Ярость встречного огня Часть I

17 3251

Встречный огонь – примерно так можно перевести слово «бэкфайр»* (англ. backfire), которым в НАТО кодируется обозначение советских, а ныне и российских дальних бомбардировщиков Ту-22М, и именно о них пойдет речь ниже.

Нужно сразу оговориться, что сейчас в этих ваших интернетах(с) можно найти практически исчерпывающую (ну, естественно для уровня любителей авиации) информацию об этих самолетах. Поэтому настоящая статья не ставит перед собой задач ни полного изложения истории создания и эксплуатации, ни подробного описания летно-технических характеристик Ту-22М. В ней автор лишь выражает собственное видение данного вопроса в контексте популярности этого бомбардировщика в отечественных средствах массовой информации, ввиду его боевого применения в войне с террористами в Сирии.

В те времена укромные, теперь почти былинные(с), когда в огромной стране был построен развитой социализм, подавляющая часть населения той страны ничего не знала о Ту-22М, что было в порядке вещей того времени. Поэтому нет ничего удивительного в том, что сначала «Бэкфайр» получил широкую известность на Западе, когда на страницах военной печати появились его первые нечеткие фотографии, сделанные летчиками НАТО:

Ту-22М2 борт №07, фото из ежегодника Soviet Military Power, 1983 

Практически сразу же «Бэкфайр» стал «супер-звездой», таким же знаменитым, как советская сверхмощная межконтинентальная баллистическая ракета SS-18 Satan или гигантский подводный ракетоносец Typhoon, причем не только у широкой западной общественности, но и у профессионалов-военных. Особую озабоченность проявили американские моряки, что было не удивительно – серийно выпускаемые с 1976 года бомбардировщики Ту-22М2** сначала передавались на перевооружение морской ракетоносной авиации ВМФ СССР, а уже потом поступали в авиачасти Дальней авиации ВВС СССР.

Командование ВМС США вполне справедливо полагало, что новейший советский сверхзвуковой самолет-ракетоносец может представлять серьёзную угрозу американскому надводному флоту в районах его оперативного развёртывания, особенно в Северной Атлантике (которая во времена «холодной войны» считалась главным океанским театром военных действий), окраинных морях Северного Ледовитого океана и в восточной части Средиземного моря.

Действительно, Ту-22М имел возможность как сверхзвукового броска в стратосфере (практический потолок – 12 600 метров)*** для стремительного выхода на рубеж ракетной атаки, так и возможность подкрадываться к цели на «высоте гребней волн», прячась от обнаружения вражескими радарами за радиогоризонтом. Хотя в отличие, например, от американского бомбера B-1В Lancer, Ту-22М2 не имел автоматической системы управления полетом на малых и предельно малых высотах в режиме огибания рельефа местности, его полет на высотах от 200 метров и выше обеспечивается автопилотом, а у океана нет рельефа. Согласование таких сильно различных режимов полета было исполнено на Ту-22М за счет применения крыла изменяемой геометрии с развитой механизацией.

Основным вооружением Ту-22М в противокорабельном варианте была авиационная ракета Х-22, входящая в состав ракетного комплекса К-22 «Буря» (собственно ракета + ее самолет-носитель: Ту-16К-22, Ту-22К, Ту-22М2/3, Ту-95К-22). На борту самолета в состав этого комплекса входила аппаратура контроля и предстартовой подготовки ракет. А для выдачи целеуказания ракетному оружию Ту-22М имели бортовую радиолокационную станцию (РЛС) переднего обзора ПНА панорамного типа с дальностью обнаружения цели класса «авианосец» в 500 км (при соответствующей высоте полета, разумеется).

Ракеты Х-22 предназначались для поражения крупных надводных и стационарных наземных целей, и снаряжались как обычной кумулятивно-фугасной, так и специальной (ядерной, мощностью в 350 килотонн) боевыми частями. Причем утверждалось, что ущерб от попадания такой ракеты в обычном снаряжении (масса боевой части 630 кг) в борт или палубу корабля составляет пробоину размером 22 квадратных метра и «выжигание» внутренностей на глубину до 12 метров… Даже суперавианосцу мало не показалось бы.

Кроме того, применение на Х-22 жидкостного ракетного двигателя позволило ей обеспечить рекордные высоту маршевого участка траектории в 22 километра и максимальную скорость в конце разгона один километр в секунду, что и на сегодняшний день является выдающимся результатом – ни одна противокорабельная ракета стран НАТО до сих пор не обладает такими возможностями. Чего, увы, нельзя сказать о радиоэлектронной начинке Х-22: несовершенство отечественной элементной базы не позволило создать надежную и помехозащищенную систему наведения ракеты. Она работала на фиксированных частотах и была подвержена воздействию преднамеренных помех. Кстати, во время Фолклендской войны 1982-го года половина из запущенных аргентинцами противокорабельных ракет АМ-39 Exocet была уведена от кораблей Королевского флота именно при помощи постановки помех и ведения радиоэлектронной борьбы.

Ракеты Х-22 выпускались с 1968 года в различных модификациях и их дальность стрельбы по морским целям варьировалась от 140 км на ранних вариантах (при захвате цели головкой самонаведения еще на подвеске самолета) до 400 км у модели Х-22Н, система наведения которой была уже комбинированной (инерциальная на марше + активная радиолокационная на конечном участке траектории). К сожалению, из-за технических проблем не нашла широкого распространения противорадиолокационная версия ракеты – Х-22МП, предназначенная для поражения РЛС. В противном случае неприятельский флот ожидал бы неприятный сюрприз: так называемая «вилка» – чтобы отбиваться от атакующих ракет, кораблям пришлось бы вести зенитный огонь, управляемый по данным от радаров, на излучение которых и наводились противорадиолокационные ракеты. Для того чтобы избежать поражения, их нужно просто выключить, но тогда корабли бы остались беззащитными от «обычных» Х-22.

Безусловно, беспокойство американцев было вполне обоснованным: командование авиации ВМФ СССР планировало проводить операции по разгрому корабельных соединений вероятного противника в радиусе действия ее самолетов. При этом наряд сил для удара по авианосной группе противника (приоритетная цель) составлял авиаполк морской ракетоносной авиации трехэскадрильного состава в количестве 27 дальних бомбардировщиков-ракетоносцев Ту-22М, способных обеспечить в одном ударе применение 54 противокорабельных ракет типа Х-22 одновременно. Против авианосного ударного соединения вероятного противника выставлялась, соответственно, морская ракетоносная авиадивизия трехполкового состава (да, не все эти полки были вооружены самолетами Ту-22М, часть продолжала эксплуатировать Ту-16К-22 / К-26).

Для боевого обеспечения такой операции предполагалось усиление ударных групп самолетами-разведчиками Ту-95РЦ:

Самолет-разведчик дальней океанской зоны Ту-95РЦ с мощным бортовым локатором (обтекатель которого хорошо виден на фото) предназначался для поиска и выдачи целеуказания противокорабельным силам и средствам ВМФ 

Самолетами радиоэлектронной борьбы (РЭБ):

Самолет радиоэлектронной борьбы Ту-22ПД. Его бортовая система РЭБ "Букет" не только подавляла все радиотехнические средства, работающие в диапазоне частот НАТО, но и попутно "глушила" гражданские радио- и телевещательные станции

Самолетами-заправщиками:

Дозаправка в воздухе Ту-22 от Ту-16Н 

А также самолетами-носителями Ту-16КРМ ложных целей КСР-5НМ и КСР-5НВ, которые должны были обозначить удар с ложного направления.

Всем, кому интересна художественная беллетристика на эту тему, предлагаю прочесть главу 20 «Танец вампиров» из технотриллера американского писателя Тома Клэнси «Красный шторм», которая повествует о том, как советская морская ракетоносная авиация громит американское авианосное соединение в Северной Атлантике.

Опасаясь советской авиации и подводных лодок, американский флот очень неохотно появлялся в северной части Норвежского моря. Но если и развертывался там, то прятался в норвежских фьордах:

Авианосец CV 66 «Америка» в норвежском фьорде во время маневров OCEAN SAFARI 85. Недостаточная селективная избирательность головок самонаведения ракет Х-22 на фоне резкопересеченной местности не позволяла им наводится на реальные цели. Наведение относительно надежно осуществлялось лишь только в открытом море. 

Угроза с небес заставила Пентагон инициировать разработку сверхсложных и безумно дорогих систем тактической противоракетной обороны (ПРО) флота – сначала авиационного и (чуть позже) корабельного базирования. 

Первая представляла собой тактическую связку палубного самолета дальнего радиолокационного обнаружения и управления Е-2С Hawkeye + палубный истребитель-перехватчик F-14 Tomcat c революционной на тот период времени многоканальной бортовой системой управления оружием + ракета «воздух-воздух» большой дальности AIM-54 Phoenix опять-таки с революционной системой активного радиолокационного самонаведения на терминальном участке трека.

Воздушный щит американского флота

Однако указанная выше система была «заточена» не на перехват самих Ту-22М, поскольку не успевала среагировать на их внезапное появление, но на перехват запущенных ими ракет Х-22, которые, напомню, летели на высоте 22 километров со скоростью один километр в секунду. Не смотря на PR-акции в американских средствах массовой информации, реальная вероятность перехвата ракетой AIM-54 ракеты Х-22 оценивалась как весьма низкая, поэтому ВМС США начал разработку корабельной тактической системы ПРО Aegis, обеспечивающей обстрел зенитными ракетами одновременно 18 воздушных целей. (Да, да, это та самая  корабельная боевая система Aegis, которую сейчас янки интегрировали в стратегическую систему ПРО).

Крейсер CG-47 «Тикондерога», первый в us navy носитель системы Aegis. Когда он вступил в строй в 1983 году, то на нем был вывешен транспарант: «Адмирал Горшков, внимание: «Иджис» в море!»  

Вторым американским фронтом борьбы с «Бэкфайром» стал политический диалог с «советами». Летом 1979 года между СССР и США был заключен Второй договор об ограничении стратегических вооружений (ОСВ II), по условиям которого в отношении Ту-22М2 был достигнут компромисс – янки согласились не причислять этот самолет к стратегическим наступательным вооружениям при условии, что с бомбардировщиков будут демонтированы системы дозаправки топливом в воздухе, а их производство ограничится 30 машинами в год и общим числом 400 единиц. Поскольку основной ударной мощью советских стратегических ядерных сил являлись межконтинентальные баллистические ракеты, в первую очередь в составе Ракетных войск стратегического назначения, то советское руководство такое предложение американцев относительно Ту-22М2 посчитало приемлемым.

Как видно из вышеизложенного, только «Бэкфайр» вынудил вероятного противника пойти на значительные усилия в политическом, военно-промышленном, научно-техническом и финансово-экономическом направлениях.

Однако, как известно, за все приходится платить. Ценой за превосходные боевые характеристики ракеты Х-22 были сложности с ее техническим обслуживанием из-за взрывоопасных и токсичных компонентов жидкого ракетного топлива, очень внушительными габаритами (длина – около 12 метров, диаметр – 0,9 метра) и огромным стартовым весом (около 6 тонн):

Поэтому массовыми эти ракеты не стали, и применять их могли только тяжелые самолеты Дальней и Морской ракетоносной авиации. В боевых действиях Х-22 также никогда не использовалась.

Масса ракеты Х-22 определила нормальную бомбовую нагрузку для самолётов Ту-22М, исходя из расчета двух ракет. Итого 12 тонн. Нормальная взлётная масса и боевой радиус действия при различных режимах полёта устанавливаются в лётных характеристиках самолёта с учетом этого значения. 

Однако характеристики Ту-22М2 не соответствовали тем значениям, благодаря которым А.Н. Туполев выиграл у П.О. Сухого с его проектом Т-4 конкурс 1965-го года на разработку перспективного бомбардировщика, ни по максимальной скорости, ни по боевому радиусу. Поэтому ввиду недостаточной мощности и высокой «прожорливости» турбореактивных двигателей НК-22, на Ту-22М2 для сохранения «летучести» обычным снаряжением стала ополовиненная нормальная боевая нагрузка в виде одной ракеты Х-22 (то есть, 6 тонн). Она подвешивалась на фюзеляжный балочный держатель БД-45Ф в бомбовом отсеке Ту-22М2. При этом ввиду огромных размеров ракеты, она не помещалась полностью в отсек и ее подвеска называлась «полу утопленной» как на этой схеме:

 
Ввиду частичного размещения ракеты Х-22 в фюзеляже Ту-22М, снижалось аэродинамическое сопротивление, что положительно влияло на максимальную скорость полета и радиус действия самолета

Или вот так для наглядности:

Ту-22М2 в Кульбакино 1988г.


Примечания

* - не стоит искать какой-то скрытый смысл в кодовых обозначениях НАТО наших вооружений и военной техники: там просто своя система - название на литеру "В" означает бомбардировщик; если слово состоит из двух слогов, то это реактивный самолет; а если из одного - то это винтовой. 

** – предыдущие модификации М0 и М1 строились малыми сериями и в строевые авиачасти не поступали.

*** – данные указаны для модификации М2. Практический потолок (Нпр) – наибольшая высота полета самолета, на которой у него еще имеется возможность по набору высоты со скоростью не менее 5 м/с.

Лицедей против миллиардера: завершающий аккорд украинской драмы

В марте 2015 года посмайданный Киев стал свидетелем столкновения политики и бизнеса. Президент Порошенко попытался отнять у миллиардера Коломойского контроль над «Укрнафтой». В результа...

Жертвы европейской американофилии

Американцы, разрушая экономические связи ЕС с Востоком, фактически напрямую работают против экономических интересов, экономической и политической стабильности ЕвропыКогда-то давно, в ср...

После Одессы вопрос выбора стороны не стоял

О том, чего стоила поддержка Донбасса и отказ от поддержки евромайдана украинской пианистке Валентине Лисице проживающей в свободных и демократических США. Знаменитая пианистка из США Вален...

Обсудить
  • Кормовая часть киля состоит из верхнего обтекателя видеокамеры телеприцела ТП-1КМ, среднего радиопрозрачного (из стеклоткани) обтекателя антенны РЛС «Криптон» и нижнего обтекателя Унифицированной кормовой установки (УКУ) с пушкой ГШ-23М.Кормовая часть киля состоит из верхнего обтекателя видеокамеры телеприцела ТП-1КМ, среднего радиопрозрачного (из стеклоткани) обтекателя антенны РЛС «Криптон» и нижнего обтекателя Унифицированной кормовой установки (УКУ) с пушкой ГШ-23М. Отсюда и название backfire, а вовсе никакой встречный огонь. Сейчас этой пушки нет. Один из самых красивых самометов.