Итоги выборов в Турции:

Владимир Путин принял участие в работе ежегодного съезда Российского союза промышленников и предпринимателей.

0 391



Владимир Путин принял участие в работе ежегодного съезда Российского союза промышленников и предпринимателей.

Стенограмма пленарного заседания съезда РСПП

В.Путин: Уважаемый Александр Николаевич [Шохин]! Уважаемые коллеги! Дорогие друзья!

Признателен вам за приглашение. И прежде всего хочу поприветствовать участников съезда Российского союза промышленников и предпринимателей.

Александр Николаевич сейчас рассказывал: у вас уже пару дней работа идёт, сегодня выступали все ключевые члены Правительства – надеюсь, что диалог состоялся и многие вещи стали яснее, понятнее. И вообще, хорошо, что диалог продолжается постоянно.

Хочу поблагодарить вас и ваши многотысячные трудовые коллективы, ваши предприятия за работу, за вклад в развитие страны.

Ваша авторитетная организация объединяет крупнейшие компании, которые занимают ведущие позиции во многих отраслях отечественного производства, играют ключевую роль в экономике в целом, в промышленности, сельском хозяйстве, финансах, в сфере транспорта и других секторах.

Что очень важно, РСПП активно вовлечён в общенациональную повестку, имеет свои взгляды и предложения: что нужно сделать для повышения темпов и устойчивости экономического роста, как поддержать развитие регионов нашей страны, нарастить их промышленный, технологический, инфраструктурный и кадровый потенциал, в том числе и в целом как сделать нашу страну сильнее, успешнее, конкурентоспособнее.

Такая активная, созидательная позиция РСПП и бизнес-сообщества в целом особенно востребована сейчас, то есть она востребована, конечно, всегда, но сейчас, в силу известных обстоятельств, – в особенности, когда российская экономика обретает принципиально иное качество, начинает развиваться по новой модели, о чём было сказано недавно и в Послании Федеральному Собранию.

Напомню, что максимальный спад ВВП России по прошлому году был зафиксирован в июне – это, по-моему, 4,7 процента. Причины известны – это санкционная война, беспрецедентные вызовы в глобальной экономике и торговле, в целом в системе международных отношений, и эти проблемы, как вы знаете, не нами создавались. Вызовы, с которыми Россия, да и никакая другая, наверное, страна в мире, ещё не сталкивалась в современной истории. Это всё лежит в основе, является причиной того, о чём я только что сказал.

С тех пор – начиная с июля – тем не менее наша экономика перешла к росту. За этими достижениями – напряжённая работа тысяч компаний и труд многих миллионов специалистов, их ответственное, профессиональное отношение к делу, стремление к развитию, к защите, к развитию своей собственной страны.

Мы видим, как позитивные тенденции в российской экономике набирают силу, и во втором квартале текущего года также ожидаем существенное увеличение ВВП по сравнению с уровнем прошлого года.

Что сегодня определяет состояние отечественных отраслей производства? Формирует новый экономический тренд?

Первое. Нам удалось компенсировать фактическое закрытие западных рынков, расширить внешнеторговые контакты России с государствами быстрорастущих регионов мира. Вы знаете, мы и так и в предыдущие годы – до всех этих кризисных явлений и специальных операций – ориентировались постепенно, постепенно на быстроразвивающиеся рынки.

Теперь ситуация сложилась таким образом, что выяснилось, что мы делали это не напрасно, более того – даже делали меньшими темпами, чем должны были делать, но ничего: мы этот темп просто продолжаем. За последний год наш товарооборот с этими регионами мира, с этими странами рос двузначными темпами и продолжает увеличиваться.

Кстати говоря, хотел бы для справки добавить: в целом внешнеторговый оборот России за 2022 год вырос на 8,1 процента – до 850 миллиардов долларов, в том числе экспорт вырос почти на 20 процентов – 19,9, а импорт сократился почти на 12 – 11,7 процента. Профицит торгового баланса составил 332 миллиарда долларов – это на 70 процентов больше, чем в 2021 году. Мы с вами находимся в Доме музыки – вот такая хорошая музыка.

Отмечу здесь и руководителей российского бизнеса, их управленческие команды, которые в короткие сроки в условиях серьёзного внешнего давления сумели перестроить инвестиционные и торговые цепочки, наладили логистические маршруты, открыли новые направления для кооперации и сотрудничества с предсказуемыми, добросовестными зарубежными партнёрами.

Надо сказать, и хочу это отметить: конечно, это заслуга – ваша и ваших команд, но мы с вами знаем, – так, по-семейному скажу, – кто даёт советы нашим недоброжелателям, как нас побольше и где ущемить, но те, кто остался здесь и реально работает, оказались умнее, энергичнее, эффективнее тех, кто уехал и даёт там советы нашим недоброжелателям. И успех очевидный, я сейчас, только что об этом сказал. Очевидно также, что государство продолжит делать всё необходимое для того, чтобы такое взаимодействие укреплялось.

Второе. Хорошо прибавляет внутренний спрос. По оценкам, уже в апреле мы выйдем на темпы роста розничного товарооборота не менее пяти процентов, причём в реальном выражении.

Что здесь важно и на что хотел бы обратить внимание. Речь идёт не о каком-то случайном всплеске: как отмечают эксперты, внутренний спрос вышел на траекторию устойчивого долгосрочного роста. В его основе – стабильность нашего рынка труда, увеличение зарплат и доходов граждан, а также снижение инфляции.

Ожидается, что по итогам марта инфляция составит меньше четырёх процентов. У разных экспертов разные мнения, в том числе и здесь присутствующих: кто-то говорит четыре, кто-то говорит меньше, кто-то говорит пять – в таком примерно ключе. Но ясно, что это будет целевая инфляция.

Для сравнения, конечно, это будет ниже, чем в странах еврозоны, которые бесконечно ждут коллапса российской экономики и сами себя стараются в этом убедить и наших партнёров пытаются в этом убедить. Вспомним опять известного американского писателя, который как-то сказал, что слухи о его смерти сильно преувеличены. Вот так и в отношении нашей экономики. На 13 марта инфляция – 7,6 процента, а к концу месяца, в начале апреля уже до целевых показателей дойдёт.

Третье, на что хотел бы обратить внимание. Год назад западные власти выкручивали руки своим компаниям и вынудили некоторых из них, многих уйти с российского рынка. Тогда зарубежные аналитики пророчили нам депрессию и спад потребительского сектора, обещали пустые полки магазинов, массовый дефицит товаров, провал сектора услуг.

Однако жизнь по-другому распорядилась. Сами западные страны в полный рост столкнулись с такими же проблемами. Дошло до того, что их руководители предлагают своим гражданам вместо салата и помидоров перейти на репу – репа хороший продукт, но и за репой, наверное, к нам придётся ехать, потому что уровень урожая у нас значительно превышает те показатели, которые есть у наших соседей в Европе.

Правда, это, допустим, не их вина – это условия погодные такие, засуха и так далее, но тем не менее и без наших удобрений сложно будет обойтись, для того чтобы повысить урожайность у себя. В любом случае вспоминается русская пословица: «Не рой другому яму, а то сам в неё попадёшь». Похоже, это самое и происходит.

А что касается России, то освободившиеся ниши в связи с уходом некоторых европейских и американских компаний стали занимать отечественные компании. Ситуация похожа на ту, которая сложилась восемь лет назад на нашем продовольственном рынке, когда в ответ на санкции мы ввели свои ограничительные меры, после чего начался бурный рост агропромышленного комплекса.

Сейчас возможностей, перспектив для развития бизнеса и его расширения ещё больше, и российский бизнес не должен их упустить, а то, не ровён час, и некоторые ушедшие компании захотят вернуться. Ситуация, без преувеличения, уникальная для многих наших компаний. Своевременное инвестиционное решение сегодня, безусловно, сторицей окупится завтра. Это верно как для обрабатывающей промышленности, так и для внутреннего туризма, для российских брендов на рынке потребительских товаров и так далее.

Что ещё хотел бы отметить про новую модель экономического роста.

Прежде всего именно на основе собственной технологической базы, в том числе в партнёрстве с дружественными странами, нам нужно увеличивать производственные мощности, открывать новые предприятия, создавать рабочие места на всей территории страны. Я прекрасно понимаю и те угрозы, которые имеют место, и то, на что указывают нам недоброжелатели, говоря о том, что в среднесрочной перспективе у России возникнут проблемы.

Да, это такая угроза, которую мы должны иметь в виду. Но я абсолютно убеждён, что мы и её преодолеем, потому что это среднесрочная перспектива, и призываю вас не ждать, когда наступят негативные последствия этой среднесрочной перспективы: чтобы это не наступило, действовать нужно прямо сейчас. В этой аудитории понимают, о чём я говорю, и уверен: так и будут работать.

В помощь этому запущены механизмы промышленной ипотеки и кластерной инвестиционной платформы. Я прошу Правительство держать на постоянном контроле их эффективность с помощью обратной связи от предпринимателей и регионов. Такая обратная связь налажена, ничего не предвещает, что она должна как-то развалиться. Напротив, думаю, что наше взаимодействие на бизнес-уровне и на уровне администраций всех уровней – извините за тавтологию – будет только развиваться. Только в таком диалоге можно реально оценить, насколько удобны, востребованы эти инструменты.

И конечно, главный критерий того, что механизм заработал, – это объём принятых инвестиционных решений и привлечённое финансирование. Эти параметры также будем внимательно отслеживать. Современные цифровые технологии, анализ больших данных позволяет это делать Правительству фактически в режиме реального времени, и надо отдать должное Правительству: коллеги научились это делать, научились работать в таком режиме и с этими инструментами.

В этой связи ещё одна наша задача, а именно: на качественно новый уровень должна выйти эффективность управления. Повторю – и в бизнесе, и в системе государственной власти надо активно развивать цифровые платформы, осваивать модели управления на основе данных, на основе больших данных. Очевидно, что современные, в том числе так называемые бережливые технологии, нужно внедрять повсеместно, во всех отраслях экономики и социальной сферы.

В этой связи напомню о большой работе, которая стартовала в 2019 году в рамках национального проекта по увеличению производительности труда на малых и средних предприятиях по всей стране, и результат есть – уже есть результат: эти результаты фиксируются на национальном уровне.

Знаю, что многие крупные компании, включая такие, например, как «Росатом», «ГАЗ», «КамАЗ» и многие другие, также применяют эти подходы на своих производствах.

Значительный эффект от внедрения бережливого производства отмечен и в оборонно-промышленном комплексе, что позволяет быстрее наращивать выпуск необходимой нам продукции. Хотел бы отдельно поблагодарить коллег за эту работу.

И ещё, – вы, безусловно, знаете об этом, – конечно, освоение новых производственных и управленческих технологий должно сопровождаться притоком квалифицированных кадров. По-другому невозможно, разумеется. Нужно многое сделать, чтобы повысить эффективность обучения и переподготовки молодёжи и уже состоявшихся специалистов.

Здесь отмечу совместную инициативу бизнеса и Правительства – федеральный проект «Профессионалитет». Как было сказано в Послании, мы усилим работу по этому направлению, чтобы в ближайшие пять лет в проекте приняли участие не менее миллиона молодых людей. Они получат современное, качественное образование, навыки и квалификации, которые гарантируют интересную, хорошую и хорошо оплачиваемую работу.

Обращаю внимание Правительства и коллег в зале, из бизнеса: эти планы потребуют дополнительных вложений, конечно, как со стороны государства, так и со стороны предпринимательского сообщества. Рассчитываю на единство подходов в этом вопросе и общую заинтересованность в результатах этой работы.

Уважаемые коллеги!

Как уже сказал, сегодня в России открываются огромные возможности практически для любого направления деятельности, для любого бизнеса, для запуска перспективных, долгосрочных проектов и на потребительском рынке, и в высокотехнологичном секторе, в туризме, во многих других отраслях экономики.

Да, нам, конечно, ещё предстоит решить ряд системных вопросов, связанных с логистикой, финансами, инфраструктурой, технологиями. Но количество нерешённых задач никогда не уменьшается, потому что по мере роста государства, роста нашей экономики количество задач тоже увеличивается, это естественный процесс.

Сегодня на совещании с коллегами из Правительства мы, безусловно, обсудим ход работы по каждому из ключевых направлений.

Дополнительные инициативы на этот счёт озвучены, как я уже дважды упоминал сегодня, в Послании. Уверен, мы их обязательно реализуем, преодолеем системные вызовы и в итоге общими усилиями власти, деловых кругов, граждан добьёмся желаемых результатов.

По традиции в ходе пленарной сессии у нас запланирована дискуссия, насколько я знаю, Александр Николаевич только что об этом сказал. Рассчитываю услышать ваше мнение о том, как сделать развитие отечественной экономики на новом этапе более динамичным, более успешным, чтобы оно приводило к заметному улучшению качества жизни людей по всей стране.

Что в этой связи хотел бы добавить. Предприниматели в России всегда, хочу это подчеркнуть, всегда – и в дореволюционную эпоху, и в последние десятилетия – играли большую созидательную роль, брали на себя большую ответственность в вопросах развития и освоения территорий, социального обеспечения, образования, здравоохранения, инфраструктуры, благотворительности, по праву гордились этим, и они составляли гордость нашей страны. Многие вошли в историю, имена многих на слуху до сих пор.

И сегодня мы видим примеры такого достойного отношения к делу, к высокой миссии предпринимателей, которым не всё равно, где, в каких условиях работают их компании, их люди, их специалисты, которые направляют свой предпринимательский талант – а это действительно талант – не только на извлечение какой-то выгоды, на сверхпотребление, но и на общественное благо. Вместо работы в офшорах и вывода полученных здесь средств на вещи, прямо скажем так, не первой необходимости, запускаются специальные программы поддержки сотрудников и членов их семей. Наравне с региональными властями направляются средства на дороги, больницы, спортивные и культурные объекты. Словом, делают жизнь всех вокруг лучше.

Таких инициатив, приносящих реальную пользу людям, должно быть больше, и подобные проекты должны быть интересными, разумеется, посильными и крупному, и среднему, и малому бизнесу, и субъектам Федерации, если осуществлять эти проекты совместно.

Государство будет всячески поддерживать ответственный бизнес, тех, кто готов бороться и за своё дело, и за благополучие своих коллективов, людей, которые у вас работают, за благополучие всех граждан России.

Что бы хотел в этой связи ещё добавить?

Первое. Компании, которые нацелены не на краткосрочный результат, а на стабильное развитие на многие годы вперёд, кто вкладывает ресурсы в исследования и разработки, в создание собственных технологических платформ и торговых марок, – эти компании, безусловно, должны и будут поддерживаться, – те, для кого долгосрочная репутация и доброе имя – это не пустой звук, а большая ценность. Именно они и являются компаниями, которые имеют стратегический взгляд на будущее.

Как уже сказал, нам важен бизнес, который заботится о трудовых коллективах, о своих сотрудниках, создаёт комфортные условия для работы и инвестирует в развитие знаний и навыков специалистов, уделяет особое внимание их семьям, детям, хорошо понимает, что благополучие семьи – это основа демографического развития, роста рождаемости, продолжительности жизни. В конечном итоге это снижает издержки компаний, если уж сказать примитивно, и улучшает условия деятельности, ведёт к большим и лучшим результатам.

Ответственный бизнес не отделяет себя от населённого пункта, региона своего присутствия, активно участвует в их развитии, вместе с государством вкладывается в школы, университеты, систему образования, здравоохранения, во все сферы, которые очень важны, чувствительны для граждан, поддерживает социальные программы.

Конечно, бизнес – прежде всего бизнес, а не социальное учреждение, все мы прекрасно понимаем. Но и вы понимаете, о чём я сейчас говорю.

Несомненный приоритет всё-таки – это забота об окружающей среде. Нужно заниматься не только повышением экологичности предприятий, но и сокращать накопленный вред природе, помогать региональным властям в проектах по улучшению экологии.

И главное, ответственный российский предприниматель – это настоящий гражданин России, своей страны, гражданин, который понимает и действует в её интересах, не прячет активы в офшорах, а регистрирует компании здесь, в нашей стране, не попадает в зависимость от чужих властей.

Вы знаете, я часто – мы же со многими здесь многие годы знакомы, и часто очень слышал: там надёжнее. А теперь?

Мы все должны понимать, что здесь основа нашего существования и будущее наших семей, наших детей. И только при этом понимании бизнес будет приносить удовлетворение, человек сможет себя полностью реализовать.

Уверен, чем больше наших бизнесменов будет разделять эти ценности, тем сильнее будет Россия, тем крепче станет наша экономика, тем быстрее будет меняться к лучшему жизнь вокруг нас и, конечно, тем большим авторитетом, общественным уважением будут пользоваться предприниматели.

Предлагаю учредить специальную премию для наиболее ответственных отечественных компаний и уже в следующем году в рамках съезда РСПП наградить её первых лауреатов.

Кроме того, предлагаю подумать о ежегодной публикации нефинансовой отчётности для крупных предприятий. В ней будет рассказываться о том, что та или иная компания сделала для общества, для конкретного посёлка, города, региона, для своей страны. Я знаю просто: подавляющее большинство, практически все имеют такие социальные программы, но о них знают только в узком секторе. Давайте сделаем это достоянием всего общества. Это пойдёт всем на пользу и будет хорошим примером для всех.

Широкое раскрытие такой информации, таких историй созидательного труда позитивно скажется на авторитете всего российского бизнеса, а в конечном итоге и на его рыночных и общественных позициях.

На этом хотел бы завершить своё вступительное слово. Спасибо вам за внимание.

А.Шохин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги! Делегаты съезда! Гости!

Безусловно, для нас очень важно живое общение с министрами, членами Правительства, представителями Госсовета. Но это особую составляет не хочу сказать радость, – потому что много задач поставил перед нами и на ближайшую перспективу, и на среднесрочную Президент России, – но, безусловно, живое общение позволяет не только обсуждать проблемы, но и в ходе такого обмена мнениями формулировать и механизмы их решения.

Мы сегодня проводим заключительную часть Недель российского бизнеса. Я Владимира Владимировича уже информировал, что за несколько последних недель мы провели около 20 форумов по разным направлениям: экономической и социальной политике, промышленной политике, образовательной и так далее. На наших площадках также побывали ключевые министры и представители органов федеральной власти. Мы нашли технологию взаимодействия с комиссиями Государственного Совета, и председатели комиссий Госсовета выступали на наших форумах по профилю своих комиссий.

Я думаю, что всё это говорит о том, что съезд, являясь финальной частью Недель российского бизнеса, позволяет зафиксировать наработки этих форумов и учесть в том числе и те предложения и рекомендации, которые Вы уже высказали и которые в ходе комментариев на выступления коллег Вы ещё дадите, Владимир Владимирович.

Сейчас мы возвращаемся шаг за шагом к доковидному формату проведения наших мероприятий. Речь идёт не только о таких больших публичных мероприятиях с Вашим участием, Владимир Владимирович, но и о более узких мероприятиях.

Вы упомянули, что сегодня после съезда у Вас состоится совещание с членами Правительства. Там тоже, насколько я знаю, будут обсуждаться вопросы инструментов поддержки, инструментов промышленной политики. Кстати, было бы неплохо и по конкретным вопросам повестки дня такого рода заседаний приглашать РСПП в качестве профильного участника совещаний. У нас много представителей крупных компаний, которые возглавляют комитеты, комиссии и так далее.

Я не буду перечислять министров, которые сегодня уже выступили, они сидят здесь, в зале. Могу сказать о том, что это – ещё раз повторю – не дань только тому, что у нас значимое публичное мероприятие с участием Президента: мы всё время в рабочем формате встречаемся, обсуждаем многие темы, находим компромиссы. Поэтому на съезде, на этой пленарной сессии мы фактически подводим итоги этого взаимодействия, намечаем задачи на будущее.

Мы ежегодно проводим опросы и готовим доклад по состоянию делового климата, фиксируем достижения. Какие итоги года?

Если говорить о главных, то это то, что в непростых условиях – жёстких внешних ограничений и санкций – удалось обеспечить функционирование экономики: притом не просто продолжение работы и возобновление там, где возникли препятствия, которые тормозили эту работу, а именно развитие экономики.

Мы пришли к выводу, и многие коллеги об этом говорили, что главная причина того, почему это удалось, – это всё-таки сохранение базовых принципов экономической политики: это рыночная экономика, это честная конкуренция – Вы об этом говорили в Послании Федеральному Собранию, это, безусловно, очень важные направления. Не было попыток перевести всё на рельсы мобилизационной экономики либо принимать хаотичные решения.

Благодаря Правительству и законодателям, благодаря и Вашей жёсткой ориентации на поддержку частного предпринимательства, свободы предпринимательства, рыночной экономики и честной конкуренции нам удалось действительно сохранить не только эти базовые принципы, но и сохранить накопленный потенциал и начать развитие, о котором Вы тоже говорили в цифрах.

Опрос РСПП, надо сказать, фиксирует – не только статистика, к статистике многие, может быть, с недоверием относятся, но мы опрашиваем свои компании, им нечего скрывать, – и действительно опрос фиксирует, что инвестиционная активность в 2022 году выросла, и достаточно серьёзные инвестиционные задачи компании ставят на 2023 год.

Безусловно, этому способствует и работа институтов развития, инструментов поддержки, включая такие, как Фонд развития промышленности, Российский экспортный центр, «ВЭБ.РФ», ряд других. Безусловно, взвешенная денежно-кредитная политика и возможность использования механизма таксономии для облегчения регуляторных условий деятельности компаний и привлечение заёмных ресурсов банков – всё это, я думаю, скажется на том, что инвестиционная активность сохранится.

Российские компании достаточно успешно реализуют проекты и программы импортозамещения, причём занимая в том числе не только ниши ушедших компаний традиционных, но и формируя свои технологические кластеры, технологические решения, в том числе и выводя их на внешний рынок.

Вы отметили социально ответственное поведение российских компаний, в частности предложили учредить премию за открытость деятельности компаний в области нефинансовой отчётности. РСПП уже десять лет ведёт работу по составлению реестра нефинансовых отчётов, проектов по устойчивому развитию, ESG. Мы недавно использовали иностранные слова, не знаю, все ли они сейчас под запретом в связи с принятием соответствующего закона Госдумы: можно ли использовать сейчас [слова] «деофшоризация», «редомициляция», ESG и так далее, – но тем не менее мы переведём это всё на хороший русский язык. Самое главное, что мы этой работой занимаемся не первый год. Естественно, в следующем году мы не просто найдём, кого наградить, у нас есть критерии отбора и действительно есть чем гордиться нашим компаниям, работающим очень активно на территориях своего присутствия.

Бизнес, безусловно, удовлетворён тем, что Правительство принимало адекватные и быстрые решения по снижению административной нагрузки, контрольно-надзорных мероприятий: мораторий на проверки, эффективная работа по регуляторной гильотине, и в области разрешительной деятельности продвинулись мы очень сильно. Всё это, безусловно, показывает, что у нас диалог бизнеса и власти идёт достаточно активно.

Вы напомнили о том, что у нас не просто Ваше выступление и ответное слово, но, действительно, дискуссия. Мы хотели бы, чтобы Вы несколько выступлений могли послушать и прокомментировать. Одна особенность: раньше, когда мы предлагали спикеров, это были в основном руководители и собственники крупнейших российских компаний, они присутствуют в зале. А мы решили показать, что РСПП – это не только крупнейшие российские компании, но это и средние, и малые компании. Слоган у нас – «Объединяем бизнес во благо России»: мы готовы весь бизнес объединить.

Сегодняшние выступления покажут Вам, что у нас самый разный бизнес. Мы решили «приземлить» многие темы – «приземлить» с точки зрения видения из регионов и с конкретных предприятий по ключевым направлениям нашего экономического развития.

Первая тема, которую мы хотели бы предложить Вашему вниманию, – это импортозамещение и обеспечение технологического суверенитета. Здесь мы хотели предоставить слово Сергею Анатольевичу Когогину – генеральному директору «КамАЗа», одновременно председателю совета ассоциации «Объединение автопроизводителей России». У компании есть крайне успешный опыт реализации задач по импортозамещению, в том числе опыт выстраивания цепочек, выращивания поставщиков, в том числе среди малого и среднего бизнеса.

Если позволите, Сергею Анатольевичу дадим слово. Кстати, он сегодня был избран членом бюро РСПП. (Аплодисменты.)

В.Путин: Карьерист.

С.Когогин: Уважаемый Владимир Владимирович! Коллеги!

Прожили тяжёлый год, непростой. Больше, может быть, даже ещё это было связано с тем шоком, который мы испытали, когда нас вырывали из глобальных цепочек поставок, глобальной экономики.

Я бы отметил, что самым основным вопросом я считаю важность нашей способности к командной работе: никто равнодушным не остался, все стремились к тому, что нужно решить задачу, – решить сегодня, сейчас, а не завтра и не когда-нибудь. Это касается нас – промышленников, это касается и членов Правительства. Все работали одной большой компанией.

В выступлениях министров сегодня прозвучало многое из того, что позволило нашей промышленности работать устойчиво и, особенно важно, видеть будущее.

На нашей отрасли – автомобилестроении – события прошлого года отразились критически. Все иностранные компании, присутствующие здесь, которых мы зазывали, в обмен на инвестиции предлагали им наш рынок, одномоментно собрались и ушли, а наши компании работают. Если брать «КамАЗ», то за 20 лет моей работы такого финансового результата не было никогда – имеется в виду положительного.

Главным было, конечно, обеспечить устойчивую работу предприятия. Основной вызов, как я и говорил, – разрушение цепочек поставок. Не только «КамАЗ» – все автомобильные компании были интегрированы в глобальную автомобильную технологию, и разрушение цепочек поставок на первом этапе привело нас в шок, часть компаний были вынуждены остановиться. Но с этим вызовом, я считаю, мы справились.

Работа по импортозамещению была колоссальной. Я могу сказать: в обычной жизни, если бы кто-то мне сказал, что это можно сделать за год, я бы, наверное, посмеялся и подумал, что человек неумный. Я привожу пример один: у нас одной из серьёзных проблем был резкий уход с рынка не только производителей автомобилей, но и наши совместные предприятия в области автокомпонентов тоже были вынуждены собраться и уйти.

Для примера: коробки перемены передач – это компания ZF, СП [совместное предприятие], работали 15 лет, прекрасные технологии. После того как они собрались и ушли, нам нужно было порядка 250 деталей освоить за два месяца, чтобы не разрушить работу предприятия, – достаточно сложных, непростых. Так вот, порядка 230 деталей были освоены за два месяца, и поставки около 20 деталей переориентировали на Восток. Предприятие сегодня работает, качество хорошее, ни на один день по вине этого предприятия «КамАЗ» не останавливался.

Собственно говоря, для нас было [нужным] в целом по всем СП решить вопрос, чтобы они обеспечивали работу. Все вопросы решены, то есть они не только работают, но сегодня принадлежат «КамАЗу» на 100 процентов, то есть мы стали собственниками.

Одним из сложнейших вопросов была, конечно, современная техника – то, куда мы несколько лет инвестировали: современные автомобили поколения К5. Эти проекты сразу формировались как международные, глобальные. Нам понадобилось достаточно много времени для того, чтобы автомобили поколения К5 запустить в производство.

Могу доложить, Владимир Владимирович, что с февраля мы начали выпуск автомобилей поколения К5 на сегодняшнем производстве, причём постарались пройти не только с тем, чтобы повторить то, что у нас было год назад. Мы, поскольку всё равно пришлось перерабатывать, предложили нашим клиентам новые потребительские свойства: ниже уровень шума, лучший расход топлива, большая мощность двигателя. Все эти вопросы были нами решены.

Подчеркну, что, наверное, это черта нашего российского характера, что в сложных условиях мы умеем консолидироваться и добиваться решений нерешаемых задач.

В импортозамещении, также хочу отметить, было важным взаимодействие с институтами развития. Для нас – в автомобилестроении – самым важным, наверное, было взаимодействие с Фондом развития промышленности. Это эффективный финансовый инструмент, достаточно быстро все решения были приняты. Наверное, впереди у нас вторая волна локализации новых изделий, мы всё равно будем продолжать эту работу делать. Наверное, обратимся, Владимир Владимирович, со временем к Вам по докапитализации фонда. На сегодня все вопросы решены.

Очень важный вопрос – не отстать в уровне продукта и технологий в будущем. То есть я считаю, что мы создали тот задел, который позволяет сегодня говорить о том, что наш продукт современный, что мы ничем не отличаемся, но идёт трансформация вообще всей мировой экономики, автопром в стороне не стоит. Важно, что наша компания должна иметь возможность проводить НИОКР [научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы], развивать новые направления. Здесь те механизмы грантовой поддержки, которые у нас есть, конечно, тоже важны, чтобы мы их сохранили.

И конечно, нельзя забывать о защите рынка. Условия работы очень жёсткие, к нам приходят восточные игроки. Если соизмерять размер нашего рынка, например, с китайским: у нас в тяжёлых грузовиках рынок составляет 75–80 тысяч автомобилей в год, там – 1,5 миллиона. Масштаб совершенно иной – не отказываться от сотрудничества, а создавать те условия, которые позволят нам использовать наше положение. Всё-таки, что ни говорите, рынок России даже при таких сильных отличиях всё равно шестой или пятый в мире – его достаточно для того, чтобы продавать на сотрудничестве.

В.Путин: А в Европе, Сергей Анатольевич? Шестой – в мире, а в Европе?

С.Когогин: А в Европе мы первые. Столько нет.

В.Путин: Вот.

С.Когогин: Сегодня много звучало в выступлениях министров важных направлений. Особо я отметил бы, наверное, работу с кадрами. Рост объёмов производства, новые технологические вызовы привели к тому, что потребность в персонале постоянно растёт.

Я вообще сторонник, когда кризисные явления или сложные ситуации, всегда стараюсь настраивать своих коллег по сжатию компании, в этот раз не получилось. Мы в прошлом году заходили в кризис с численностью 54 тысячи человек, закончили 2022 год с численностью 59 с половиной тысяч человек.

Это не гармоничный рост персонала, мы на основных производствах всё-таки постарались за счёт роста производительности труда этого добиться, а это приобретение дополнительных предприятий. То есть все совместные предприятия – мы стали собственниками, даже там, где у нас не было контроля. Мы внутри корпорации выкупили и приобрели ещё ряд компаний, которые позволили нам соблюдать технологический суверенитет. Всё это шло вперёд.

Но требования к персоналу растут, поскольку мы в этих условиях должны будем работать над новыми технологиями, ростом производительности труда. В выступлениях Министра науки и высшего образования [Валерия Фалькова], Министра просвещения [Сергея Кравцова] звучали те программы, которые касаются передовых инженерных школ, и Вы в своём Послании об этом говорили.

«КамАЗ» является активнейшим участником всех этих процессов. Мы одни из первых среди корпораций стали поддерживать эти направления, на 100 процентов обеспечили финансирование этого развития в прошлом году и будем продолжать развивать и дальше.

С коллегами хотел бы поделиться опытом. Высшее образование, колледжи – это, конечно, важно, но важно начать со школ. Мы несколько лет назад с 6-го класса начали формировать в виде эксперимента в одной из школ Набережных Челнов инженерный класс. Могу сказать, –прошлый год был выпускным, – выпускники инженерных классов, 85 процентов, выбрали себе профессию инженера, поступили в технические вузы на инженерные специальности.

Когда мы занимались ПИШем с Валерием Николаевичем [Фальковым], было видно, что у нас процент тех, кто идёт по ЕГЭ сдавать физику и математику, очень низкий, а когда формируешь с 6-го класса их мировоззрение инженера, то, конечно, всё меняется. Также программу «Профессионалитет» я считаю очень важной.

Это те темы, которые для нас сегодня важны. Любой кризис даёт дополнительные возможности. Важно, как мы ими сможем воспользоваться, – об основных направлениях я сказал. Время не будет простым, но, если мы не будем расслабляться, а будем идти вперёд командой, конечно, с этим справимся. Мы к этому готовы.

Спасибо.

В.Путин: Можно я Сергею Анатольевичу отвечу?

А.Шохин: Сергей Анатольевич, Вам ответ сейчас будет.

В.Путин: По поводу фонда поддержки промышленности. Он действительно работает давно уже, несколько лет, и эффективно. Свыше тысячи проектов поддержано, 1300, по-моему, на общий объём поддержки 400 миллиардов рублей. Но когда возникли те сложности, о которых Вы упомянули, Правительство приняло решение и своевременно докапитализировали как раз этот фонд на 120 миллиардов, и общий объём выданных ресурсов оказался рекордным – 140 с лишним, 144 миллиарда. То есть на 120 докапитализировали и 144 выдали, а осталось там всего, если мне память не изменяет, – подскажет коллега Мантуров, – там осталось где-то 70 миллиардов. И конечно, нужно смотреть на потребности отраслей и подумать на тему о том, что на каком-то этапе нужно и докапитализировать, о чём Вы сказали.

Но я хочу вот что вспомнить. Ещё до событий прошлого года мы же с вами неоднократно говорили, и вы мне рассказывали о том, что ваши основные партнёры, – это немецкие компании известные, – они всё время оглядывались на то, что скажет известная «княгиня» за океаном, понимаете? Вы же мне сами об этом говорили, я помню. Всё время оглядывались на окрики из Вашингтона и боялись сделать какой-то очередной шаг и думали, как изобрести какую-то ситуацию, как придумать, как этот шаг сделать по сотрудничеству. В конце концов это закончилось, закончилось так, как есть. Может быть, и лучше такая определённость уже, в конце концов.

Здесь я вспоминаю что? Вы сказали, что сами не могли даже подумать, что сможете так эффективно отреагировать на эти вызовы. В этой связи я вспоминаю известную поговорочку. Это не обидно прозвучит для наших немецких партнёров. У меня там, как вы знаете, очень много друзей, и все друзья, кстати, сохранились. Мои настоящие немецкие друзья все сохранились, мы всё время шутим друг над другом, мы же соседи. Совсем сейчас отвлекусь: у нас тараканов называют «прусаки», да? Таких больших, рыжих. А в Германии называют russen – «русаки». Шутки взаимные всегда имеют место между соседями. Но известная шуточка такая: что русскому хорошо, то для немца – смерть.

Вряд ли кто-нибудь другой, кроме тех, кто воспитан на нашей русской почве, российской, смог бы ответить на те вызовы, о которых Вы упомянули, действительно. Но эти вызовы зато побуждают нас к такой эффективной работе, и это у нас получается, и у вас получилось.

Мы обязательно подумаем и над дополнительной капитализацией фонда. Он хорошо работает, в целом приносит реальный результат.

Вы сейчас упомянули о хорошем финансовом результате. Здесь, конечно, мы все вместе должны подумать на тему о том, как сохранить качество, чтобы не было монополии. У нас не одно такое предприятие, как «КамАЗ», и другие есть. Я знаю, что и конкуренция развивается, и нужно эту конкуренцию поддерживать – это уже обращение к моим коллегам из Правительства.

А в целом, конечно, мы радуемся вашим успехам и желаем вам дальнейших успехов.

Спасибо вам большое.

А.Шохин: Владимир Владимирович, я хотел сказать, что мы в прошлом году учредили координационный совет в РСПП по импортозамещению, технологической независимости и технологическому развитию и посмотрели на некоторый инструментарий – как связать технологические компании с крупными заказчиками, госкорпорациями, крупными частными компаниями, с малым бизнесом.

Несколько платформ существует в России, начиная от государственных (ГИС промышленности), кончая независимыми. Оказалось, что одна из наиболее продвинутых платформ – это инжиниринговый центр под эгидой «Иннопрактики». Наверное, слышали про такую структуру – «Иннопрактика»?

В.Путин: Да, конечно.

А.Шохин: У них действительно очень хорошие наработки, позволяющие делать увязку, и не только заказывать, скажем, малому и среднему бизнесу для крупных предприятий, но и по всей цепочке, начиная от проектной документации, инженерной и так далее, эта потребность в инвестициях, в том числе с точки зрения деятельности институтов развития, может быть увязана. И Агентство по технологическому развитию в своей части может вкладываться в эти проекты, и Фонд развития промышленности, и другие структуры.

Мы сейчас заняты такими технологическими решениями – как импортозамещение основывать на технологическом прогрессе.

В.Путин: Это когда-то была инициатива ректора Московского государственного университета. Я её поддержал, потому что очень важно было уже тогда задуматься о совмещении возможностей наших учёных и тех людей, которые занимаются перспективными разработками, с потребностями нашего бизнеса и конкретных предприятий, которые искали прежде всего возможных клиентов и осуществляли закупки за границей, а хотелось поддержать собственных производителей. В этом смысл деятельности «Иннопрактики».

А.Шохин: Я хотел бы эту тему продолжить с точки зрения увязки крупного, среднего, малого бизнеса и дать слово Антону Викторовичу Батакову, основателю группы компаний ANT-GROUP, члену президиума совета регионального объединения работодателей Свердловской области и руководителю регионального отделения межрегионального союза «Клуб молодых промышленников». Кстати, Антон Батаков, по-моему, по версии «Иннопрома» и Минпромторга был в прошлом году признан лучшим молодым промышленником.

В.Путин: Отлично.

Извините, пожалуйста, перед тем как Вы начнёте… Сейчас Александр Николаевич вспомнил о других возможностях, кроме упомянутого нами фонда поддержки промышленности. Действительно, мы развиваем различные направления. Вы знаете об инициативе Правительства о создании кластеров технологических – это тоже одна из возможностей, которая создаст дополнительные опции для бизнеса, кроме уже известной и работающей промышленной индустриальной ипотеки.

По этому направлению, по направлению этих технологических платформ, кластеров, тоже можно получить и дополнительные льготы. Там, по-моему, социальные взносы – семь с небольшим процентов, 7,6. Другие льготы там возможны. Над этим только нужно как следует Правительству поработать, принять окончательное решение и быстрее внедрять в практическую работу эти механизмы. Они востребованы и, уверен, принесут хорошую пользу промышленности.

Пожалуйста.

А.Батаков: Спасибо большое, Александр Николаевич, за такое представление.

Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович, уважаемый Александр Николаевич! Добрый день, уважаемые коллеги!

Владимир Владимирович, в Послании Федеральному Собранию Вы отметили, что наступило рубежное время по усилению промышленного потенциала, отдельно подчеркнув в этом роль малого и среднего бизнеса.

Малые и средние предприятия обеспечивают мобильность в условиях рынка, связаны с крупным производством, создают глубокую специализацию и многопрофильную кооперацию производства. Малые и средние предприятия – это про гибкий и инновационный подход, про внедрение новых технологий и про благоприятную среду для развития конкуренции. Важно создать правильную конъюнктуру, где будет работать такой бизнес.

Сегодня существует запрос у лёгкого и среднего предприятия – где и как разместить производство, чтобы выпускать востребованную продукцию, создавать новые, современные рабочие места.

Часто такие предприятия находятся в небольших арендованных помещениях на территориях крупных заводов советского периода, нередко в аварийном состоянии. Эти промышленные площадки выносятся из городов, и на их месте строятся жилые комплексы, а новые производственные площади не закладываются, для малого и среднего звена в частности.

Существует практика: что бы инвестор у нас для промышленности ни строил, получается склад. Это вызвано стоимостью арендной ставки складских помещений. И мы видим результат – расширение ритейл-бизнеса, а не производственного.

У нас есть огромный спектр мер поддержки развития промышленности, но нет фундамента, где его реализовывать. Фундамент – это основа, без первого не бывает второго.

Имеющиеся индустриальные парки не подходят под нужды лёгкого и среднего производства, потому что они ориентированы на крупный бизнес, большое потребление мощностей и удалены от логистических коридоров. Малые и средние предприятия сами не могут построить себе новую площадку из-за отсутствия или недостаточной залоговой массы и ресурсов. И получается, существует риск, что к 2030 году они так и останутся сидеть в «гаражах», простите за такое слово.

Принимая во внимание особенности развития городов, считаем возможным предложить универсальное решение: проект промышленной реновации, единой системы строительства мультимодальных ново-индустриальных парков с помещениями-трансформерами от 300 до 1000 квадратных метров каждое, где смогут разместиться уже существующие и открыться новые лёгкие, средние производства для выпуска серийной, мелкосерийной, сборочной и массовой продукции. Здесь малые и средние предприятия смогут быстро перестраиваться под производство новых продуктов, кооперироваться с резидентами для изготовления более сложных групп товаров.

Уважаемый Владимир Владимирович! Мы десять лет строим подобные проекты (например, в Свердловской области мы реализовали для логистического сектора такой проект площадью 25 тысяч квадратных метров) и убедились в их значимости и востребованности. По сути, мы уже имеем коробочную версию такого проекта.

Сегодня у нас совместно со Свердловским [областным] союзом промышленников и предпринимателей сформирован лист ожидания, и есть десятки таких предприятий, инициативно готовых стать резидентами ново-индустриальных парков.

Коллеги, вместе с тем хочу внести для рассмотрения следующие предложения.

Первое – рассмотреть возможность реализации проекта «Промышленная реновация», например, при использовании государственно-частного партнёрства или иных инструментов, которые подошли бы для реализации такого проекта, с упрощённым выделением для этого подходящих земельных участков.

Второе – сделать доступными и адресными условия промышленной ипотеки для каждого участника, увеличить срок действия льготного периода кредитования с семи до 15 лет, а также кратно увеличить объёмы субсидирования процентных ставок.

Это позволит в кратчайшие сроки масштабировать строительство ново-индустриальных парков.

Уважаемый Владимир Владимирович, просим дать возможность реализации проекта «Промышленная реновация» по возведению ново-индустриальных парков на системной, комплексной основе. Данные объекты станут частью современной городской среды с возможностью реализации философии чистого и современного производства, позволят сделать популярными промышленные профессии, сделать нашу страну, в конце концов, ещё сильнее и успешнее.

Благодарю за внимание.

В.Путин: Спасибо большое.

Антон Викторович, у нас в этих индустриальных парках, о которых Вы уже упомянули, существующих (по-разному они называются), свободные площади есть, они достаточно большие, они не все заняты.

Но я понимаю, что для малых и средних предприятий, может быть, это не совсем удобно, потому что условия немножко другие. И на освобождаемых от старых предприятий площадках можно наверняка реализовывать те проекты, как Вы их называете, ново-индустриальные парки, наверное, и даже точно совершенно можно это делать. Но это, конечно, нужно смотреть. Здесь много вопросов возникает: собственность чья, чья земля, чьи эти предприятия и так далее. С этим надо всегда разбираться – первое.

Второе: Вы сказали, очень важное было замечание по поводу того, что это чистое производство должно быть. Если уж предприятие почему-то перестало существовать в центре города либо не в центре, но где-то в городской черте, если говорить о новом производстве в городской черте, а не о строительстве доходных домов и прочих сооружений подобного рода, то тогда, конечно, это должно быть чистое производство, отвечающее не только целям извлечения прибыли, что очень важно для любого бизнеса, но и вписывающееся в городскую среду.

Но идея сама по себе, конечно, правильная, и я попрошу Правительство тогда, коллег из Правительства на этот счёт поработать вместе с регионами Российской Федерации. Здесь проблема комплексная, но если над ней поработать как следует, заняться ею, то тогда, мне кажется, результат может быть, безусловно.

А.Батаков: Спасибо, Владимир Владимирович. Ещё у нас…

В.Путин: Извините, пожалуйста, но что касается льготирования, увеличения сроков этих имеющихся льгот и введения новых, – это, как Вы понимаете, отдельная тема. Это, конечно, экономический блок Правительства, Минфин прежде всего, конечно, должны проработать. Но я прошу коллег это сделать.

А.Батаков: Спасибо большое. Благодарю Вас.

А.Шохин: Владимир Владимирович, Сергей Анатольевич Когогин залез в тему, по которой мы договаривались, что обсудят следующие докладчики, – это дефицит высококвалифицированных кадров. Но понятно, что это для всех предприятий реальная проблема, и для крупных, как «КамАЗ», и для регионов.

Но я хотел бы ещё один срез предложить посмотреть и дать слово Андрею Вячеславовичу Дмитриеву, управляющему ООО «МЕТАВР», председателю региональной общественной организации развития предпринимательства «Союз предпринимателей Тверской области».

Андрей Вячеславович, пожалуйста.

А.Дмитриев: Уважаемый Владимир Владимирович! Александр Николаевич! Участники съезда!

Владимир Владимирович, разрешите Вас поблагодарить за то постоянное внимание, с которым Вы относитесь к позиции РСПП, к тем инициативам, которые разрабатываются на нашей площадке. Мы видим, что Вы уделяете этому пристальное внимание для развития экономики и для создания устойчивого экономического роста.

Александр Николаевич, Вам отдельное спасибо за то, что держите такой диалог: бизнес – государство. Вы слышите и региональную повестку. Мы можем всегда на Вас рассчитывать в решении наших проблем.

Сегодня мы уже заслушали ряд выступлений членов Правительства. В рамках своего доклада я хочу особенно отметить открытость и конструктивность Министерства просвещения, в частности Сергея Сергеевича Кравцова, по вопросам кадров и по вопросам Вашего Послания Федеральному Собранию, в рамках программы «Профессионалитет».

По результатам опроса среди членов РСПП большая часть коллег выделяет проблему подготовки кадров как самую значимую. Это порядка 70–75 процентов респондентов, участвующих сегодня на съезде. Это инвестиции в человеческий капитал, это инвестиции в рост компаний.

Когда Вы выступали перед Федеральным Собранием, Вы обозначили эту задачу – «Профессионалитет». Бизнес поддержал, и, более того, сегодня также в выступлении Министерства промышленности и торговли [Дениса Мантурова] и Министерства просвещения [Сергея Кравцова] прозвучали цифры, что регионы активно вступают в данную программу: с 43 мы ожидаем уже 55 участвующих регионов. С точки зрения индустриальных партнёров рост с 200 до 370. Соответственно, те деньги, которые выделялись в том объёме, – мы слышали, что, возможно, данная программа будет докапитализирована. Это всех нас очень радует.

В том числе не могу не отметить, что тот инвестиционный налоговый вычет, который был принят в конце 2022 года, создал определённую базу для того, чтобы в данную программу приходили не только госкорпорации и крупный бизнес, но и малые компании, которые решают вопрос адресной подготовки специалистов под себя. В основном это робототехника, информационные технологии, точное машиностроение.

В связи с этим хочу также отметить, что в настоящее время, – поскольку цифра 43 региона, а в этом году их будет уже больше, – [они] как раз занимаются донастройкой своей нормативной базы для того, чтобы активно войти в программу «Профессионалитет» и достичь поставленной Вами задачи: в ближайшие пять лет – один миллион высококвалифицированных специалистов рабочих специальностей.

Регионы-лидеры уже показывают положительный опыт. В рамках съезда мы проговорили успешный опыт Нижнего Новгорода, Санкт-Петербурга, Калуги, Екатеринбурга, Казани. Эти регионы являются опорными.

В презентациях, которые мы сегодня увидели в выступлениях, и Денис Валентинович Мантуров, и Левитин Игорь Евгеньевич отметили программу «Профессионалитет» как базовую для решения поставленной Вами задачи.

В связи с этим есть предложение. Для того чтобы бизнес активнее входил в программу СПО – среднего профессионального образования, чтобы компании могли стать реальными индустриальными партнёрами, мы предлагаем активнее вовлекать в сферу профтехобразования высококвалифицированные кадры и поддержать их социальной ипотекой.

Социальная ипотека – это тот механизм, который будет распространяться на преподавателей и мастеров производственного обучения, колледжей, профтехучилищ, участвующих в реализации федеральной программы «Профессионалитет», на период работы в базовом учебном заведении.

Тема, разумеется, нуждается в детальной проработке. Но, учитывая те позиции, которые сегодня были высказаны, я думаю, что мы найдём, безусловно, и с профильным комитетом решение. Тем более Андрей Ильич Комаров на прошлом съезде выступал по программе «Профессионалитет», когда как раз она начиналась и когда как раз были первые инициативы. Соответственно, мы уверены, что эффект от инвестиций в профтехобразование с лихвой перекроет любые затраты, тем более мы их расцениваем как инвестиции. Это первое.

Второе. Мы также понимаем, что система среднего профессионального образования и эффективность внедрения программы «Профессионалитет» напрямую зависят от уровня профориентации и профессиональной подготовки школьников.

Сегодня есть комплексная программа по ранней профориентации. Ребятам рассказывают о том, как можно использовать знания в конкретных профессиях, на уроках химии, физики, информатики. Во внеурочное время ребята посещают предприятия, в основном это экскурсионная форма. Также им читают лекции. Есть очень удачные проекты «Билет в будущее», «Лаборатория будущего», чемпионаты «Абилимпикс», «Профессионалы».

Также с Сергеем Сергеевичем [Кравцовым] мы только что обсудили, что на следующей неделе будет представлен проект в Екатеринбурге по профориентации. Очень хорошо, что мы сейчас начинаем вносить единые правила в профориентационный процесс и делать более сильный акцент на региональную экономику, на специфику регионов.

В реальной ситуации профориентация сегодня, естественно, выглядит по-разному: разные регионы решают эту задачу исходя из того ресурса, который у них есть. Например, про Тверскую область: очень удачная программа по каникулярной практике школьников. Более восьми тысяч детей приняли участие в этой программе. Средняя продолжительность работы, – это в рамках трудового договора, кстати, всё делается, – составляет 20 рабочих дней. Данный проект проходит под эгидой губернатора. Мы видим трёхкратное увеличение за последние три года, восемь тысяч – это достаточно неплохой результат.

Также считаю важным вспомнить ту практику, которая была заложена ещё в советский период, – это предприятия учебно-производственных комбинатов или комплексов. Сейчас, разумеется, у нас ситуация изменилась: у нас есть программа «Профессионалитет», у нас есть производственно-образовательные кластеры, у нас есть индустриальные партнёры. И мы можем активнее вовлекать школьников в программу «Профессионалитет» для ранней профориентации и профподготовки – для того, чтобы они на базе колледжей, профтехучилищ реально получали первые навыки. Такой опыт, кстати, уже тоже есть. Это тоже регионы, в которых заведомо всё неплохо с материальной базой.

В связи с этим – предложение. Предлагаю рассмотреть успешный опыт регионов, внедрить лучшую практику, построить карьерную траекторию «школа – СПО – предприятие» с участием промышленных партнёров под организацию первичного обучения рабочим профессиям. По итогу каждый школьник сможет выбрать свой карьерный путь и получить свидетельство о профессии государственного образца. Это в том числе позволит ребятам скорее трудоустроиться и быть конкурентнее.

Уважаемый Владимир Владимирович, наши предложения в комплексе должны привести к более высокой эффективности в достижении поставленной Вами задачи в рамках программы «Профессионалитет» и задачи в рамках технологического суверенитета.

Спасибо.

В.Путин: Андрей Вячеславович, оба вопроса важные, обе темы, которые Вы затронули.

Первое – что касается возможности предоставления социальной ипотеки преподавателям, работающим в сфере, которую Вы сейчас затронули, подготовки специалистов среднего звена.

У нас там, – не помню сколько, если коллеги помнят, – где-то 500 тысяч, по-моему, человек работает в целом, 500 с лишним, и средний уровень заработной платы там, так скажем, не самый высокий – где-то 47 с небольшим тысяч в среднем.

Поэтому, конечно, для этой категории преподавателей, – а нам здесь нужны квалифицированные люди, – социальная ипотека была бы важна, но так же, как она важна и для строительного сектора, потому что это дополнительная поддержка. Это, разумеется, всё нужно проработать – это связано с бюджетными ограничениями и с тем, что бюджет свёрстан. Но на будущее надо посмотреть, что можно сделать. Во всяком случае, прошу коллег из Правительства поработать с этой темой.

Вторая часть Вашего выступления была посвящена ранней профориентации. Но мы же этим занимаемся и, более того, в школах есть определённые программы для учеников с 6-го по 11 класс – программа широкая, большая, в том числе связанная с практикой на предприятиях. Но здесь, я хотел бы обратиться к представителям предпринимательского сообщества, нужна как раз совместная работа.

Вы вспомнили про практику ещё Советского Союза. Я не принимал участия в таких программах, но уверен, что сегодня эта практика на современных предприятиях, конечно, могла бы быть гораздо более интересная, чем в советское время, – с использованием современных средств коммуникации, информации, с компьютерными играми связанная и так далее. Можно для ребят школьного возраста сделать эту практику такой, на которую они бегом бежали бы. Надо подумать над этим, не сложно сделать и не дорого. Конечно, к этому нужно возвращаться.

Нужно ли какие-то дополнительные решения принимать в рамках тех школьных программ, которые уже есть? Я, честно говоря, не знаю.

Сергей Сергеевич здесь у нас? Сергей Сергеевич, нужно что-то делать?

А.Дмитриев: Владимир Владимирович, позволите мне прокомментировать?

В.Путин: Да, пожалуйста.

А.Дмитриев: Мы с коллегами посмотрели, какое количество преподавателей занято в профтехе.

В.Путин: Где-то 500 тысяч.

А.Дмитриев: Около 40 тысяч.

В.Путин: Значит, ноль нужно убрать из того, что я сказал. Мне казалось, в целом по кругу – где-то под полмиллиона людей, которые так или иначе привлечены к этой работе.

А.Дмитриев: Может быть, да.

В.Путин: Сергей Сергеевич, пожалуйста.

С.Кравцов: Уважаемый Владимир Владимирович!

Хочу сказать, что действительно благодаря Вашей поддержке и инициативе, которую Вы озвучили на съезде партии…

В.Путин: Сергей Сергеевич, извините, пожалуйста.

(Обращаясь к А.Дмитриеву.) Это очень важно – то, что Вы сейчас сказали: 40 или 500 [тысяч], – от этого зависят деньги, которые нужно выделять на эти цели. Когда мы скажем, что только 40, а все остальные 450 тысяч вроде к этому не имеют отношения, здесь могут возникнуть проблемы. Поэтому нужно обязательно с этим разобраться.

С.Кравцов: 40 тысяч всё-таки, Владимир Владимирович.

В.Путин: Он хочет, чтобы ипотека была. (Смех.) А если сейчас у Силуанова спросить, он скажет – миллион.

С.Кравцов: Что касается профориентации, то действительно идут серьёзные программы начиная уже с 6-го класса, очень хороший опыт ряда регионов. Конечно, эту работу надо усиливать, потому что в этом возрасте уже возникает представление о будущей профессии. Очень важно, конечно, участие Российского союза промышленников и предпринимателей, коллег в этой работе. Мы очень рассчитываем, чтобы, действительно, ребята видели возможности отечественной промышленности, отечественной экономики.

Мы очень тесно работаем с РСПП, с Александром Николаевичем. 22 марта обсудим комплексную модель вообще профориентации, новый этап системной работы с опорой на отечественную промышленность, на отечественные отрасли. Это, на мой взгляд, очень важно, здесь мы эту работу будем дальше продолжать.

Спасибо.

В.Путин: Нужны какие-то дополнительные программы в школах?

С.Кравцов: На сегодняшний день все программы приняты, главное – их сейчас реализовать и главное – сделать их действительно интересными. Может быть, какие-то компьютерные программы, более интерактивно. Для старшеклассников мы уже сделали – у нас есть проект «Билет в будущее», а для ребят 8-го и 9-го классов мы подумаем – это в рамках наших решений мы реализуем.

В.Путин: Хорошо. Спасибо большое.

А.Шохин: Я не понял, 40 тысяч-то будут как-то охвачены или нет?

В.Путин: Александр Николаевич, в этом всё и дело, потому что одни коллеги считают, что таких преподавателей будет не менее полумиллиона, а может, чуть больше – 550 тысяч, – тех людей, которые так или иначе привлечены для работы в этой сфере. Тогда это одни деньги бюджета. А если 40 тысяч, то это другие деньги бюджета. Но если мы скажем, что только 40, то остальные, так или иначе причастные к этому делу, будут чувствовать себя чужими на этом празднике жизни – общего удовлетворения это может и не принести. Короче, над этим нужно подумать как следует.

А.Шохин: Может, сначала запустить в проект тех, кто обладает статусом наставника, о чём Вы говорили.

В.Путин: В принципе, идея правильная, я с этим абсолютно согласен. Конечно, нужно создавать стимулы, чтобы люди шли в эту профессию. Мы подумаем обязательно.

Извините, пожалуйста, я бы хотел всё-таки вернуться к тому, с чего начал Сергей Анатольевич Когогин.

Денис Валентинович, всё-таки когда заработают эти новые технологические платформы? Это же очень важно. Ещё раз скажите, какие там льготные условия, кроме семи процентов по социальным взносам?

Д.Мантуров: Уважаемый Владимир Владимирович!

Мы уже практически все нормативные акты согласовали. Более того, в рамках кластерной платформы у предприятий есть опция: либо идти по полному формату, и то, о чём Вы сказали, включается, льготы по социальным отчислениям; но при этом основная мера поддержки на сегодняшний день по новой кластерной платформе – это процентная ставка по кредитам до пяти процентов годовых.

Причём мы разбили [проекты] на три группы: доходные, средней доходности и низкой доходности либо даже находящиеся в зоне отрицательной рентабельности – по таким проектам будут отдельные решения приниматься Правительством, либо досубсидироваться, чтобы этот проект реализовался, если он стратегический и нужен для страны. Мы уже набрали в общей сложности на сегодняшний день около пяти триллионов заявок по всем проектам.

Вы сегодня говорили в том числе о промышленной ипотеке. Уже 40 предприятий поддержаны.

Сегодня коллега выступал по индустриальным паркам. На самом деле весь инструментарий сегодня уже сформирован. Единственный вопрос – что звучало сегодня – это продление [льготного периода кредитования] до 15 лет. Думаю, что мы пока ограничимся форматом до семи лет.

Более того, мы с прошлого года допустили с Минфином решение: частным компаниям, которые формируют индустриальные парки, компенсируем до 75 процентов расходов, понесённых на создание этой инфраструктуры. То есть если это государственная собственность, субъекта или муниципалитета, то компенсируются все сто процентов, если частная – то 75 процентов. Имею в виду возврат федеральными налогами тех резидентов, которые туда будут размещаться.

Эта мера крайне востребована. Мы ежегодно видим увеличение количества индустриальных парков по стране, поэтому это движение будем продолжать, в том числе за счёт промышленной ипотеки. Это будет расширять возможности в первую очередь для малого бизнеса, потому что кому-то нужно 500 метров, а кому-то нужно несколько тысяч метров. Поэтому именно для малого и среднего бизнеса эта мера будет востребована.

В.Путин: У нас фонд поддержки промышленности выдаёт деньги под 1–3 процента?

Д.Мантуров: Да. Сегодня у нас десять программ. Те программы, которые вписываются в импортозамещение, – в первую очередь то, что Сергей Анатольевич [Когогин] говорил относительно автокомпонентной базы, – это один процент годовых.

В.Путин: Новые технологические платформы – там под пять процентов будут выдаваться?

Д.Мантуров: Пять процентов – это кредиты банковские.

В.Путин: Но есть и другие преимущества, в том числе социальные отчисления.

Д.Мантуров: Да, в том числе и это. Но это как опция.

Ещё компенсация через субсидии по пилотным партиям, то есть, когда компания разработала какую-то новую технику и только выходит на рынок, мы компенсируем основную часть затрат по выпуску этой пилотной партии.

В.Путин: Вы сказали, что все решения практически подготовлены. А когда они будут приняты в окончательном виде?

Д.Мантуров: С апреля уже начинается финансирование. Как я сказал, мы уже, не дожидаясь всех нормативных актов, с ноября прошлого года начали собирать заявки.

В.Путин: Хорошо.

Хочу обратить внимание коллег на то, что это хороший, надеюсь, очень эффективный, действенный инструмент будет, поэтому посмотрите на это, пожалуйста.

Спасибо.

А.Шохин: Спасибо.

Владимир Владимирович, в продолжение темы кадров хотел бы дать слово Патимат Магомедовне Гамидовой, руководителю дагестанской региональной организации РСПП, генеральному директору ООО «Монарх-Д».

П.Гамидова: Доброго дня!

Добрый день, зал! Добрый день, председатели!

Рада приветствовать всех сегодня.

Отдельная благодарность Александру Николаевичу за возможность рассказать о работе по региону и глобальных вопросах, которые сегодня стоят в рамках развития нашего региона, который я непосредственно представляю.

Сначала о благе, которое несёт сегодняшняя ситуация, хотя она весьма неоднозначная, понимаю, но тем не менее.

Ввиду происходящих экономических и прочих передвижений внутри страны очень актуальными стали вопросы новых логистических направлений. Одним из них является «Север – Юг», где грузопоток по международному транспортному коридору растёт ежедневно. Это направление всё больше и больше набирает обороты по своей актуализации в связи с введёнными санкциями.

Махачкалинский порт при этом имеет большой потенциал в плане приёма, отправки и переработки груза. Также дополнительно ведутся работы по отстройке нового специализированного терминала, по внутреннему переоснащению, по автоматизации. Но этого сегодня недостаточно.

Помимо этого растёт также работа по реконструкции пунктов пропуска по направлению Дербент – Азербайджан – Дагестан, которые непосредственно ведут в инфраструктуру страны. Все пункты пропуска переориентированы, работают в круглосуточном режиме. Ведутся строительные работы по расширению терминалов, не останавливая работу действующих терминалов, что даёт возможность увеличить совокупную пропускную способность пограничных пунктов на российско-азербайджанской границе в 2,5 раза.

Ещё одна важная часть коридора «Север – Юг» – это федеральная трасса Р-217, которая на сегодняшний день также претерпевает капитальный ремонт, и до конца 2023 года в эксплуатацию будут введены 53 километра, в 2024 году – ещё 25. После завершения работ 140 километров магистрали на территории республики будут четырёхполосными.

Направление на сегодняшний день весьма загружено, поскольку помимо транспортировки грузов, которая ведётся по основной артерии, также растёт и темп развития туризма в регионе, который обусловлен теми же санкциями.

Также разработана проектно-сметная документация на строительство обходов Хасавюрта и Дербента протяжённостью 21 и 33 километра. Заторы, естественно, снизятся, это даст разгрузку транспортной инфраструктуры, и мы рассчитываем на, опять-таки, увеличение потока туристов.

С закрытием границ и отсутствием возможностей обеспечить торговый оборот в объёме, который был ранее с западными странами, новым маршрутом, обеспечивающим развитие торгового оборота и логистику поставок продукции, является транспортный коридор «Север – Юг». Это открывает новые ниши для развития бизнеса в республике, который, в свою очередь, готов к работе по данному направлению.

Но в нашем регионе есть риск дефицита кадров. В принципе, это является основополагающей проблемой региона на протяжении достаточно долгого времени, но такие специальности, как логистика и туризм, на сегодняшний день достаточно новые для нас.

В связи с этим я бы просила о помощи по формированию механизма с участием представителей РСПП, с компаниями региона для обеспечения координации образовательных учреждений по реализации специальности «логист» на базе среднего специального и высшего образования для запуска качественного специалитета с учётом развития транспортно-логистической инфраструктуры «Север – Юг».

Мы не просим о разработке новых отдельных программ. Мы просим обратить особое внимание на необходимость координации работы в нашем регионе с дополнительным усилением возможных платформ, онлайн-программ по переобучению и повышению квалификации кадров, специалистов [в учреждениях] среднего и высшего образования.

У меня всё.

В.Путин: Патимат Магомедовна, во-первых, тема очень важная, которую Вы затронули, «Север – Юг», это новый транспортный коридор. Мы давно занимаемся всей логистикой, касающейся восточного направления, а в принципе, конечная точка маршрута [«Север – Юг»] – это тоже восток. К сожалению, не приняли своевременно, то есть приняли, но не реализовали в полном объёме все инвестиционные решения, которые считали нужными, потом засомневались. На самом деле жалко, что не сделали. Теперь ясно – задним числом мы все умные, – но теперь ясно, что упустили немного времени. Но мы это наверстаем, ничего там не произошло непоправимого.

Что касается «Север – Юг» – это дополнительная возможность расширить поток грузов как раз на восток. Почему? Потому что это от Петербурга как раз по территории Дагестана…

П.Гамидова: Вдоль всего Северного Кавказа.

В.Путин: Потом по территории Азербайджана, выход в Иран и затем к портам Персидского залива, и там – и на Ближний Восток, и на Дальний Восток, в Азиатско-Тихоокеанский регион. Это и сам Иран, и Индия потом, и Китай, и весь Юго-Восточный регион.

Там несколько маршрутов возможных. Первый маршрут – это как раз Дагестан, потом Азербайджан, Иран и выход к Персидскому заливу. Или в порты Каспийского моря на российской территории, в том числе дагестанский, и потом в порт иранский, и там уже дальше – в сторону Персидского залива. И третий маршрут – опять же по территории России, начиная от Петербурга, потом Казахстан, Туркменистан и опять вход на иранскую территорию – он сложнее, но тоже возможный вариант.

Первый, если идти по морю, – он и сейчас работает, но нужно создавать вместе с нашими иранскими друзьями и партнёрами там соответствующие условия, в том числе терминалы по приёму и отправке грузов уже на иранском берегу.

Что касается того маршрута, о котором Вы сказали, – это если пойти по территории Дагестана, потом выходить в Азербайджан и дальше в Иран. Там города Астара и Решт (Астара на территории Азербайджана и Решт – на территории Ирана), по-моему, 162 километра, где нет железной дороги. И тогда нужно достроить этот кусок, 162 километра, до входа в транспортные, железнодорожные сети Ирана.

Мы поддерживаем этот проект, Иран поддерживает проект, и Азербайджан поддерживает этот проект. Он очень интересен не только для нас, но и для всех участников мировой торговли, потому что это существенное дополнение к Суэцкому каналу и к черноморским проливам. Это просто удешевляет маршрут, а значит, и конечная цена товара будет дешевле. В этом очень многие участники мировой торговли заинтересованы и хотели бы принять участие.

Хочу это подчеркнуть: все согласны. Несмотря на сложность геополитических раскладов и различные противоречия между странами региона, которые всегда возникают между соседями, с тем, что нужно строить этот маршрут, все согласны.

Мы сейчас только должны понять, каким темпом мы это будем делать, каковы конечные источники финансирования. Но мы их найдём, и есть мнение, что нам не нужно их привлекать откуда-то со стороны. Практически мы в состоянии отфинансировать это строительство с нуля, которое [на участке] Решт – Астара должно быть построено.

Вопрос широкой либо узкой колеи – 1520 либо 1435 – это вопрос в принципе уже теоретический, мы его в целом решили, и все согласны с нашим решением. Нужно только начинать. Я прошу всех, кто занимается в Правительстве этим вопросом, ускорить этот процесс. Мы постараемся это сделать как можно быстрее.

На мой взгляд, первая часть – это 1700 километров примерно, там 1500–1600 [километров], и стоить будет примерно столько же: где-то миллиард пятьсот – миллиард шестьсот. Эти деньги нам нужно найти, мы можем найти их внутри страны по большому счёту, мы можем найти их у наших потенциальных инвесторов.

Кстати, обращаюсь ко всем здесь присутствующим: имейте в виду – это очень хороший проект, рентабельный, преференциальный, и многие наши партнёры, в том числе в арабском мире, проявляют самый активный интерес к этому. Он будет работать – так же, как Суэцкий канал, Босфор и Дарданеллы. Это будет работать. СВО прошла, началась, снова началась, опять прошла, а товары будут идти, сто процентов, и востребовано будет всегда.

Поэтому нам нужно найти источники и консолидировать источники финансирования этого проекта. Для всех может быть интересно. А Правительство просто должно подумать на тему того, как сложить этот пул возможных инвесторов.

Честно говоря, мне бы хотелось, чтобы это были прежде всего российские инвесторы. Чего нам упускать такие проекты? Рентабельный, хороший проект.

Повторяю, даже несмотря на геополитические расклады и сложности, все согласны. Мы будем это делать.

Что касается подготовки кадров – конечно, важно. Но у нас уже, по-моему, есть…

П.Гамидова: Есть программы.

В.Путин: Есть специальности, программы есть в различных вузах.

П.Гамидова: Есть онлайн-платформы.

В.Путин: Вопрос только в том, чтобы это на территории Дагестана непосредственно [было организовано]. Может, филиалы какие-то сделать.

Не знаю, у нас Министр науки и образования здесь?

Валерий Николаевич, пожалуйста.

В.Фальков: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович!

У нас несколько университетов на территории Дагестана, мы сейчас предметно посмотрим. Есть соответствующие программы и основного высшего образования, и специализированные, я имею в виду магистратуру. Поможем со стороны тех вузов, где логистика уже хорошо отстроена с точки зрения образовательных программ, посмотрим специфику Дагестана и обязательно организуем. То, что касается бюджетных мест, там сложностей нет, но если даже они существуют, то мы оперативно решим.

В.Путин: Хорошо, спасибо большое. Обратите внимание, потому что там действительно такие специалисты будут нужны.

Мы с Президентом Азербайджана говорили: Азербайджан взял в аренду, то есть он готов работать не только на своей территории, но он взял в аренду территорию на иранской стороне, и иранская сторона пошла на это – передала в аренду азербайджанцам. Мне Президент сказал: «А мы готовы делать это вместе с Россией». Пожалуйста, тоже хорошее очень вложение. Я знаю, что там логистический центр строится, на границе Азербайджана и Дагестана, и он, по-моему, сейчас должен уже начать работу, но это перспективный проект в рамках проекта Север – Юг.

Я ещё раз хочу обратить внимание своих коллег, у которых ещё достаточно денег и в офшорах «сидит», и многие не знают, что с этим делать. Я сейчас претензий не предъявляю никаких – так жизнь сложилась. Но куда деньги деть, куда вложить? Многие в арабском мире, триллионеры, для них это проблема. Они сидят, как миноритарии в некоторых развитых экономиках, их оттуда не выпускают, и в любую секунду ещё шлёпнут – и все это понимают, угроза для них сохраняется. И все ищут хорошие проекты – это хороший. Подумайте.

А Правительство пул пускай пособирает. Реально, говорю, подумайте – хороший проект: перспективный, стабильный и маржинальный.

А по поводу подготовки кадров Министр сказал. Поработаем.

П.Гамидова: Спасибо большое.

А.Шохин: Министр сказал – Министр сделает.

В.Путин: Сделает, 100 процентов.

А.Шохин: У нас такой подход – мы хотели немного разнообразить состав выступающих, и сейчас я хотел предоставить слово Маттео Вальику, генеральному директору ООО «Биессе Груп». Это итальянская компания, работающая в России и не собирающаяся уходить с российского рынка. Она хотела бы показать возможности развития и некоторые проблемы, наверное.

В.Путин: Buongiorno [Добрый день].

М.Вальик: Уважаемый господин Президент! Уважаемый Александр Николаевич! Уважаемые коллеги! Добрый день, добрый вечер уже!

Как все поняли уже, я иностранец. Я родился в Италии, и я уже давно гражданин России, и особенно сейчас я этим горжусь. Россия мне подарила семью, детей и друзей, и теперь я её воспринимаю как свою Родину.

В течение последнего года я и моя команда прикладывали все возможные усилия для поддержания российского бизнеса, несмотря на определённые сложности.

Кроме меня очень много иностранцев хотят продолжать развивать бизнес в России, но, к сожалению, не все знают, что сейчас на самом деле происходит в нашей стране.

Господин Президент, Александр Николаевич, я искренне уверен, что, если бы мы дали возможность людям за рубежом поближе познакомиться с Россией, то больше людей хотели бы поддерживать наше развитие. Это в том числе отличный способ для того, чтобы бороться с обманом, который каждый день распространяется в иностранных медиа.

В последние несколько веков весь мир пользовался технологиями и инновациями российских учёных, и Россия имеет абсолютное право пользоваться иностранными технологиями. Я считаю, что нам нужно создавать ещё более комфортные и привлекательные условия для иностранного бизнеса, учёных и студентов, которые будут нам помогать в нашем развитии сейчас и в следующих поколениях.

В частности, предлагаю для тех компаний, которые приняли решение не уходить с российского рынка и продолжают здесь инвестировать, сделать более предсказуемой процедуру принятия решений о выплате дивидендов – сегодня это очень актуально.

Господин Президент, спасибо огромное за Ваше время и внимание. И Александру Николаевичу спасибо за такую уникальную возможность, которую Вы мне предоставили сегодня.

Спасибо.

В.Путин: Вы знаете, у нас в общественное сознание и в оборот вошло такое словосочетание «недружественные страны». Оно неточно отражает существующие реалии или, можно сказать, вообще не отражает. Потому что у нас есть недружественные элиты в определённом количестве стран, недружественные правители.

А политическая система, к сожалению, такая в очень многих странах мира, что она часто наверх поднимает людей с достаточно низким уровнем образования и общей культуры. Они иногда не понимают, что они говорят и делают. Результат, как известно, налицо. Их работа наносит ущерб своему собственному населению и своему собственному бизнесу.

Кроме того, к сожалению, – говорю это действительно с сожалением, потому что мы заинтересованы в том, чтобы наши европейские партнёры были бы самостоятельными, суверенными и принимали решение на основе национальных интересов, – но, к сожалению, это не совсем так, а часто – совсем не так.

Но тем не менее мы живём в тех условиях, в которых находимся, ничего здесь с этим не поделаешь. Наверное, мы должны сделать движение с обеих сторон – нельзя перекладывать всю вину за сегодняшнюю ситуацию только на наших партнёров, хотя нам очень хочется это делать.

Я глубоко убеждён, что мы в основе своей всегда опирались на наше желание сотрудничать со всеми при уважении наших интересов. К сожалению, никакого уважения к нашим интересам мы за предыдущее десятилетие не видели, а просто желание добиться своего, в том числе в значительной степени за наш счёт.

И решение, о котором Вы сейчас сказали, а именно решение, связанное с направлением дивидендов на счета «С» – так они называются, по-моему, – иностранных компаний из тех стран, которые вводят против нас определённые санкции. Я повторяю: их, наверное, некорректно называть недружественными странами, потому что страна состоит из населения, из людей, а у нас очень много друзей в этих странах, очень много. Вы один из них, а таких очень много.

Но элиты так называемые, руководящие круги настроены по-другому в силу разных причин, некоторые из которых я только что назвал. Но продиктовано всё-таки наше решение было тем, чтобы защитить интересы нашей экономики и нашего бизнеса.

Если в отношении нашего бизнеса принимаются решения, в отношении российских активов и авуаров в том числе, ЗВР – золотовалютных резервов, принимаются определённые некорректные и незаконные методы, то это вызывает необходимость и с нашей стороны принимать адекватные действия, в том числе связанные с выплатой дивидендов и отправлением их на счета «С» – невозможностью вывода их за границу.

Понимаю, что это в известной степени ограничивает возможности добросовестных наших друзей и партнёров, которые работали, работают и хотят работать дальше. И согласен с Вами в том, что мы должны, конечно, как-то скорректировать свою позицию и не должны уподобляться тем людям, которые принимают неверные решения на треке сотрудничества с Россией в ущерб своему собственному бизнесу.

Я знаю, что многие не хотели уходить, не хотели – просто под давлением это сделали и сожалеют, а многие ждут момента, чтобы вернуться. Нам это доподлинно известно. Но сегодня надо скорректировать, наверное, нашу позицию. Я попрошу Правительство продумать это.

Ведь деньги могут выплачивать такие компании в виде дивидендов, но они замораживаются на счетах «С» и не могут быть выведены. Может быть, подумать о более гибкой ситуации, при которой можно было бы и платить дивиденды, и выводить часть этих дивидендов – какую-то часть. Но при условии, что эти средства будут направляться в том числе и, может быть, прежде всего на развитие бизнеса внутри России, связанного, скажем, с новыми технологиями, с новыми инвестициями и так далее.

Коллеги здесь находятся. Может быть, я даже попрошу Андрея Рэмовича прокомментировать то, что я сейчас сказал. Надеюсь, что он хотя бы отчасти разделяет позицию, которая мною была только что сформулирована.

А.Белоусов: На самом деле, конечно, тема такая есть.

Я хочу обратить внимание, что, во-первых, эти меры были чисто зеркальные – то, о чём сейчас сказал Владимир Владимирович. Во-вторых, никто не запрещает уплату дивидендов – просто они сейчас, действительно, аккумулируются на счетах «С».

Понятно, что жизнь многообразна и существует достаточно много случаев, когда дивиденды надо выводить, для того чтобы компания в России могла функционировать. Для этого создана специальная структура, есть комиссия, которую возглавляет Антон Германович Силуанов. В неё входят представители и Администрации, и Банка России, Минэкономразвития, которые принимают такого рода решения.

То, о чём Вы говорите, речь идёт о том, чтобы более чётко, как я понимаю, установить критерии и регламенты работы, то есть более чётко установить правила, по которым принимаются соответствующие решения. Наверное, это надо сделать.

Владимир Владимирович, у нас сегодня будет ещё встреча с Правительством, будет доклад, мой доклад, в частности по вопросам развития финансового рынка. Одно из предложений, которое сейчас полностью поддержано и Минфином, и Банком России, состоит в том, что у нас есть инвесторы и инвестиции, которые зашли в Россию уже после начала спецоперации и после введения санкций.

Для такого рода инвестиций мы предлагаем существенно ослабить те ограничения, которые сегодня есть. То есть люди вошли, уже понимая, что им грозит, уже в условиях этой враждебной обстановки, которая сложилась, из так называемых – буду говорить так – недружественных стран вошли сюда, работают. Для них, конечно, имело бы смысл, – сейчас под жёстким контролем, безусловно, администрируем, это всё технические вопросы, – для них ослабить [ограничения].

В.Путин: Видите, куда он Вас толкает? Он сейчас что сказал? Перерегистрируйтесь, и всё будет хорошо – как будто зашли снова. Обратите внимание: у нас нет доброго и злого следователя – у нас все хорошие. (Смех.)

А.Шохин: Владимир Владимирович, мы обсуждали эту тему и с Андреем Рэмовичем, и с Максимом Станиславовичем Орешкиным, и даже возникло такое предложение: может, ввести понятие «дружественная компания из недружественной страны»?

М.Вальик: Отличная идея.

В.Путин: Потренируйтесь ещё немножко – мы на правильном пути, надо потренироваться.

А.Шохин: В принципе, то, о чём сказал Андрей Рэмович, – ввести более чёткие регламенты, пусть они будут с ограничениями, но понятными для компаний и инвесторов.

В.Путин: Согласен. Но они должны быть, конечно, максимально прозрачными – вот это очевидное требование.

А.Шохин: Спасибо, Маттео.

М.Вальик: Спасибо огромное.

А.Шохин: Коллеги, Владимир Владимирович обычно с залом ещё ведёт разговор, и в прошлый раз он поднял несколько человек. Я вижу уже желающих выступить.

В.Путин: А давайте прямо по секторам пойдём.

А.Шохин: Нет, по секторам – это когда у Вас будет встреча с прессой, там Дмитрий Сергеевич Песков знает по секторам, кому слово давать.

В.Путин: Произвол, это произвол.

А.Шохин: Просто мне на телефон пришли некоторые запросы. Я хотел бы дать слово Александру Фировичу Габитову – руководителю Ленинградского областного Союза промышленников и предпринимателей.

Коллеги, по две минуты – не больше, потому что некоторые члены Правительства уже несколько раз сказали: «Будет совещание с членами Правительства».

А.Габитов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемый Александр Николаевич! Уважаемые коллеги!

Работа регионального отделения – это всегда система взаимосвязей между бизнесом региона, правительством региона, федеральной системой взаимоотношений. Тонкость этих отношений – задача РСПП – [в том, чтобы] выстроить их правильно для того, чтобы слышать и губернатора, и правительство, и, с другой стороны, слышать бизнес. Конечно, это не всегда крупный бизнес – это очень часто малый бизнес, микробизнес. Эти отношения как раз выстраиваются на нашем уровне.

Владимир Владимирович, инвестиционные решения – это всегда решения очень тонкие, учитывающие большое количество различных вопросов и задач. Часто инвестиционные решения принимаются не только приходящими инвесторами, а в настоящее время инвесторами существующих предприятий. Существует ряд ограничений, на мой взгляд, достаточно существенных, которые, скажем так, не дают новым предприятиям активно работать на территории, да и для старых предприятий вносят достаточно существенные ограничения, в частности в экологии.

Я бы поговорил сейчас об очень прозаичной вещи – о сточных водах. Так устроено наше законодательство, система нормативов, что сточные воды – те, которые предприятия отдают во внешнюю среду, – должны быть чище, чем питьевая вода. На самом деле парадоксально. По некоторым позициям в 10, 15, 20, а по некоторым – в 500 раз сточная вода должна быть чище, чем питьевая вода. К чему это приводит? Это приводит только к одному – к тому, что предприятия тратят огромные, подчас неразумные деньги на организацию очистки. Это не приводит к тому, что реально внешняя среда становится чище, потому что воды замешиваются с канализационными водами – нет результата.

В.Путин: Извините, не понял, почему они замешиваются с канализационными?

А.Габитов: А потому что слив идёт канализационных вод также.

В.Путин: Так они же должны быть очищены в том числе.

А.Габитов: Как правило, да, но сточные воды предприятий идут в общую канализацию водоканала, если так уж подробно говорить.

В.Путин: Но канализационные воды тоже очищаются.

А.Габитов: По-разному.

Владимир Владимирович, я хочу сказать вот о чём. Я хочу сказать, что водоканалы, конечно, имеют право штрафовать, и они штрафуют наши предприятия. Например, в рамках Ленинградской области штрафы были от 10, 15, 20 миллионов – в общей сумме несколько сот миллионов накапливалось на территории региона. Мы этот вопрос активно обсуждали с губернатором в рамках штаба. Был принят ряд конструктивных решений, которые позволили штрафы перевести в инвестиционные деньги на реконструкцию систем водоснабжения.

Но не решена принципиально задача на федеральном уровне, то есть всё равно нормативы остаются достаточно жёсткими – неразумно жёсткими. Это приводит к тому, что, действительно, инвесторы с большим трудом принимают различные решения по созданию промышленных предприятий.

Есть несколько решений, на наш взгляд, мы обсуждали с коллегами из разных регионов. Одно решение – это понизить требования к сточным водам. Второе решение – сделать таким образом, чтобы сточные воды по своему качеству равнялись тем водам, которые забираются предприятием из внешней среды. Наиболее разумное решение: взяли воду – такую же верните во внешнюю среду.

Владимир Владимирович, очень надеемся на решение этого вопроса, потому что оно касается не Ленинградской области – оно касается всех регионов и несёт федеральную повестку.

Спасибо.

В.Путин: Александр Фирович, вопрос, я понимаю, очень важный – и для предприятий, и для бизнеса, и для экологических служб, а в конечном итоге – для граждан. И конечно, то, что Вы сказали, разумно. Но я бы сейчас не стал давать каких-то директивных указаний. Всё в деталях, как обычно, кроется, надо внимательно всё это посмотреть: с чем связаны эти требования, являются ли они действительно чрезмерными? Надо посмотреть.

Я, конечно, за то, чтобы бизнес чувствовал себя более комфортно и не нёс дополнительных, неоправданных издержек. Давайте я поручу. Я не могу сейчас Вам публично сказать: «Да, я за то, чтобы немедленно понизить требования к этим водам, которые вы выбрасываете». На следующий день меня экологисты будут поджидать за углом с мешком – с ними лучше не связываться, надо вести себя очень аккуратно.

Но дело даже не в экологических организациях и в их реакции на наш с Вами диалог – дело в интересах граждан Российской Федерации. У нас очень много загрязнённых территорий, у нас очень много выбросов до сих пор – и не только в 12 крупнейших городах-эмитентах, но и на других территориях. Недавно я в Улан-Удэ был, там тоже люди поднимают эти вопросы. Полно таких проблем.

Поэтому, прежде чем что-то уменьшать, нормы менять и так далее, надо всё это проанализировать. Хотя логика в том, что Вы говорите, безусловно, есть. Давайте посмотрим. Я обязательно попрошу Правительство этим заняться.

А.Габитов: Спасибо.

А.Шохин: Александр Фирович, у нас сейчас сточные воды по требованиям Росприроднадзора, Роспотребнадзора такие же, как к аквакультуре, как к аквариумным рыбкам, как к разведению аквакультуры. В сточных водах должна разводиться рыба золотая.

В.Путин: Понятно.

Посмотрим обязательно. Я Вам обещаю, обязательно переговорю с коллегами, которые этим занимаются, в том числе с соответствующим вице-премьером, который Вам хорошо известен.

А.Габитов: Владимир Владимирович, не хочется на сточных водах заканчивать выступление. Действительно, сегодня наши отделения по всем регионам очень активно, сильно и мощно ведут работу с предприятиями. Предприятия очень активно отзываются на нашу работу, на взаимодействие с властью, и это очень важный рычаг взаимодействия.

Мы видим только одно: когда предприятие в членах РСПП – у нас есть на него рычаг, у нас есть о чём говорить. Сегодня об этом говорил руководитель наших профсоюзов – Михаил Викторович [Шмаков]. Если предприятие – член РСПП, оно работает, оно взаимодействует, оно оказывает помощь, оно слышит нас и слышит, наверное, власть где-то.

Поэтому я хочу поддержать предложение Михаила Викторовича – предложение такое: любые предприятия, которые есть в нашей стране, должны быть членами РСПП.

Спасибо.

В.Путин: Помните замечательный лозунг: «Пиво – только для членов профсоюза». Надо очень аккуратно к этому относиться – к обязательности участия в каких бы то ни было организациях.

Я знаю, что в некоторых странах, в той же Федеративной Республике [Германия], обязательное членство в определённых организациях. Мы пошли по другому пути, но у нас более демократичная страна, понимаете? Поэтому у нас и другие принципы работы.

Хотя я с Вами согласен. Но здесь можно пойти двумя путями: первое – обязать и заставить, выпустив соответствующий закон, или заинтересовать – это более тонкая работа, но её результаты зависят от вас.

А.Шохин: Владимир Владимирович, я очень рад, что мы завершаем нашу дискуссию не на сточных водах, а на обязательном членстве в объединениях работодателей.

В.Путин: Я прекрасно понимаю. Коллега поднял важный вопрос.

А.Шохин: Важный.

В.Путин: Он очень важный и для бизнеса, он комплексный вопрос. Кстати говоря, в этих 12 городах, где наиболее сложная ситуация, там же, я знаю, коллеги ваши, в том числе члены РСПП, работают очень активно.

Посмотрите, что в металлургической промышленности делается в некоторых городах. Миллиарды, десятки миллиардов вложили люди для того, чтобы ситуацию коренным образом изменить, – и она меняется. В «Магнитке» посмотрите: Виктор Филиппович [Рашников] – молодец, сколько вложил денег.

Это ещё не всё, конечно: нужно ещё и ещё делать, но деньги-то вкладываются, не жадничают и работают в рамках существующей нормативной базы. Я надеюсь, что мы так и будем делать дальше.

А.Шохин: Спасибо.

Тема экологии для нас – действительно одна из приоритетных, и участие в проекте «Чистый воздух»…

В.Путин: Александр Николаевич, ради бога, не сердитесь, пожалуйста, на меня. Там коллега так руку поднимает активно – давайте дадим слово.

А.Шохин: Давайте дадим.

В.Путин: Пожалуйста.

Поднимает, его сажают тут же – и всё. Где мы находимся? (Смех.)

А.Шохин: Мы ещё никого не сажали из членов РСПП.

В.Путин: Слава богу!

А.Шохин: Давайте тогда обсудим силовое давление на бизнес.

В.Путин: Давайте.

И.Мешков: Владимир Владимирович, разрешите?

В.Путин: Пожалуйста. Дайте микрофон.

И.Мешков: Они меня «душат».

В.Путин: Они Вас «душат», я вижу. Только административные органы власти, ослабляя свою железную хватку, дадут возможность бизнесу развиваться активно, поступательно, с блестящим результатом, которого вы хотите добиться.

Конечно, мы будем вместе, будем бороться с этой бюрократией.

К.Майор: Дорогой Владимир Владимирович! Александр Николаевич! Коллеги, делегаты!

Приветствую вас.

Я как представитель медиаотрасли очень активно участвую в российской бизнес-среде. Мы даже разрабатываем новые технологии в рекламной отрасли, кстати, благодаря которым мы буквально недавно делали прямую трансляцию во всех городах-миллионниках и в Москве на крупных экранах для жителей страны – Вашу трансляцию.

Я бы хотел обратить внимание на импортозамещение в рекламных технологиях, в тех технологиях, которые в прошлом году ушли из страны. Мы со своей стороны со своей группой разработчиков готовы идти в это направление, развиваться и благодаря Российскому союзу промышленников и предпринимателей развивать это направление, поддерживать и не стоять на месте. У нас есть большие возможности для этого.

Надеемся, что Александр Николаевич тоже поддержит нас, и мы сделаем новые технологии, благодаря которым будем ещё более совершенны, современны, и будут более новые возможности в средствах массовой информации.

В.Путин: Что надо сделать-то?

А.Шохин: Импортозаместить рекламные компании.

В.Путин: Что надо?

К.Майор: Мы говорим сейчас о технологиях, которые мы разрабатываем. Александру Николаевичу мы презентуем тот проект, который сейчас готовим.

А.Шохин: А нельзя вывести на экран этот проект? Нет?

К.Майор: Мы прямо сейчас, на самом деле, делаем прямую трансляцию нашего съезда. У нас есть новые технологии, которые мы хотим презентовать Вам и Александру Николаевичу, чтобы вы могли их одобрить, посмотреть и оценить.

В.Путин: Честно говоря, я не понял, о чём идёт речь. Я помню такую частушечку детскую: «Я девочка-припевочка, танцую и пою. Я Ленина не знаю, но я его люблю». Я не знаю, о чём Вы говорите, но я поддерживаю.

К.Майор: Я уточню: я говорю о рекламных технологиях, которые позволяют стать новым видом медиа для тех предпринимателей, которые активно развивают свой бизнес в России.

В.Путин: Конечно.

А.Шохин: Владимир Владимирович, Константин Валерьевич Майор – основатель и собственник группы MAER, которая занимается в том числе наружной рекламой. Кстати, активно сотрудничает с Администрацией Президента. На внешних экранах десятков городов России была трансляция Вашего Послания. И наши слоганы, которые на бегущей строке, также в этих десятках городов как цели деятельности РСПП высвечивались. Все теперь знают, что такое РСПП, и поэтому предложение всем вступать уже…

В.Путин: Понятно. Фишка, видите ли, в том, что там бежит строка, а здесь ничего не бежит.

А.Шохин: А я не понимаю, для чего этот экран Вам поставили, если тут ничего не бежит?

В.Путин: Ничего не бежит, я ничего не вижу.

А.Шохин: Константин Валерьевич, Вы отвечали за этот экран?

К.Майор: Нет, не отвечал.

В.Путин: Мы посмотрим с Александром Николаевичем обязательно.

Конечно, нам очень хочется, чтобы всё, о чём Вы сказали, развивалось на национальной почве, и, конечно, сделаем всё, чтобы вас поддержать. Я без всяких шуток уже говорю, конечно.

Всё-таки дайте, пожалуйста, коллеге микрофон. Я понимаю, Вы сейчас «зажжёте», только имейте в виду, что мы вместе, мы свои.

И.Мешков: Владимир Владимирович, спасибо большое за то, что Вы предоставили слово.

Я первый раз на РСПП.

В.Путин: Это и смущает Александра Николаевича, он этого и боится. Такие прецеденты уже были, я знаю.

И.Мешков: Владимир Владимирович, Вы в начале выступления сказали: по-семейному, по-доброму.

У меня два вопроса. Я на «Уралвагонзаводе» работаю с 2014 года, прошёл все ступени.

Первый вопрос. Я Дениса Валентиновича Мантурова хотел бы искренне похвалить. Объясню почему. Здесь никаких историй нет. Мы последний раз на Челябинский тракторный завод летали…

В.Путин: Почему Вы не хотели давать ему слово, я не понимаю.

А.Шохин: Потому что я боялся, что это запланированное выступление.

И.Мешков: Владимир Владимирович, мы же с 1999 года проживаем жизнь вместе с Вами, объективно. Вы нас всегда учили говорить только правду – мы говорим правду.

Денис Валентинович прилетел в ночь на Челябинский тракторный завод, мы там полночи отработали, весь день. А вопрос очень простой: не хватает рабочих рук, не хватает молодёжи, не хватает людей у станков. Но этот глобальный вопрос можно же решить намного проще.

Я хочу и свой вопрос решить – кому-то больше повезло, у кого-то сыновья есть, а у меня две дочери. Я переживаю…

В.Путин: Берите свои слова назад немедленно!

И.Мешков: Беру.

В.Путин: Вас домой не пустят больше. Что Вы сказали? «Кому-то больше повезло…»

У меня тоже есть дети.

И.Мешков: Владимир Владимирович, какие зятья будут – неизвестно, дочерям образование хочу дать. Но если мы сейчас как-то – Вы нас сами учите – на тоненького попробуем проработать вопрос об отмене ЕГЭ, вдолгую как-то, это многие проблемы снимет сразу же.

В.Путин: Почему Вы так думаете?

И.Мешков: Знаете, большинство же сейчас, по статистике, – я не большой специалист, но читаю…

В.Путин: Но мнение своё есть – это хорошо.

И.Мешков: Владимир Владимирович, интернет читаю: все же боятся физику, математику, и все идут сдавать обществознание, остальные вещи. Инженеров не хватает, физиков не хватает – это объективно, Владимир Владимирович.

Давайте, если будет возможность – проработаем; не будет…

Не у всех тямы хватает. Кому-то в жизни больше повезло.

Я не могу говорить красиво – как могу, так и…

В.Путин: Секундочку, давайте уже без всякого смеха, по-серьёзному. Вы что предлагаете-то?

И.Мешков: Отменить ЕГЭ. Проработать вопрос, Владимир Владимирович.

В.Путин: Смотрите, по-серьёзному. Как Вас зовут?

И.Мешков: Игорь.

Владимир Владимирович, у меня там второй ещё короткий [вопрос] будет.

В.Путин: Хорошо, ладно.

Смотрите, Игорь, по-серьёзному. Вы сказали, что все не любят математику и физику. Это не так. Очень многие любят и физику, и математику, и химию, вообще точные науки, просто живут этим. А нам с вами, во всяком случае с теми, кто здесь присутствует, нужно, чтобы ещё больше наших детей и подростков, молодых людей полюбили точные науки. Потому что из тех, кто любит точные науки, кто занимается физикой и математикой, вырастают настоящие инженеры, в конце концов. Они вам, нам, стране нужны.

Поэтому я просто протестую против того, что Вы сказали, что многие, или – в основном, не любят математику и физику. Многие любят и хотят любить. Нам нужно с вами людей, особенно молодых людей, заинтересовать, сделать это интересным, перспективным, занимательным делом. Это точно совершенно можно сделать, потому что у нас великолепная математическая школа, лучшая математическая школа в мире.

Но это совсем не значит, что на второй план должны уходить гуманитарные науки.

Кстати говоря, и девушки тоже очень многие любят точные науки.

А.Шохин: Подтверждаю. Моя внучка Маша пошла в инженерный класс.

В.Путин: Вот. Маше успехов пожелаем. Я уверен, у неё будет хорошее будущее, и не только потому, что у неё такой дедушка, а потому, что она любит точные науки, занимается инженерным делом и хочет это делать, а за этим будущее.

Действительно, много девчонок идут в гуманитарные области: историю, обществоведение, юриспруденцию, которую я сам люблю. Для всех должны быть открыты двери, и для девочек тоже, во все направления развития.

Если Вы думаете, что полная отмена ЕГЭ этому будет способствовать, – мне кажется, это всё-таки спорная точка зрения, поверьте мне. У ЕГЭ есть много минусов. Я знаю, многие наши граждане возмущаются начётничеством, которое имеет место в этой системе, – это правда, это существует. Но, с другой стороны, это открывает возможности для очень многих детей с периферии тех образовательных центров, которые есть, потому что, допустим, в некоторых городах развивается среднее и высшее образование, но не так, как в традиционных образовательных центрах в крупных наших миллионниках. Для них – детей с периферии – открываются возможности учиться в ведущих высших школах страны именно с помощью ЕГЭ. Поверьте мне, это статистика: количество ребят, талантливых ребят с периферии, которые попадают в престижные высшие учебные заведения страны, кратно выросло по сравнению с тем, что было до ЕГЭ.

Но там есть свои минусы, в системе ЕГЭ, – здесь Вы, безусловно, правы. Министерство науки и высшего образования, Министерство просвещения вместе с общественностью, вместе с ректорами высших учебных заведений думают над тем, как улучшить эту систему, и улучшают её. Скажем, ведущие вузы не только берут к себе абитуриентов через ЕГЭ – они через конкурсы, через олимпиады берут. Существуют другие механизмы, которые эту систему совершенствуют.

Но, наверное, Вы правы в том, что нужно и дальше её совершенствовать.

А Вашим девочкам сколько лет?

И.Мешков: Одиннадцать и два с половиной.

В.Путин: И с той, которой два с половиной, надо прямо сегодня заниматься, чтобы заинтересовать её цифрами и тем, что из этого получается. Они Вам будут благодарны, Ваши девчонки.

И.Мешков: Владимир Владимирович, Вы научили нас вдолгую – вот я вдолгую и думаю.

В.Путин: Хорошо, спасибо.

И.Мешков: Второй маленький вопрос.

А.Шохин: Имейте совесть, правый сектор есть ещё.

В.Путин: «Правый сектор» – не у нас. (Смех.)

И.Мешков: Владимир Владимирович, есть Магнитогорский металлургический комбинат. Вот сидит генеральный директор, Павел Шиляев. Он только что мне сказал, он с 2014 года генеральный директор Магнитогорского металлургического комбината. У него нет ни одной государственной награды.

А.Шохин: Зато Виктор Филиппович Рашников – Герой труда.

В.Путин: Да. Пусть Виктор Филиппович немножко поделится своей славой с генеральным директором, благодаря которому в значительной степени «Магнитка» добивается таких результатов.

Шутки шутками, а Вы правы. Я прошу извинения перед теми людьми, которых административные структуры не замечают. Это упущение, и серьёзное, без всяких шуток.

Вам спасибо большое за результаты вашей работы.

А.Шохин: Владимир Владимирович, я так понимаю, тот сектор не имеет возможности выступить, поскольку у них ассоциации плохие.

В.Путин: Нет, пожалуйста. Дайте, пожалуйста, микрофон коллегам с этой стороны.

А.Шохин: Пока коллеги думают, я хотел бы дать слово Максиму Львовичу Шихалову, руководителю саратовской региональной организации.

И, Владимир Владимирович, мы будем, наверное, закругляться, несмотря на Вашу готовность общаться с нами долго.

В.Путин: Я согласен.

М.Шихалов: Добрый день!

Уважаемый Владимир Владимирович, я хотел задать вопрос и обратиться к Вам.

Достаточно долго и очень регулярно обсуждается вопрос, обсуждался на площадке РСПП и вместе с Андреем Рэмовичем [Белоусовым], по технологическому развитию России до 2030 года. Этот вопрос проработан, затрагивает многие высокотехнологичные наши отрасли на перспективу, на следующие годы.

Но в сложившейся нынешней ситуации для меня как руководителя предприятия есть достаточно серьёзные моменты, прежде всего в том, что есть наработки, научно-производственные предприятия, то есть у меня одна треть работников – это конструкторы, разработчики, системотехники. Есть свои разработки, которые как раз прикладные, я имею в виду не для гражданских нужд, а для наших нужд. Есть эти разработки, наработки, есть понимание, как их внедрить, но получается следующая ситуация – что мы сейчас, в данный момент, не имеем того переходного момента и не имеем той переходной стадии для того, чтобы обеспечить в нынешний момент комплектующими, сырьём, которые мы можем…

Нет комплексного понимания того, что есть на каждом предприятии, и нет единого регулирования. А это нужно делать уже в этом году, потому что запас хода у нас есть на предприятиях, конечно, мы и дальше будем выполнять поставленные задачи, но в данный момент надо – именно сегодня, сейчас, в течение этого года – принимать переходные программы, пока не заработала в полной мере наша концепция технологического развития, пока полностью не заработают все меры поддержки, пока не заработают финансовые составляющие. Именно сейчас, потому что запас хода на самом деле очень маленький.

Я хотел бы спросить у Вас: как Вы относитесь к этому? И, может быть, необходимо эти переходные программы именно на 2023 год, может, до II квартала 2024 года, подработать, чтобы они дошли до нас, до руководителей предприятий, чтобы мы продержались до момента, когда начнёт работать наша концепция по технологическому развитию?

В.Путин: Я мог бы попробовать сразу ответить, но Вы упомянули Андрея Рэмовича. Он как бывший сотрудник Госплана СССР – большой дока в этих вопросах. Я его попрошу расшифровать то, что Вы сказали. Давайте с этого начнём.

А.Белоусов: Владимир Владимирович, я никогда не был сотрудником Госплана, но я был рядом, очень близко. Поэтому расшифровать, конечно, попытаюсь.

В.Путин: А что здесь плохого-то? Что Вы отказываетесь?

А.Шохин: Владимир Владимирович, я был сотрудником Института Госплана, правда, поэтому плохого ничего не вижу.

А.Белоусов: Я хочу сказать, что речь, видимо, идёт о том, что, действительно, у нас сейчас есть острая необходимость в широком круге импортозамещения совершенно конкретных комплектующих. Такая система была развёрнута, и она была развёрнута на самом деле ещё до начала санкций.

Как она устроена? Я думаю, тут больших секретов не открою. В Минпромторге есть перечень комплектующих, которые необходимо локализовать. Этот перечень, естественно, сделан на основе заявок предприятий, их где-то порядка 400 – номенклатура. Дальше по этому перечню Минпромторг либо ищет непосредственно производителей и разработчиков, либо с помощью Агентства по технологическому развитию подбирает тех, кто перспективно мог бы это сделать с помощью в том числе так называемого обратного инжиниринга, других технологий.

Создана сеть специальных организаций, которые занимаются научной и проектной подготовкой такого рода работ. Дальше выбираются производители, они, собственно, всё это делают. Финансирует эту всю программу – это главная его функция – как раз вышеупомянутый Фонд развития промышленности. Это основная его миссия, основная задача.

Там есть, наверное, какие-то ниши, недоработки – как всегда, всё необходимо совершенствовать, но система такая существует. Я просто коллеге предлагаю обратиться непосредственно в Минпромторг. Можно через меня это сделать, можно непосредственно через Василия Сергеевича Осьмакова, который этим занимается предметно (первый заместитель Министра, Дениса Валентиновича).

Я думаю, что эти вопросы будут решены, но надо идти с конкретной номенклатурой.

В.Путин: Вы именно это имели в виду, да?

М.Шихалов: Понятно, эта работа ведётся, и импортозамещение комплектующих идёт.

Я чуть-чуть про другое – про то, что на данном этапе мы имеем свои разработки, мы готовы их внедрять. А именно из-за того, что, скажем, сейчас пока эти меры поддержки не заработают ещё в этом году…

В.Путин: Должны заработать. Технологические платформы, о которых я говорил, о которых говорил Мантуров Денис Валентинович, именно на это и направлены.

М.Шихалов: Здорово! Если они заработают, тогда это будет нам хорошей поддержкой.

В.Путин: Вы правы абсолютно. Это именно те проблемы, которые наши недоброжелатели, как военные люди говорят, противники, хотят нам создать в среднесрочной перспективе. Нужно сделать всё для того, чтобы у нас всё было хорошо, а им – грустно. Поэтому вместе с Денисом Валентиновичем поработайте.

То есть, если у коллег есть разработки в сфере импортозамещения, речь не должна идти только об обратном инжиниринге и о том, где бы что-нибудь там посмотреть, а прежде всего, конечно, речь должна идти о том, чтобы заместить своими разработками. Вы правы абсолютно. Это мейнстрим, основное направление нашей работы.

М.Шихалов: Спасибо.

В.Путин: Спасибо Вам.

А.Шохин: Владимир Владимирович, нам нужно завершать эту часть нашей работы.

Я уже говорил во вступительном слове о том, что у нас, надеюсь, будет много возможностей обсудить и другие проблемы, которые не были затронуты на сегодняшней публичной встрече. Продолжение разговора выражается в том, что мы не только будем ставить вопросы, я имею в виду бизнес, но и предлагать конкретные решения.

Вы видели по выступлениям и комментариям министров, что мы продвинулись по многим вопросам, мы не по разные стороны барьера находимся, а действительно вырабатываем решения, как в нынешних сложных условиях обеспечить не только сохранение потенциала наших компаний, но и обеспечить развитие, технологическое развитие. Всё, что мешает этому развитию, барьеры мы будем устранять, а стимулы – создавать.

В.Путин: Хорошо, спасибо.

Спасибо большое Александру Николаевичу, всем коллегам, которые приняли участие в нашем сегодняшнем мероприятии. Но самое главное, спасибо вам большое за результаты работы.

Я, будучи совсем недавно на вертолётном заводе, сказал, что один из самых существенных результатов прошлого года – это результат работы нашей экономики и реального сектора, а это, конечно, ваша работа.

Большое вам спасибо.

http://www.kremlin.ru/events/p... 


Американские иллюзии

Читаю я тут свежую американскую прессу. И всё никак не могу привыкнуть к глубине их неадеквата. До некоторых (далеко не до всех, часть до сих пор верит в переможный наступ ВСУ) начало доходить, что у...

Исаак Моисеевич объяснил, почему так много евреев сбежало из России в Израиль...

Они, оказывается, надеялись на большом корабле с названием «Россия» въехать прямиком в еврейский Рай, да как назло капитан корабля — Владимир Путин — взял и 24 февраля 2022 года изменил курс...— Что ...

И цирк не уехал, и клоуны при делах

А как дышали, как дышали… Короче, хорошие новости пришли из града на холме. Объясняю. Спикер Палаты представителей Конгресса Кевин Маккарти: - Мы пришли к принципиальному...