идет о классической дискриминации русских по национальному признаку, причем в своей же стране. Глубинные причины распада СССР не экономические, а этнические, так как "хребет империи" великий русский народ был разделен на 3, якобы, братских. А братья не обязаны жить в одном доме, эти "братья" и разрушили империю в Беловежской пуще.
 
Естественно, жителям Белоруси и Украины надо было как-то аргументировать наличие отдельных государственных формирований от РФ. И изначально бывшая партноменклатура бывших союзных республик, став "самопровозглашенной национальной элитой", пошла путем не фашизма, а "потребительского национализма", мол отделимся от России и заживем. РФ изначально было не до них, так как нужно было сохранять оставшуюся Россию. Но на Украине, после майдана и отказа Европы восполнить роль России как донора украинской экономики, произошел обвал реального сектора экономики. Это сделало невозможным построение политической нации (потребительский национализм невозможен, когда потреблять нечего). И тут для удержания власти элитой, в сухом остатке, остается "этно-национализм".
 
Ведь для того, чтобы свалить все беды украинцев на русских, надо убедить русскоязычных потомков красноармейцев, что они сами – нерусские. А Россия, это этнический враг.
 
 
Естественно если спросить у ученых, они Вам объяснят в чем отличия между нацизмом и фашизмом (они есть), но это все равно что начать разбираться в цветовой гамме фекалий. У украинского интегрального национализма как у любого мифа есть и свои истуканы – Донцов, Шухевич, Бандера. Эти вполне себе исторические персоны (Донцов вообще умер в 1973 году), могут запросто стать обьектом серьезного и непредвзятого научного анализа (зажав нос и открыв глаза, действительно можно начать разбираться в цветовой гамме фекалий). Но проблема националистической историографии, в том, что это придуманное прошлое, в отличие от науки, которая является продуманным прошлым. Итак, эти личности настолько идеализированы в определенных кругах на Украине, что это уже напоминает то, как древние греки много веков назад одного вышибалу из Фив объявили Гераклом и вообще сыном Зевса. Если на этих мифах вырастить одно поколение, то оно и начнет кричать «Украина превыше всего!», как когда-то кричали «Германия превыше всего!». Это вопль язычника, вставшего на путь войны. Но у украинского национализма есть одна суицидальная специфика: он антирусский по своей сути (так как, это национализм бывших русских), а война с русскими – это по определению суицид. Здесь корректнее говорить о суицидальной секте.
 
 
На большей части территории «бывшей Советской Социалистической Республики Украина» война не идет, но проходит мобилизация, и детей забирают на убой (война с русскими). История нации – это история территории с момента создания (на этой территории) государства (народ может существовать и без государства). Фактически – это первая война молодой украинской нации или, как сейчас принято говорить на Украине, «рождение нации» (бывших русских). И здесь вспоминается такая пословица:
 
«Когда земля смешивается с водой, она превращается в грязь, но, когда она смешивается с кровью, она становится родиной».
 
Война на Донбассе нужна украинским националистам (тем самым бывшим комсомольцам, к которым в огород бриллиант упал) для рождения украинской этно-нации (повязать кровью), причем, чем больше трупов, тем лучше. Ведь это новые герои Украины, и они умерли на войне с русскими, а значит, они сами – не русские. Война идет не за территорию, она идет за души. И тут украинская пословица «Моя хата с краю» дает сбой под названием «Повестка». Эта война ставит каждую отдельную украинскую мать перед выбором.
 
 
Преступна та мать, которая соглашается послать своего ребенка (призывника) в украинскую армию. Причем это – преступление именно старшего поколения, так как дети, получившие анти-образование в новых украинских школах и читающие не книги, а посты в фейсбуке, забыли что:
 
Война с русскими – это самоубийство (тем более для бывших русских).
 
Это не война, это жертвоприношение одурманенных детей в языческом культе под названием «украинская национальная идея». Что это за идея такая? Превращение русских в анти-русских – только так они смогут стать «бывшими».
 
Но, если говорить правду, на Донбассе "русские рубят русских" просто одни помнят, что они русские, другие – нет.
 
Слово «по-беда» означает «чья-то беда» (по-бедам идет победитель), и война на Донбассе – это общая беда русского народа, и в этой войне не может быть победителей, потому что беда – общая. Народ – это не только общие победы, но и общие беды. Но у беды есть причина.
 
Говорят, что победа – это еще и «после беды» (для тех, кто победил), т.е. это конец лихолетья в результате битв, трудов и лишений. Лихолетье в русской этнической истории началось с ленинской политики коренизации (туземизации) части русского народа.
 
Если этого не понимать, то сама Россия может стать Украиной (война то гибридная)
 
 
Если получилось «дерусифицировать» исконно русские земли, назвав их Окраиной, а русских людей довести до того, что на вопрос «кто ты по национальности?», человек абсолютно искренне отвечает «я – туземец» (слово «украинец» означает житель Окраины), почему то же самое не может произойти и с Сибирью или Дальним Востоком при первом же ослаблении российской государственности? Тогда и Россия распадется на «коренизированных» – московитов, пермяков, туляков, сибиряков, в общем, новых кривичей и вятичей, для которых русская интеллигенция обязательно придумает отдельную (друг от друга) этническую историю, и объявит их всех братскими народами. Это и произошло на Окраине, которая для коренизированных русских уже «в-Украина». Но если это произойдет с теми, кто еще помнит, что они русские, бойня на Донбассе покажется детским садом, потому что у туземцев всегда виноваты туземцы (постмодернистская первобытность).
 
Слов бездна означает без-дна.
 
Бог с ней с либеральной интеллигенцией, но многие русские патриоты ни как не могут понять почему же, во время всех этих событий на Донбассе крайне правые русские националисты стали добровольно приезжать из России на Донбасс и записываться НЕ в ополчение Донбасса, а наоборот в такие карательные батальоны национальной гвардии Украины как "Азов". И это тоже, что то новенькое....
 
Патриотизм как традиционная ценность, национализм – как нетрадиционная
 
 
Патриотизм абсолютно традиционен, он может собрать племена в народ в рамках общих (универсальных) ценностей. Так произошел этногенез древних греков (в рамках Олимпийских игр), так произошел этногенез средневековых русских (в рамках крещения), так произошел этногенез новых арабов (после Пророка). Патриотизм – слово греческое, πατριώτης – соотечественник, πατρίς – отечество (от слова отец). Т.е. патриотизм – это всегда вопрос нравственный, и он абсолютно традиционная ценность для мировой истории.
 
Что такое русский патриотизм на конкретном примере? Есть такой человек – Сергей Кужугетович Шойгу. Он по матери – русский, по отцу – тувинец, а «по национальности» – министр обороны Российской Федерации. Человек принадлежит тому народу, которому он служит.
 
Национализм, с другой стороны, – не служение, а потребление. Как следствие он неизбежно приводит к дискриминации, либо на этнической почве, либо в материальном плане. Но самое главное - это феномен нового времени, и «ценность», мягко выражаясь, нетрадиционная (как нетрадиционная семья). Даже если очень постараться, корни национализма невозможно увести далее 1750 года. По сути позже - это один из побочных эффектов индустриальной революции (потребление). И не имеет значения рассово, классово, или либерально обосновано, это самое потребление. Национализм нетрадиционен для человеческой истории. Считается, что сам термин ‘национализм’ впервые ввели в употребление в XIX веке философ Гердер (в Германии) и аббат Баррюэль (во Франции).
 
Национализм крайне вреден для крупных народов и их государств. В многонациональной стране национализм антипатриотичен, так как в логике потребления (национализма) всегда "кто то лишний". В патриотизме напротив лишних не бывает, и любой потомок негра может стать великим русским поэтом.
 
Патриотизм может создать империю, как следствие, суждение «Багратион есть русский полководец» не содержит логического противоречия, так как он верой и правдой служил России, хотя князь был чистокровным грузином. А чистокровная немка, Екатерина Великая, Великая русская императрица. Национализм, с другой стороны, это нетрадиционный патриотизм (потребительский). Национализм империю может только разрушить.
 
Русские - "римской культуры народ"
 
На традиционных ценностях (в том числе и этнических) строились стабильные общества и их государства. Современная Россия, в этом смысле, традиционное общество, но при этом еще и огромная страна, где "равноправно живет большое количество коренных народов" (это дефиниция империи). Таким был и древний Рим (после эдикта Каракаллы), таким был (по крайней мене до 11 века) и средневековый Рим (Византия).
 
Родоплеменные союзы
 
Западные империи несмотря на искренние попытки имитировать Рим, постоянно скатываются к логике "родоплеменных союзов" (сегодня это политкорректно называется "политические нации", где одна нация элитная а остальные ей служат). Современный Евросоюз с его (в очередной раз) "элитными немцами" тому пример. Такого рода конструкции малоустойчивы и евросоюз сегодня трещит по швам, но это не означает, что тоже самое, не может произойти и с Россией.
 
Государствообразующим этносом все еще огромной России являются русские, но как только сумасшедшее новшество национализма, подменяет собой традиционный патриотизм, крупные народы и их государства начинают распадаться. И распад происходит либо по племенному признаку (интегральный национализм), либо в рамках великого философского вопроса: «А где вкуснее кормят?» (потребительский национализм). Происходит расчеловечивание, народы опускаются до состояния «паспортизированных племен» (политические нации). Если сытые, ведут себя… «интеллигентно», если нет, готовы душу продать, даже не за айфон, а за "кружевные трусики".
 
Это и есть постмодернистская первобытность.
 
 
В этом смысле новая украинская, "майданная" идентичность, является примером "дегенерации" (этот термин означает - упрощение, обратное развитие) части огромного русского народа, до состояния безымянного племени (слово украинец означает житель окраины).
 
В языке, на котором писал великий Пушкин, единственным этносом, который обозначается не существительным, а прилагательным, является русский этнос. Но когда русского человека лишают и истории русской Галичины (которая, оказывается, всегда была "свидомой"), и истории русской Малороссии (которая, оказывается, всего лишь "малость русская") и русской Великороссии (которая, оказывается, тартария), и Великой Отечественной (которая, оказывается, вторая мировая), ему уже некуда приложится как к иконе. И тогда, из прилагательного "русский", от вопроса какой? Он становится существительным, от вопроса кто? Если не русский, то кто? И если французам говорят что они французы, британцам что они англичане, валийцы, шотландцы и чуть чуть ирландцы, эфиопам что они эфиопы, то новая украинская историография (ленинского происхождения) бедным украинцам говорит что "так оно и есть". То есть они НИКТО (слово украинец означает житель чьей то окраины - туземец). Парадоксально, но в этих условиях быть русским на Украине, становится легко, так как, это означает - оставаться цивилизованным человеком (от слова какой?).
 
И тогда, после распятия (национализма) приходит Воскрешение...
 
Потому что возврат к традиционным ценностям – это когда все нетрадиционные уже испробовал, и невольно хочется помыться. И тогда русские начинают вспоминать, что они русские.
 
 
По замыслу современная Украина (особенно после Майдана) должна была стать проектом создания «нации бывших русских», но именно Майдан привел к диаметрально противоположным результатам. Русские начинают вспоминать, что они русские (Донбасс – только начало). И, как сказал древнегреческий философ Гераклит:
 
ХХ век – это век «светских религий»: коммунизма, нацизма, либерализма и т.п. Все эти «измы» начинались как научные теории, но постепенно эволюционировали в классические вероисповедания со своим сонмом святых и еретиков, непререкаемых текстов и их апокрифов. Это – «религии без Бога», со своими священными войнами, в которых во имя гуманитарных ценностей было убито самое большое количество людей за отдельно взятый век в мировой истории.
 
Если современный Запад "пост-христианский" то страны исторической Руси "пост-атеистические", они уже уходят от туда, куда Запад только приходит. После распада СССР началось второе крещение Руси, и оно – только началось. Когда я говорю о втором крещении, я ни в коей мере не имею в виду возрождение царской России или СССР с православным лицом, так как царская Россия – это империя без Патриарха, т.е. это классический «цезарепапизм», который рухнул как карточный домик в 17-м году (рухнул в Феврале). А СССР разделил русский народ на украинцев, белорусов и тех, кто называет русских «братским народом», и он тоже рухнул как карточный домик. Второе крещение – это возврат к истокам своей исторической памяти.
 
И, как при первом крещении тысячелетней давности, противопоставляются два фактора: православие и язычество (национализм). Земля, которую 1000 лет назад греческие епископы называли "Росия", сегодня, с духовной точки зрения, вернулась к состоянию до крещения Руси. До крещения князя Владимира на Руси были православные храмы (просто их было очень мало), и они были наряду с храмами, где отправляли языческие культы. Еще раз повторяю: не все языческие культы жестокие, и очень редко, когда они имели (или имеют) суицидальные ритуалы.
 
Зайдите в любой храм в современной Украине и спросите батюшку, благословляет ли святой отец посылать ребенка на самоубийство (война с русскими). Если благословляет, пойдите в другой, потом в третий, четвертый… так вы найдете православный храм. И я сейчас не только об униатских капелланах или разных сайентологах (тем более не об интеллигентах с их «эстетикой мысли»), я больше о тех раскольниках, которые лгут, что они православные.
 
Так называемая «Украинская церковь Киевского патриархата» – это раскольники (Киевского патриархата никогда в истории не было), они не приняты в молитвенное общение ни одной из поместных церквей вселенского православия. Эти сектанты имеют такое же отношение к православию, какое имеет ИГИЛ к Исламу. Эти люди стояли на Майдане, и эти люди благословляют войну на Донбассе (при этом молятся за мир), они себя называют православными иереями, но – «по делам их познаете их». Только так можно отличить служителей культа (национализма) от служителей Бога.
 
На уровне смысловой символики – это столкновение Тризуба и Двуглавого орла. Тризуб – это языческий символ дохристианской Руси (и не только её), который на Руси использовался некоторое время и после крещения (сейчас – герб Украины). Ну, а двуглавый орел хоть и древнее Константинополя, но в общерусской исторической памяти – это символ крещенной Руси (в греческих школьных книгах – России и русского народа).
 
Еще раз повторяю, когда я говорю о втором крещении, я ни в коей мере не имею в виду возрождение царской России или СССР. Так как поздняя царская Россия – это империя без Патриарха, т.е. это та ситуация когда Царь (Цезарь) играл роль Папы, причем именно папы а не патриарха, так как папа "безошибочен" Титул императора в синоде русской православной церкви "синодального периода" звучал так "КРАЙНИЙ СУДЬЯ", то есть высшим судьей церкви был мирянин (и этот , прости Господи "титул" передавался по наследству). Это классический «цезарепапизм», который рухнул как карточный домик в 17-м году (рухнул в Феврале). Уже в поздней царской России церковь перестала играть роль связующего звена русского народа, так как ничто не дискредитирует "каноническое православие" как мирянин в роли "судьи церкви". Слово "κανονικός" (канонический) переводится с греческого языка так - "нормальный".
 
Что касается государственного управления главная проблема (ненормальность) "наследственного самодержавия", заключается в том, что природа обычно отдыхает на детях великих.
 
 
Можно только добавить что это главная проблема любой формы семейного бизнеса. Самодержавие не может быть наследственным, в этом суть римского права о императорах, начиная с первого из цезарей (который Юлий), заканчивая императором средневековой римской империи (Византии) Васи́лием II Болгаробо́йцей (который креститель князя Владимира и всея Руси). Император Василий смиренно ждал своей очереди на троне пока правили ненаследственные самодержцы Ники́фор II Фока́ и Иоанн I Цимисхий. Идея "багрянородности" (наследственности) самодержцев стала доминировать в средневековом римском (Византийском) праве как раз после 11го века (эта мутация смыслов была взята нами с запада) и империя рухнула в 1204 году.
 
Что касается третьего Рима, избрание царя на Руси как правило производилось Земским собором после кончины предыдущего монарха и проводилось для утверждения кандидатуры наследника даже в случае, когда линия династической преемственности была очевидной (а вдруг природа решила отдохнуть). Через эту процедуру проходили все русские цари, после 1-го — Ивана Грозного, и до Петра I (читайте ссылки). После Петра I идея багрянородности (наследственного права) на самодержавие (взятая уже Вами с запада) еще кое как сглаживалась дворцовыми переворотами (например Екатерина Великая), но проблема Февральской революции в том, что это не дворцовый переворот (который может привести и к усилению государства). Февральская революция, это попытка упразднения самой империи, то есть это антигосударственный переворот (первый русский майдан). И тут дефект наследственности проявился в самой безумной форме. Есть такая дефиниция отличия войны от революции
 
Война "по приказу" - все остальное революция.
 
Есть ситуации когда войска просто должны получить приказ, но если на посту главнокомандующего человек который не выбирал сам, и не был избран на пост самодержца (он просто таким родился), так вот этот человек может вдруг - отречься, лишив войска приказа. И тогда войска обречены на самодеятельность (революцию), и часть офицеров ушла в красную армию другая часть в белую.
 
Духовник Николая II, священник Афанасий Беляев так описал свою встречу с "самодержцем", после его отречения
 
"И капнула горячая слеза из глаз безвольного страдальца".
 
Что касается СССР несмотря на воссоздание империи после февральского бунта царских элит, тем не менее именно СССР разделил хребет империи (великий русский народ) на украинцев, белорусов и тех, кто называет русских «братским народом», и он тоже рухнул как карточный домик (причем рухнул по сути на Майдане).
 
Второе крещение – это возврат к истокам своей исторической памяти.
 
Так как русские не нуждаются ни в попах, ни в Папах, ни в генсеках, чтобы помнить о том, что они "потомки русских".
 
"Когда БОГ разрешает твои проблемы, ты веришь в ЕГО способности; когда БОГ не разрешает твои проблемы, ОН верит в твои способности"
 
 
В греческом языке есть такое слово ‘алифия’, оно переводится как ‘правда’. Но само слово ‘а-лифиа’ означает «то, что не поддается забвению» (а – это отрицание, слово лифи – это забвение), в этом смысл слова ‘правда’ на греческом языке. Народ – это не просто общая память - это общая правда.
 
И русских на Украине, несмотря на маниакальные попытки дерусификации, – миллионы (это их правда, при том, что они и есть коренной народ). Т.е. это та правда, которая их объединяет с их предками, жившими на этой земле веками. И с русскими Малой России (никакие они не "микро-русские"), и с русскими – мучениками Талергофа (это то как раз и есть "Гипер-русские"). Сколько именно русских сегодня на Окраине? Это вопрос совести.
 
Пора возвращаться к традиционным ценностям, это касается и этнической ориентации населения исконно русских земель. Это предполагает не только раскаяние, но и покаяние. У греков есть такая парадоксальная пословица:
 
«Когда придумали слово ‘извини’, исчезла честь».
 
Раскаяние – это глубокое осознание совершенной ошибки (т.е. ленинской политики коренизации).
 
Покаяние, с другой стороны, – это всегда исправление ошибки, т.е. покаяние – это всегда труд. Если Апостол Петр, трижды отрекшись от Христа, раскаялся, но потом пошел путем покаяния (труд), Иуда, раскаявшись, не покаялся и совершил единственный непростимый грех (а мог стать Апостолом). Если раскаяние – это переосмысление прошлого, то покаяние – это переосмысление будущего с соответствующим движением к нему (труд). Без покаяния не будет мира на Окраине, ибо победить прошлое невозможно (все прошлое украинцев – русское), отрекшись от этого прошлого, Украина лишает себя будущего. А России пора отказываться от русофобского термина "братский народ"
 
Нельзя тянуть за нитку из которой сам состоишь.
 
На Востоке у христиан есть такое предание, что Иуда даже не сразу смог повеситься: деревья, на которых он вешался, перегибались, то есть Бог продолжал бороться за этого человека. Тоже самое можно сказать и об Украине
 
Для начала можно потрудится (покаяние, это труд) и вернуть словам их изначальный и традиционный смысл, потому что слова являются не только средством передачи информации (как сегодня), но прежде всего – самодостаточным источником информации (так было всегда). Слово и есть смысл. Повторю, на мой взгляд, самое главное в этой статье.
 
История эволюции понятия ‘украинец’ идентична истории эволюции понятия ‘македонец’. Слово "македонец" для древних греков означало грек живущий в Македонии (это и по сей день для греков так), как и слово "украинец" означало изначально "русский живущий на Окраине" (для многих русских это и по сей день так) Только после двух параллельных экспериментов коренизации (туземизации) в Югославии с сербами и болгарами и в СССР с русскими, понятия ‘македонец’ и ‘украинец’ получили нетрадиционное – этническое наполнение. Это не эволюция смыслов, это "мутация смыслов", так как, народ и земля – не одно и то же. И так было всегда.
 
 
Нация — это территория (земля), с паспортизированным поголовьем пост-модернизированных крепостных. Где идентичность определяется местом и временем. То есть, национальной (местом) идеей (временем). Где "хозяева смыслов" - новые феодалы
 
Народ с другой стороны — это "общая память", вне зависимости от места (нации) и времени (идеи).
 
И если честно, у меня нет ответа на вопрос "Бывают ли русские бывшими?".
 
Ибо русским решать.
 
Европа начинает осознавать последствия

Бывает, что человек делает какую-нибудь гадость, а потом приходит к вам как ни в чём не бывало и пытается нормально общаться. В этот момент он отлично понимает, что поступил подло, но при этом над...

Почему рухнула ещё одна скрепа элитного консенсуса

Есть такая профессия: Родину предаватьПосле начала СВО на Украине в России возник поток эмигрантов из представителей среднего класса, который был электоральной опорой и обслугой космопо...

Комментарии из сети № 767

Доброе утро, КОНТ!) Всех военных летчиков России и причастных поздравляю с праздником! Сегодня подборка чуть меньше, чем обычно, но, надеюсь, не менее позитивная. Поехали.  ...

Обсудить