Идём на юг. Вслед за Египтом - Судан

6 634

Не так давно очередное мини африканское турне (Судан, Мали и Мавритания) Сергея Лаврова в буквальном смысле спутало все карты посланникам из Европы и США. Их заранее запланированный визит прошел в атмосфере нервозности после неожиданного "десанта" главы русского МИД. Запад категорически не хочет сдавать былые позиции, поэтому противостояние "мягких сил" за влияние на "континент XXI века" будет только нарастать.

Вообще, одним из ключевых партнеров России на африканском континенте является Египет. Сотрудничеству Москвы с Каиром по различным вопросам я посвятил немало материалов. 

Однако по соседству с ним расположилась другая достаточно интересная, хоть и не самая простая для взаимодействия страна - Судан. Работа с Африкой вообще является во многом "ловлей рыбки в мутной воде". Тем не менее, в свете интенсификации отношений России с арабским миром и Африкой недооценивать геостратегическое значение Судана нельзя.

Достаточно хотя бы взглянуть на его расположение. Во-первых, протяженность вдоль Красного моря, на котором завязаны ключевые транспортные маршруты из Европы через Суэцкий канал в Индийский океан в направлении Азии. Во-вторых, Судан является своеобразным мостом между "арабской" Северной и "черной" Африкой южнее Сахары. Ну и, наконец, это удобный пункт для дальнейшего продвижения к центру континента - к Центральной Африке, где у нас уже имеются неплохие позиции.

Да, понятно, что на карте и в теории многое выглядит гораздо заманчивей, чем оно потом оказывается в реальности. Как и весь Черный континент, Судан представляет из себя крайне нестабильное политическое образование. Одной из самых больших проблем является то, что страна фактически расколота на три части - собственно, сам Судан со столицей в городе Хартум, официально отделившийся Южный Судан и полунезависимый Дарфур (Западный Судан).

Вся эта внутренняя нестабильность - следствие не только межэтнических и религиозных конфликтов, но знаменитой стратегии Запада "разделяй и властвуй", ключом к которой является борьба за ценные ресурсы. В случае Судана таким яблоком раздора стала нефть. Так, в южной части некогда единой страны располагается примерно 85% всех её запасов. Поэтому стоит ли удивляться, что "мировое сообщество" во главе с США весьма охотно в своё время поддержало референдум о независимости Южного Судана в 2011 году. Северный же Судан, напротив, многие годы находился под американскими рестрикциями за "поддержку терроризма".

Внутренние конфликты, разумеется, на этом не прекратились. Во-первых, если нефть осталась на юге, то единственный магистральный экспортный нефтепровод остался под контролем севера. Из-за этого начались бесконечные проблемы с осуществлением транзита. В итоге Судан, когда-то являвшийся нетто-экспортером, вынужден был даже импортировать нефть. Плюс, как я уже упоминал, существует проблема западной части страны - Дарфура, где не прекращаются межплеменные конфликты. Однако и в самом Хартуме спокойствия нет. Буквально в 2021 году там произошёл переворот.

В общем, стабильность внутри страны оставляет желать лучшего. Плюс масса интересантов помимо России. Это, кстати, не только США, но и, например, Китай, который проводит достаточно активную финансовую экспансию в Африке. Тем не менее, какие-то направления сотрудничества у Москвы с Хартумом определенно имеются. Это золотодобыча, экспорт зерна, нефть и военно-морская база на побережье Красного моря. Теперь более подробно о каждом.

История взаимодействия наших стран по вопросу добычи золота берёт своё начало ещё в XIX веке. Так, в 1848 году на территорию современного Судана прибыла миссия во главе с русским путешественником, писателем, дипломатом и востоковедом Егором Ковалевским. В результате наряду с открытыми золотыми залежами в Судане были даже построены золотопромывочные фабрики, которые функционировали под руководством стажировавшихся на Урале египетских инженеров.

В настоящий момент добыча золота для Судана является стратегической отраслью. Особенно это актуализировалось после отделения вместе с месторождениями нефти южной части страны. Тем не менее, большая часть суданского золота намывается самым примитивным способом старателями-одиночками. Правительство же всеми силами пытается легализовать и развить этот рынок, составляющий почти 40% экспорта страны. Именно поэтому Судан был бы крайне заинтересован в сотрудничестве с Россией, которая имеет развитые технологии золотодобычи.

Кстати, хочу отметить, что в данном материале я говорю лишь об официальных межправительственных контактах. О неправительственном взаимодействии представителей двух стран лучше умолчать.

Кроме того, Судан для России - это достаточно крупный рынок сбыта сельскохозяйственной продукции. Так, наша страна является для Хартума ключевым поставщиком зерна. Помимо этого, имеется перспектива использовать Судан в качестве хаба для продажи российских продуктов в другие африканские страны. И вот тут крайне актуален вопрос оплаты.

В настоящий момент идут переговоры о переходе на национальные валюты. Однако в торговом балансе России и Судана имеется определенный дисбаланс в нашу пользу. Поэтому тут можно было бы, наряду с расширением рублевой зоны, принимать оплату, что называется, натурой - т.е. золотом.

Следующее направление - нефть. И вот оно как раз является наиболее сомнительным. Во-первых, как я уже сказал, охотников до суданской нефти имеется немало. Располагается она на юге. Плюс вечные внутренние конфликты. А во-вторых, рентабельность тамошних углеводородных проектов в принципе вызывает большие сомнения. Однако нашим козырем мог бы стать, к примеру, нефтесервис (т.е. услуги по увеличению добычи и извлечения нефти из месторождений) или сбыт нефтепродуктов. После введения европейского эмбарго российские нефтепродукты активно поплыли в направлении Африки.

Ну и, наконец, Москва неоднократно выражала заинтересованность в получении доступа к Порт-Судану - единственному порту страны на Красном море. Там уже несколько лет планируется создание нашей военно-морской базы, что позволило бы России играть видную роль в обеспечении поставок и транзита в Красном море.

Однако, так как это категорически не нравится США, они проводят активную политику "кнута и пряника" в отношении Судана. Поэтому договоренности с нашей страной то активизируются, то снова замораживаются. Хартум же, закономерно, пытается за это выбить себе всяческие преференции, приглашая к инвестициям в свою экономику. В феврале СМИ распространили информацию, что стороны максимально близки к подписанию соглашения, однако официального объявления ещё не было.

В отношении с суданом, как и с иными странами "Чёрного континента", следует учитывать фактор антиколониальной риторики против Западу, которую следует раскачивать всеми силами.

В общем, работа России предстоит сложная. Но это не значит, что неперспективная. Главное - грамотно использовать открывающиеся сейчас возможности.

Константин Двинский

источник



Контуры нового мира. Будущая валюта БРИКС

Как сообщает «Блумберг», Страны БРИКС обратились к экспертам специально созданного банка с просьбой предоставить рекомендации о том, как может работать потенциальная новая...

The New York Times удивила

Очень странная статья в The New York Times — о нацисткой символике в рядах ВСУ. Западные дипломаты, журналисты и правозащитные группы находятся в сложном положении, потому что е...

Недефолт

Наконец выбрал время, чтобы написать о действительно интересном и важном. Тут некоторые пытаются злорадствовать «Ага! Дефолта не случилось! Роджерс не угадал!». Маленькие, как всегда...

Обсудить