Армия России наносит поражение ВСУ у Кременной и Сватово, ЧВК «Вагнера» освободили село Яковлевка

Каша [пятничное, душеспасительное]

0 811

Парочка слюноотделительных рецептов вам от Джона Шемякина.

► В такую погоду надо есть кашу. Густую кашу. Шкварки надо есть. Шкварки хрустят, они такие. А каша успокаивает тебя, пухло шепчет доброй няней: "не бойся, я очень полезная, деды, пращуры, печи, тепло, добро и всё было, и всё будет, и всё пройдет, ешь, хороший, не волнуйся..."

 

Начинать надо утром. Всклокоченным. Не умываясь. Вылез головой из одеяльного логова, посмотрел по сторонам. Ти ши на. Снова залез под одеяло. Посопел. Потом одной ногой, второй. И, дожевывая сон, идёшь к салу. Многие сало замораживают. Мир грехов многообразен. Я сало не замораживаю. Окно. За окном сосна. Вороны. А я режу сало. На розоватые брусочки.

Сковорода. Не знаю откуда она у меня. Но я не знаю, а откуда у меня половина моих друзей, мыслей и вещей. Сковорода тяжелая. Домострой.

При добывании шкварок радуется в человеке все. Обоняние, зрение, интуиция, слух. Философ И. Бентам из памяти выходит и обнимает, на ухо негромко говорит: "Ждал. Наконец-то хоть чем приличным занялся. Молодец"

Брусочки желтеют, выгибаются. Светло и чисто на душе. Аромат. Смотришь на шкварки и понимаешь секрет соблазнения. Чтобы прослыть роковым надо смотреть на предмет глазами, в которых читается только одно: и ты единственная в мире, и я пока один. Я именно так смотрю на сало. А оно отвечает. Мы одни в этом мире. Главное, чтобы в этот момент на тебя не смотрела другая единственная твоя женщина. Ревность. Страшное дело.

В забытьи беру луковицу. Мысли далеко. Из-под крана воды в рот, чтобы не плакать. Луковицу чищу, режу мелко. Беру кусок тыквы. Кубики.

Выгребаю из сковороды шкварки. В сковороду сразу лук и тыкву. Помешиваю. В глазах огоньки. Тыква проста, а лук понятлив. Хорошее сочетание для оргии.

Ребер копченых достал. Берег для супа горохового. Но слаб. Наскоблил с мясистых ребер мяса. Некрупной соломкой нарезал копченое.

Чесноку. Зачистил. Разломил пополам головку. Треск сух. Понюхал всё вокруг. Прикрыл глаза. Открыл глаза. Добыл долек. Ножом их придавил. Три дольки.

Пшено с вечера промыл. Бываю и расчетлив иногда.

Достал горшок. Выложил пшена. Сверху шкварки, лук, тыкву, копченое. Все лоснится. Всё! Даже пшено пытается. Мол, одну минуту! Я сейчас! Только маме позвоню! Не уходите! Чесночины воткнул. Куда мы без тебя, звони скорее!

Залил в горшок куриного бульона.
Духовка. 200 по Цельсию.
Сел напротив. Надо ждать. Полчаса.
Потом духовку выключить и ещё полчаса. Чтобы томилось вместе с тобой.

Воскресенье.

 

Чтобы два раза не вставать, еще и про гречневую.

►Сварил гречневой каши. Размазни.

Взял горшочек. Горшочки всегда интригующи. Кастрюлю хватаешь и всё. В горшочек все обязательно заглянут. Нет такого человека, который берет горшок и не заглядывает пытливо внутрь. Все заглядывают. Ждут. А вдруг! Память предков. Мало ли...

 

Обожаю.

Селивёрствова, почему бензин?

- Не быть тебе, Селивёрстова нормальным экономистом.- Почему?- Потому, что пятнадцать минут тебя слушаю, и, вижу, не понимаешь ты сути экономической науки! Ладно, не всхлипывай… Давай т...