Зеленский приказал готовиться к ядерным ударам, ВСУ наносят удары по Херсону

ЯВЛЕНИЕ ГРОЗНОГО ЦАРЯ

21 2201

Интервью с автором памятника Ивану Грозному в Орле Олегом Молчановым.

Святыни, символы и знаки порой таятся. Но, когда приходит время, – властно входят в нашу жизнь. И возвещают о скорых переменах. (Время пришло, пора). Кто знал, например, о существовании мироточивой иконы царя Иоанна Грозного? Кому известно, что на месте чуда, совершенного уже в наше время по молитве к Государю, в Москве была воздвигнута крест-часовня? *(Освящена митрофорным протоиереем Алексием Аверьяновым). Немногие. И вдруг на глазах всего честного народа Царь Иоанн, восседающий на коне, несется по дорогам Руси! Величественный памятник, поставленный на трейлер, летит из Москвы в Орел.

И вот он уже на постаменте! Смиренный, уверенно стоящий всеми ногами на земле конь и по контрасту - стремительное движение руки. Она указует мечом. Царь выбрал место для города! *(Известно, что в детинце орловской крепости был храм Рождества Пресвятой Богородицы. Возможно, этот праздник связан с датой закладки Орла. Так что законно было бы отмечать день города не 5 августа (освобождение от гитлеровцев), а 21 сентября…).

Под сенью славной даты

« - 450 лет тому назад это было. Не будь такой круглой даты, вряд ли удалось бы установить памятник», - говорит его автор Олег Молчанов.

- Порой кажется, это цифры (даты и особенно юбилеи) управляют людьми. Но и здесь нужно видеть Промысел Божий. Кстати, как он проявился, как был осознан в данном случае?

« - Я неоднократно проводил выставки своих картин в Орле, - рассказывает художник, - и однажды с бывшим мэром города Сергеем Афанасьевичем Ступиным мы заговорили о предстоящем юбилее города. О скульптурном увековечении памяти его основателя. Прозвучала фамилия Церетели. Я знаю, что в 90-е годы идею памятника Иоанну Грозному вынашивал и Вячеслав Клыков, но что-то не сложилось. Наверно, тогда еще время не пришло… Как-то в мае 2015 года мы сидели с директором Международного Фонда славянской письменности и культуры Александром Бочкарёвым и опять заговорили о юбилее Орла. Вдруг он сказал мне: а, может быть, ты памятник сделаешь?»

Удивительное предложение живописцу, пейзажисту…

«- В общем-то ничего удивительного здесь нет. Скульптурой занимались многие известные живописцы – и Кустодиев, и Врубель и швед Цорн… Важно другое. Сейчас, как я чувствую — для искусства наступает время не уютных камерных залов, а активного действия, охвата больших аудиторий. Такую возможность предоставляет телевидение, архитектура, монументальное искусство. Плоды этого творчества — постоянно на глазах огромного количества людей. Так Господь управил и в моей жизни: уже несколько лет я веду авторскую программу на телеканале «Союз», спроектировал и построил Царскую часовню в Костроме и вот — первая скульптура»… »

На своей родине, в Костроме, Молчанов построил часовню на видном месте - у моста через широкую в этом месте реку Костромку. На въезде в Ипатьевскую слободу, в ста метрах от знаменитой обители. Назвал часовню Царская Голгофа.

Раньше в этой приметной местности располагался пивной киоск со всеми вытекающими отсюда последствиями. Казалось бы, радоваться надо такой замене. Но ни городские, ни епархиальные власти почему-то особенно не обрадовались. Уж не буду описывать мытарства Молчанова. Больше удручала реакция «простого народа». На поклонном кресте, установленном на месте будущей часовни, три раза крали кружку для пожертвований (впрочем, всегда почти пустую). Несколько раз срывали имперский флаг. (Пришлось повесить его 8-метровый флагшток). Прохожие спрашивали трудившихся здесь армянских рабочих: это что, ваш армянский флаг? Между прочим, вот - характерный момент. Царскую часовню строили не русские, а армяне, а одним из первых (и немногочисленных) жертвователей был опять-таки не русский человек, а татарин, мусульманин Дамир…

Впрочем, хватит о грустном. Открытие «Царской Голгофы» стало настоящим праздником. Из храма Иоанна Богослова, что в Ипатьевой слободе, после воскресной литургии в часовню пришли крестным ходом. Отец Андрей Логвинов (а это был его день рождения) отслужил водосвятный молебен. Детский хор «Иоанн Дамаскин» из Питера грянул «Боже царя храни!»

И в этот самый момент – смотрите, смотрите! – в безоблачном голубом небе над часовней возникла радуга! Она простояла до самого вечера, автор этих строк может засвидетельствовать. Было и еще одно маленькое чудо. Рядом вдруг остановился паломнический автобус (его пассажиры увидели скопление народа и решили подъехать). Одна из паломниц, настоятельница Иерусалимского монастыря Марии Маг-далины, пожертвовала частицу мощей великой княгини Елизаветы Феодоровны и кусочек от ее гроба. (Кстати, сейчас Олег Молчанов с Божией помощью собрал в часовне удивительно богатый мощевик).

Выступая на открытии часовни, Молчанов сказал просто: «Благодарю тех, кто молился, кто помогал и кто не мешал».

Однако вернемся к орловскому памятнику. Жанр монументальной скульптуры требует ведь и «монументальных» сумм…

«- Нам сразу дали понять: в Орловской области средств нет. Хотите — делайте сами. Обещали помочь многие - Изборский клуб, Минкульт, Фонд культуры. Но – увы… И тогда я начал за свои деньги. Надо уметь быть решительным и автономным — кажется, никаких структур, на которые можно было бы положиться, в стране не осталось.»

Сначала была идея многофигурной композиции, которая символизировала бы триаду — за Веру, Царя и Отечество. Благословляющий схимник, Царь и опричник-боярин. Но в итоге пришлось остановиться на менее сложном варианте.

Сроки поджимали – потребовались помощники. Они худо-бедно работали, пока я ежедневно платил из собственного кармана. Когда деньги кончились, помощников не стало. Как их корежило — отдельная история… Однажды даже из-за конфликта с ними меня, автора памятника, не пропускали на заводской проходной. И это при том, что времени – в обрез!

Вообще, людям духовно не подготовленным, какими бы профессионалами они не были – за такое дело лучше не браться.

Я уже давно говорю об этом: по большому счету в любой сфере деятельности неправославные – профнепригодны.

«- Так, вот, однажды прихожу на завод – рука, держащая меч, приварена неправильно. Меч должен указывать на место основания города, а он торчит кверху. На этой почве у меня с рабочими едва до рукопашных схваток не доходило. Без преувеличения.»

Я понял тогда: с наемниками надо быть предельно жестким.

Копоть, масло горит, мат-перемат, химикаты — вот московский завод, на котором я работал и на котором отливали памятник. Агрессивная среда! И каждый день, собравшись с духом, ныряешь в нее. С утра и до 23.00 — пока не закрывают проходную. Дышишь аммиаком, глотаешь медную стружку, когда шлифуется скульптура… Я сделал себе Божий угол — с иконами, лампадой и воскурением ладана. Сначала директор что-то говорил мне про пожароопасность лампады (хотя кругом — сварка, отливка и прочее), потом он уже сам приходил прикладываться к иконам.

Отвечаю на вопрос, который задают многие. О цвете памятника. Сейчас принято наносить на бронзу специальное покрытие, и все новые монументы похожи на шоколадные. А нетонированная бронза окисляется, становится зеленой. Мы сразу сделали такую патину, как будто монументу уже лет двести. Кстати, столько этот памятник и должен был бы стоять на Руси»...

Да, места первому Русскому Царю не нашлось даже на монументе, посвященном Тысячелетию России. На нем 180 фигур, есть люди из окружения Грозного Царя, а самого его нет!

Соглашусь с мнением В. Бойко-Великого о том, что боярская ненависть к Грозному Царю не утихала веками. «Живший в XVIII веке историк, управляющий Московским государственным архивом, малороссийский масон Николай Бантыш-Каменский (жена которого происходила из рода Адашевых, бывшего в опале при Царе Иване Васильевиче), пылал горячей ненависть к Царю Иоанну и сумел привить ее своему ученику, историку Николая Карамзину». Ну а уж влияние беллетристики Карамзина на целые поколения русских людей известно. Что ж, известный исследователь Виктор Острецов назвал как-то масонство системой мести. Вельможное масонство продолжало мстить Грозному Царю из поколения в поколение.

Итак, монумент в Орле – это восстановление справедливости. Хотя, оказывается, памятник Грозному Царю, хоть и ненадолго, но появлялся уже в XVIII веке.

Ложь, что в России раньше не ставились памятники Иоанну Васильевичу Грозному, - писал профессор И. Фроянов в письме орловскому губернатору В. Потомскому. - Мода на памятники пришла в Россию лишь в XIX веке, но еще в XVIII веке император Петр Великий воздвиг первый памятник Царю Иоанну Васильевичу Грозному в день своего торжественного въезда в Москву после Полтавской битвы... Первый памятник находился при той самой Триумфальной арке, в которую торжественно въезжал Петр I в Москву после битвы под Полтавой.

Укрепитесь, Вадим Владимирович, порадуйте истинных патриотов России и поставьте памятник не откладывая, в ближайшие дни празднования 450-летия славного города Орла».

« - В один «прекрасный момент», - продолжает Молчанов, - деньги мои кончились. Ничего, сидел на гречке. А Господь послал благодетелей. Причем, вовремя. Так, что работа не остановилась. Правда, вместе со средствами появились и непрошенные «консультанты». Например, отливают правую руку Государя, которая воздымает Крест, а лестовки на ней нет. Лествица — это не просто образ молитвенного восхождения ко Кресту. Это – историческая правда. Кстати, у патриарха Гермогена работы Салавата Щербакова тоже лестовки нет. Я звоню ему, удивляюсь, а он отвечает: у меня серьезный консультант был… Патриарх без четок! Благочестивый Государь – без четок. Как такое возможно? Смысл «консультаций» понятен: лестовки неугодны потому, что сейчас ими пользуются почти исключительно старообрядцы. Вот и в нашем случае кто-то важный сказал: не надо этой детали… Кто платит, тот и заказывает музыку. Ничего, сделали лестовку заново».

Но, насколько я знаю, одну «деталь» отстоять не удалось.

« - По первоначальному замыслу, памятник должен был быть с нимбом…

- Да ты что, - говорили мне, - даже и речи не может быть! Царь ведь не прославлен... Теперь мне остается только напомнить свои аргументы. Вот что писал в свое время владыка Сергий (Спасский): «Обратим внимание на одно из отличий в Святцах Николо-Коряжемского монастыря от 10 июня. Там говорится об обретении святого телеси Царя Иоанна». О каком же Царе Иоанне идет речь, и когда же произошло обретение его нетленных честных мощей? Известный исследователь, церковный историк Евгений Голубинский в своем фундаментальном труде «История канонизации святых в Русской Церкви», изданной в 1903 году, пишет, что здесь, несомненно, идет речь о Царе Иоанне Васильевиче Грозном». * (Московские ведомости, выпуск 16. С. 9).

Это лишь одно свидетельство почитания царя как святого. Кроме того, Леонид Болотин обращает внимание на такую деталь. По церковным обычаям, Подвижникам в статусе местночтимых Святых первоначально служились панихиды, а не молебны. Хотя в средневековой Руси было известно и молебное служение не прославленным еще соборно Святым. Потому что для соборного прославления в ряде случаев в Москву по велению Первоиерарха собирались уже готовые службы, каноны, молитвословия. Что касается местного почитания Царя Иоанна как местночтимого Святого в Москве, то оно совершалось именно в виде панихид. Причем верующие чаще всего обращались к Царскому духовному заступничеству при различных судебных тяжбах, ища справедливости. Об этом в частности свидетельствует протоиерей Н. Извеков, настоятель Архангельского собора в Кремле, в своей книге "Московский придворный Архангельский Собор" (М., 1916): "У гробницы его, по усердию многих богомольцев собора, служатся панихиды с поминовением или одного имени Царя Иоанна Васильевича или же с прибавлением к оному имен своих родственников".

Отзвуки давнего почитания Царя Иоанна Васильевича Русской Церковью как святого содержатся в недавно опубликованной "Записной тетради" о. Павла Флоренского. "Иоанн Грозный – Правда ли что Он был одно время канонизирован?" – читаем в записи от 1 декабря 1905 года.»

Чем пресекаются обычно разговоры о святости Царя? Имеющей иностранное, враждебное происхождение ложью. Талдычат об убийстве сына, митрополита Филиппа, игумена Корнилия.

«- Надо сказать, что «значительную роль в недопущении почитания Царя Иоанна на государственном уровне сыграл Патриарх Никон, который во многом был оппонентом Царя в вопросе понимания первенства Священства и Царства. Всероссийское прославление митрополита Филиппа, проведенное в 1652 году под руководством тогда еще митрополита Никона, сопровождалось символическим покаянием Царя Алексея Михайловича перед Святителем Филиппом: на его гроб Царь положил покаянную грамоту за своего пращура Царя Иоанна Васильевича. Нужно отметить, что покаяние Царем Алексеем Михайловичем было принесено в утверждении соборного решения о низложении Митрополита, а отнюдь не в его смерти… За этими церемониями оказалось как-то забыто, что именно по инициативе Царя Иоанна игумен Соловецкого монастыря Филипп был поставлен в епископы и сразу же, в 1566 году, избран Освященным Собором Митрополитом всея Руси, что называется, в «обход» своего правящего архиепископа Новгородского Пимена. А в 1568 году именно Собор епископов во главе с архиепископом Пименом, заслушав ложные покаяния игумена и некоторых монахов Соловецкого монастыря, и доклад специальной комиссии, проводившей расследование в Соловецком монастыре. Низложил митрополита и отправил в ссылку в Тверской Отрочь монастырь. Было это, конечно, не без ведома Царя. Однако вскоре, после загадочной смерти Святителя, Царь Иоанн разобрался в клевете на митрополита Филиппа и строго наказал всех клеветников и гонителей: и членов комиссии, и лжесвидетелей – игумена и монахов. Был низложен и отправлен в ссылку архиепископ Пимен, казнены гонители митрополита…» *(Московские ведомости, выпуск 16. С. 61, 62). Когда Малюта Скуратов прибыл к митрополиту, тот был уже мертв. Пал жертвой внутрицерковного заговора. Обличительного слова митрополита Филиппа в первую очередь боялся владыка Пимен, который установил изменнические контакты с враждебной стороной. (Впоследствии у него были найдены грамоты польского короля Сигизмунда).

Если подробно и непредвзято разбираться со смертью митрополита Филиппа и псковского игумена Корнилия, то непричастность Царя становится очевидной. Кстати, именно в советское время «Святой Преподобный Корнилий Псково-Печерский, почитание которого продолжалось уже более 350 лет, вдруг без всяких на то оснований и без соборных постановлений начинает именоваться «Преподобномучеником», якобы пострадавшим от руки Царя Иоанна Васильевича, тексты служб Преподобному исправляются, в них вносятся слова ложных обвинений в адрес Царя Иоанна. В эти же годы подобным образом «исправляются» и службы Святителю Филиппу, Московскому Чудотворцу. Службу святителя Филиппу XVII века нетрудно найти в томе 13 «Библиотеки литературы Древней Руси». Никаких инвектив в адрес Царя Иоанна Васильевича они не содержат».

Есть данные, пишет Л. Болотин, что накануне Первой Мировой войны велась подготовка к прославлению Царя Иоанна Васильевича Грозного, но, увы, война и революция остановили этот процесс. Совершенно достоверно то, что «в отличие от высших слоев русского общества, простой народ всегда почитал Царя Иоанна Васильевича Грозного: ему было посвящено множество песен, народных сказаний (дошедших до нас в фольклорных сборниках, например, «Сборнике Кирши Данилова»). В XIX веке и в начале XX века у его гробницы в Архангельском соборе Московского Кремля регулярно служились панихиды, и стекавшиеся сюда москвичи и жители всей России взывали к помощи Святого Царя Иоанна Васильевича. Настоятель Архангельского собора протоиерей Валентин Амфитеатров вел специальную книгу, куда записывал чудеса, совершившиеся по молитвам к Царю Иоанну». Возможно, этот сборник хранится у кого-то из почитателей отца Валентина. Хотелось бы верить, что он будет обретен.

Увы, многие оппоненты всего этого и слышать не хотят. И даже, когда мы устанавливали памятник, в подписи на постаменте в итоге зашлифовали слово «благоверный». А разве не был Царь таковым?!»

Некоторые специалисты отмечают, что Царя следовало бы именовать Великомучеником. Он ведь был отравлен.

Царю Иоанну Васильевичу долгое время хотят приписать некую манию преследования. Чуть ли не паранойю, связанную с поиском врагов. Но ведь сейчас достоверно известно, что вокруг него действительно клокотала боярская измена, что были отравлены три первые жены Царя: Анастасия, Мария Черкасская и Царица-невеста Марфа, а также его сын Иоанн Иоаннович. Кроме того, сын-первенец, царевич Димитрий утонул при странных обстоятельствах. Все это было соборно установлено еще в XVI веке, а медико-криминалистические экспертизы останков Цариц и Царевича подтвердили это и в XX веке. Кто-то целенаправленно и упорно уничтожал Рюриковичей. Загадочная смерть святого Димитрия Угличского – тому подтверждение.

А уж как травили самого Царя! Леонид Болотин обращает внимание на самооценку физического состояния Царя, которую мы видим в его Завещании. Некоторые слова, видимо, свидетельствуют о головных болях и физической немощи — «ум убо острюпись, тело изнеможе». Другие выражения указывают на болезненные явления на кожных покровах — «струпи телесна», «язвы струп моих глаголющее… телесныя». Струпы от подживающих язв. Но на Своем теле Государь помимо струпов видит открытые, долго незаживающие раны и язвы — «ранами исполумертв оставлен». Некоторые люди, страдающие заболеваниями печени, из-за нарушений процессов метаболизма в периоды обострений мучаются от повышенной чувствительности к запахам собственного тела, собственных потовых, слизистых и слюнных выделений. Тогда больного даже после тщательного мытья и гигиенического полоскания рта преследует запахи и даже привкусы кала и мертвечины. Причем окружающие ничего подобно по запахам от больного человека даже в малейшей степени не слышат. И тут подобное явление читается в словах — «телом окалях», «паче мертвеца смраднеиший и гнуснеиший». Странным образом для больных иногда смердит и совершенно свежая мясная, молочная или рыбная пища, в иное время своим ароматом только возбуждающая аппетит: «не могох представити трапезы». Тут своеобразный внутренний сигнал организму о характере нездоровья, чтобы справиться с болезнью, необходимо воздерживаться от тяжелой пищи и питья.

Вообще, говорит Молчанов, мне пришлось разбираться не только в спорных вопросах истории, но и в деталях - старинной упряжи, устройстве седла. Каждая «мелочь» в установленном памятнике исторически достоверна. Меч, например, в руке Царя является по сути копией меча Каролингов (датируется XII веком), который археологи нашли в Сибири несколько десятилетий назад. Существует красивая гипотеза о том, что оружие это было подарено Грозным Царем Ермаку Тимофеевичу… Или вот царские сапожки. Знаете, почему русская обувь той эпохи - с загнутыми вверх носами? Для красоты? Нет, дело вот в чем. До патриарха Никона службы сопровождались многими земными поклонами (метаниями), которые теперь остались только при чтении канона Андрея Критского. Загнутые носы нужны потому, что так удобнее делать поклоны».

Но все-же люди в первую очередь смотрят не на седло и даже не на меч, а на лик Государя. Некоторые говорят: не похож!

- Достоверного портрета Грозного Царя не существует. Люди живут стереотипами. А кем и почему они созданы? Художником Репиным? Все помнят его картину про якобы бывшее убийство Царем своего сына.

Существуют свидетельства, что рука стала сохнуть у художника после этой клеветнической работы…

- Стоит процитировать письмо орловскому губернатору еще одного видного историка, профессора Сорбонны А. Рачинского: «Неправда, что он был тираном, при его 53-летнем правлении было казнено в десятки раз меньше людей, чем при любом правителе европейских держав и в его время, и в последующие века. Все вымышленные предателем и изменником Андреем Курбским сведения о якобы имевшем место отношении Царя Иоанна Васильевича Грозного к смерти своего сына, Царевича Иоанна Иоанновича, скорбной кончине митрополита Филиппа и некоторых других деятелей, которые тщатся сегодня поднять на щит либеральные средства массовой информации, не имеют под собой никакого исторического основания. *(Исследователь Б.Галенин справедливо замечает, что доверять свидетельствам предателей трудно уже потому, что те готовы переписать всю историю для того, чтобы оправдать свою измену). Это выдумки, запущенные клеветниками России и иностранными агентами. *(В 1573 году в Литве выходит лживая книга князя Андрея Курбского под названием «История о Великом Князе Московском, которую слышал от достоверных людей и сам своими глазами видел, в сокращенном виде по возможности нашей сколько мог прилежно написал по просьбам многих». Эта клеветническая книга как образец «черного пиара» послужила в дальнейшем созданию многих злобных мифов Запада о России и Русском Царстве и о якобы «ужасном» Царе Иоанне Васильевиче. «История» Андрея Курбского готовилась как средство борьбы против восшествия Царя Иоанна на польский престол (шляхта приглашала его дважды)). Как было доказано исторической наукой еще несколько сот лет назад, это одна из первых масштабных информационных войн, развернутых в отношении России…» *(Московские ведомости, выпуск 16. С. 92).

Однако вернемся к внешности Грозного Царя. Можно ли говорить, что достоверного портрета не существует? Нам сразу напомнят о реконструкции Герасимова, сделанная по черепу Ивана Васильевича.

Дело в том, что мягкие ткани лица реконструировать невозможно. Здесь – дело фантазии. Почему Герасимов наделил лик Царя недобрыми, хищными чертами? В угоду Хрущеву, который ненавидел Сталина. Это было сделано в пику тому, что при Сталине царь Иоанн IV осмысливался, как строгий, но мудрый и справедливый правитель. Так что я решил не усугублять стереотипы. По описаниям современников мы знаем, что Царь был благообразен. Я сделал собирательный портрет красивого, мужественного русского человека».

К сожалению, Олег Иванович, на многочисленных фотографиях памятника, лик разобрать не так-то легко. Он постоянно как бы затенен.

« - Получился контражур — солнце всегда за спиной монумента, и когда бы его ни фотографировали — он получается черным на фоне неба. Думаю, памятник мы повернем. Царь, указав на место основания города, станет спиной к детинцу, лицом к подходящему с юга врагу».

- Видится в этом и такая символика: Царь обращается лицом к солнцу. Солнце Правды навсегда осветит его лик, затененный клеветой.

« - Надо сказать, что и сами адреса для установки памятника менялись. Был вариант - на месте нынешней стелы, которая в народе называется вафлей. Она была поставлена к 400-летию города еще молодым Зюгановым, тогдашним комсомольским секретарем областного масштаба. Кажется, кто-то решил не обижать Геннадия Андреевича… Потом рассматривали площадь рядом с кинотеатром «Победа» (это бывший храм Георгия Победоносца). Кстати, рядом с ним — место погоста, где похоронены воины, создававшие эту крепость. Отвергли этот вариант, также как и точку у ТЮЗа (охранная зона). В итоге сам Господь указал место, лучше которого не придумаешь: на набережной рядом с Богоявленским собором, у слияния рек Оки и Орлика. Здесь в 1566 году и был основан Орел.

Теперь, правда, какой-то местный правозащитник подал заявление в суд. Дескать, и здесь нельзя было ставить. Опять - охранная зона. Вообще всю русскую землю кое-кто хотел бы превратить в сплошную охранную зону – чтобы охранить ее от русской истории и русского будущего. Характерно, что одним из наиболее активных противников памятника стал руководитель местного театра, он же - глава здешней иудейской общины. *(Орловский театр Открытое пространство – это пьесы Улицкой, мат со сцены и прочие достижения современной культуры. Вот в отношении всего этого и должна создаваться «охранная зона»!).

- Иногда кажется, что правозащитники – это какой-то особый субэтнос…

- Ничего, если дойдет до суда, то, по молитвам Царю, наша правота будет доказана. Не случайно в старину Грозному Государю молились именно о судебных делах. Народ сердцем чуял: суд его был - милостивый. Он почти всегда смягчал вынесенные приговоры.

- Это заступничество происходит и в наши дни. Вот свидетельство В. Ерчака, автора известной книги «Слово и дело Иоанна Грозного». Но эпизод, о котором пойдет речь, он рассказывал, скорее, не как писатель, а как адвокат. Валерий Михайлович выступал в суде против лидера Белорусского народного фронта З. Поздняка. Когда дело стало явно клониться к неудаче, православный адвокат начал усердно молиться Грозному Царю. И дело, в совершенно безнадежной ситуации, оказалось выигранным.

- Кстати, на собираемых Царем Соборах не только были осуждены еретики, но и канонизированы 39 русских святых (до этого чтили 22 святых), в том числе благоверный князь Александр Невский и преподобный Александр Свирский. Это – свидетельство духовной чуткости Царя. С чем такое качество связано в его личности? Не с тем ли, что, как говорят на Афоне, святого видит только святой?! И еще: при Грозном Царе, особенно после Стоглавого собора, христианство возобладало окончательно во всех областях русской жизни. А то ведь в шапках в храм входили…

- Но вот наступил долгожданный день. Множество людей собралось на Богоявленской площади Орла. Иконы, штандарты в руках членов Союза хоругвеносцев. Символично, что открытие монумента совпало с Праздником Покрова. Те, кто думает, что идея памятника Грозному Царю была с самого начала защищена какими-то важными государственными инстанциями или могучими личностями, ошибается. Все решалось на более высоком уровне. Благодатный Поров Матери Божией защитил.

На открытии памятника. В руках Молчанова -мироточивая икона Грозного Царя (с частицей покровца с лика Государя из его гробницы), рядом – келейница старца Николая Гурьянова схимонахиня Николая и мама художника – Нина Ивановна). Памятник освящал схиархимандрит Илий (Ноздрин). Старец назвал Грозного Царя строителем нашего Отечества, принявшим много клеветы. Простые и впечатляющие слова сказал и ты, Олег Иванович: «Почему Волга — русская река? Не Царю ли мы обязаны этим?»

Интересно, что на открытие прибыла делегация ученых из Монголии. Если у нас многие ещё нудят: неоднозначная личность, спорная фигура, то монголы безоговорочно почитают нашего Царя. Называют его Иван-ханом. Он ведь сын Елены Глинской, в жилах которой по отцовской линии — кровь Чингизидов. Не потому ли народы Казанского, Астраханского, Сибирского ханств принимали его как законного владетеля этой земли?! И освоение ее проходило во много раз быстрее, чем, например, освоение белыми американцами Дикого Запада.

«Русь воевала не за новые земли, не за колонизацию Казани и Астрахани, - писал, поддерживая губернатора Орла В. Потомского, профессор И. Фроянов, - Русь устраняла тех пришлых князей, которые стремились построить жизнь этих царств на основе грабежа Российской Земли. *(О схватке московского всадника-змееборца и казанского змея Зиланта, о том, как, подобно былинному богатырю Иоанн Грозный вывел из казанского полона, из поганых змиевых пещер до ста тысяч русских людей – в моей книге «Царь-Змееборец»). Именно поэтому большинство казанских, астраханских и сибирских знатных людей перешло на службу к Православному Царю. Они верно столетиями служили ему, войдя в состав российской знати. И многие великие русские деятели происходили именно из этих родов, составивших славу России».

Кто-то хорошо сказал, что Иоанн Грозный собирал земли и неустанно готовил Святую Русь ко Второму Пришествию Христа…

- А какова нынешняя идеология? Заработайте денег и поезжайте на турецкий пляж. Национальная идея для многих – загадка. Меж тем программа была предложена и воплощалась еще царем Иоанном Васильевичем. Формула короткая: Москва - Третий Рим. За его спасительной оградой люди, желающие личного спасения, народы, желающие не быть уничтоженными, - всегда находили защиту. Бог даст, и впредь: наша страна соберет под опеку православные и не только православные народы. Все придут под крыло державного орла. Как и во времена Грозного Царя, который собрал земли, превышающие площадь всей Западной Европы. Собирал он порой и железной рукой. И как бы там не рыдали о судьбе погубленных демократий Новгорода и Пскова, речь шла о возвращении исконных русских земель из пасти чудовищного Ганзейского союза, который нашел в этих «демократиях» свою «пятую колонну».

Города Ганзейского союза предоставляли друг другу торговые льготы, но налогов тем государствам, на территории которых они находились, не платили. В этом можно увидеть прообраз грядущего наднационального объединения - мировой державы антихриста.

Кто-то хорошо сравнил Ганзейский Союз с ЕС, а Ливонский орден, который был сокрушен Иоанном Грозным, – с НАТО.

Ливонский орден, обращает внимание В. Бойко-Великий, - основан в 1237 году из остатков разгромленного ордена Меченосцев, захватившего земли русских, прусов, варяго-славян, эстов, вепсов и других народов в первой половине XIII века. Сам же орден Меченосцев был основан по образу Ордена Тамплиеров, осужденного за отречение от Христа, содомию, использование магических обрядов и практик. Есть основания предполагать, что тамплиеры и их последователи частично перенесли свои оккультные обряды и практики в Ливонский и Тевтонский ордена. С момента своего создания онемеченная Пруссия была гнездом тайных «рыцарских», дворянских оккультных обществ, что подтверждается, в частности, археологическими раскопками. Во второй половине XVII века именно там появляются одни из первых масонских лож как новые формы тайных оккультных организаций… Именно по образцу Тевтонского и Ливонского орденов Адольф Гитлер строил и тайную, и явную оккультную националистическую идеологию и политику нацистской Германии. Как знать, не разгромил бы Царь Иоанн Васильевич оккультный Ливонский орден в 1550-х годах, и Прусское государство было бы гораздо большим, более сильным и напрямую угрожало бы России уже в XVII веке.

Более полутора сотен городов и крепостей заложил Государь. Кроме Орла – Архангельск, Арзамас, Свияжск, Любим, Данков, порт Ругодив (Нарва)… Бог даст, все они воздадут должное своему державному основателю. Сейчас Молчанов вынашивает идею памятников в Архангельске, Полоцке (где сохранился вал Ивана Грозного). Показывал мне художник эскиз памятника, посвященного грандиозной битве при Молодех. Пока он выглядит так: вокруг бюста Государя – фигуры героев битвы Воротынского, Хворостинина и стрельцов. Битва эта эпохальная и замолчанная. Понятно – почему?

Стоит пояснить. Около тридцати тысяч человек объединенного земского и опричного войска под командованием земского воеводы князя Михаила Воротынского и опричного воеводы князя Дмитрия Хворостинина стали на пути к Москве стопятидесятитысячного войска крымчаков и турок. В составе этой орды был крупный корпус янычар – «спецназ» того времени.

Участие янычар показывает, что крымскому хану Давлет Гирею удалось склонить к союзу своего племянника, шахиншаха Селима II. Над Москвой нависла смертельная опасность. Тем более, что в пору довольно сложной ситуации на Северо-Западе России Царь Иоанн в июне 1572 года перенес Свою ставку в Новгород Великий.

До этого состоялся «разведывательный» набег крымского хана Девлет-Гирея на Москву по согласованию с Речью Посполитой и Шведами. Крымский хан использовал предательство отдельных русских воевод, обошел стороной все высланные ему навстречу опричные войска во главе с Царем Иоанном Васильевичем и внезапно появился у Москвы. Из-за этого предательства русские потерпели самое крупное поражение в эпоху Царя Иоанна Васильевича. Столица была разграблена и подожжена, но Кремль и Китай-город татары не взяли и сами гибли в огне устроенных ими пожарищ. Русские войска во главе с князем Михаилом Воротынским отбили все атаки крымцев. Хан отошел от Москвы с большим полоном. После этого татарского набега, население Москвы сократилось более чем в два раза.

По замыслу инициаторов, новый поход должен был полностью уничтожить Русское Царство и поделить его земли между османами, крымчаками, Речью Посполитой, Ливонией и Швецией. Поэтому сражение при Молодех по своему значению можно смело сравнить с подвигом русского народа на Куликовом поле. Во время битвы при Молодех 29 июля–2 августа 1672 года вся вражья сила была разбита. В Крым живыми вернулось только пять тысяч воинов. Произошло это сражение на территории нынешнего Чеховского района, в 60 километрах от Москвы.

Однако два основных отряда Опричного войска — полк князя Дмитрия Ивановича Хворостинина (2040 опричников; они входили в Передовой Полк под общим командованием князя Андрея Петровича Хованского) и полк Василия Ивановича Умного-Колычева (1713 опричников, они входили в Сторожевой Полк под общим командованием князя Ивана Петровича Шуйского) в этой битве полегли полностью.

Израненные командиры князь Дмитрий Иванович Хворостинин (умер монахом Троицкой Лавры Дионисием) и Василий Иванович Умной-Колычев, да ещё несколько опричников только чудом выжили в этой безпощадной сечи.

Всего в Опричном войске к 1570 году было около 6000 воинов. Часть полегла, обороняя подступы к Москве в Мае 1571 года. Полагаю, пишет Леонид Болотин, что слова в Завещании Царя об Опричнине как об образце связаны именно с этим фактом почти полного уничтожения Опричного войска. Ещё оставался отряд опричников под командованием Григория Лукьяновича Бельского — Малюты Скуратова, который тогда находился при Царе в Новгороде. Он готовился для участия в боевых действиях на Северо-Западе.

1 января 1573 года Царь и Великий Князь Иоанн Васильевич во главе 80-ти тысячного войска вступил в Эстляндию. Приступом взят Вейсенштейн (Пайде). При штурме погиб верный соратник и один из главных опричников Царя – Григорий Лукьянович Скуратов-Бельский. Он был похоронен в Иосифо-Волоцком монастыре, ктитором которого являлся. В 1572 году он подарил монастырю список Владимирской иконы Божией Матери. С первых дней этот образ прославился чудесными творениями и получил название Волоколамской иконы Божией Матери. *(В настоящее время хранится в музее имени Андрея Рублева в Москве).

Вот вам «тайна» роспуска Опричнины! Вот какую роль сыграла она в нашей истории! Практически вся она отдала жизни за други своя.

Соглашусь с Л. Болотиным: опричнина — судьбоносный этап в становлении Русского государства, который длился с 1565 по 1572-1573 годы — всего семь лет! Данная седмина не только определила генеральные стратегии нашего Отечества как организованной энергии удерживающей силы зла во всем мiре до нынешних времен, но она ещё является прообразом жизнедеятельности и борьбы грядущей России во времена антихриста. Ведь его политическая жизнь тоже будет длиться ровно семь лет — три с половиной года подготовки лжецарства антихриста и три с половиной года его лжецарствования.

Царь Иоанн в своем Завещании (1572 или 1573 год) засвидетельствовал о скорбной судьбе Его Опричнины, когда написал: «А что есьми учинил Опришнину, и то на воле детей моих, Ивана и Федора, как им прибыльнее, и чинят; а образец им учинен готов…» То есть Государь в случае своей скорой смерти не предлагал Своим Сыновьям сохранять или возобновлять Опричнину, но мыслил её как некий духовно-мистический образец устроения России последних времен.

Не приблизились ли эти времена? Во всяком случае, нынешняя «боярская измена» напрасно чувствует себя безнаказанной… Предательство, которое пронизало всё и вся, может быть сокрушено только так – отделением здоровых сил в опричнину и безпощадным искоренением измены. Этого она и боится. Потому-то и вызвала такое беснование установка монумента в Орле.

Памятник – знак того, то наша память вырвалась из плена. Из мутного пространства измены, клеветы и подтасовок.

Однако, вернемся к творческим замыслам Молчанова. Видел я и эскиз памятника Царю на Лубянской площади. Он привязан к тому месту, где стоял памятник Дзержинскому. На Лубянке ведь был Разбойный приказ, можно сказать, что Иван Васильевич — организатор отечественных спецслужб.

Л. Болотин обращает внимание на такую важную деталь. После битвы при Молодех Царь высказывает желание принять монашество. Об этом свидетельствует Послание Царя Старцам Кирилло-Белозерского монастыря от Сентября 1573 года: «И кажется мне, окаянному, что наполовину я уже чернец; хоть и не совсем еще отказался от мирской суеты, но уже ношу на себе рукоположение и благословение монашеского образа. И, видя в пристанище спасения многие корабли душевные, обуреваемые жестоким смятением, не мог поэтому терпеть, отчаялся и о своей душе обеспокоился, ибо я уже ваш, и чтобы пристанище спасения не погибло, дерзнул сказать это».

Это намерение Государь выполнил перед смертью. Он принял великую схиму с именем ветхозаветного пророка Ионы. Того самого, что был проглочен китом и воззвал ко Господу из недр шеола, то есть из ада. Поглощение китом есть образ власти диавола, попущенной Богом для испытания человека. И человек, не возроптал! Сдается мне, что и сейчас царственный схимник Иона взывает из недр шеола. О чем? О помощи? Но он не нуждается в нашей защите. Из бездны клеветы и очернительства он взывает к нашей духовной чуткости. Это не он, а мы нуждаемся. Если народ засвидетельствует то, кем является для нас Грозный Государь, то Господь пошлет нам своего помазанника, нового Грозного и Благочестивого Царя.

PS. Новгородский летописец (составитель свода 1539 года) писал, что когда родился Иоанн, "внезапну бысть гром страшен зело и блистанию молнину». В честь рождения будущего Грозного Царя, первого помазанного Русского Государя, в подмосковном селе Коломенском была воздвигнута шатровая церковь Вознесения Господня. Именно в ее подвале и была обретена черная доска, явившая вскоре изображение Христа, восседающего на коленях Богородицы, у Матери Божией - царские регалии в руках. Обретение Державной иконы произошло 2 (15) марта 1917 года. В день отстранения от власти Государя Николая II!

Образ отмечен печатью судьбоносных событий. Он был перенесен в Коломенское из Московского Вознесенского монастыря в канун занятия города малым антихристом – Наполеоном. А спустя век с небольшим, образ засвидетельствовал: теперь Богородица занимает царский трон - до времени. До возвращения Помазанника Божия.

При обретении иконы было сказано: «Есть в Коломенском большая черная икона. Ее нужно взять, сделать красной. И пусть молятся». Наше молитвенное упование обращено к небесам. Туда, откуда падает геральдический сокол – знак Рюриковичей, знак небесного происхождения царской власти. Он падает стремительно, как молния. Нет его – и вот он уже здесь. А гром, возвещающий явление нового Грозного Царя, раздастся позже.

Фрагмент книги Юрия Воробьевского "Орден Иуды", посвященный Царю Иоанну Васильевичу Грозному

Источник: http://www.vorobievsky.ru/#ig_...


Мерседес: Германия ответит российской диверсии на газопроводах!

Германия планирует взорвать ещё действующие в различных странах автомобильные заводы "Мерседес" и "Фольксваген", чтобы не поставлять их продукцию в подлую Россию.  Немецкими с...

Системообразующие факторы формирования личности. Пять стадий принятия неизбежного.

Лекция рекомендуется для персонала осуществляющего деятельность в жёстких конкурентных условиях рынка. Значительно повышает его мотивацию и достижение плановых показателей деятельности ...

Я за него. И мы за Родину.

Коллеги, мы все понимаем, что мобилизация была неизбежна. И это война не с Украиной. Там бобик сдох бы уже через 3 месяца. Это прокси война с коллективным Западом.Я думаю, кроме откровенных ошибок, бе...

Обсудить
  • :clap: :clap: :clap:
  • +++
    • Tos
    • 25 июля 2017 г. 14:40
    Необходимость чистки государства от "боярской измены" была осознана только Сталиным, что и помогло СССР выиграть войну и построить мощное и самодостаточное государство. Сейчас необходимость подобной чистки назрела вновь, и пока она не будет проведена, мечтать о сильной и независимой России не приходится. Очень интересная статья, спасибо! +++++
  • Первый памятник находился при той самой Триумфальной арке, в которую торжественно въезжал Петр I в Москву после битвы под Полтавой. __________________________________________________________________________________ Разве? Первыми  в мск называли деревянные  триумфальные ворота  и вроде Александр 1 в них въежал.  Были  и другие  арки-ворота, но их триумфальными не называли...царские Ал. Мих. (сохранились в Измайлове),  Красные, Сретинские, Покровские, Кремлевские и т.д.  Афанасьев писал картину  про въезд Петра, но  он творил относительно недавно и мог видеть вторые Триумфальные ворота Бове на пл. Тверская Застава , но там  не было Иван Васильевича.  Что известно про Александровский памятник царю? Вроде его демонтировали, и тишина.
  • :exclamation: :collision: :raised_hand: