Угроза украинского терроризма и главные заявления Дмитрия Медведева нашему агентству

Главный Закон

43 393

 "... Всегда есть то, за что можно отблагодарить свой день, и кого отблагодарить..." Ч.2.

…Пришла моя очередь, и я вдруг успокоился, возникло чувство некой предопределенности и правильности происходящего. Сама Природа взглянула в мои глаза и сказала:

- Здравствуй, Витязь! Витязь по силе! Витязь по Духу! Тот, кто боролся до конца, и когда такая сладкая радость победы была в нескольких шагах, без сомнения отдал ее, проявив милосердие и истинное уважение к поверженному сопернику! Нет нужды спрашивать, кому посвящаешь ты свой приз, не словом, а делом ты показал всем здесь присутствующим истинный пример служения правому делу и человечности. Так прими же в дар и на добрую память чашу сею!

Когда мне поднесли маленький кубок, украшенный Солнцем и Луной, слова родились прямо в моем сердце:

- Благодарю тебя, Матушка-Земля! Ты мой главный наставник милосердия и закона. - сказал я глядя ей прямо в глаза.

Тут ведущий, поймав момент, объявил начало пира! Таня царственно удалилась, и мы все спустились со сцены, уступив место музыкантам. Возле меня вдруг возник тот самый мутный Помятый тип и выдал:

- Ну, ты, брат, силен! Даже я бы не смог придумать лучшего пиар хода, чтобы впечатлить нашу королеву бала. Уважаю!

То, что он шустро смылся, спасло его от заслуженной трепки за такие намеки. Неожиданно я оказался напротив Седого, который без колебаний протянул мне руку. Пожав крепкую узкую ладонь, я спросил:

- Глеб, если не ошибаюсь? А по отчеству?

- Для тебя Андрей, просто Глеб. Ты не очень торопишься? Я бы с удовольствием пообщался.

- С удовольствием, но очень хочется привести себя в порядок. Давай обменяемся телефонами и созвонимся где-то через часок?

Так мы и сделали. И я с нетерпением поспешил сквозь отдыхающих, чьё повышенное внимание к моему кубку и моей персоне стало вызывать дискомфорт.

Контрастный душ, легкий завтрак, и всю усталость как рукой сняло. Взгляд невольно натыкался на полку, которую теперь украшал кубок сияющий Солнышком и Луной. Стало интересно выяснить, намеренно ли мастер использовал эти символы, или просто по наитию.

Да и вообще, весь организованный праздник в парке носил отпечаток чего-то гораздо более глубокого, чем простая попытка очередным зрелищем отвлечь народ от трудовых будней. Все эти посвящения побед Природе и Земле! У меня сложилось ощущение, что именно стилизация мероприятия под древнерусскую ярмарку, как раз была прикрытием истинного смысла. Попыткой рассказать обычным людям о настоящей роли Природы и Земли в их судьбах. Если это так, то стоило ждать повторения похожих мероприятий. Ничего, сейчас выясним. Уж если организаторы решили сделать меня героем дня, то, точно, не отвертятся от пары вопросов.

В парке, без кубка в руках и прилично одетый, я превратился в невидимку. Никто не показывал на меня пальцем, никто не просил сфотографироваться или просто пожать руку. Я испытывал наслаждение просто прогуливаясь по людным аллеям и невольно думал о том, каким же самовлюбленным павлином надо быть, чтобы тебе это нравилось!

Набрав номер Глеба, я получил приглашение присоединиться к нему в шатре организаторов, который раскинулся совсем не далеко от сцены. Отлично, там будет, кому ответить на мои вопросы.

Шум разговоров, музыка со сцены, приветливые лица, раскатистый смех в тесных компаниях, и полное отсутствие пьяных. Алкоголя вообще не было видно на фуршетных столах главного шатра, что приятно удивляло. Невероятное смешение стилей в нарядах присутствующих никого не смущало. В одной компании можно было увидеть человека в строгом костюме и пальто, спортивных трико и куртке, косоворотке и овчинной жилетке.

- Рад что ты к нам присоединился, - радушно встретил меня Глеб. Слегка прихрамывая, он познакомил меня с его компанией. Искренний, но сдержанный интерес, приятная беседа скоро заставили меня расслабиться и чувствовать себя свободно. Достаточно активная циркуляция людей между компаниями, спокойная, почти семейная атмосфера и уже через час я перезнакомился, наверное, со всеми, кто был здесь. Темы разговоров были самые разные, но ничего того, что меня интересовало в данный момент, не обсуждали.

На почетном месте стояли некоторые из призовых кубков. Все они были разные. Солнце и Луна на каждом были главным их украшением, и они, несомненно, вышли из-под одной талантливой руки. Я остановился, рассматривая детали декора, и не заметил, как ко мне подошёл Глеб. До этого момента мы всего-то перекинулись парой фраз из-за внимания окружающих.

- Красивые, правда? Знаешь, я думал, что один из больших кубков гарантированно мой, а ты сумел меня удивить. Не подозревал, что к нам занесёт мастера спорта международного класса.

И увидев мой весьма удивленный взгляд, добавил:

-Только не говори мне, что ты непрофессиональный легкоатлет!

- Я архитектор. Бегаю просто для себя. Мне всегда нравилось. Здорово прочищает мозги. А ты? Не сочти за грубость, но находиться в такой форме в твоем возрасте! Да тебе не кубок, тебе памятник нужно ставить.

- Ан, нет! С памятником пока повременим! Не дождётесь! - подмигнул он мне, и мы рассмеялись.

- Я до армии активно бегал, выступал за честь страны, а пошел служить, и эту честь уже стал активно отстаивать, бегал все также много, но теперь с автоматом, даже тогда, когда сама страна этого активно не хотела. Вот давно на пенсии, автомат давно не тянет плечо, а бегать, восстанавливая честь страны, приходится так же много.

- А ты, я смотрю, один из организаторов этого мероприятия? Почему вдруг Солнце, Луна, Земля? Сейчас же все чаще, говоря о Древней Руси, звучат имена идолов.

- Знаешь Андрей, идолов нужно оставить историкам. Зачем нам идолы? Земля, Солнышко, Вода. Кто мы без них? Что мы можем, долго ли протянем, убери хоть одну из этих стихий? Мы хотим людям показать, что достойное почитания, а не поклонения, находится с ними в постоянном контакте! Мать-Природа, во всем своем разнообразии и великолепии, потрясающе сложный и достаточно хрупкий механизм, где каждый элемент должен выполнять свою работу. А элемент под названием человечество саботирует свою.

- Биосфера является объемлющей суперсистемой с детерминированной специализацией элементов взаимно вложенных суперсистем! - вставил я в образовавшуюся паузу. - Люди должны бы стать биосферным регулятором-корректором, а если не смогут, последствия для нас самих будут не завидные.

Глеб с интересом на меня посмотрел, как будто увидел впервые.

- Ты очень правильно рассуждаешь и очень точно говоришь. Я ещё на награждении обратил внимание. Это на архитектурном сейчас так учат?

- Если бы. Мне один знакомый помог разобраться. Ещё совсем недавно я и не задумывался о таких вещах.

- Видимо пришло твоё время. Хотел бы и я задумываться начать хотя бы в твоем возрасте. Да ничего, какие мои годы! Есть ещё порох в пороховницах, не гнуться казаки! - мы снова рассмеялись. - А формулировку биосферы, ты мне, пожалуйста, скинь на телефон, а то вроде все понятно, а уже не повторю. Какие у тебя планы на вечер? Вряд ли наша ярмарка - это предел твоих мечтаний на сегодня.

- Ты меня насквозь видишь, - улыбнулся я, - хотелось бы сегодня ещё с одним человеком пообщаться, а для этого нужно ещё Игоря найти.

- А что его искать? Пока вечером парк не приведут в первозданный вид, у него одна зона ответственности: или возле сцены сейчас, или у техников. Сам найдёшь, или дать его номер?

- Да нет. Справлюсь. У меня на работе в ближайшее пару недель будет напряженка. А потом было бы очень интересно снова с тобой пообщаться.

- Андрей, номер мой у тебя есть. Надеюсь, не потеряемся. Я буду рад тебя видеть в любое время.

- Тогда до связи. Выздоравливай!

Я пожал его крепкую ладонь, попрощался с новыми знакомыми и двинулся на поиски начальника этого веселого балагана.

- А меня предупреждали, что ты меня будешь искать! - без лишних предисловий выдал Игорь.

- А что, Глеб уже звонил? - удивился я.

- Нет, не Глеб, Филипп.

- А кто такой Филипп? - спросил я, лихорадочно соображая, кто из моих новых знакомых тезка Киркорова.

- Да тот парень, компаньон Татьяны. Буквально сразу после вашего награждения подошёл ко мне и сказал, что когда ты придёшь просить номер телефона Татьяны, чтобы я ни в коем случае не давал. Ты же за этим пришёл?

Мое удивление уже стало перерастать в растерянность, и я стал просчитывать варианты, как еще можно найти воплощение Богини-Земли. Уже без особой надежды я кивнул. Игорь отвернулся, наверное, показывая, что больше говорить не о чем, и стал перелистывать свои записи в ежедневнике. Я молчал, пытаясь вспомнить, кто ещё здесь может подсказать, как ее найти. И тут вдруг:

- Ага! Вот. Записывай: Татьяна Агапенко, - и продиктовал мне номер телефона.

Настроение тут же взлетело до неба, я горячо его поблагодарил и спросил:

- А как же Филипп?

- Этот прилипала мне с первого взгляда не глянулся. И потом, кто он такой, чтобы мне указывать. Да и вы с Таней будете прекрасной парой. Хороша красна девица.

- Ну, на счёт пары, время покажет, а за номер низкий тебе поклон. Тебя самого где можно найти после всего этого?

- Конечно, запиши номер. И давай, беги уже. Я же вижу, что ты еле сдерживаешься.

Я быстро записал и его номер, тепло попрощался и ушёл. Сколько, все-таки, я встретил хороших людей в эти выходные. С недавних пор я начал испытывать ощущение потока несущего меня к реализации моих идей. А какие люди встречались по пути! За все предыдущие годы, я повстречал только лесника, Матвея Кузьмича, а сейчас нужно учиться новому искусству, как правильно распределить время между друзьями. Но все потом, а сейчас у меня был желанный номер, а я вдруг не знал, что мне сказать.

Раздумывая, я вышел на набережную, где было не так много людей. Солнышко ещё ярко светило, но уже перевалилось к закату. Температура начинала падать и, повинуясь странному наитию, я, набрав желанный номер, стал читать:

- Мороз и солнце; день чудесный!

Еще ты дремлешь, друг прелестный —

Пора, красавица, проснись:

Открой сомкнуты негой взоры.

Навстречу северной Авроры

Звездою севера явись!

Внезапно голос в трубке подхватил:

- Вечор, ты помнишь, вьюга злилась,

На мутном небе мгла носилась;

Луна, как бледное пятно,

Сквозь тучи мрачные желтела.

Я продолжил:

- И ты печальная сидела —

А нынче... погляди в окно:

Под голубыми небесами

Великолепными коврами,

Блестя на солнце, снег лежит;

Прозрачный лес один чернеет,

И ель сквозь иней зеленеет,

И речка подо льдом блестит.

- Здравствуйте Таня!

- Здравствуйте! - и после паузы:

-Стихи, конечно, замечательные, но вряд ли меня осчастливил звонком сам автор. Так с кем имею честь?

- Увы, я не настолько талантлив, как Александр Сергеевич, но гораздо моложе. Меня зовут Андрей. И это я помешал вам репетировать вчера утром.

- И, несомненно, это вашим поступком восхищалась сегодня вся ярмарка, а благодаря соцсетям, уже, наверное, добрая половина страны?

- Вот на счёт этого затрудняюсь ответить. Человек я не социальный, в современном смысле этого слова, и привык оценивать свои поступки, не ориентируясь на мнение других. А с моей точки зрения, ничего выдающегося я сегодня не сделал. Таня, а позвольте вас куда-нибудь пригласить! Я, если честно, в затруднительном положении. Очень хочется с вами увидеться и пообщаться, но я совершенно не знаю ваших пристрастий.

- Ну что вы Андрей, с Пушкиным вы же угадали! Импровизируйте дальше, посмотрим, что получится.

- Что-то мне подсказывает, что вам скоро выгуливать вашего телохранителя, вы позволите присоединиться к вам на прогулке?

- А почему бы и нет? Его все равно выгуливать. Давайте через полтора часа. Я скину вам, куда подъехать.

Таня попрощалась, и гудки в телефоне были вдвое медленнее гулких толчков моего сердца. Телефон снова пиликнул, извещая о месте нашей встречи.

Ехать было не так далеко, и я поспешил снова на ярмарку. Ещё вчера заприметил одну лавку, торгующую умопомрачительными стеклянными цветами. Не нести же мне в дар умирающий цветок живому воплощению Природы.

С хрупкой, на вид живой, ромашкой, аккуратно упакованной в коробочку, и увесистой косточкой для пса я ожидал у входа в почти пустой сквер. Сумерки укутывали окружающее пушистой стылой шалью. И только зажжённые фонари одинокими солдатами держали оборону от мрака. Нет, не одинокими! По дорожке к скверу шла Солнце! Легкая походка, летящий силуэт, водопад русых волос с заблудившимися искорками солнечных зайчиков. Одно только появление Тани, казалось, заставило ночь отступить.

- Добрый вечер!

- Здравствуйте, Андрей, - моя, наверняка глупая, улыбка отразилась и на ее лице.

- А где же тот, кому я должен быть благодарен за то, что я вас вижу?

- Ум, рядом, - тихо, но твердо, сказала девушка, и рядом, как по волшебству, появился тот самый белоснежный красавец алабай. - А вот и он. Андрей, можно просьбу? Давай перейдем снова на ты. Конечно, интересно ощущать себя героиней рассказа восемнадцатого века, но непривычно.

- Танюш, я с радостью. Даже не знаю, как так вышло. Наверное, Александр Сергеевич повлиял. - мы засмеялись. - Хотя сейчас на ум просятся другие строки:

"Месяц под косой блестит,

А во лбу звезда горит.

А сама-то величава,

Выступает, будто пава;

А как речь-то говорит,

Словно реченька журчит."

Пытаясь скрыть смущение, красавица переменила тему:

- А ты не только Мастер Спорта по лёгкой атлетике, но и пушкинист? Интересное сочетание. Пойдем, прогуляемся.

Пришлось её разуверить и в паре слов рассказать о себе. Тут я почувствовал пристальный взгляд собаки и вспомнил про подарки.

- Ох! Я же совсем забыл! - Остановившись, я полез в пакет.

И тут зверь зарычал. Глухо, утробно, будто кто-то забарабанил по цистерне. Таня, остановив меня, сжала мою руку, а алабаю сказала:

- Ум, фу!

- Вот так номер! Он же выглядел таким спокойным. А я ему подарок принес.

- Ум - страшный собственник и прирожденный охранник. Будь предсказуемым в его присутствии, и все будет в порядке. Ты что, и в правду, на встречу с девушкой принес подарок ее собаке? - захохотала она. - Ну, давай посмотрим!

Медленно я достал из пакета сверток со специальной косточкой для больших псов.

- Это не подарок, а скорее взятка. - сказал я улыбаясь. - А ему можно дать?

- Вот. Начинаешь понимать, что это не плюшевый мишка. Он настоящий охранник и боец, - сказала Таня, обнимая и потрёпывая зверя за холку. - Давай лучше я. Он из чужих рук даже щенком никогда ничего не ел. Присядем вон на лавочке, пусть развлекается.

Убедившись, что Ум плотно занялся подарком, я, в этот раз потихоньку, достал из пакета коробочку с ромашкой.

- Таня, я не мог прийти с пустыми руками, но и срезанные цветы воплощению Матушки-Природы дарить - это кощунство. Поэтому цветок только один, но он никогда не завянет, - сказал я, открывая коробочку.

Восхищенные глаза солнечной Богини были мне наградой. Она бережно приняла у меня из рук стеклянный цветок и спросила:

- Это тебе Филипп рассказал, что мне он очень понравился? Мне показалось, что вы не очень-то поладили.

- Тебе не показалось, и с Филиппом я не общался. Тут как с Пушкиным. Ты сказала - импровизируй, и я просто угадал. -

Настала моя очередь переводить тему:

- Тань, а почему Ум? Ты его, что ли, Умкой назвала?

- Ты бы видел его маленьким. Вылитый белый медвежонок. На другое имя у него просто не было шансов. Да и "Как вы яхту назовёте, так она и поплывёт". Он невероятно умный и преданный друг.

- А Филипп? Он тоже друг?

- Вот это номер. Мы ещё не познакомились, а он уже ревнует? - рассмеялась она. - Нет, Филипп не просто друг. - и мое сердце ухнуло в пятки, - Он - как член семьи. Мы, что называется, с садика на одном горшке сидели. Потом школа, институт. Он очень толковый организатор. Странный, но договориться может с любым.

- Точно, я слышал, что вы веткабинет открываете, и вам мэрия помещение предоставит.

- Есть такая задумка. Филипп будет все проблемы утрясать, я братьев наших меньших лечить. Мне дед ещё пигалицей сказал, что я буду доктором Айболитом. Хорошо. Про Пушкина, цветок и взятку Умке ты вот так просто взял и угадал. А кто тебе рассказал, кого я представляла сегодня утром?

- Ты про Землю-Матушку? - она серьёзно кивнула, - Несколько месяцев назад мне повстречался один очень интересный человек. Он на многое мне открыл глаза. В том числе и о роли природы-биосферы в жизни каждого из нас. Как и о той необходимой роли, которую должны играть мы в природе. А ты сама как с этим познакомилась?

- У меня это семейное. Дед рассказывал, что еще его дед за Землей ухаживал, да травами людей и зверей лечил. Конечно, и нам все детство рассказами да прибаутками мозги на место ставил, после всей той чуши, что у нас в учебниках в школе пишут. Я даже не хотела в институт поступать, а он настоял и оказался прав. У нас ведь - без бумажки ты букашка.

- Это точно! То, что семейное, это замечательно. Семья это здорово. - Сказал я и затих, погруженный в воспоминания - Мне было одиннадцать, когда родителей не стало. Автомобильная авария. Я жил с бабушкой, а когда на третьем курсе не стало и ее, я остался совсем один.

- Прости. - Таня положила руку на мою и заглянула мне в глаза.

- За что? - я улыбнулся. - Это давно выплаканные слезы. Просто, когда сталкиваюсь с семейными историями, что, к сожалению, сейчас большая редкость, невольно примеряю ситуацию на себя: что было бы, если бы мама с папой не ушли. И становится немного грустно. Это ты меня прости. По любым правилам я тебя должен развлекать и веселить, а я о грустном.

- К Швабу все правила! Я тоже не должна тебе сейчас этого говорить, но скажу. Мне очень приятно с тобой общаться, и у меня такое чувство, что мы давно знакомы.

Умка вдруг отвлекся от кости и утробно зарычал. Мы прыснули смехом.

- Вон, даже мой хранитель нравов и традиций в курсе! - мы уже хохотали в голос. - На самом деле мне было 16, когда я притащила его домой. Говорили, что это сложная порода, девочка не справится, нужно обязательно тренировать его с кинологом, иначе сядет на голову. А когда через 2 года я привела его на выставку, он поразил всех своим воспитанием и выдержкой, хотя о кинологе иногда думаю. Смотри!

Таня снова положила свою руку на мою. И в груди у пса снова зарокотали барабаны, что вызвало у нас новый приступ смеха.

- Я не поблагодарила тебя за ромашку. Ещё вчера утром обратила на тот ларек на ярмарке внимание. А особенно понравились ромашки. Сразу не купила, а после первого же награждения простое передвижение стало проблемой, пришлось сидеть в палатке, чтобы избавиться от желающих сделать селфи.

- Да... Меня за пятнадцать минут успели вниманием задушить после награждения, пока из парка не сбежал, а тебе пришлось два дня терпеть. Это подвиг! - мы снова рассмеялись.

Мы ещё долго разговаривали, блуждая по скверу. О моей работе, о ее будущем кабинете, о современных нравах и Пушкине, и ещё о сотне таких важных мелочей. Когда поднявшийся ветер стал совсем невыносим, и заморосил дождь со снегом, я проводил её до подъезда, и мы попрощались, договорившись встретиться, как только позволят дела.

Нырнув от непогоды в спасательный переход метро, я, наверное, впервые, подумал, что мне нужна машина. И дом! Дом? Это куда меня понесло? После ремонта в квартире, сделанного на последнем курсе университета после сдачи очень удачного проекта, я был всегда влюблён в свое жилье. Шикарный район, парк напротив элитного дома, стильная двухкомнатная квартира и тут, вдруг, мысль о доме! Кажется, я слишком тороплюсь, хотя... Встреча с Таней на меня сильно повлияла. В голове стали крутится мысли о семье, детях. И мысли эти не казались чем-то чужеродным, будто все это время они продолжали жить у меня в голове, просто за закрытой дверью. Но я все же сильно тороплюсь. Время покажет!

Рабочая неделя сходу затянула в водоворот событий, встреч, согласований и совещаний настолько, что я чуть не забыл позвонить Профессору и объяснить, куда и во сколько ему подъехать. Утром во вторник я практически просто передал его в руки мастера участка, а сам снова закрутился.

Возникли ожидаемые сложности с компоновкой и установкой оборудования в слесарный вариант прототипа, и нужно было на месте, буквально на пальцах, объяснять мою задумку не желающим вчитываться в документацию мастерам. Но у меня получалось. Нет, не так! У меня Все Получалось! Пусть со скрипом и нехотя, но мне удавалось проламывать лед недоверия работяг, и результат был налицо.

Вечером, вернувшись домой ближе к полуночи после "разборов полетов" с Антоном, я, наконец, позволял себе просмотреть сообщения, с радостью отмечая растущий градус теплоты в новостях от Тани. Только к четвергу плотность потока дел стала спадать и, заглянув ближе к вечеру к увлеченно трудящемуся мастеру-испытателю, понял, что без меня уже могут обойтись.

Телефон, с набранным номером Тани, сам прыгнул в руки.

- Привет, Танюш. Не отвлекаю?

- Ой! Андрей. А почему не слышно звона?

- Какого звона? - слегка опешил я.

- Как какого? Звона кандалов. Я решила, что тебя на работе приковали к чему-то увесистому.

- Аааа... Так все и было, - я перешел на шёпот, - но я сумел купить напильник за порцию баланды, пилил все утро и уже освободился. Голодный, как волк. Может, поужинаем вместе? Какая кухня тебе нравится?

- Мне нравится кухня моей бабушки. Даже мама не так готовит, хотя если в печи, с дымком... Всё! Не будем больше про еду. Я ещё не обедала и не факт что поужинаю. Прости. Пытаемся разобраться с наследством от предыдущих хозяев помещения для ветеринарки. А ещё нужно понять, что и как нужно переделать. Голова кругом.

- Ты не против, если я заскочу? Может, подскажу чего. Архитектор я или где? - мы рассмеялись.

- Ну, давай, заскочи. Я скину, где это. До скорого!

Стоять на пороге с полными пакетами еды, похоже, становилось доброй традицией. Место для веткабинета было отличным. На границе старого города и спального района, а через улицу набережная, где выгуливают собак.

Двери мне открыл Филипп:

- Ну вот. Теперь и Онегин пожаловал. Чего стоишь? Заходи, раз пришёл.

- Я тоже не рад тебя видеть. Да я, собственно, не к тебе. А где - я осекся, не успев договорить, потому что увидел её.

Плотный свитер, джинсы, волосы в косе, как у школьницы. Уставшая и слегка запачканная пылью, Таня увязывала кипу старой прессы. Она взглянула на меня, и я застыл завороженный.

- Что? Совсем замарашка? - устало спросила она.

- Золушку злая мачеха тоже нещадно эксплуатировала. Ты прекрасна, и об этом знаешь, иначе не позволила бы мне сюда прийти.

- Так он ещё и психолог, - прогундосил Филипп, проползая мимо. Он был ещё более потрёпанный и, как всегда, помятый.

По традиции, не обращая на него внимания, я поставил пакеты на свободный пятачок на полу, как оказалось, рядом с Умкой, который приветственно гавкнул. Помог Тане доувязать газеты, оставив одну, которой накрыл стол.

- А это зачем? - спросила Таня.

- Если ты не можешь пойти ужинать, то ужин может прийти к тебе! Покажите, где здесь можно помыть руки, и буду вас кормить.

- Что! И меня? - ехидно заулыбался Филипп.

- И даже Умку. - тот, будто понимая, о чем речь, снова гавкнул.

- Ух, ты! Наконец-то я поем. Надеюсь там не суши! - сказала пиратка, двумя грязными пальцами оттягивая край пакета.

- Руки! - вскрикнул я, - мыли? А ну, марш приводить себя в порядок! - в шутку заругался я.

- Пойдем, помоем руки. Я же хотела только посмотреть, - также в шутку жаловалась прелестная замарашка. - Идем, тиран.

Даже Ум поднялся и потопал с нами мыть руки. Мыться, правда, в холодной воде он не захотел, но с удовольствием попил воды из-под крана.

Освободившись быстрее всех, я поспешил накрывать на стол. Хорошо, что, не зная пристрастий, я взял еды побольше. На четвертого лишнего я не рассчитывал, но и не выгонишь же его. Высыпал пакет сухого корма собаке, расставил на столе разные горшочки из ресторана "Печурка", одноразовые тарелки и приборы, по центру коробку с салатом. Помятый было бесцеремонно присунулся к столу, но тут вдруг:

- Стоять! - на Танины железные нотки в голосе пес одобрительно захлопал хвостом по полу. - Филипп, сколько я пытаюсь привить тебе хоть немножко манер, все без толку. Ты хоть бы для приличия подождал всех.

- А чего ждать. - сказал Помятый, невозмутимо выуживая что-то из ближайшего горшочка. - Онегин хоть меня терпеть не может, но и не жмот, еды на всех хватит. Ах, да! Приятного аппетита. Видишь, я помню! - и спокойно продолжил есть, игнорируя наш хохот.

- Танюш, ты разблокируй Умку, а то он без твоей команды исхудает. А Филипп пускай ест.

- И правда. Ты куда столько набрал? Даже учитывая бездонный желудок этого пройдохи, - сказала она, показывая на Помятого, и не забыв дать команду Умке.

- Ты садись, садись! Приятного аппетита! Хочу узнать, что тебе больше понравится. Да и я, конечно, составлю вам компанию.

Так, перекидываясь шутками, по традиции игнорируя фразочки Филиппа, я накормил всю компанию. Таня рассказывала мне где, что хочет проставить, и я предложил ей сделать дизайн-проект. Такая мелочь у меня займёт всего-то пару дней субботы и воскресенья, а завтра вечером мы ещё раз встретимся и уже подробно обсудим необходимое расположение всего оборудования.

- Слушай, Онегин, а что у тебя под рубашкой? - спросил Филипп, и попытки не обращать внимание на его колкости разлетелись в пыль. Мы с Таней, не сговариваясь, посмотрели на него в упор.

- Что ты имеешь в виду? Под рубашкой ничего, как всегда. - Осторожно сказал я, пытаясь понять, что сейчас выдаст это чудо без перьев.

- Ааа... Да я все думаю, может ты Бетмен, или Спайдермен. Бегунов спасаешь, девушек находишь, голодающих кормишь, даже проекты делаешь. - Таня к этому моменту уже так заливисто хохотала, что мои попытки сохранить серьезность ни к чему не привели.

- Проекты, это единственное что я делаю действительно хорошо, а все остальное по велению души. И я не собираюсь демонстрировать тебе, что я не умею ползать по потоку. - И хохот перерос во всеобщий.

Желание что-то делать после позднего обеда или раннего ужина ни у кого не было, но мы все же вынесли с Филиппом гору мусора да передвинули, чтобы не мешали, пару шкафов. Возможно, благотворное влияние совместного труда, а может состояние сытости повлияло на характер Филиппа, но он перестал постоянно пытаться меня поддеть и даже один раз назвал меня Андреем.

Распрощались мы с ним у дверей кабинета, а сами, пользуясь тем, что дождь взял перерыв, пошли гулять по набережной.

Я с наслаждением слушал девушку, улетевшую в мыслях на пару месяцев вперёд и описывающую то, что она видела. Рассказ был настолько подробный, что было совсем не сложно представить, что и как нужно сделать в кабинете. Таня не забывала по ходу спрашивать и о моей работе. Умка наворачивал вокруг нас круги по своим собачим делам, а я вдруг поймал себя на ощущении чистого, свежего, яркого счастья. Танюша в этот момент буквально запнулась на середине фразы, и пристально посмотрела на меня, улыбаясь:

- Даже не могла себе представить, что такое бывает! Ты же сейчас как ядерный реактор, только излучающий жизнь и счастье! Посмотри! На тебя все женщины вокруг смотрят и улыбаются! - я не стал смотреть по сторонам. Для меня во всей Вселенной сейчас была одна звезда, притягивающая абсолютно все мое внимание.

- Ты катализатор, запустивший реакцию в моей душе. - начал я, - Мне совершенно не важно, что я слишком спешу, но для тебя это и так очевидно! Танюш, я ...- она прижала свои озябшие пальцы к моим губам, не давая сказать.

- Вот и не торопись. И не торопи меня. Все и так идет просто замечательно. Дай нам немножко времени. - Она, поднявшись на цыпочки, чмокнула меня в щёку.

Тут вдруг Умка прижался ко мне сбоку, поднырнув головой под мою ладонь, чтобы я его погладил. Мы застыли в оцепенении, глядя друг другу в глаза, пока не прыснули смехом.

- Вот это номер! - крайне удивленная, но веселая Таня склонилась к псу, - Это кто к Андрею пристаёт? Ах ты, разбойник! Всё! Я уже ревную! - мы снова рассмеялись. И уже мне, - Чтобы ты понимал, что сейчас произошло! Он даже к папе моему не подлизывался никогда. Слушается его, через не хочу, но приставать, чтобы погладили, да ни в жизнь. Разве что к деду пару раз, но это особый случай. И снова Умке:

- Ты что мне хочешь сказать, что Андрей и в правду хороший? - пес коротко гавкнул.

- Да я и сама вижу, но благодарю за поддержку!

В груди моей бурлил дикий коктейль из смущения, гордости, радости, растворяющийся искрящимся счастьем!

И тут грянул гром! Нет, не в переносном, а в прямом смысле. Блика молнии мы как-то не заметили, а гром шарахнул так, что завыли сирены запаркованных машин. Мы, не сговариваясь, глянули вверх и вскрикнули: "Бежим!"

Поднявшиеся шквалы ветра сделали бесполезным зонт, и когда мы, смеясь, заскочили в переход метро, мы изрядно намокли. Хорошо Умке: отряхнулся и снова почти сухой. С нас же капала вода. Ледяной дождь и не думал стихать, и к моменту, когда мы добежали до Таниного подъезда, на нас и сухой нитки не осталось.

- Даже не думай отказаться, - заявила Танюша, - ты сейчас идёшь ко мне!

- Как-то не хочется впервые показаться перед твоими родителями в таком виде! - засопротивлялся я.

- Так нет никого. Все на выходные уехали к деду с бабулей. И я должна была, да вот застряла с кабинетом. Так что подымайся без разговоров, ты же околеешь, пока доберёшься домой. Идем!

Сначала поднялась суета вокруг собаки, потом меня сунули в ванную с ворохом домашней одежды и приказом одеть все сухое, и я не успел заметить, как оказался на просторной уютной кухне с большой чашкой горячего чая, отогревая стылые конечности. Мы снова, не переставая, о чем-то болтали. Одежда моя крутилась в сушке, Ум дремал в уголочке, а мне очень хотелось, чтобы дождь лил не переставая.

Великолепное вишневое варенье было оставлено скучать на столе, проиграв конкуренцию потрясающему цветочному меду, настолько же хорошему, как я пробовал у Михалыча.

- Знаешь, - сказал я, - только сейчас пришло в голову что мед - это эссенция солнечного света! Конечно, любой растительный и животный продукт - концентрированный свет нашей звезды, но мед! Даже не могу представить продукта полезнее.

- Конечно. Так и есть. И что очень важно, в мёде почти нет того жертвенного отката, который отбирает большую или малую часть той силы, что мы пытаемся обрести насыщаясь.

- Мне говорили, если с осознанной благодарностью за жертву подходить к питанию, то просто пища становится почти целебной.

- Так и есть. Но здесь очень важен тот момент, когда жизнь отбирают, то, как, с каким посылом, это происходит! Осознание важности и необратимости происходящего поставит запрет на убийство без крайней необходимости, а следствием этого становится благодарность к жертве. Она же отдаёт жизнь, чтобы ты смог продлить свою. Крайне непростая тема, да и ещё невероятно табуированная в обществе. Все ходят в магазин. Покупая мясо, знают, что это части животных, но бегут от мысли, что эти животные жили и умерли для того, чтобы они могли жить. Если бы задумались, жили бы по-другому. И люди, и звери. И болезней определённо было бы меньше и у тех, и у других. Благодарность - вообще тема глобальная. Есть даже практика такая, очень эффективная, дневник благодарности. Звучит глупо, как-то по-детски, но она реально работает. Каждый вечер, перед сном, записывать все хорошее, что с тобой произошло. Даже если ты вообще ничего не делал! Допустим, не по своей воле: заболел, прикован к батарее или заперт в погребе. Всегда есть то, за что можно отблагодарить свой день и кого отблагодарить. Понимаешь, правда? - я кивнул. - Люди, которые практикуют это долгое время, говорят о том, что жизнь их наполнилась невероятно глубоким смыслом. Я вот тебе очень благодарна, что не дал нам умереть с голоду, что делишься со всем миром своим счастьем, что предложил помочь с проектом, что мне с тобой интересно. Донесла я свою мысль?

- Мне кажется да, но последняя фраза нуждается в разъяснении, - и мы снова рассмеялись.

К этому моменту сушилка уже справилась со своей работой, и я стал собираться к себе домой. Дождь и не думал стихать, и Таня предложила было остаться переночевать в комнате брата, но я её заверил, что если останусь, все равно не смогу уснуть. Немного неловкое прощание, короткое, но крепкое объятие, и мой побег в ночь.

Отогреваясь в душе под горячими струями, я ругал себя, что не согласился остаться, в тоже время прекрасно понимал, что поступил верно.


                Продолжение следует...............................


Начало здесь:

Главный закон:       https://cont.ws/@wallyna/22778...

Михалыч, ч.1    :       https://cont.ws/@wallyna/22828...

Михалыч,ч.2   :       https://cont.ws/@wallyna/22874...

Профессор,ч.1   :      https://cont.ws/@wallyna/22937...

Профессор, ч.2.:      https://cont.ws/@wallyna/22990...

"...Витязь...",ч.1:    https://cont.ws/@wallyna/23013...


При работе были использованы материалы форума 
https://russia-magna.for...

Ца­рь­град: Атака Из­ра­и­ля на сек­тор Газа, но удар при­шёл­ся по "элит­ке" Рос­сии
  • Snow
  • Вчера 13:09
  • В топе

По меньшей мере 15 человек погибло, ещё 125 пострадали в результате израильских ударов по сектору Газа. "Беспокоюсь за Андрея Макаревича. Его страна бомбит мирные города. Убивает женщин...

Пески. Пишет Денис Пушилин.

«Побывал на позициях в Песках. Илья Малой (11-й полк) и Бойкот (батальон «Сомали») провели по бывшим укреплениям противника. Штурмовали, теперь дозачищают. Парни всегда в самых горячих ...

Обсудить
  • И снова приветствую Вас, Друзья наши и Читатели. Продолжим читать? Продолжим!
  • эта...вроде как уже не читают вас ,мамзель, годков эдак пять по причине финансирования иноагентом,не ?
  • :wink: :yum: человек регулятор биосферы?
  • Хорошее романтическое продолжение! Почистил голову - поправил судьбу.
  • Блин! Как интересно и глубоко! В тот момент когда кажется что уже ничего нового не произойдёт, рассказ идёт на новый более высокий виток :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: "БЛАГОДАРНОСТЬ ВООБЩЕ ТЕМА ГЛОБАЛЬНАЯ" Обалдеть :sweat_smile: :thumbsup: