Украина готовит новое контрнаступление на южном участке. Детали в телеграм Конта

Грани истории, как две стороны одной медали

0 282

«Только зная прикладную историю, можно разобраться с тем, что происходит сейчас».

История большинства мировых цивилизаций, великих да малых, в наше время уже известна в общих чертах. Несмотря на наши куцые знания, работа историков прошлых столетий не прошла даром – призрачный лик чужих культур нам явлен, частично восстановленный по крупицам, осколкам прошлого либо через сохранившиеся первоисточники. В цивилизованном мире ни одно общество не могло бы процветать, забыв о мудрости, накопленной в прошлом. Потому, как люди — часть огромного природного царства и неотделимы от своего окружения, от той путаницы экосистем, часть которой – они сами.

«Изучение истории безгранично растяжимый процесс и, если вы преданы этой идее, то вас ничто не остановит до самой смерти».

С точки зрения профессора Фелипе Фернандес-Арнесто: «…не существует исключительно истории человечества. История — «человеческая» наука: она слишком пропитана слезами, кровью, эмоциями и ненавистью, чтобы быть чем-то иным. Будь она «наукой» в старомодном понимании этого слова — областью изучения, в которой все происходит по неизменным законам, — в котором предсказуемы все последствия, я бы счел такую историю непривлекательной. Предмет науки о человечестве — человек, и все человеческое достойно внимания историка. Но чтобы понять человека правильно, его нужно увидеть в контексте с остальной частью природы. Мы не можем исключить себя из экосистемы, в которой существуем, разорвать «цепь существ», которая связывает нас со всем живым миром… И окружение, которое мы создаем для себя, вырубается, выдалбливается из того, что дала нам природа… Таким образом, история в определенном смысле — это история человека и природы».

В рамках международного проекта «Город, как учебная аудитория» журналу «Экспедиция» удалось побеседовать с профессором Фелипе Фернандес-Арнесто: «До сих пор мы продолжаем возвращаться к здравому смыслу именно потому, что он занимает среднее место; это новая точка колебания маятника между скептицизмом и энтузиазмом. Правда: история и путеводитель для сбитых с толку».

Рада вас приветствовать, профессор! Недавно я ознакомилась с одной из первых ваших книг об испанской цивилизации, которая вышла в 1975 году, довольно давно. Могли бы вы рассказать, что побудило вас изучать историю?

– Я уже не молод, и поэтому тот факт, что толкает меня продолжать работу – это осознание того, что я еще не умер. Я не представляю другой род деятельности для себя. Ведь «К чему зарывать талант…»? Да и исторические проблемы не измеримы. Красота истории в том, что это интеллектуальная дисциплина, с существующими проблемами, которые никогда не будут разрешены, потому что у нас нет доказательств нашему восприятию. Наведение различных справок не имеет границ, и вы никогда не придете к решению хотя бы одного вопроса. Изучение истории безгранично растяжимый процесс и, если вы преданы этой идее, то вас ничто не остановит до самой смерти.

Могли бы вы поделиться своим взглядом, вашим отношением к общепринятой версии истории, которая представлена в образовательных учебниках, насколько она правдива?

– Когда вы адаптируете конкретную точку зрения, вы смотрите на вещи по-разному, например, исторические явления, как бесконечная растяжимость, бесконечная вариативность. Вы видите их не такими, какие они на самом деле. Это характер того, как вы смотрите на это, и поэтому каждый историк, учитель, писатель имеют разное мнение относительно того, что они видят, когда сталкиваются с историей прошлого.

Если вы профессиональный историк и вам платят деньги за исследования, у вас есть возможность исследовать источники напрямую, что дает вам преимущество быть ближе к настоящим событиям, или как минимум к тем умам, которые стали свидетелями и запечатлели эти события.

Большинство исторических работ выглядит так, будто бы они не были написаны со ссылками на первоисточники. В большинстве своем ссылаются на вторичные работы, и поэтому многие люди узнают об истории, ее исторических событиях в школе, через популярную литературу, которая обнародована и не сфокусирована на действительных источниках. Я считаю, что каждый человек сам решает. И если люди согласны изучать историю таким способом, тогда пусть это делают.

Очевидно, что это не тот способ, который я использую при изучении истории. Я стараюсь подойти настолько близко, насколько это возможно, чтобы увидеть доказательства людей, которые принимали непосредственное участие в событиях. Возможно, те события, которые интересует меня, это совсем не то, что интересует вас, и что вы можете получить из большинства исторических работ.

Я пытаюсь понять, какие у меня возникают впечатления, представляю, что я оказался в прошлом: стараюсь сострадать вместе с людьми из прошлого, понять тех, кто выглядит для всех ужасным, злым, безнравственным диктатором и империалистом. То есть, нужно постараться разделить их точку зрения, чтобы понять, что чувствовали люди во время произошедших событий. Предполагаю, что большинство людей, которые изучают историю, не особенно заинтересованы в этом. Я не хочу сказать, что все должны изучать историю так, как я, это мой способ и мне он нравится.

Профессор, насколько я знаю, вы изучали Канарские острова. Это уникальное место и к тому же наш Экспедиционный корпус провел на этих островах несколько исследований. Согласно легендам местные жители гуанчи были невероятно сильными людьми, способными нокаутировать лошадь одной рукой. Можем ли мы взглянуть на них с точки зрения городов, как среды? Почему гуанчи имели такие способности? Может это благодаря среде, в которой они жили?

– Это достаточно сложный вопрос, потому что у нас мало источников и материалов, чтобы создать какое-то мнение и попасть в разум аборигенов, или, как я говорю, что гуанчи являются коренным населением Тенерифе. Именно Тенерифе, ведь там много других Канарских островов. Я думаю, что посмотрев на все острова, вы можете увидеть, что есть большие культурные различия между людьми, которые проживали до того, как пришли испанцы. У нас нет доказательств того, как они думали тогда, или что чувствовали, даже как они себя вели. Как вы знаете, один из самых ранних текстов найденных о коренных жителях Канарских островов, является текст Боккаччо. Он был написан в виде докладов от штурманов, посетивших острова в 14 веке.

Я думаю, что на ваш вопрос можно было бы ответить выражением: «Ваш вопрос очень сложный, чтобы на него ответить». Но отвечу честно – мы ничего не знаем. Подавляющее число доказательств предполагает, что это были потомки с Севера Африки. Если мы хотим узнать, кем же они были, надо посмотреть на этих людей. Культурные различия, безусловно, есть, потому что те люди как-то отличались, и они выжили, потому что были умелыми рыболовами.

Когда пришли испанские конкистадоры, у большинства удильщиков были пастбища, пасли овец, а также небольшая агрокультура, растили пшеницу. Питались они смесью зерновых злаков и молока. Сегодняшние жители Канарских островов используют точно такие же блюда.

Среда – это ключ к возможности обороняться на любой территории

Гуанчи были очень сильными людьми, способными сопротивляться европейским конкистадорам, и делали это поколениями. Это невероятно, если представить. Первые постоянные европейские поселенцы на Канарские острова приехали в 1402 году, а противостояние продолжалось примерно до 1496 года. То есть, после того, как Колумб открыл Америку, они приглушили последнее сопротивление. Если Вы посмотрите на документы, то у них из поколения в поколение происходят непрерывные сопротивления, как минимум в каких-то частях острова или в каких-то ее уголках. И в этом заключается большой контраст по сравнению с другими территориями, на которые пришли конкистадоры Европы.

Гуанчи были экстраординарно сильны, и способные противостоять европейскому захвату на протяжении очень долгого времени. Что же позволило это сделать? Я думаю, все дело в среде, поскольку Канарские острова сильно отличаются по сравнению с другими островами. Каждые из этих коренных жителей заняли определенную природную зону на совершенно различающихся островах, и они знали, что собираются на них делать, с учетом той среды, которая есть. Они использовали те преимущества, особенности местности, чтобы смочь защитить себя. Существует достаточно много описаний сражений, где они просто сталкивали камни прямо на головы испанцев.

Возвращаясь к вашему вопросу, правильно сказать, что среда – это ключ к возможности обороняться на любой территории.

Когда мы говорим об архитектуре, могли бы мы рассмотреть её символизм. Символы влияют на людей бессознательно. В современной архитектуре, конечно, тоже присутствует влияние символов на людей, но совершенно другим способом, оно влияет на их состояние. Например, здания расположены неудобным способом. А мы знаем, что архитектура прошлого – это созданные шедевры, которые мы не можем повторить даже сегодня. Что вы можете сказать о символизме, архитектуре и может ли архитектура влиять на город?

– Конечно архитектура – это не только элитное искусство, Множество людей проходят мимо монументальных зданий, пока идут на работу, не обращая особого внимания на архитектуру, создающую культурные символы. Те, кто впервые приехал в новый город может просто пройти мимо старинного здания, не обратив внимание на это искусство. Любые архитектурные декорации являются комфортабельными не для всех людей. Но что самое удивительное, мы живем в демократическое, современное время и в той сфере, где архитектура осталась прежней, изначальной.

Но когда ты имеешь дело с «элитой», то они обязательно будут делать все напоказ. Они будут говорить тебе, как ты должен думать, где должен жить, в каком пространстве и как ваша среда должна выглядеть по их мнению. Они как доктора, считают, что знают, что вам нужно. Я думаю, что они знают, как сделать лучше. В прошлом архитектура была менее профессиональной, чем в наше время. Для архитекторов сформирована типичная среда с широким образованием, они изучают множество разных предметов, но не так много времени уделяют фокусировке на их собственный профессиональный курс обучения.

«В любом случае экономика не создает города: города может создать только состояние сознания их обитателей».

Действительно, люди чувствуют себя менее комфортабельно в тех зданиях, которые существуют сегодня. Я помню изменение, которое произошло за мою жизнь – это восход того, что издевательски называют «архитектура постмодернизма». Но в какой-то степени это позволяет убрать эту «элитность», идеал и постараться создать новую работу, которая более современна, декоративна для того, чтобы на них смотреть и жить в них. Мне нравится современная архитектура.

Тем не менее, можно сказать, что есть резкий перелом от архитектуры типа национальных музеев, зданий, машин – от брутального и рационального в архитектуре, в пользу более современного, скромного вида зданий, которые, на мой взгляд, более симпатизируют людям для жизни и работы. Мы видим новый восход классицизма в архитектуре, например, в университете, в котором я преподавал, предлагали возвращение классицизма. То есть, здания более приспособлены к традиционной эстетике заказчика, и гораздо менее к теоретическим понятиям всезнающего профессионала. Мне кажется, что сейчас преобладает переходная фаза: люди «уходят» от неудобного к неблагоприятному в архитектуре, которая говорит «вы должны жить в этом, потому что это для вас лучше», к более привычному дизайну для жизни людей.

Профессор, подскажите, как далеко мы можем вернуться в историю, когда мы еще способны доказывать наши умозаключения и факты первоисточниками такими, как древние трактаты, манускрипты.

– Ну я не думаю, что мы способны доказать что-либо, потому что источники говорят, что те кто их писал, хотели чтобы вы знали. Знаменитый историк, профессор философии в Оксфорде Дж Коллингвуд сказал, что «Вся история – это интеллектуальная история», и этим он имел ввиду, что все первоисточники говорят о том, что происходит в головах людей, когда они это записывали. С другой стороны есть возможность практиковать, как называют ученые, когнитивную археологию, посмотреть на материальные объекты прошлого и сделать определенные выводы о том, как люди жили, как думали.

Я всегда обращаю внимание на определенные вещи, например, в России есть огромные здания, построенные более 20 000 лет назад, используя сложные элементы в архитектуре. И когда смотришь на такое здание, то не можешь точно сказать, что ты доказал свои подозрения относительного того, как эти люди создавали свои шедевры. Вы видите доказательство головокружительного воображения, вы видите кость мамонта, превращенное в здание, в жилое помещение.

Можно использовать когнитивную археологию, чтобы отправиться обратно в прошлое. Однажды я много прочитал об этом. Мною написана глава о палеонтологическом периоде, в котором старался показать использование материальных объектов, чтобы заниматься магией, и старался понять каково это – быть в то время, стараясь реконструировать мысли людей.

И конечные результаты, которые могут быть у человека об объекте и материальной культуре – это аналогия. Мы говорили о Канарских островах, и я упоминал, что можно сделать выводы, относительно жизни людей, когда они были до преколониального времени, и провести аналогию с теми людьми, что живут сегодня. И вы можете самостоятельно сделать выводы до тех пор, пока не совершите ошибку, считая, что что-то можете доказать. У вас может быть понимание всей техники, описание первоисточников, с мнением людей, материальные объекты, относительно которых вы можете сделать выводы, и они могут оказаться полностью неправильными.

Я старался вернуться в прошлое до homo sapiens и использовать аналогии с другими нечеловеческими приматами, чтобы понять, что заставило людей поменяться задолго до 200 000 лет тому назад до того, как homo sapiens появились в записях об ископаемых. Я скромен в таких вещах, могу полностью ошибаться, но думаю, что стоит попытаться разобраться. Потому что это научный метод сопереживать людям, которые сильно от вас отличаются. И вы можете начать сопереживать вашим современникам немного больше, и если вы действительно можете сделать то, что я пытаюсь сделать и использовать те же техники в других видах, то увидите, какое это хорошее упражнение для расширения разума! Как оно открывает возможности понимания тех людей, с которыми вы можете быть несогласными!

ПРОЯСНЯЕТСЯ

Последнее время слишком активно обсуждается тема применения ядерного оружия в контексте “украинского кризиса”. С российской стороны чаще звучат здравые размышления, однако много и надуманных доводов.В...

Ростислав Ищенко: Если Россия победит в войне на Украине, Европа станет частью единой Евразии

Тихий океан сейчас это огромная пороховая бочка. Там интересов, спорных проблем, конфронтации значительно больше, чем в Европе. Но этот регион очень важен для России, потому что он нам ...