Появился документ о подготовки референдума Запорожской области. США считают, что у Украины уже достаточно потерянных HIMARS

Ярость «империй лжи»: часть 6, Прибалтика

12 1756

Начало - США

Продолжение - Великобритания, Германия, Чехия, Польша

Уважаемые читатели!

Статья написана в поддержку российской операции на Украине и нашей доблестной армии. Наши герои гибнут, и гибнут не просто так, а за то, что от стран Запада и США нам до сих пор угрожает смертельная опасность от их неистребимой ярости. Как в 1941. За что они с нами так, я постараюсь показать в тексте этой статьи.

Прибалтика

Что является причинами русофобии стран Прибалтики: Эстонии, Латвии и Литвы, кажется простым и не вызывающим особых вопросов. Многие журналисты, политологи говорят, что элиты этой страны воспитаны «цивилизованным» западом, который исторически имеет зуб на Россию. Что они как малые страны, находящиеся в полной зависимости от США, просто выполняют команды хозяина. Что элементарно завидуют возродившейся России, которая строит заводы, космодромы, самолеты, развивает науку, модернизировала армию до недосягаемых для запада высот, в то время как сами они деградируют и вымирают. В прямом смысле вымирают, так как рабочих мест там уже нет, элиты разлагаются, молодежь массово убегает в Европу, хотя официальная статистика упорно ставит уровень жизни этих стран на высокий уровень. Но ведь известно, что статистика всегда подчиняется интересам тех, кто правит бал.

Давайте посмотрим так ли это? Воспоминания тридцатилетней давности.

Еще будучи студенткой, я не один раз бывала в Таллине и Риге, где высокомерное отношение ко мне этнических эстонцев и латышей было настолько неприкрытым, что мне пришлось даже с ними переходить с русского языка на английский. И это в советской то стране! Если заходишь в кафе или магазин и говоришь по-русски, то обслуживают тебя с таким презрением, с таким физиологическим отвращением, что покупать после этого уже ничего не охота.

Прибалтика была витриной СССР, таким маленьким капиталистическим раем в рамках социализма, где почти не было дефицита. Мы, жители ближайшего к ним Ленинграда, часто ездили купить то, что в России было просто не достать. Бытовую технику, одежду, гораздо моднее, чем образцы, представленные в магазинах, магнитофоны и многое другое. Наверное мои ровесники, выпускники питерских школ 80-х, отчетливо это помнят. Отчего было такое этническое пренебрежение к другим народам СССР? Или это было только к русским? Неужели только потому, что нас считали нищебродами, не способными обеспечить себе такую же жизнь, как в Прибалтике? Не хотелось бы так думать, потому что они не могли не знать, что эти «нищеброды» сделали из их скотоводческих территорий передовой рай. Что весь их рай – дело рук русских, и только их заслуга! Или еще тогда возомнили себя сверхчеловеками, которым вечно должны дураки русские? Думаю, что последнее самое правильное определение происходящего.

Почему же они так о нас думали? Посмотрим в историческое прошлое этих народов.

Территория современной Прибалтики заселялась русскими, балтийскими, норманскими племенами. Это были русские, пруссы, ятвяги, аукштоты, жмудь, балты, ливы, латгалы, земгалы, селы, курши. Все вместе назывались литвинами. До 12 века русские литвины в большинстве своём исповедовали православную веру. Балтийские и норманские племена были язычниками, жили охотой и рыболовством. Подробно я опишу только Литву, потому как их история более интересна. Остальных же, Латвию и Эстонию (Ливонию) чуть покороче, потому как интересного там мало.

Литва. 

Великое княжество Литовское (ВКЛ) существовало с середины 13 века по 1795 год, год последнего раздела Речи Посполитой, на территории современных Литвы, Белоруссии, Украины, России, Польши и Латвии. Оно простиралось от Балтики до Черного моря. История говорит, что княжество включало в себя множество этнических русских мелких государственных образований. Народы, населявшие ВКЛ, назывались литвинами, и большая их часть считалась этническими русскими (славянскими) племенами, которые после смерти Ярослава Мудрого и распада русского государства, селились по соседству с основной частью Русских княжеств.

ВКЛ постоянно подвергалось набегам рыцарей то Ливонского ордена крестоносцев, то Тевтонского. К началу 13 века появился воин Мендовг для отражения тирании католических узурпаторов. Есть мнение историков, которые утверждают, что Миндовг был норманном, пришедшим на эти территории на княжение.

Вот что по этому поводу пишет Валерий Иванов, литовский историк, в своей книге «Литва, Великое княжество Литовское, русские люди и жмудь (изначально и до ХХ века)». Это довольно интересно:

«Становление государственности Литвы сопряжено с татарским нашествием на Русь. Именно после Батыевой рати появился на исторической сцене нормандец Мендольф (он же, судя по летописным источникам - Мендог, Миндовг и т.д.), тот самый, который провозгласил лозунг «Кто что захватит, тот тем и владеет». В 1246 году «Миндовг принял веру христианскую от Востока …. - сообщает Густынская летопись.
Сам же Миндовг – (после крещения Василий, прим.авт.) в Новогрудке появился со многими своими боярами, которые также приняли христианство. Это является ещё одним свидетельством, что Миндовг был одним из тех варяжских предводителей, которые с дружиной и прислуживающими людьми приглашались и садились на правление в городах, подвергавшихся нападениям «псов-рыцарей» из Тевтонского и Ливонского папских монашеских орденов, для защиты местного православного посадского населения.»

Теперь про основание государства.

Празднование в современной Литве «образования Литовского государства», основанного на дне принятия Мендовгом католичества по меньшей мере странно, потому как исторических источников его коронования нет. Хотя, надо признать, что есть теория коронования Мендовга в латинскую веру как маневр для того, чтобы разбить враждебные элитарные кланы внутри ВКЛ. Ни того, ни другого пока не установлено. А вот его православие подтверждено Гусинской летописью.

«Василий — Мендольф (Миндовг) не был и не мог быть основателем «литовской государственности». И пусть он и имел некоторое время суверенное княжение в Новогрудке, но убит был в 1263 г. в междоусобице, другим русским литвином — Герденем, не признавшим законность его княжения на вотчине Рюриковичей, тех, что вышли из Полоцкого княжества. Видимо, это произошло не без наветов крестоносцев из Пруссии, которые небезосновательно злились за набеги на них Мендольфа «с литвой».

Современные литовцы вымарывают из своей истории всё, что им не нравится, и придумывают то, что хочется, доказывая свою европейскую идентичность. Теория про католического варяга Мендовга, или образовании Литвы от него, им нравится больше. Что с ними можно поделать? Всё, что касается их изначальной русскости, и образования ВКЛ от русского Едимантия брошено в топку.

«Из Старых Трок около 1323 г. вышел Едимантий (Гедимин, прим.авт.) в русский Кривой город - в Вильну, где двести лет до этого сели его предки Давид и Мовкольд (судя по записи в Воскресенской летописи и археологическим раскопкам в Вильне деревянной крепости славян кривичей). Два посадника, как в вечевых городах - Пскове и Новгороде, Давид и Мовкольд были детьми полоцкого князя из рода Рюриковичей Ростислава Рогволодовича, которых призвали горожане кривичи на правление в свой город ещё около 1129 г. Едимантий, судя по названной летописи, был прямым потомком первого Виленского князя Давида, от которого пошли также Гердень (убийца Мендольфа), а затем Витень. Именно от Давида род рюриковичей наследовал правление в Вильне, одном из первых самых больших компактных поселений славян - кривичей на территории Чёрной Руси».

Продолжим про набеги. 

200 лет литовский народ насмерть боролся за свою свободу. Тевтонские и Ливонские крестоносцы так надоели местному населению, что к началу 15 века литовский князь Витовт, кстати тоже русского происхождения (о чем скажу ниже), собрал большое войско, в состав которого входили русские (смоленские) полки, и полки всех других народов, проживавших на территории Литовского государства. Польский король Владислав (Ягайло), двоюродный брат Витовта, решил поддержать брата и тоже собрал войско. В 1410 году случилась освободительная для литовского и польского народа Грюндвальская битва. Трудно было, но победили упорством смоленских полков. В 1413 г. Витовт присоединил к Великому Княжеству Литовскому народность Жмудь и добавил к своим прежним титулам: «Великий Князь Литовский, Князь Полоцкий, Князь Смоленский» - «Князь Жмудский».

ВКЛ – русское княжество, родословная литовских князей - русская. 

То, что в Литве в то время были огромные территории, населенные русскими, это очевидно. Но то, что сами князья ВКЛ имели русские корни, пишут не все. Но такая теория есть как раз у процитированного мною Валерия Иванова. И вот чем она мотивируется.

«Отец Витовта происходил из династии великих князей литовских, которая с конца XIII века правила Великим княжеством Литовским (ВКЛ). Он был сыном великого князя Гедимина (Едимантия) и его второй жены Ольги — смоленской княжны, сестры полоцкого князя Ивана Всеволодовича.»
• «Весьма важно констатировать, что первые литовские князья, основатели русской государственности Литвы, были православные выходцы новгородского гнезда Рюриковичей и носили его герб - «пикирующий сокол», стилизованный сегодня литовскими дизайнерами под «столпы Гядиминаса» (Едимантия, прим.авт.). Этот герб имеет то же происхождение, что и современный украинский «Трезубец». Ещё на монетах Великого Княжества Литовского XVI века «столпы Гедимина» и «трезубец» выглядят идентично, т.е. у стилизованного сокола есть опущенная вниз голова.»


• Современный литовский герб – это герб, чеканившийся на русских монетах. Сравните:

То есть, князья Литовские были выходцами из гнезда Рюриковичей, что очень достоверно показано автором научного трактата о Литве.

Что есть общего между ВКЛ и современной Литвой?

По сути, многие говорят, что почти ничего. «В Вильне» - пишет литовский историк. А Вильна того времени – это современный город Вильнюс. Так что сказать, что Литва совсем не имеет отношения к ВКЛ, конечно нельзя. Но я согласна с многими, что этого мало. Видоизменения, которые привели это государство к современному виду, трансформировали его до неузнаваемости. Сохранились только укороченное название, «столпы Гедиминаса (Едимантия)» (как подтверждение, что такой князь в истории ВКЛ был) и немного территории бывшего великого государства. Остальное кануло в Лету. Единственное главное, что забыли современные литовцы – это то, что Великое княжество Литовское, к потомкам которого они себя причисляют, являлось русским княжеством.

Как получилось, что ВКЛ, такое огромное государство сузилось до такого мелкого образования, которое и государством то назвать язык не поворачивается?

В 14 веке сильное влияние на ВКЛ стало оказывать Польское королевство. Когда в 1385 году литовский князь Ягайло женился на польской королевне Ядвиге, при условии принятия католичества, то получил польский трон. Началось притеснение православной части княжества. Связи с Московской Русью стали ослабляться. Но еще при двоюродном брате Ягайло Витовте, который сумел остаться суверенным князем Литвы, доминирование над Русью сохранялось. В дальнейшем отношения двух государств испортились. Если раньше русские княжества раздробленной руси выбирали присоединение к сильному Литовскому государству для избавления от монголо-татарского ига, то теперь они стали смотреть на соседей как на враждебное государство.

К концу 15 века в Москве при Иване III начало возникать чувство, что необходимо отвоевать у Литвы все русские земли с православным населением, хотя само государство еще было слабее Литовского княжества. Фактически чуть менее ста лет после этого, до 1559 года, Москва вела войны с Литвой, то отвоевывая земли, то отдавая часть их обратно, то снова отвоевывая. В результате этих войн Московскому государству все-таки улыбнулась удача, оно получило под свой контроль значительную часть западнорусских областей ВКЛ, смогло утвердиться как ведущий центр объединения русских земель. После 1559 года началась Ливонская война за выход к Балтийскому морю не только с Литвой, но и со Швецией, закончившаяся для Руси неудачно. Выход к Балтике, где было много торговых путей, не удалось пробить, но и своих земель Москва не потеряла.

Во время Ливонской войны, княжество Литовское теряло силы и вынуждено было обратиться за помощью к Польше, с которой у литовских князей были родственные отношения. Польша не вмешивалась после Грюндвальской битвы в дела Литвы, смотрела на князей снисходительно и ждала, когда же Литва сама предложит объединение двух стран. И дождалась. В 1569 году по Люблинской унии объединение состоялось и Москва вынуждена была продолжать Ливонскую войну не с только Литвой, но и с Речью Посполитой, что и определило исход войны, так как к Литве присоединилась Польша. По Люблинской унии к Польше отошли земли ВКЛ, которые сейчас еще числятся за Украиной (центральная Украина) и на которые уже долгое время облизывалась Польша. ВКЛ осталась в границах оставшихся русских земель, территории современной Белоруссии, и своих северных территорий. Остальная территория разошлась между Россией и Польшей, начиная с первого раздела Речи Посполитой и заканчивая переделом Польской границы после 1945 года.

Рост Великого Княжества Литовского и его процветание происходило, пока Литовское княжество не вошло в конфронтацию с Россией и пока оно было почти полностью православным. Его падение началось после начала дружбы с Польшей и его окатоличивания.

Итак, дружба с Россией способствует процветанию народа, вражда – умиранию. Вот нынешняя Литва не только потеряла уйму территорий, но и продолжает умирать, медленно и верно, народ которой никому не нужен. Если только территория нужна для освоения НАТО.

Как получилось, что русский язык исчез из основного обихода жителей ВКЛ?

До 15 века официальным языком на территории княжества был старорусский. До тех пор, пока оно не объединилось с Польшей в 1569 году. У людей незнатных из балтийско-варяжских и финских племен, к 16 веку язык оформился от языка племени жмудь, и частично языка аукшотов. После объединения литовцев в Речь Посполитую после Люблинской унии (1569 г.), знатные граждане литвинов (в основном бывших русских) стали перенимать близкий им польский язык, и вместо бояр нарекли себя шляхтичами. Кроме того, они еще и окатоличились. Но основная часть русских литвинов в конечном счете отошли к России в результате войн Москвы с Литвой и дележа Речи Посполитой. В конце концов, те, что остались, ментально перестали быть русскими и заговорили по-польски. Поляки и оставшиеся литвины плохо понимали жмудский диалект и называли их язык «собачьим». 

После того как польско-литовская знать оказались в составе России (1795 г), то стала получать образование в столице России. Часть из них обрусела снова. А та часть, которая осталась на территории современной Литвы уже русскими не были. Крестьянство, которое в основном также было не русским, после 1815 года на 46 лет раньше, чем крестьянство в России, стало свободным. Оно обучалось в специально построенных для них школах, для того, чтобы не столько приобщить этот народ к русской культуре, сколько уменьшить польское влияние. Школы предполагали использование жмудского языка, как наиболее им понятного. Кроме того, для крестьянских детей даже в университетах России выделялись места, чтобы из них получалась первая жмудская интеллигенция. Во времена русского господства в 19 веке на этих территориях начала развиваться литовская промышленность. Жмудский язык стал главным, русский – вторым. В начале 20 века, после того как Российская империя распалась, Литва получила свою государственность. Но уже весь народ этой страны говорил на языке жмуди, считая его родным. Этот язык стал называться литовским только в 20 веке. Были попытки назвать жмудский язык литовским и в начале 19 века, но это вызывало в слое литовской знати реальное возмущение. Как это «собачий язык» называть литовским? Так, к началу 20 века внутри территории современной Литвы остались в большей степени граждане, говорящие на жмудском наречии. С начала обучения крестьян и до 20 века жмудская (литовская) письменность существовала на кириллице. И только в 1901 году - была переведена на латиницу. Так мы и получили современный литовский язык.

Эстония и Латвия 

Кроме бесчисленных разорений поселений литвинов, крестоносцы еще ходили на Русь, откуда их выкинул своей победой Александр Невский, а таже на пруссов, ливов, балтов: жмудь (жемайтов), куршей, латгалов, аукшотов. Рыцарям удалось закрепиться в Ливонии, территории современных Латвии и Эстонии. Сюда переселяются германцы, строят города, церкви, обращают местное население в католичество, хотя и не без сопротивления. Многие из народов, почти все фино-угорские и балтийские народы были язычниками и ревностно охраняли своё право на свободу вероисповедания. К слову, Полоцкое и Псковское княжества, которым многие из народов Ливонии платили дань, были православными, но они не навязывали никому свою веру. А вот католики были более агрессивны. К 12 веку ситуация стала меняться. Крестоносцы основали Ригу, которая стала центром распространения католической веры.

«К 15 веку Ливония — это объединение пяти духовно-государственных образований - Ливонского ордена, Рижского архиепископства и Дерптского, Эзель-Викского и Курляндского епископств. Плюс крупнейшие самоуправляемые города Рига, Ревель и Нарва. Все это под властью епископства Ливонского ордена».

Немцы стали основой светской знати, духовенства и населением городских поселений. Основной религией - католичество. К 16 веку в Германии началась Реформация и Ливонский орден стал ослабляться. Этот процесс распространялся и на подконтрольную ему Ливонию, чем воспользовались Дания, Швеция, Россия и Великое княжество Литовское в борьбе за эти земли и выход к морю. В 1558 году началась Ливонская война, которая длилась 25 лет. В процессе войны Литва объединилась с Польшей, что способствовало победе Речи Посполитой, и частично Швеции. Россия почти ничего не выиграла себе. Ливония была поделена между Швецией, Данией и Речью Посполитой. Одновременно с началом Ливонской войны Польша, как защитница католицизма, накаляла отношения со Швецией из-за покровительства шведского короля Реформации. Контрреформация в Латвии вылилась в польско-шведское противостояние, достигшее своего максимума в польско-шведской войне (1600—1629). В результате войны территория современной Латвии была поделена между двумя странами: Рига, Эстония и часть Латвии стали шведскими, а Курляндия и Латгалия остались за Речью Посполитой.

В 1721 году земли Ливонии, которые были шведскими, присоединились к России по итогам Северной войны. Курляндия (западная часть современной Латвии) – Латгалия (на востоке Латвии) – вошли по первому разделу Речи Посполитой в 1772 г. В 1795 г., по третьему разделу Речи, к России отошла Пилтенская область (часть Курляндского епископства). Образовались русские губернии: Лифляндская, Эстляндская и Курляндская.

Участь крепостных крестьян, этнических ливов, балтов и немного фино-угров изменилась только к началу 1815 года, когда крестьянство в составе России было освобождено от крепостной зависимости, ибо русские всегда жалеют «сирых и убогих». Земли же остались в собственности немецкой знати. Крестьянство получилось безземельным. Оно получило возможность обучения в школах, университетах, также как и крестьянство Литвы. Некоторые из них получили право жить в городах и участвовать в становлении промышленности этих стран. И все-таки, это не изменило их молчаливый и нелюдимый характер.

Во времена СССР образовалась научная, техническая, театральная, художественная, музыкальная интеллигенция. Однако, это всё не было оценено по достоинству ни Литвой, ни Латвией, ни Эстонией. СССР для них остался только «оккупантом», несмотря на откровенно изменившийся относительно прежнего образ жизни. Тяжелое историческое прошлое не отменить.

Обобщу

• На современном этапе бывшие русские литвины, оставшиеся после распада ВКЛ, давно уже ментально не русские. Здесь очень прослеживается польская националистическая компонента совмещенная с католической. А народы угнетаемого класса, жившие много веков под пятой литовской знати, никогда и не были русскими. Их веками воспитанное католическое нутро не воспринимает православия. Поэтому отношение к нам после средневековья было враждебным, таковым и осталось. Католическая религия оказала на них своё отрицательное влияние. Польские католики воспитывали своих адептов в основной парадигме, что католицизм – единственно правильная христианская религия, остальные – «схизматики», то есть отщепенцы. И ничего с этим сделать нельзя. Это их высокомерное, польско-католическое, представление о жизни. И не важно, что они знают правду, главное, чтобы их религия в умах их прихожан была самой правильной и главной. Современные литовцы предпочитают забыть, что ВКЛ, к которой они так яро любят себя причислять, создавалось русскими князьями и большая часть этого государства была русской.

• Оглядываясь в прошлое Латвии и Эстонии можно вспомнить, что их история - сплошные войны и закабаление. То рыцари, то Польша, то Швеция постоянно владели их землями. Они много веков были под властью польских, немецких и шведских хозяев и тиранической над ними властью. Поэтому ментально они стали глухими любому состраданию и к чувству благодарности. Кроме того, они привыкли подчиняться сильному и выживать под их пятой. Чуть только ослабляется гнет, не важно, что он связан с положительными изменениями в проблемах народа, как в России после 1815 года или как в СССР, то их самосознание сразу рисует им слабость угнетателя. И сразу вылезает чувство высокомерия и желания избавиться от него, даже если этот «угнетатель» по сути занимается развитием их территории. Поскольку эти народы были с Россией с 19 века с одной стороны и их немецкими помещиками внутри России с другой, то после улучшения условий их проживания, стали ненавидеть и тех, и других. И все-таки, русских они ненавидели больше, так как их немецкие бывшие хозяева были с ними одной веры, а это для ни очень знаковый фактор.

Слабость этих народов в том, что избавившись от одного угнетателя, они тут же находят другого, ибо не умеют жить и управлять своей страной самостоятельно. Очень похоже, что и немецкий фашизм половина этих стран приняла с большим энтузиазмом, именно по этой причине.

• Отношение эстонцев и латышей к русским как к «схизматикам» тоже имеет определяющую роль, основываясь на религиозных воззрениях их нации. И на исторической памяти, о которой речь пойдет ниже.

• Во время нахождения Прибалтики в составе СССР они стали самыми богатыми республиками союза, за исключением Грузии и, возможно, Армении.

В них каждый год вкладывалось в два раза больше средств, чем во все другие республики (опять-таки исключая Грузию и Армению). РСФСР была самой бедной республикой, но вкладывала в общую казну союза больше всех. По сути, СССР вкладывал деньги в окраины за счет России (см. схему выше).

Вспоминая то, что эти народы долго находились под гнетом, и всегда подчинялись сильному, то в 1939 году, когда Россия опять забрала эти земли, они опять по привычке подчинились, и опять посчитали себя покоренными, несмотря на то богатство, которое давал им СССР. Чувство благодарности у этих народов исторически отсутствует, заменяясь раздражением к «оккупанту» и чувством высокомерия, раз «оккупант» так сильно под них прогибается. Именно такое отношение к русским и чувствовала я, когда бывала там во времена СССР.

• После развала Союза, у этих трех республик наступило время для создания суверенных государств. На волне эйфории «освобождения от оккупации» народы Прибалтики не так как сегодня проявляли свою ненависть. Скорее это было высокомерное торжество над поверженной Россией. Думаю, что они предполагали, что после развала СССР, вслед за ним развалится и Россия. И торжествовали, как настоящие приверженцы католицизма, лютеранства и евангелизма. Их богатые республики достались им, а нищая Россия осталась нищей. После того, как они увидели, что Россия откровенно возрождается, они переживали это с трудом. Поэтому от них полетели в нашу сторону грязные проклятья и несправедливые обвинения. А злоба только росла, по мере укрепления России. Когда мы начали бороться за свои интересы – это было выше их сил, ненависть стала проявляться запредельно. А теперь это проявляется в виде сумасшедшей русофобии и маршами нацистов, чтобы сделать России максимально больно. Они подстрекают страны Европы на нападки на Россию, так как сами реально ничего больше сделать не могут. Эти три страны на современном этапе, имея очень маленькие территории, и гадящие России только чуть меньше Украины, смотрятся как три маленьких шавки, которые истошно лают на медведя. И больно на них смотреть, и жалко. Ведь США, после Украины назначат уже их сакральными жертвами против России. Думаю, что так и будет.

Так что же, права молва или нет? Однозначно права. История их развития это подтверждает. Три мелких государства просто меняют своих хозяев и пока их держат в ежовых рукавицах, делают то, что им диктует сюзерен. Когда он слабнет, то проявляют свой дикий нрав, пытаясь от него избавиться. На сегодня, пока США сильны, мы будем слышать только то, что велит им их повелитель. Как только ослабнет, то лай будет раздаваться уже и в сторону США. И мы еще многое услышим о том, как их бедных заставляли любить США.

И последнее, самое интересное.

Когда я писала эту главу, то случайно нарвалась на очень интересную книгу Д. И. Вебера, А. И. Филюшкина, 2018 год. Книга эта научная, написана профессиональными историками, изучающими древнюю Ливонию. И вот, в середине написанного я встречаю потрясающий текст, несколько абзацев: первые два - вводная часть,  последние два - суть того, что я хотела выделить. Оцените, я потом выскажусь по его поводу:

«Если помещать историю Прибалтики середины XVI в. в европейский контекст, то происходившее можно в какой-то степени сравнить с Итальянскими войнами 1494–1559 гг. Это были войны … по привязыванию «карликовых государств» к новым монархиям. Собственно, аналогичный процесс происходил и в Ливонии. Она была карликовым государством. Все принципы, на которых строилась жизнь этой страны в XIII–XV вв., утратили свою актуальность. На раздел Прибалтики претендовали новые европейские монархии — Швеция, Польша и Литва, Дания, Россия. Кончится все для Ливонии ее разделом и привязыванием разных частей к разным государствам.
В этом международном контексте ливонский вопрос и для Пруссии, и для Короны (имеется ввиду польской, прим.авт.) приобрел особую остроту. В августе 1554 г. в Вильно прибыл прусский посол Асвер фон Брандт. Он привез секретный мемориал с планом покорения Ливонии. В основу была положена модель присоединения Пруссии 1525 г. Польша должна предложить ордену свою защиту от нападения русских на условиях признания короля сюзереном магистра. Герцог рассчитывал, что висящий над головой ливонцев дамокловым мечом русско-ливонский договор 1554 г., по которому они обязались платить Юрьевскую дань, сделает их более сговорчивыми. Ливонии нужны гарантии обороны от русской агрессии, это очевидно. И Корона должна быть готова их предоставить — в обмен за инкорпорацию по прусской модели.
О роли России в грядущей судьбе Ливонии уже говорилось. Присоединение к ней Новгорода и Пскова разрушило весь треугольник прибалтийского «мира-экономики». При этом в Ливонии, похоже, не совсем понимали, что политику с Россией надо строить иначе, чем с Новгородской или Псковской республиками. Как ни парадоксально, но в арсенале ливонских правителей оставались такие инструменты, как угрожать России войной или экономическими санкциями. Это было бы возможно и действенно в отношении новгородских и псковских соседей, но очень наивно в адрес Москвы. Ливония здесь была похожа на ребенка, не понимающего, с каким огнем он балуется.
Дурную шутку сыграла и уже сформировавшаяся привычка ливонцев к спекуляциям на «русской угрозе». Ее воспринимали именно как лозунг, политический фон, лексику «хорошего тона» — политики должны ругать русских, говорить об их варварстве и угрозе «христианскому миру» и цивилизованному человечеству. Но мало кто при этом думал о том, что «русская угроза» серьезна и может воплотиться в реальный конфликт с хорошо предсказуемыми последствиями. Во всяком случае, вплоть до русского вторжения в январе 1558 г. для его предотвращения не делалось ничего, кроме пустопорожних пафосных разговоров.»

Ничего не напоминает? Ну да, это прямо калька с современных событий. С одной стороны по поводу той же Прибалтики, где опять на сцене всё те же актеры, но это вторично. А с другой, ситуация вокруг Украины и России. Европейцы под предводительством США опять сделали ту же ошибку, как тогда, в древние времена. Они опять оперлись на санкции и удивленно возмутились, когда Россия решила себя защищать оружием. Опять из каждого утюга звучит «российская агрессия, российская агрессия». Я писала, что русофобия появилась не сегодня, а два века назад. И я ошиблась.Теперь, после этого текста, можно утверждать, что русофобии уже более полутора тысяч лет. Жаль, что редко удается читать научную историческую литературу. Ошибалась бы меньше)))). 

Надеюсь, приведенный здесь отрывок, да и вся глава, была вам интересна. Я старалась))).

Окончание следует… 

Спасибо всем за то, что дочитали до конца главы и за ваше терпение! 

Иран превратит в фарш американских и британских полковников на Украине

Киевских и натовских карателей накажут персыВ небе над Украиной наконец-то появились иранские дроны — это страшное оружие, которое грозит Киеву скорым проигрышем. Целями иранских беспил...

ПОЧЕМУ НЕ БЫЛ ВЗЯТ ТБИЛИСИ. ОТВЕТ СТАЛ ПОНЯТЕН СПУСТЯ 14 ЛЕТ

Ровно 14 лет назад грузинские войска атаковали столицу Южной Осетии, а Россия повела себя совсем не так, как рассчитывали её противники – вопреки множеству прогнозов показала зубы и в течение пяти дне...

Владимир Путин «тихо и без лишнего шума» объявил 3 новые победы России на международной арене

Хотите знать, чем отличается реальная политическая работа от громких, но пустых реляций лидеров «коллективного Запада»?Третьего дня в Сочи Верховный Главнокомандующий России Владимир Владимирович Пути...

Обсудить
  • Спасибо автору за попытку разобраться в нашей истории! Но, во-первих, демонстративно плохое отношение к русским тогда, буду говорить только о Латвии, было редкостью. Что касается " на кухне", не отрицаю, то назову только 3 причины. 1. Полное замалчивание до времен перестройки двух массовых депортаций в 1941 и 1949 году (я сам родился в Сибири). 2. В Латвию действительно приехало очень много рабочих (Рига была индустриальный город плюс центр Прибалтийского военного округа), которые ничего не хотели знать ни о нашем языке, ни о культуре. В 80-е годы в Латвии было только около 55% латышей. 3. Носталгия по неплохим довоенным временам при нашем президенте Ульманисе. Кстати, древние прусы тоже балты, а ливы - финно-угры, а норманнов было только несколько колоний.
  • Прибалтика, всего 80 лет тому назад, услужливо помогла немцам уничтожить только евреев под 300 000 человек. Не надейтесь, что они изменились за 80 лет. Та же Марлен Дитрих, чистокровная немка, до конца своих дней считала, что фашисты не могут измениться за столь короткое время.
  • :clap: :thumbsup:
  • Спасибо. что нашли время изучить этот вопрос и вынести его на обсуждение. Было интересно это прочитать, чем более что изучение истории в советское время было несколько однобоким и политически ангажированным в пользу марксизма-ленинизма. И даже этот перекос в распределении материальных благ в пользу окраин Союза не внес ничего в их сознание, кроме того, что так и должно быть и им русские всегда должны (по умолчанию). Прибалты первыми в распавшемся Союзе стали проводить в отношении русских политику мягкого геноцида и воскрешения местечкового фашизма. Потом это взяли на вооружение почти все республики бывшего СССР. Все это происходит по одному сценарию с учетом нац. особенностей и сценарий этот написан на Западе и претворяется в жизнь руками местной элиты., находящейся под западным влиянием и отрабатывающим зарубежные гранты и пособия. Огромную роль в этом играет и Ватикан, правда, его деятельность больше незаметна. но, тем не менее, не менее опасна. Туда куда приходит католицизм там по сути умирает славянство и рождается НЕЧТО ЧУЖОЕ , противное своей природной сути. И получается. что куда окатоличенного славянина не целуй у него везде задница. И это все без учета влияния того пропагандистского воздействия, которое льется в умы людей из "светоча демократии" , именуемого у нас империей ЛЖИ и Зла. И, если бы Запад не "забанил" белорусского бацьку, еще неизвестно куда бы тот повернул в своей многовекторности. Ему тоже очень хотелось быть цэ эуропейцем... со знаком качества.