Дерусификация Одессы и ракетные удары с Белоруссии

ЗАПАД: ОБРЕЧЁННОСТЬ НА АГРЕССИЮ

8 1204

Сложность изложения идеи – враг её массовости. Поэтому постараюсь объяснить всё очень и очень просто, так, чтобы всем всё стало понятно, на самых бытовых, самых обыденных примерах и аналогиях. Начнём с того, что разделение труда сложилось давно и абсолютно необходимо технически развитой цивилизации. Как нельзя влезть обратно в утробу матери, когда ты вымахал в амбала – так нельзя вернуться к примитивнейшему натуральному хозяйству, в котором каждый для себя всё (или почти всё) делает сам, собственными руками.

Люди меняются – и это факт, очевидность, неизбежность. Отменить этого мы не можем, да и не хотим, и не пытаемся: мы же не мракобесы, мечтающие о возврате в каменный век! Люди между собой меняются продуктами своего труда и иным достоянием (например, дарами природы, недр). И тут важно спросить у самого себя: понимаем ли мы, что где обмен – там и условия обмена? Одно без другого невозможно, понимаете? Если осуществляется обмен, то он осуществляется на каких-то условиях, согласны?

Согласившись с этим, делаем шаг дальше. Спрашиваем себя, на каких условиях осуществляется обмен? У нас много мыла, у соседей много шил. И мы меняемся из расчёта одно шило на одно мыло. А почему так? Почему не десять мыльных брусков на одно шило? Или не наоборот?

Ну, теоретически, можно же любые условия вообразить! Вы приехали к первобытным людям, у них металлургии вообще нет, то есть они шило получить не могут. А бананов у них завались, сами собой растут, как трава (они и есть трава, с ботанической точки зрения). При таких условиях – сколько будет стоить одно шило в бананах? Честный человек много бананов за шило не возьмёт – понимая, что шило – пустяк, мелочёвка копеечная. А мошенник может нагрузить бананами целый корабль – и расплатится одним единственным шильцем, к восторгу туземцев…

В традиционном обществе (учитывая то, что оно опиралось на натуральное хозяйство крестьянских дворов большинства населения) условия обмена определяла долго складывавшаяся и устойчивая Традиция. Человек знал, что сколько стоит – просто потому, что так делали и его отец, и дед, и прадед. Но испанская экономическая катастрофа позднего средневековья показывает нам, что Традиция даже в примитивном хозяйстве – штука очень и очень ненадёжная. Из колоний привезли очень много золота, и все старые цены, исчисляемые в золотых монетах, полетели кверху тормашками! Испания от этого удара так и не оправилась доселе…

Какое же, скажите, традиционное регулирование цен может быть в обществе, где ежедневно появляются новые продукты? Сколько наш дед, или даже отец – отдавали зерна или мяса за компьютер или мобильный телефон? Этих же аналогов просто нет!

А раз так, то в Новое Время возникло два подхода, выводящие нас из Средневековья. Первый: цены нужно всенародно обсудить и установить законодательно. Второй – кто кого как обманет, так тому и быть!

У первого подхода (наиболее полно воплощённого в нашей стране) очень много недостатков и проблем, но мы их обсудим как-нибудь в другой раз, ибо сейчас это скорее тема для историков, чем для гражданской дискуссии.

Второй подход делает обман или силовое давление на партнёра, контрагента сделки жёстко экономически мотивированным! По сути, и богатство, и бедность, которые раньше наивно выражались в золоте (например) – в Новое Время становятся, соответственно, торжествующей или подавленной волей.

Богатство – торжествующая воля. «Триумф воли», как называли это гитлеровцы. Вы каким-то образом навязали другим выгодные для себя обменные условия, и потому все сладкие корешки достаются вам. А все горькие вершки – тем, кого вы подавили. Ну, это же естественно: если условия сделки диктуете вы, то «своя рука владыка», себя не обделишь, и даже наоборот…

Бедность (во всём мире) – это подавление собственной воли чужой волей. Нам навязывают обменные условия, а мы, по каким-то причинам, вынуждены с ними соглашаться. Может быть, от слабости, а может и от глупости (зависит от того, победили нас оружием или взяли обманом). Ну, а коли судьбу твою решает другой, так он и решит её в свою, а не в твою пользу. Скажет: «зачем чужим много кушать – когда много кушать хотят свои»?

А значит, стремление к богатству, базовое и фундаментальное для рыночной экономики капитализма – оказывается стремлением к подавлению чужой воли и (что то же самое) – навязыванию своей. Не условно, а буквально говоря: утренний кофе для вас дёшев, если те, кто его собирают и обрабатывают, зарабатывают мало, относительно ваших доходов. Если предположить, что им повышают заработки, то они – быстро или медленно – приближаются к вашему заработку. А раз так, то вычитаемый из вашего общего дохода процент на оплату чашечки кофе – будет расти в структуре ваших доходов. И это правило действует для любого другого товара (почему, собственно, их производство на наших глазах и бежит туда, где самые дешёвые рабочие руки).

= Если вы получаете в 100 раз больше сборщика какой-нибудь штуковины, то ваши расходы на эту штуковину ничтожны в общей структуре ваших расходов.

= Но если вы зарабатываете примерно одинаково, то приобрести штуковину станет весьма тяжело.

То есть ваша главная задача – получать много больше этого сборщика, или чтобы он получал много меньше вас, что одно и то же.

Если ваш заработок вырастет с 50 рублей до 100, но то же самое случится и с заработком сборщика нужной вам вещи – никто ничего не выиграет, и по сути, никто не обогатится. Просто возникнет неудобство с нолями, предмет, который стоил 50 рублей – станет стоить 100 рублей, а зачем эта путаница?!

Смысл обогащения не в том, чтобы ваш заработок номинально рос! Если он растёт поровну со всеми остальными, то ничего, кроме неудобства в расчётах, не получится. Вы больше зарабатываете – но и всё, что вы вымениваете за деньги – становится дороже.

Смысл в том, чтобы доходы росли только у Вас, а у других не росли, или даже снижались. В этом случае растут ваши РЕАЛЬНЫЕ возможности, ваш РЕАЛЬНЫЙ достаток.

При Ельцине все мы были номинальными миллионерами, и все страдали. Можно получать несколько миллионов рублей – и быть нищим, потому что все вокруг тоже получают вздутые инфляцией миллионы обесцененных денег.

Так в рыночной экономике происходит неразрывная связь бедности с богатством в единую систему. Преодоление бедности ликвидирует и богатство. Причём способом, не очень понятным для обывателя. Почему – если бедные стали жить лучше – богатые вдруг стали жить хуже?!

Потренируемся на яблоках.

Вообразите четыре яблока и двух человек.

Яблоки могут быть разделены:

-Одному все четыре, другому ноль.

-Поровну, по два яблока в руки.

-Одному три, другому одно.

Понятно, что при распределении яблок по рукам играет роль превосходство, определяющее лучшие условия для себя. Цель не в том, чтобы обидеть, огорчить другого человека, а в том, чтобы себе выторговать наилучшие условия. То, что при этих условиях другой человек лишиться всего – лишь «побочка», никем не планируемый эффект.

Почему? Ликвидируйте преимущество, превосходство – и вы ликвидируете богатство.

Если я могу не больше других – так я и не богаче других.

Суть «американской мечты» - в том, чтобы стать богатым. Но подвох в том, что для своего богатства нужно найти ему противовес, кого-то, кто «согласится» ради тебя быть бедным. Согласится?! Это как?! В здравом уме и твёрдой памяти?! Вы в такое верите? Я – нет.

Исключение делаю только для любви: порой родители во всём себе отказывают, чтобы дать побольше своему чаду, но, как говорят либералы «это другое».

+++

Всякая неопределённость отношений (то есть их рыночность, свобода цен) провоцируют схватку противоборствующих воль. Из 4 яблок вы можете получить 4, 3, 2, 1, или ни одного. Давите – и обрящете! Чем сильнее давит один человек на другого – тем больше яблок может взять себе, оставив меньше другому.

В этом смысл хорошо нам знакомой политики, чтобы доллар США всё время рос, а рубль, соответственно, всё время падал. Разумеется, и рост доллара, и падение рубля, и вообще все валютные отношения в мире – давно уже не имеют никакой связи с экономикой.

Я даже могу точно сказать, когда это случилось: 15 августа 1971 года. Именно тогда отменили конвертируемость доллара в золото (то есть в объективный материал), и стоимость доллара стала директивно-приказной. Это, в сущности, чистая (свободная от объективных эквивалентов) воля Американской Империи.

По сути, это право помещика взять у любого крепостного бесплатно любой продукт выработки. Просто приходишь, и берёшь, сколько тебе нужно, ибо ты – хозяин, а производитель – твой раб. Но, поскольку хозяин не заинтересован в гибели рабов (своей собственности) – он выдаёт им учётные записи: сколько он у них взял. В этом объёме они могут взять, ссылаясь на хозяйское разрешение, у других рабов этого хозяина.

Как это работает? Вообразите помещика, крепостного сыровара и крепостного ткача. Помещик пришёл к сыровару и забрал две головы сыра. Но, чтобы сыровар не сдох от бесплатной конфискации – ему дано право у других рабов взять то, что ему нужно. Забирая отрез материи у ткача по праву, выданному помещиком, сыровар передаёт ткачу право на конфискацию далее.

То есть с 1971 года речь не идёт про ОБМЕН, и деньги – давно уже не эквивалент товара. С 1971 года мировые деньги – это переходящее право на реквизиции. При этом сами реквизиции ничем и никак не регулируются: в США печатают доллары бесконтрольно и неограниченно. Оценку всех реальных благ на земле в долларах – хозяева мира тоже ведут произвольно.

Примем считать, что сыр стоит доллар, отрез ткани – два доллара, и т.п. Почему? Потому что хозяин приказал так считать.

Никакого соотношения труда, времени, сравнительных стоимостей товара давно уже не ведётся и не учитывается в обменных процессах мирового рынка. Да и как можно вычислить ОБЪЕКТИВНУЮ стоимость, например, нефти – если она, с одной стороны, лежит в недрах бесплатно, как дар природы, а с другой стороны – невосполнима, то есть бесценна в обоих смыслах слова?!

Нефть поэтому оценивают произвольно. Хозяин говорит: «она стоит вот столько», и точка. Если на нормальном рынке цену устанавливает продавец (что абсолютно естественно, моя вещь, за сколько хочу – за столько и выставляю), на мировом сырьевом рынке цену устанавливает… покупатель! Это как если бы вы пришли в продовольственный магазин, и сказали там покупателям: «а я считаю, что колбаса стоит рубль, и ваше мнение меня не интересует. Вот вам рубль, давайте колбасу!».

Именно так происходит с ценой на нефть, которая то 100 долларов за баррель, то 30, а почему – никто не знает. Хозяин назначает стоимость произвольно, рабы же обязаны снабжать его затребованным им продуктом по этой стоимости. Неудивительно, что с таким подходом вся мировая экономика стала дурдомом!

В нём страны, которые работают с утра до ночи – получают нищенские гроши, а страны, которые не делают ничего – имеют завидный для трудящихся уровень жизни. Какой-нибудь Латвии ЕС ДАРИТ до 80% её бюджета, просто за русофобию, а в Малайзии сборщик на конвейере работает за буханку хлеба в день. Латыш не производит вообще ничего, но «живёт в Европе», малазиец делает всё, в чём мы ходим, ездим чем пользуемся – и живёт в «шокирующей Азии».

+++

Наука, культура, образование, СМИ – объединяются общим понятием «психосфера», поскольку отвечают за нематериальную, психическую сторону жизни людей. Можно спорить о том, является ли психосфера отражением материальной стороны обменов, или наоборот – материальные обмены отражают психосферу. Что первично, что вторично – спорный вопрос, но бесспорно другое: патологии у психосферы и материальной сферы непременно общие.

Ненормальный обмен благами – то ли порождает, то ли порождён – кризисом познания и осмысления мира. Маразматические, абсурдные расчёты в произвольно, волевым давлением, назначенных единицах – не могут сопровождаться чем-то кроме маразма и абсурда в культуре, образовании, экспертных оценках и т.п.

Что мы и видим.

+++

Почему Запад обречён на агрессивное поведение? Да потому что он главный бенефициар «триумфа воли» мировых банкиров. Благодаря их триумфу воли он получает три яблока из четырёх, или даже четыре из четырёх. Если давление снизить – то начнут сказываться ОБЪЕКТИВНЫЕ, экономические факторы ценообразования, в настоящее время попросту отключенные хозяевами мира. Начнёт, например, расти доход трудящихся, по той причине, что они трудятся и производят полезные блага. Наоборот, будет снижаться доход паразитов, не потому, что кто-то их ненавидит, а просто потому, что им ОБЪЕКТИВНО нечего предложить к взаимовыгодному обмену.

Таким образом, будет снижаться уровень жизни в странах Запада – не потому, что их кто-то хочет обделить, а просто потому, что они сами потеряют возможность обделять тех, чьим трудом живут.

Кстати говоря, именно поэтому наиболее агрессивны не диктаторские, тоталитарные режимы, а режимы с развитой демократической традицией. Диктатор может просто «послать» хотелки своих подданных, а в республике игнорировать запрос избирателей на повышение уровня жизни гораздо труднее. Избиратели идут за теми, кто больше сулит – но чтобы кому-то что-то дать, нужно у кого-то что-то взять.

Проще всего это сделать, ублажая своих избирателей за счёт тех, кто не является твоими избирателями, что, по сути, в качестве «подкупа народа в метрополиях» сформировало и колониализм, и неоколониализм.

То есть надавить на обменную структуру так, чтобы она стала максимально выгодна для ТВОИХ избирателей, чтобы они могли час своего труда обменивать на 10, на 100 часов работников в колониях.

Именно этим Запад и занимается: он продавливает конфигурацию обменов, в которой победитель получает всё. А проигравший – тоже всё, но всё плохое. Уже средневековые республики, и даже античные греческие полисы – умели экспортировать проблемы в колонии, по принципу «худшие условия вам – лучшие условия нам».

+++

Страна, попавшая в руки западных кукловодов, зачастую не понимает отличия экономического террора от идеологического. Идеологический террор поощряет за покорность, и карает за сопротивление. Его цель – сделать человека похожим на идеолога.

Экономический террор имеет целью забрать «вкусняшки», и оттого действует наоборот: чем ты покорнее, тем легче их у тебя отобрать, тем, соответственно, больше и отберут. Купить покорностью благополучие у Запада нельзя: не за тем вы ему нужны.

Потому самые покорные Западу страны живут хуже всех, те же, которые сопротивляются – имеют более высокое качество жизни. Разумеется, льву легче догнать слабую, больную антилопу, чем гонятся за самой сильной и резвой, той, что больше всех брыкается.

Добиваясь мирового господства, Запад добивается его с экономическими целями, как собственного господства в расчётах и обменах. Он, в отличие от СССР, не имеет идеологической цели – каким-то образом обустроить жизнь на завоёванных территориях. Наоборот, именно дезорганизация там жизни выступает главным орудием Запада. Взять всё ценное – и перетащить к себе, подавить потенциальную конкуренцию своим производителям – вот цели экономического террора.

Именно потому у Запада нет друзей: только рабы или враги. Дружба предполагает взаимную выгоду, симбиоз – то есть деление четырёх яблок хотя бы примерно поровну. Это порождает очевидную упущенную выгоду: взяв два яблока вместо четырёх, имеешь два недополученных яблока.

Такие страны, как Украина или Молдавия, в ужасе перед могуществом Запада пытаются его подкупить сервильностью, подхалимством, демонстративной подчёркнутой покорностью его воле. Наивно полагая при этом, что «влившись» - получат тот же уровень жизни. И не понимая, что «тот» уровень жизни напрямую связан с «этим», по принципу сообщающихся сосудов. Чем лучше и удобнее там – тем хуже и неудобнее здесь, и наоборот.

Всякая победа, а особенно экономическая – неумолимо предполагает ведь и побеждённых! Как можно выиграть – если при этом никто не проиграет? Если никто не проигрывает – то ведь никто и не выигрывает (схема, которую предлагал СССР, пытаясь наладить эквивалентные обмены).

Возьмём, к примеру, ткацкую фабрику в метрополии. Если очень мало платить сборщикам хлопка в колониях, то что мы получим? Правильно, дешёвый хлопок. А это возможность (не причина, а только возможность) больше платить ткачам. Ну у вас же определённая сумма на руках, понимаете? Если вы за сырьё отдали меньше – то на руках у вас осталось больше, так? Вы можете эти деньги прикарманить – а можете и ткачам раздать, особенно, если вы от них, как от избирателей, зависите.

Но такая доплата (за счёт дешевизны хлопка) делает ткача в метрополии соучастником грабежа колоний. Нетрудно объяснить ткачу со счётными палочками для 1-го класса: понимаешь, парень, если мы сейчас начнём улучшать жизнь в узбекских кишлаках – твой заработок снизится. Или просто жизнь ткачу это объяснит, без счётных палочек, через карман…

Чтобы иметь привилегии в оплате – нужно иметь и каких-то поражённых в правах изгоев, которые тебе эту привилегию обеспечивают по закону сохранения вещества и энергии.

Не хочешь помогать власти грабить колонии – окей, живи хуже! Согласен?!

Всякая недоплата за полезный, производительный труд – порождает возможность переплаты в другом месте. То есть снижать уровень жизни во всяких украинах – это не какой-то нелепый каприз или бессмысленный садизм их хозяина, а выполнение наказов избирателей, требовавших от властей роста уровня жизни. Чтобы куда-то качать – нужно откуда-то качать.

+++

Это и делает Запад обречённым на агрессию. Никакого желания у Запада быть агрессивным нет, и даже наоборот: видно, что он (особенно его общественность) принимает войны с большой неохотой. Запад ходит на войну, как на работу, причём нелюбимую и занудную работу. Утром звучит будильник – и все американцы, начиная с презика, заканчивая сидящим на пособии обормоте думают:

-Блин! Опять бомбить Ирак (Сирию, Ливию, Югославию, Донбасс и т.п.)! Как неохота! Неужели опять утро – и мне опять тащиться на бомбардировки?! Как быстро пролетают выходные…

Но сама анатомия западной экономики такова, что без войн она задыхается. Именно это и подчёркивает всю её цивилизационную обречённость, равно как и ценность советского опыта. Попытки (пусть и не очень удачные) построить общество ОПРЕДЕЛЁННОГО РАСПРЕДЕЛЕНИЯ БЛАГ не имеют альтернативы для цивилизованных людей. Цивилизованный человек достаточно умён и образован, чтобы понять: если не разделить яблоки заранее, то непременно будет за них драка. Всякий хочет взять четыре, и никто не хочет остаться без яблок.

Выход один: отказаться от четырёх яблок в одни руки, чтобы каждый получил одно яблоко. Иначе война. По другому эта головоломка не складывается.

Алексей Кузнецов, команда ЭиМ
Запад споткнулся о новые правила России

Россия покончила с Западом. Развод почти завершен. За последние несколько дней все российские лидеры говорят одно и то же: “Теперь Запад будет играть по нашим правилам”, - пишет Zerohedge. ...

Медвежонок застрял. Мамаша пошла за помощью к людям...

Ранним утром лесника разбудил лай собаки. Она лаяла так неистово, что иногда срывалась на хрип. Мужчина надел куртку и вышел во двор: «Что случилось? Что за шум?» Лаяла собака неспроста...

«Новый поворот в отношениях с НАТО»: эксперт объяснил поставки в Белоруссию «Искандер-М»
  • Beria
  • Вчера 20:20
  • В топе

По словам Виктора Литовкина, поставка в Союзное государство ракетных комплексов является ответом на многолетнее нарушение ядерных договоренностей со стороны США. Решение президента России Влади...

Обсудить
  • Да уж. Куда ещё проще то? :blush:
  • "Как нельзя влезть обратно в утробу матери" - телом или сознанием? -... Алексей Кузнецов, команда ЭиМ интеллектуал начитан, однако что сумел понять из прочтённого?
  • Ну если ты пытался засрать мозги, то у тебя получилось :joy: Вот понимаю что бред голимый, и возразить то есть чего, но с чего начать.... Ну все же бред... голимый :joy:
  • Интересный взгляд на человека экономического. Еще не марксизм, но неплохое предисловие. Прочитал с интересом.