• РЕГИСТРАЦИЯ

"Ленин в 1917 году(На грани возможного)..."

Имиян Фамиливич
22 января 2019 г. 04:29 23 6180

..Можно считать вполне доказанным, считал Ленин, что Временное правительство, опутанное по рукам и ногам обязательствами перед союзными державами, тесно связанное со старым генералитетом и теми буржуазными кругами, которые получали на военных поставках колоссальные прибыли, не сделает никаких реальных шагов к миру. Оно вообще не собирается отказываться от дальнейших военных действий, от захвата чужих территорий. А это означает, что война по-прежнему остается антинародной.

Ее нельзя кончить, полагаясь на добрые пожелания отдельных лиц или добиваясь смены наиболее «воинствующих» министров. «Обращаться к этому правительству с предложением заключить демократический мир, — писал Ленин, — все равно, что обращаться к содержателям публичных домов с проповедью добродетели». Войну вообще нельзя окончить усилиями лишь одной из воюющих сторон, а тем более — воткнув штык в землю и бежав с фронта. Реализовать это главное требование народных масс можно лишь передав всю полноту власти самому народу[294].

Наивно ждать от Временного правительства и спасения от надвигающегося экономического краха. Его признаки, проявлявшиеся в расстройстве народного хозяйства, росте инфляции, сбоях в снабжении армии и тыла, множились изо дня в день. И одновременно, у всех на глазах, росли прибыли промышленников и спекулянтов, наживавшихся на народном бедствии.

Многие полагали, что в условиях войны борьба против буржуазии, сосредоточившей в своих руках управление экономикой, пагубна и необходимо лишь поддерживать ее попытки предотвратить кризис. Но и этот довод Ленин считал чистейшим ребячеством. «Капиталисты не могут, — отмечал он, — отказаться от своих интересов, как не может человек сам себя поднять за волосы». Это правительство никогда не захочет «возложить тяготы войны на богачей», а посему — не даст народу хлеба. Оно «сможет в лучшем для него случае оттянуть кризис, но избавить страну от голода не сможет»[295]. Иными словами, и эту задачу можно решить лишь передав власть самому народу.

Таким образом, итожит Ленин, существующее правительство — «олигархическое, буржуазное, а не общенародное, оно не может дать ни мира, ни хлеба, ни полной свободы…». И второй и третий пункты тезисов фиксируют позицию: «Никакой поддержки Временному правительству, разъяснение полной лживости всех его обещаний». Ибо эти «обещания — единственная вещь, которая очень дешева даже в эпоху бешеной дороговизны». И задача «текущего момента в России состоит в переходе от первого этапа революции, давшего власть буржуазии… — ко второму ее этапу, который должен дать власть в руки пролетариата и беднейших слоев крестьянства»[296].

Придумывать или создавать такую власть заново — не надо. Она существует. Она создана народом. Это — Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Беда в том, что ни их лидеры, ни большинство самих депутатов не осознали их сути. Не поняли, что это не органы контроля за деятельностью Временного правительства и тем более не органы местного самоуправления, что Советы — это и есть новая государственная власть.

С точки зрения прежних демократических канонов — все в них было не так. Во-первых, они были «незаконны», ибо не было закона, определявшего их статус, порядок выборов. Но точно так же было незаконно и Временное правительство, которое, уж точно, никто не выбирал и не утверждал. И когда 2 (15) марта, на митинге в Таврическом, Милюкову крикнули: «Кто вас выбирал?», он с пафосом ответил: «Нас выбирала русская революция!»[297] Он был прав. И Советы и Временное правительство возникли в результате революции, свергнувшей «старый режим» со всеми его нормами и понятиями о государственном устройстве. По-иному и не могло быть.

Во-вторых, Советы являли собой некий новый тип государственности — «прямую власть»[298], где не было классического «разделения властей». И это тоже не было случайностью. За подобным «разделением» народ имел возможность наблюдать все десять предреволюционных лет. Конечно, Государственная дума по своему составу и функциям была «ублюдочным» парламентом. Но по накалу политических страстей, по части «говорения», она нисколько не уступала аналогичным европейским учреждениям. И этот российский опыт «толчения воды в ступе», бессилия против правящей бюрократии в немалой мере развеивал в глазах народа парламентские иллюзии.

Ведь даже европейский парламентаризм, отмечал Ленин, будучи для всего человечества гигантским шагом вперед в развитии демократии по сравнению с политическими структурами феодализма, вместе с тем показал, что эта форма представительной демократии все-таки не решает главной проблемы: отстранения, отчуждения власти от народа и использования государственной машины против народа.

Напоминая об опыте прежних революций, Ленин говорил, что они «только усовершенствовали эту государственную машину, только передавали ее из рук одной партии в руки другой партии». Отсюда и результат: «Революции делались, а полиция оставалась, революции делались, а все чиновники и проч. оставались. В этом причина гибели революций… Законы важны не тем, что они записаны на бумаге, но тем, кто их проводит…» И такое «разделение» всегда таит в себе опасность формирования авторитарно-бюрократического режима[299].

Вот почему, выдвигая требование свободы, революционные массы вкладывали в это понятие не только свободу слова, печати, но и надежды на реальную демократию, то есть участие в управлении государством. Вот почему, не доверяя чиновной бюрократии, они стали с помощью Советов строить «демократию по-своему». Демократию, которая не только проводила бы политику от имени народа и в интересах народа, но и исходила от народа и осуществлялась не казенным «начальством», а самим народом.

«Жизнь создала, — пояснял Ленин, — революция создала уже на деле у нас, хотя и в слабой, зачаточной форме, именно это, новое „государство“… Это уже вопрос практики масс, а не только теория вождей». И в пятом тезисе Владимир Ильич заключает: не парламентарная республика, а республика Советов снизу до верху по всей России, ибо «выше, лучше такого типа правительства, как Советы рабочих, батрацких, крестьянских, солдатских депутатов, человечество не выработало и мы до сих пор не знаем»[300].

Многие оппозиционные платформы обычно грешат одним недостатком. Блистательно критикуя существующую власть и ее политику, они — при изложении своей конструктивной программы — либо обнаруживают полную беспомощность, либо скатываются к чистейшей демагогии.

Нынешние «лениноеды», повторяя зады той критики, которая была обрушена на «Апрельские тезисы» весной 1917 года, твердят — одни об «отходе от марксизма», другие, наоборот, о «тупом доктринерстве», которые якобы и положили начало «социалистическому эксперименту». Жаль, что у подобных критиков не хватило времени на то, чтобы эти тезисы перечитать.

Между тем, комментируя их, Ленин особо отмечает, что Февраль создал ситуацию, в которой нет ни места для «доктрины», ни времени для «социалистического эксперимента». И только тупой педант может в такой обстановке заниматься схоластическими выкладками относительно того, соответствуют ли той или иной «доктрине» те или иные практические решения.

«Не в том дело сейчас, — подчеркивает Владимир Ильич — как их теоретически классифицировать. Было бы величайшей ошибкой, если бы мы стали укладывать сложные, насущные, быстро развивающиеся практические задачи революции в прокрустово ложе узко-понятой „теории“ вместо того, чтобы видеть в теории прежде всего и больше всего руководство к действию»[301]. И предлагая конкретные меры по выходу из кризиса, Ленин исходит не из «доктрины», а из реальной мировой практики. Война породила множество народнохозяйственных проблем во всех воюющих странах. Наиболее развитые из них — Германия, Англия, Франция, а отчасти и Россия — решали эти проблемы на путях создания «военно-государственного капитализма», то есть государственного регулирования производства и распределения.

На практике это означало не только свертывание свободной конкуренции и рынка, жесткую централизацию производства и снабжения, государственный контроль банковского дела, но и общегосударственную мобилизацию труда, то есть всеобщую трудовую повинность, государственное регулирование рабочего времени на предприятиях, государственные закупки по твердым ценам продовольствия у крестьян, нормированное снабжение городского населения и т. д. «Шаги эти, — отмечал Ленин, — с безусловной неизбежностью предписываются теми условиями, которые создала война и которые даже обострит послевоенное время…»[302]

Но позволяя буржуазии, хотя бы на время, решать некоторые экономические проблемы, указанные меры решали их в интересах милитаризма, продолжения кровавой бойни — за счет трудящихся. Поэтому, предлагая ряд шагов, апробированных Европой и действительно целесообразных в экстремальных условиях войны, Ленин ставит вопрос политический: кто и в чьих интересах будет осуществлять их? Ибо в интересах народа их можно использовать, лишь передав власть самому народу.

Такой подход сразу придает трем «экономическим тезисам» (6, 7 и 8), взятым, казалось бы, из арсенала «военно-государственного капитализма», принципиальной иной характер. Он предлагает — немедленный переход к контролю со стороны Советов за общественным производством и распределением продуктов. Далее — слияние всех банков страны в один общенациональный банк и контроль над ним со стороны Совета рабочих депутатов с привлечением «советов банковских служащих».

О таких Советах Ленин упомянул не случайно. Позднее, в мае, в Петрограде собиралось Всероссийское совещание работников кредитных учреждений. Накануне его один из членов большевистской фракции совещания Дон Маркович Соловей пришел к Владимиру Ильичу за советом. Ленин ответил, что важно «узнать о настроениях среди банковских работников. Кого из них можно приблизить к нам, кого можно будет использовать в будущем, когда власть перейдет в руки Советов…» Эта мера особенно важна, поясняет в «Апрельских тезисах» Владимир Ильич, ибо «банки — нерв, фокус народного хозяйства. Мы не можем взять банки в свои руки, но мы проповедуем объединение их под контролем Совета рабочих депутатов».

И, наконец, национализация всех земель в стране и передача их в распоряжение советов крестьянских и батрацких депутатов. А дабы мера эта не приобрела «погромного» характера, подчеркивает Ленин, необходимо, чтобы Советы «строжайше соблюдали сами порядок и дисциплину, не допускали ни малейшей порчи машин, построек, скота, ни в каком случае не расстраивали хозяйства и производства хлеба, а усиливали его, ибо солдатам нужно вдвое больше хлеба, и народ не должен голодать»[303].

Что касается угрозы распада и сохранения целостности России, то Ленин прямо указывает: «Пролетарская партия стремится к созданию возможно более крупного государства, ибо это выгодно для трудящихся… Но этой цели она хочет достигнуть не насилием, а исключительно свободным, братским союзом рабочих и трудящихся масс всех наций». Для этого необходимо избавиться от «предрассудков старины, заставляющих видеть в других народах России, кроме великорусского, нечто вроде собственности или вотчины великорусов». А, во-вторых, «чем демократичнее будет республика российская, чем успешнее организуется она в республику Советов рабочих и крестьянских депутатов, тем более могуча будет сила добровольного притяжения к такой республике трудящихся масс всех наций»[304].

Так в чем же дело? Если сила на стороне Советов, если есть программа действий, то, казалось бы, стоит направить к Мариинскому дворцу роту солдат, а еще лучше — матросов, арестовать, а еще проще — разогнать Временное правительство и проблема будет решена. Но в том-то и дело, считал Ленин, что проблема заключалась совсем не в «захвате власти». Она лежала в совершенно иной плоскости.

Революция выявила не только сильные стороны массового движения, его способность к организации и самоорганизации. Революция сделала явными и недостатки этого движения, его слабость. Прежде всего то, что за рамками сознательности и различных форм революционной организованности оставалась гигантская политически неразвитая масса, податливая посулам и демагогии.

«Один из главных, научных и практически — политических признаков всякой действительной революции, — пояснял Ленин, — состоит в необыкновенно быстром, крутом, резком увеличении числа „обывателей“, переходящих к активному, самостоятельному, действенному участию в политической жизни… Так и Россия. Россия сейчас кипит. Миллионы и десятки миллионов, политически спавшие десять лет, политически забитые ужасным гнетом царизма и каторжной работой на помещиков и фабрикантов, проснулись и потянулись к политике». Эта гигантская волна «захлестнула все, подавила сознательный пролетариат не только своей численностью, но и идейно…»[305]. Грех соглашательских партий как раз и состоял в том, что опасаясь потерять поддержку масс, они поддались этой «волне или не осилили, не успели осилить волны»[306].

«Буржуазия обманывает народ, играя на благородной гордости революцией и изображая дело так, будто социально-политический характер войны со стороны России изменился от… замены царской монархии гучково-милюковской почти республикой. И народ поверил…». Но необходимо четко различать и отделять тех, кто вполне сознательно дурачит народ, от тех, кто одурачен ими, ибо массы иначе поддаются иллюзиям, «чем вожди, и иначе, иным ходом развития, иным способом высвобождаются»[307].

Временное правительство и господа генералы вполне сознательно «ведут войну в интересах русского и англо-французского капитала». А лидеры Советов и прочие господа «советские» интеллигенты — интеллектуально обслуживают их. Они, «невзирая на их добродетели, знание марксизма и проч.», бессовестно обманывают народ фразами о «защите революции». Они «грозят, усовещивают, заклинают, умоляют, требуют, провозглашают…» И переубеждать их бессмысленно, ибо они прекрасно знают, что нельзя изменить характер войны, «не отказавшись от господства капитала»[308].

Совсем другое дело — те, кого они дурачат. «Массовые представители революционного оборончества добросовестны, — не в личном смысле, а в классовом, т. е. они принадлежат к таким классам (рабочие и беднейшие крестьяне), которые действительно от аннексий и от удушения чужих народов не выигрывают»[309]. Вот с ними, с теми, кто признает «войну только по необходимости», партия и должна работать. И делать это надо терпеливо, обстоятельно, просто, избегая «латинских слов» и псевдо-ученого умствования[310].

Народу необходимо сказать правду. И не только правду о буржуазном правительстве. Но и — в первую очередь — правду о самом народе. О том, что в массе своей он недостаточно организован и сознателен. Что ум его замусорен невежеством и множеством «предрассудков старины». Что по привычке, вековой забитости, он тянется за прежними хозяевами жизни, верит им на слово. И что, имея возможность взять власть, он сам дал себя «мирно обмануть» и передал власть буржуазии «по темноте, косности, по привычке терпеть палку, по традиции»[311].

Что, обидно слушать? Да, отвечает Ленин, — «это горькая правда. Но это правда. Народу надо говорить правду. Только тогда у него раскроются глаза, и он научится бороться против неправды». Главная задача большевиков как раз и состоит в том, чтобы «избавить массы от обмана»[312].

Для того, чтобы все это сказать публично весной 1917 года надо было — помимо честности — иметь мужество. Февраль вывел на поверхность политической жизни множество демагогов, озабоченных не столько бедствиями страны, сколько стремлением к политической карьере. Миллионы фальшивых слов, восхвалявших «Его Величество Народ», обрушились на рабочих, солдат, крестьян, приятно кружа им головы.

Естественно, что стремление плыть «против течения», иная «правда о народе», говорил Ленин, не принесет партии, особенно на первых порах, популярности и не прибавит ей голосов в Советах. Но большевики должны бороться за единовластие Советов вне зависимости от того, кто будет стоять во главе Советов и какие партии составят там большинство. «Если даже придется остаться в меньшинстве, — пусть. Стоит отказаться на время от руководящего положения, не надо бояться остаться в меньшинстве»[313].

Поворот в сознании масс неизбежен. И он станет следствием не только, даже не столько, большевистской пропаганды. К нему приведет сама жизнь. «Мы не хотим, — говорил Ленин, — чтобы массы нам верили на слово. Мы не шарлатаны. Мы хотим, чтобы массы опытом избавились от своих ошибок». Поэтому и агитацию надо строить не на «доктрине», а на разъяснении того, что даст власть Советов для прекращения войны и разрухи, ибо к этим вопросам «массы подходят не теоретически, а практически». И если интересы народа нами поняты правильно, если именно их выразит партия, то поддержка ей обеспечена. И, в конечном счете — «к нам придет всякий угнетенный, потому что его приведет к нам война, иного выхода ему нет»[314].

Временное правительство вполне заслужило, чтобы его свергли и заменили властью Советов. Но его нельзя свергнуть, ибо Советы — и фактически и формально поддерживают это правительство. Значит, на первый план выступает другая задача: разоблачение политики Временного правительства и завоевание большинства в Советах. А эту задачу никак не решишь ни с помощью флотского экипажа, ни с помощью солдатских штыков.

Ленин многократно повторяет эту мысль: «чтобы стать властью, сознательные рабочие должны завоевать большинство на свою сторону: пока нет насилия над массами, нет иного пути к власти. Мы не бланкисты, не сторонники захвата власти меньшинством»[315]. Имея за спиной реальную силу, Советы — без всякого восстания — могут взять в свои руки всю полноту власти. И никто — в том числе Временное правительство — не способен воспрепятствовать этому. Вот почему в России, как «нигде в мире, — заключает Ленин, — не может быть совершен так легко и так мирно переход всей государственной власти в руки действительного большинства народа…»[316]

Вот так ниточка, тянувшаяся от разговоров с воронежцем Кондратом Михалевым в Цюрихе, с тамбовским крестьянином в вагоне поезда, от десятков других встреч, которыми будет насыщен каждый день после возвращения в Россию, и приведет Ленина к пересмотру его позиции по вопросу о перспективе развития революции. Там, в Цюрихе, он полагал, что сам факт вооруженного восстания в Петрограде, свергнувшего царизм, положил начало превращению войны империалистической в гражданскую[317]. Но рожденное этим же восстанием двоевластие создало возможность иного — мирного пути. И прежний лозунг гражданской войны был теперь Лениным снят.

Спустя четыре года Ленин рассказывал: «В начале войны мы, большевики, придерживались только одного лозунга — гражданская война и притом беспощадная. Мы клеймили как предателя каждого, кто не выступал за гражданскую войну. Но когда мы… вернулись в Россию и поговорили с крестьянами и рабочими, мы увидели, что они все стоят за защиту отечества, но, конечно, совсем в другом смысле, чем меньшевики, и мы не могли этих простых рабочих и крестьян называть негодяями и предателями. Мы охарактеризовали это как „добросовестное оборончество“… Я напечатал тезисы, в которых говорил — осторожность и терпение». И мы выступили «против лозунга гражданской войны…».

«Кадеты, — продолжал Владимир Ильич, — которые являются тонкими политиками, тотчас же заметили противоречие между нашей прежней и новой позицией и назвали нас лицемерами». Но там, где они увидели лишь «тонкий ход», «политиканство», стояло иное: реальность, рожденная самой жизнью. «Наша первоначальная позиция в начале войны, — отмечает Ленин, — была правильной, тогда важно было создать определенное, решительное ядро. Наша последующая позиция была также правильной. Она исходила из того, что нужно было завоевать массы. Мы тогда уже выступали против мысли о немедленном свержении Временного правительства. Я писал: „…Его нельзя свергнуть немедленно, так как оно опирается на рабочие Советы и пока еще имеет доверие у рабочих. Мы не бланкисты, мы не хотим управлять с меньшинством рабочего класса против большинства“»[318].

Задолго до 1917 года и Маркс, и Энгельс, и Ленин писали о предпочтительности мирного взятия власти трудящимися, как пути наиболее гуманном и ценном, наиболее соответствующем интересам народа. Писали они и о том, что история крайне редко предоставляет такую возможность, ибо господствующие классы, защищая свою власть и привилегии, всегда первыми прибегают к вооруженному насилию.

Именно их сопротивление ставило под вопрос реальность мирного пути и на сей раз, ибо — в отличие от Ленина — они отнюдь не собирались отказываться ни от вооруженного насилия, ни от гражданской войны. Когда в первый день революции Шульгин взывал к небесам о пулеметах для того, чтобы «загнать обратно в берлогу вырвавшегося на свободу страшного зверя… Его Величество Русский Народ!», и когда Кутепов двинул против восставших тысячный отряд с пулеметами — их намерения не стали реальностью, началом гражданской войны лишь потому, что не было у них тогда ни сил, ни возможностей. Как справедливо заметил Ленин, они «были за гражданскую войну в их пользу, они против гражданской войны в пользу народа, т. е. действительного большинства трудящихся»[319]. Но это бессилие толкало их не к примирению с новой действительностью, а наоборот — к жгучему желанию реванша. Реванша любой ценой. И с первых послефевральских дней началось собирание сил и формирование армии контрреволюции.

Именно этим, став военным министром, сразу же занялся Александр Иванович Гучков. Надо отдать ему должное — в людях он разбирался. И со всеми героями будущей гражданской войны общий язык был найден уже в марте и апреле 1917 года. В конце марта Гучков вызвал с фронта генерала Антона Ивановича Деникина и назначил его начальником штаба Главковерха. В середине апреля встретился в Одессе с командующим Черноморским флотом вице-адмиралом Александром Васильевичем Колчаком. Тогда же в столицу был вызван и генерал Петр Николаевич Врангель. Но главные надежды военный министр связывал с генералом Корниловым, вступившим в должность командующего Петроградским военным округом уже 5 (18) марта.

Настроения в этой генеральской среде были вполне определенными: необходимо с помощью надежных фронтовых частей «расчистить» Петроград, покончить — «не без кровопролития» — с Советами и установить власть, способную «навести порядок». Определились и источники финансирования, необходимого для такого рода «собирания сил». В начале апреля один из ведущих финансистов и промышленников России Алексей Иванович Путилов вместе с директором-распорядителем Международного коммерческого банка Александром Ивановичем Вышнеградским основали «Общество экономического возрождения России», в которое вошли руководители ряда крупнейших банков. ОЭВР изъявило готовность финансировать начинания Гучкова и — через журналиста и предпринимателя Василия Степановича Завойко — установило контакты с Корниловым[320]..

Отрывки из книги "ЛЕНИН В 1917 ГОДУ(На грани возможного)"

Владлен Логинов

Срезал!

Ну? Кто еще "хочет комиссарского тела"?...Хотели "транзита власти"? Пожалуйте в транзитный коридор. Второе: предлагаю на конституционном уровне закрепить обязательные требования к лицам, которые ...

Пара важных моментов по Мишустину

Это не совсем эфирная разведка, скорее просто пара важных слов о том, кого вчера ВВП выдвинул в премьер-министры. И главное - для чего. 1. Пожалуйста, не спешите прямо сразу н...

Реформы и предсказания по теме конституционной реформы

Как я всегда говорю, «аналитика не терпит суеты». Из-за этого у меня иногда бывают трения с редакторами изданий, которые хотят статьи «по горячим следам», а я отвечаю «По...

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    Имиян Фамиливич 14 октября 2019 г. 09:46

    Жизнь простой семьи.

    Показать семью в кратком эпизоде,где бытовые проблемы и семейные разногласия показаны с добрым юмором,где люди интересны не своим положением в обществе или богатством,а сами по себе.И семья,как крохотная составная часть общества, испытывающая те же тревоги,как и вся страна,всё равно смело смотрит в будущее,уверенно,что завтра будет так же хорошо,как и с...
    1307
    Имиян Фамиливич 13 октября 2019 г. 17:58

    Маленькая страна. Константин Сёмин // АгитПроп 13.10.2019

    Предатель. Лжец. Вор. Таких эпитетов удостаивается не каждый государственный деятель. Особенно если учесть, что его зовут... Ленин. Эквадорец Ленин Морено — единственный в мире президент в инвалидной коляске, обладатель бархатистого голоса, попал в настоящую беду.Эквадор — в прямом смысле образцовая банановая республика. Крупнейший поставщик бананов на мировой рынок. ...
    1524
    Имиян Фамиливич 10 октября 2019 г. 19:19

    Крупнейший выброс аварийно химически опасных веществ,о котором помнят лишь специалисты.

    Критики всех мастей приводят пример Чернобыльской аварии как показатель неэффективности советской системы.Но были происшествия не уступающие по масштабности,подобно аварии 20 марта 1989 года на производственном объединении "Азот" в городе Ионава,до сих пор не имеющая аналога в мире по масштабам выброса АХОВ.И её не упоминают,не потому ли,что она не переросла в полнома...
    1912
    Имиян Фамиливич 4 октября 2019 г. 16:49

    Коммунизм.Демоверсия.

    Коммунизм - это бесклассовое общество,в чьих руках(в собственности)находятся все крупные производства.Это теория,никогда не воплощавшаяся в реальность?Нет,это суровая правда жизни,через которое прошло всё человечество.Под названием первобытный коммунизм.Каковой существует и по сей день в отдалённых уголках планеты,демонстрируя любопытные моменты общественных отношений...
    1566
    Имиян Фамиливич 2 октября 2019 г. 20:57

    Вопросы после просмотра..

    Вот он истины момент!Когда воздух пропадает,и ура не можешь закричать,от ярости все мысли застревают,идёшь ты просто умирать!Нет сил сделать ещё хоть шаг,но всё равно стреляешь,и на штык насажен в ужасе бегущий враг!Ты всего лишь человек,но Смерть смертью побеждаешь,и на веки поднимаешь,победоносный Русский Стяг!Эмоции гаснут и сменяются вопросами рожд...
    920
    Имиян Фамиливич 14 июня 2019 г. 02:43

    Американец,поступавший крайне не патриотично,но оставшийся в памяти символом патриотизма.

    Должен ли гражданин защищать своё государство,вступившее в конфликт с другим государством?Ведь оно организует народные массы,государство - это прежде всего и основа его устройства,иерархия.Которая распределяет людские и природные ресурсы по тем направлениям,к которым,по мнению правителей государства и ими назначаемого чиновничьего аппарата,они наиболее приспособлены,р...
    2242
    Имиян Фамиливич 9 июня 2019 г. 12:49

    БОРИС ЮЛИН И ВЕСТНИК БУРИ КРИТИКУЮТ СССР. Часть 1: Ленин и Сталин

    Все привыкли, что Борис Юлин и Андрей Рудой разоблачают антисоветские мифы всякого рода Дудей, Варламовых и иже с ними, защищая советскую историю. В связи с этим "красных" блогеров часто упрекают в идеализации СССР. Чтобы развенчать и этот миф, Вестник Бури и Борис Юлин решили провести несколько бесед на тему критики реальных недостатков советской систе...
    2316
    Имиян Фамиливич 9 июня 2019 г. 07:40

    ЧерноНЕбыль // Константин Сёмин

    Итак, Чернобыль. Совместный ребенок двух гигантских медиакорпораций — WarnerMedia и Comcast. Да, HBO и Sky — это всего лишь их мелкие подразделения. Если бы вам сказали, что какой-нибудь сериал снимали ВГТРК и 1 канал, вы бы, наверное, назвали его пропагандой, правильно? А здесь ну ничего похожего, верно? Чистый бизнес. Рыночек взял и сам собой сделал, да? Тогда давай...
    4089
    Имиян Фамиливич 1 июня 2019 г. 16:35

    Армия народа? Константин Сёмин. Агитпроп 01.06.2019

    Как тебе служится? Один неосторожный вопрос в твиттере Пентагона, заданный в День Поминовения, вскрыл настоящую бездну. Настолько глубокую, что несмотря на праздник и выходной день авторам пришлось срочно убирать с глаз огромное количество комментариев. Скандал получился слишком громким, чтобы не просочиться в газеты и на телевидение.NBC:Всего один твит спровоцировал ...
    5188
    Имиян Фамиливич 29 мая 2019 г. 08:47

    Потерянный рай

    Пётр Петрович полагал, что каждый получает то, чего не побоится взять. Правило это не раз утверждалось при жизни, не изменил он ему и после случившейся с ним скоропостижной смерти, когда предательски отказались служить сосуды, в содержание которых, он, как и вообще во всё своё подорванное непосильной работой здоровье, вбухивал немалые средства. Нанимал лучших врачей в...
    2778
    Имиян Фамиливич 26 мая 2019 г. 13:51

    Льюис Кэрролл. Охота на Снарка

    Lewis Carroll. The hunting of the snark London, 1876Перевод с английского Григория Кружкова ТАК ЧТО НЕ СПРАШИВАЙ, ЛЮБЕЗНЫЙ ЧИТАТЕЛЬ, ПО КОМ ЗВОНИТ КОЛОКОЛЬЧИК БАЛАБОНА. Мартин Гарднер ОХОТА ПУЩЕ НЕВОЛИ Русская поговоркаДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА Балабон, капита...
    4049
    Имиян Фамиливич 25 мая 2019 г. 20:06

    Рабочий на остановке

    Втянув напитанный влагой воздух Сергей Петрович брезгливо поморщился.Никакого сравнения с сухим морозным климатом его родных мест.Как не было ничего общего у него с толпившимися рядом представителями Средней Азии.Он православный,представитель великой державы,потомок победителей всех великих завоевателей,гражданин экономически развитой страны..Только вот...
    2416
    Имиян Фамиливич 14 апреля 2019 г. 05:57

    Михаил Трофименков о коммунистах Голливуда в 1930-1950-е годы

    Егор Яковлев. Дорогие друзья, добрый день. С вами я, Егор Яковлев.Наш сегодняшний гость – знаменитый историк кино, кандидат искусствоведения Михаил Трофименков. Михаил, приветствую! Михаил Трофименков. Здравствуйте. Егор Яковлев. Недавно у Михаила вышла фантастическая книга, фантастическая, конечно, не по жанру, а по объёму собранного материала, она называется «Красны...
    2412
    Имиян Фамиливич 13 апреля 2019 г. 14:04

    Не в общем хоре. Агитпроп 13.04.2019

    Две конкурирующие картины мира: "у нас все хорошо, у них все плохо" и "у нас все плохо, у них все хорошо" Сторонники каждой из этих концепций готовы таскать друг друга за волосы на подмостках бесконечных ток-шоу.Впрочем, тем, для кого "Россия - всегда на коне", все труднее сдерживать натиск тех, для кого "Россия — на дне"...Между тем, реальность может о...
    2924
    Имиян Фамиливич 12 апреля 2019 г. 15:38

    "А судьи кто?.."

    А судьи кто? – За древностию лет К свободной жизни их вражда непримирима, Сужденья черпают из забыты́х газет Времен Очаковских и покоренья Крыма; Всегда готовые к журьбе, Поют всё песнь одну и ту же, Не замечая об себе: Что старее, то хуже. Где, укажите нам, отечества отцы, Которых мы должны принять за образцы?&nb...
    2343
    Имиян Фамиливич 11 апреля 2019 г. 14:51

    Диктатура пролетариата.

     - Слушай, я хлеба забыл взять. Может, зайдем на базу или в магаз? Заодно покажешь мне, где тут у вас жратву берут. Дана взмахнула на Дыма ресницами. - У вас же своя база, на стройке. - Да, а в центре я ничего не знаю. Магазин носил гордое наименование "Снежный барс". На черном фоне вывески сверкала эмблема - серебряный зверь, из...
    3093
    Имиян Фамиливич 9 апреля 2019 г. 19:23

    Мытарь

    - Ваши средства передвижения?Телега?Ага,вижу,налог за проезд,за наезд и подъезд,а также выезд уплачены..Смотрите,у вас скоро новый платёж..Что?!Вы недовольны еженедельным сбором налогов?Ах,это вы кашляете..Кстати,ваши болезненные и на лечение налоги ..Ага,уплачены..- Так,что это у вас?Ласты?Налог заплатили?Нет..Конфискация и штраф..А это что?Перепонки м...
    3178
    Имиян Фамиливич 7 апреля 2019 г. 08:17

    "КАПИТАЛИЗМ ВЕДЕТ К ФАШИЗМУ — ДОЛОЙ КАПИТАЛИЗМ!"

    Под этим лозунгом западногерманских бунтующих студентов, популярном в 1967–1969 гг., Ульрика Майнхоф могла бы подписаться обеими руками: это был ее лозунг. Женщина–легенда антифашистской борьбы, человек, сознательно отказавшийся (по примеру Че Гевары) от благополучной жизни «самого блестящего журналиста Германии» и ушедший в подполье, чтобы отдать жизнь...
    3785
    Имиян Фамиливич 6 апреля 2019 г. 21:53

    Право выбора

    Лишь пройдя через горнило испытаний трудных,ты сможешь доказать,что имеешь право зваться Человек!Помогая же другим,выбраться из условий скудных,сможешь это имя сохранить вовек. Люди исстари признавали право называться человеком только тому,кто помогал себе подобным,кто был всегда готов объединится с другими людьми в борьбе с бедствиями.Объединяет всегда ...
    2406
    Имиян Фамиливич 5 апреля 2019 г. 09:55

    Одиссея капитан - лейтенанта Гельмута фон Мюке

    Плаванье ЭйшиМногие ли из вас друзья знают эту фамилию? Думаю,что не многие. А история,связанная с ним занятна и очень увлекательна.В арабских странах он стал легендой.Дело было так.Первая мировая война. Англичане переправляют крупный десант австралийцев и новозеландев в Европу, для чего снаряжают большой конвой с сильной охраной. Первой остановкой конвоя будет сейчас...
    2322
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика