Готовясь закрепить российско-украинский тупик

6 233

В интервью The Economist главнокомандующий Украины Залужный заявил: «Глубокого и красивого прорыва, скорее всего, не будет». Министр обороны США поддержал эту точку зрения в Киеве, подчеркнув, что Украине необходимо «внести правильные коррективы» в свою стратегию.

Похожие сомнения высказывают в западных столицах уже не первый месяц. В июле тогдашний председатель Объединенного комитета начальников штабов США генерал Марк Милли предупредил, что контрнаступление Украины, «будет долгим и кровавым».

Менее чем через две недели, в итоговом коммюнике НАТО после саммита в Вильнюсе не содержалось ничего, кроме смутных обещаний будущего членства. На следующий день в совместном заявлении лидеров стран G7 о поддержке Украины отмечалось, что они начинают переговоры о «двусторонних долгосрочных обязательствах и договоренностях по безопасности» в поддержку Украины.

Есть и другие отрезвляющие признаки существенной перезагрузки стратегии Запада в отношении Украины. В статье журнала Time рисуется мрачная перспектива обсуждений в ближайшем окружении Зеленского того, насколько сложно будет победить.

Также из статьи NBC становится видно растущее давление на Украину по заключению мирного соглашения с Россией, которое будет предполагать хотя бы некоторые территориальные уступки.

Двусторонние гарантии безопасности – особенно со стороны США, Британии, Германии и Франции – в некоторой степени убедят Украину в том, что Запад продолжит оказывать ей поддержку, одновременно отложив насущный вопрос членства в НАТО в долгий ящик.

Запад также мог бы, хотя бы устно, поддерживать формулу мира Зеленского. Также можно продолжить поддерживать идею членства Украины в ЕС, (хотя это будет долгий и медленный процесс) и помогать Украине проводить реформы и восстанавливаться.

Такой подход мог бы надежнее скрепить Украину с Западом такими способами, которые для России были бы не настолько неприемлемы, как членство Украины в НАТО.

Однако все это основывается на предположении о том что на фронте создался тупик, что придется принять как Москве так и Киеву. Это также предполагает, что ни одна из сторон не видит явных возможностей военной эскалации чтобы добиться победы, или добиться того, чтобы за переговорным столом у них создалось преимущество.

Россия начала свое вторжение 20 месяцев назад. Прошел уже год с момента каких-либо существенных движений на фронте. На горизонте не видно никаких крупных мирных инициатив третьих сторон, которые могли бы повлиять на собственные расчеты воюющих сторон.

Чтобы этого захотела как Москва так и Киев, предпочтя этот исход эскалации, необходимо соблюдение ряда условий.

Украине необходимы надежные двусторонние гарантии безопасности, воплощенные в совместной декларации стран-членов G7. Что касается России, это будет означать неучастие Украины в блоке НАТО и отсутствие существенного увеличения западной поддержки, которая могла бы дать Киеву технологическое преимущество для победы Москвы на поле боя.

Чтобы закрепить сложившуюся патовую ситуацию, стоит подумать о ситуации на местах — не столько с точки зрения тупика который нужно преодолеть военной силой, сколько с точки зрения более приемлемого, хотя и несовершенного, статус-кво, которое стоит сохранить.

В практическом смысле это подразумевает отсутствие значимых боев и отказ от дальнейшей мобилизации. Это окажет немедленный и существенный эффект на жизнь людей по обеим сторонам фронта.

Прогресс в этом направлении не будет линейным, особенно учитывая предстоящие президентские выборы в России, США и, возможно, на Украине. По мере продвижения предвыборных кампаний будут продолжаться периоды эскалации не только на линии фронта, но и в риторике. Ни одна из сторон публично скорее всего не будет высказываться в пользу прекращения огня, и ни одна из сторон не откажется от своих максимальных требований.

Однако помимо этого, похоже, существует осознание на обеих сторонах о том, что стабильное статус-кво во взаимных интересах. Москва, Киев и Запад, вероятно, будут работать над такой стабилизацией, заниматься гуманитарными вопросами и, возможно, начнут переговоры о прекращении огня.

Это не эквивалентно справедливому и прочному миру, которого заслуживают Украина и украинцы. Но это действительно воплощает надежду на то, что в итоге такой мир будет достигнут за столом переговоров, а не на поле боя.

Стефан Вольф (профессор международной безопасности Бирмингемского университета) и Татьяна Маляренко (профессор Университета «Одесская юридическая академия»)

источник

Невоенный анализ-53. Ляляля, ляляля, 23 февраля

Традиционный дисклеймер: Я не военный, не анонимный телеграмщик, тусовки от меня в истерике, не учу Генштаб воевать, генералов не увольняю, в «милитари порно» не снимаюсь, под столом у Пут...

Люся не понимает

Понимаешь, люся... нет, не понимаешь, это просто такой оборот речи 1. Современная нам украина представляет собой нацистский концлагерь, откуда половина населения уже сбежала (было 52 миллиона нас...

Несокрушимая и легендарная

Трёхтысячелетняя военная история Европы полна примеров непобедимых армий.Гоплиты Спарты, сариссофоры и гетайры Филиппа II и Александра III Великого Македонских, легионеры Рима и наёмник...

Обсудить
  • Тупик - это блеф, который не знамо кем выкинут в информпростраство и раскручивается. А генштаб молчит. Молчит, как рыба об лёд!