БЕЛОЕ СОЛНЦЕ ПУСТЫНИ 70 лет спустя, глава 14-я

0 399

Неподалеку от ворот дворца Хана на бетонной дороге стоял небольшой белый самолет "Сесна". Его охраняли несколько моджахедов, с интересом разглядывавших необычный в этих краях самолет.

Между тем на балконе второго этажа, выходящего в сад, сидели двое мужчин. За последние дни дворец Хана уже потерял свой первоначальный вид. В некоторых местах дом был разрушен. В высоком заборе, окружающем дом, зияли большие проломы - следы двух боев, которые пережил дворец. Сад был испорчен следами тяжелой техники. Половина деревьев сгорела. Остальные ждали своего часа, чтобы быть разрубленными для костров. Во дворе стояло множество военной техники, шлялись моджахеды, расселившиеся в бывших хоромах партийного босса. Слышался гомон людских голосов: ругань, перемешивалась с командами. Рычали двигатели двух танков, которые были повреждены во время боя, и сейчас их пытались починить. Пахло машинным маслом, выхлопами и порохом.

Несмотря на это дворец сохранял в себе ауру былого величия. Он была все еще красив так же, как красивы развалины древнего Рима. Именно эту картину наблюдали двое мужчин сидящих на балконе. Один из них, здоровяк арабской внешности, курил сигару и задумчиво поглядывал на своего собеседника. Второй был европейцем. Это был мужчина лет сорока, нормального телосложения, с лицом циника и пропойцы. Было в нем что-то от легендарных детективов из голливудских триллеров сороковых годов и в тоже время что-то от суперагента 007. Мужчина был одет во френч и штаны цвета хаки, на его голове был пробковый шлем. Это был тот самый Джон Оккинг, он же Ларри Джексон, Серж Стравински, Тони Мак-Клауд, известный спекулянт оружием, двойной, тройной и иногда, в зависимости от обстоятельств, четверной агент различных стран, спецслужб, террористических организаций, компаний. В общем, человек ищущий мест, где можно крупно заработать и поучаствовать в интригах безумной сложности, когда сами участники не понимают, кто есть кто, и на кого он все-таки работает. Сейчас он представлялся гражданином Ирландии. Оккинг пил из стакана виски и тоже курил сигару.

-У вас хороший виски. Настоящий шотландский. Откуда вы его взяли, Марид? - сказал он на английском.

-Прямые поставки. У меня большие связи, - ответил Хадат на том же языке.

-Великая страна. Жаль, что она рухнула. Но не нам ли знать, что ничто не вечно в этом сраном мире. Рим тоже был великой империей, и что теперь?! Одни лишь развалины Колизея. И все-таки меня мучает ностальгия. Раньше было интереснее. Какие интриги, шпионаж, коммунизм, империализм. А теперь одни лишь деньги! – он сделал многозначительную паузу, после которой его романтическое настроение тут же улетучилось, и сменилось деловым. -Итак, я здесь. Это значит, что я вам все-таки понадобился. Они потребовали новую сумму? Не так ли? А у вашего заказчика нет таких денег. Не правда ли? И вы решили сделать маленькую хитрость. Скооперироваться. Что ж я готов к сотрудничеству. Слушаю ваше предложение, - он выпил еще виски, наслаждаясь его вкусом.

Прослушав шараду Оккинга, Хадат выпустил клубы сизого дыма и улыбнулся, оскалив свои белые зубы.

-Нам три, одну вам. Сумму вы знаете, - сказал Хадат, снова вдыхая сигарный дым.

Оккинг пристально посмотрел на изрытое оспинами лицо Хадата.

-Не согласен. Фити-фити.

-Нет, невозможно, - невозмутимо ответил Хадат. - Три и одна. Только так. Плюс дальнейшее сотрудничество. Следующая партия будет состоять из пяти. Две ваши.

-Хорошо, - вдруг согласился Джон.

На самом деле Оккинг был изначально согласен на такие условия и понимал, что это лучшее на что он мог рассчитывать. Но совершить сделку без торга, даже если торг был всего лишь пустой формальностью, это было не в его характере.

-Вы хороший игрок, мистер Оккинг, - Хадат вновь оскалился. - Сколько вы заплатили Исмарилову.

-Я не понимаю, о чем вы говорите!? - возмутился Оккинг, искренне удивляясь, или по крайне мере классно играя, что он искренне удивлен.

-Вы еще и артист, мистер Оккинг. Вы учились по системе Станиславского?

-Я по-прежнему отказываюсь понимать, что вы, имеете в виду.

-Впрочем, какая теперь разница. Вы победили. Отряд Исмарилова сорвал сделку, вследствие чего поставщик поднял цену, и тут появляетесь вы. Нечего сказать - хитро придумано. Я вами восхищаюсь.

-Я по-прежнему утверждаю, что не имел чести знать никакого Имсарилова. – уже спокойнее продолжал Оккинг.

-Лучше ответе мне - кто прикрывает все это? Вашими махинациями уже давно заинтересовались в ЦРУ. Только благодаря моему авторитету они убеждены, что здесь не происходит ничего страшнее торговли устаревшими танками советской армии.

-Спасибо вам за это. Но изначально вас нанимали только для этого. Вы же влезли не в свои дела. - Хадат сказал это несколько нервно, сквозь зубы.

-Запомните: меня никто не нанимает! Я лишь сотрудничаю с теми, кто мне нравиться.

Оккинг сплюнул на пол с надменным видом, словно показывая, что он обо всем этом думает. Примерно минуту оба молчали, чтобы выпустить пар.

-Вы вышли на меня через Тажибаева? - наконец спросил Оккинг.

-И да и нет. Я выручил Абдуллу, и узнал про вас. Но потом его убили.

-Убили?

-Да. В начале его кастрировали, потом убили. Я лично не видел его труп, но мне рассказали мои люди.

Оккинг улыбнулся. -Наверное, одна из его женщин так полюбила его, что не захотела расставаться с его членом. - он засмеялся.

-Это не смешно, мистер Оккинг. - мрачно сказал Хадат. - Такая смерть не достойна настоящего мужчины. Тем более, если его на самом деле убила женщина….

Хадат посерьезнел и о чем-то задумался.

-Ладно, перейдем к делу. Когда вы сможете достать наличные?

-Наличные?! Я не работаю с наличными. Только счет.

Хадат занервничал.

-Я не думал, что вы… Мои поставщики работают с наличными.

-Не дергайтесь, Марид. У меня все отработано. Их человек встречается с моим в Швейцарии и совершает сделку. Потом их человек сообщает по телефону.

-В таком случае поставщикам понадобиться спутниковый телефон.

-Так достаньте его. В чем проблема? Эти русские! У них всегда все не так.

-На это понадобиться еще день переговоров и подготовки.

-Я не тороплюсь.

Хадат задумался и даже прекратил курить.

-А, кстати, где женщины Абдуллы? Мне они очень нравились. Особенно та восточная красавица, Ясмин, кажется? - спросил Оккинг.

-Пять здесь. Еще две пропали. А почему вы спрашиваете? Абдулла почему-то очень дорожил ими. Это довольно странно для него. Он говорил, что может обойтись без вашего участия. Надо только найти женщин.

Оккинг вновь засмеялся. – Значит, он так и не понял! Это была моя шутка.

Но на самом деле его веселость была наигранной. Ведь он не зря спросил про женщин Абдуллы.

-Что это за шутка?

-А глупость. Вы не поймете. - отмахнулся Оккинг. -Итак, вы вступаете в переговоры. Когда я понадоблюсь, вызовите меня. Я полетел. - он встал с кресла. -А среди этих пяти нет Ясмин? - как бы между прочим спросил он.

-Нет. А что?

-Так, я же говорил, что она мне очень понравилась. До свидания, Марид! – Оккинг ушел с балкона.

Хадат остался один наедине с кучей вопросов и нерешенных проблем. Какое-то время спустя Джон Оккинг вернулся к своей "Сесне", завел двигатель, повернул самолет в обратную строну и пошел на взлет прямо по бетонной дороге. Разогнавшись, самолет взмыл в небо. Окккинг сделал круг над домом и на прощание махнул Хадату крылом, а затем улетел куда-то на восток.

Моджахеды во дворе и с интересом смотрели на необычный самолет. Некоторые в шутку целились в него из автоматов.

Пустыня - это огромная песочница, в которой есть все: горы и холмы, долины и овраги, сухие русла рек и озер. Где-то колеса джипа проваливаются в песок, а где-то даже взрыв гранаты оставляет только пыльное пятно. Где-то пустыня совсем мертвая, а где-то есть жизнь и буйная растительность. Правда, таких мест мало. И над всем эти страшное солнце, которое может свести с ума, парализует волю и заставляет думать только о глотке воды. Жить в пустыне тяжело, а тем более гоняться по ней неизвестно зачем. Но ко всему можно привыкнуть. Нужно только желание. Иногда Сухову казалось, что он уже целую вечность шатается по пустыне, словно он и есть свой собственный прадед, а гражданская война только что закончилась, и по пустыне шастают банды басмачей, а он гоняется за ними.

Не смотря на то что, на дворе были девяностые, басмачи стали моджахедами и вооружены они не винтовками, а танками, по большому счету ничего не изменилось. Суть осталась одна. Только вот он другой. Он не свой прадед. Он не собирается воевать во имя идеи. Любая идея по большому счету только средство и не стоит ни одной капли крови. Федор Сухов ввязался, потому что так сложились обстоятельства. А не потому что он - герой.

Они мотались по пустыне уже второй день. И это стало порядком надоедать. Цель этих переездов была для Федора тайной за семью печатями. Скрытный и загадочный Фарид по-прежнему не говорил ничего конкретного. Он постоянно сидел у своего приемника и подслушивал разговоры тех двоих. Федор стал понимать, что собеседником Хадата был генерал Лядов, и они никак не могли договориться о продаже чего-то непонятного, но очень важного и ценного. Его злило, что он лишь слышит голос Лядова, из-за которого погиб Никитин и другие парни, и не может достать своими руками до горла этой сволочи. По радио сообщили, что была совершена попытка покушения на президента Рахимова. Президент остался жив, но был ранен. Очевидно, это и были те самые "меры для подержания ситуации в той же стадии". Меры сыграли свою "положительную" роль. Как сообщил диктор, переговоры откладываются на неопределенный срок, а между тем эскалация конфликта продолжается с новой силой. Бои в районе Нижнетянжской плотины приняли затяжной характер. Тыхорская преходила из рук в руки. Короче, все шло по плану. Ситуация стабильной нестабильности.

В первый день не случилось ничего примечательного, что достойно подробного описания. Просто занудная езда, пустые разговоры "за жизнь" с Наташей и больше ничего. Впрочем, ночью опять явился призрак. Но сон был совсем короткий.

Федор сидел у себя дома в большой комнате за столом. Стол был обставлен по-праздничному. Федор ел салат. Напротив него сидел Серега и тоже ел салат. Периодически, между приемом пищи, он повторял: -Время подходит. Развязка близка. Если ты ничего не придумаешь, то наступит конец. В это время по телевизору, который стоял в углу около выхода на балкон, шла странная телепередача. Там показывали хроники прошедших лет, исторические инсценировки из прошлого, потом какие-то сильно умные мужики стали размышлять о настоящем и будущем. На экране появились кадры из фантастических фильмов про возможные последствия атомной войны. Мужики продолжали пугать зрителей концом света…

А Сергей все говорил и говорил. Федору почему-то не хотелось отвечать ему. Он просто сидел и медленно кушал, не произнося ни слова, поглядывая то на Серегу, то на телевизор. Федор, когда вся еда на столе кончилась, Серега куда-то пропал. Вместо него появился какой-то странный человек, или не человек вовсе. Его черты было невозможно различить. Он видел только непонятное размазанное пятно, по форме напоминавшее человека. Это нечто, казалось, с интересом смотрело на Федора. От него исходил странный свет, каких нет в реальности. Оно излучало какое-то всепонимание и всепроникновение в чужую сущность, в данном случае в душу Федора Сухова. Оно не судило, оно просто сопереживало. Существо улыбнулось ему. Хотя как можно было понять, что оно делает, если его черты невозможно различить? Но почему-то Федор твердо знал, что оно улыбнулось. А в следующую секунду он проснулся и чувствовал себя хорошо, как чувствовал только один раз в детстве, когда в четыре года мама подарила ему какую-то очень славную и милую игрушку. Он даже не помнил, что это была за игрушка, осталось только чувство необыкновенного счастья.

В этот раз чувство необыкновенного счастья продлилось совсем недолго, до того как Наташа сказала: -Черт! Водка пролилась!

И опять начался обычный день с обычным паршивым настроением.

Было около двух часов дня. Они вновь остановились. Федор лежал на горячем песке в тени, которую отбрасывала машина. Он, словно князь Андрей из "Войны и Мира", смотрел в небо и пытался думать о вечном. Правда, у князя это выходило значительно лучше. Сейчас в голову лез один только бред. Возможно, ему было легче, если бы там были облака, хоть самую малость облаков, хоть одно малюсенькое облачко. Когда видишь одно лишь голубое небо, думать совершенно невозможно, ты просто растворяешься в этом небе.

И вдруг, как мановению волшебной палочки, появились облака. Но это были не обычные облака. Это были предвестники великих катастроф или великих событий - "серебристые облака". Они выглядели так, словно в небе кто-то опрокинул миллионы кусочков серебристой фольги. И она, падая вниз, переворачивалась и отсвечивала на солнце.

-Ну вот начинаю думать, - подумал Федор. - Я должен что-то понять. Сделать какой-то вывод, иначе я никогда не выйду из замкнутого круга. Так о чем же я должен думать. Наверное, про Россию, про нас всех. Что делать? Кто виноват?

Нет, это все не для меня. Это пусть философы думают. У них черепушка большая. Меня волнуют куда более насущные вопросы.

Ладно, пожалуй начну, а то призрак не отстанет… Ну что у нас там с Россией?

Ага вот. Слушай, дорогой мой неизвестный читатель.

Россия она, что тройка. Это классик верно подметил. И несется она непонятно куда, и никто этого не знает. А ведь обломно, пора бы уже узнать, куда она несется? Взять так строго и спросить: Русь, мать твою, куда, ты, черт побери, несешься?

То, понимаешь, правый пристяжной занесет в лес, то левый пристяжной к пропасти. Так и мотает из стороны в сторону. Какой же русский не любит быстрой езды? А не пора ли сбавить обороты!? Взять так и отвязать обоих пристяжных этой самой тройки и оставить только коренного, что посередине. И так помедленнее поехать, чтоб из стороны в сторону не мотало. Может, полегчает? Мой прадед говаривал, что Восток дело тонкое. А что же Россия? Родина наша между двух цивилизаций: Запада и Востока. И живем-то мы так, потому что на нас, то с востока, то с запада дует. И гоняет нас туда-сюда и мотаемся мы, как перекати поле, и одной крайности в другую. И нет на то управы никакой. Разве что использовать те ветра в свою пользу. Ветряки что ли поставить? Только это, наверное, какие-то ветряки внутри каждой головы… Вот задует с запада какой-нибудь очередной «свободой» или с востока очередным «деспотизмом», а мы это все в энергию собственной мысли переработаем…

Может, и правду сказал Серегин призрак, что от России зависит судьба мира.

Только мы еще не знаем об этом. В таком случае мы отдельная цивилизация – цивилизация Севера. Мерки Запада и Востока к нам не применимым. Нам нужны свои мерки….

Да уж, придумал я разного бреда…

Тем временем Фарид подслушивал разговор Хадата и Лядова.

-Хорошо. Ваши условия нас устраивают, - сказал барский голос генерала.

-Когда будет назначена передача? - спросил Хадат.

-Сегодня. Чем скорее, тем быстрее. Пока не пронюхали наши конкуренты.

-Мне нужно знать только где и когда.

-Сегодня в двадцать ноль-ноль в точке «Е8».

Несведущему человеку этот шахматный термин ничего бы не сказал. Но Фарид видел документы Хадата и поэтому знал, какое место Субхарского района соответствует этому обозначению.

-Отлично… А как на счет Цюриха? - спросил Хадат.

-Наш человек уже в Швейцарии, ждет только моего звонка.

-Тогда все.

-Подождите, вы не нашли тех людей, что напали на вашу базу?

-Мы нашли в пяти километрах от Ганча брошенный "Урал". Очевидно, они уехали на остальных машинах. Но все следы занес ветер. Я же говорил, что это были правительственные. Они бежали к своим и по пути случайно наткнулись на базу.

-А вы не боитесь, что это был Расумов?

-Нет, его отряд разбит, а сам он прячется где-то в горах. Скоро я достану его.

-Вы удивительно самоуверенный человек, Марид! Что ж будем надеться, что ваша самоуверенность обоснована. До встречи, сегодня в восемь. Все. Связь окончена.

Фарид выключил рацию в машину и подошел к Сухову, который лежал рядом с "Тоетой". Он как раз заканчивал свои сложнейшие философские размышления, когда над ним нагнулся Фарид.

-Нам надо срочно ехать. Иначе мы не успеем.

Федор открыл глаза.

-Опять куда-то ехать?! Ты наконец объяснишь?

-Это в последний раз. Поверь мне. Я все объясню на месте. Собирайся, - сказал Фарид и ушел к джипу.

-Вот черт! - Сухов нехотя встал. - Как мне надоела вся эта загадочность!

Фарид и Ясмин были уже в машине. И Фарид завел двигатель. Откуда-то прибежала Наташа и вскочила в кабину "Тоеты".

-Куда мы теперь? - спросила она.

-Если бы я знал! - Сухов влез последним.

Он провозился минуту с зажиганием и, когда наконец двигатель зарычал, ему пришлось быстро разворачиваться и догонять машину Фарида.

И снова путь. И снова жара и песок скрипящий на зубах.

Они ехали целый день без устали, пока не достигли этой дурацкой точки «Е8». Это были солевое озеро, окаймленное со всех сторон песчаными дюнами. Федор слабо ориентировался в Субхарской пустыне. Насколько он мог судить, это место находилось где-то на севере в нескольких десятках километрах от разрушенной базы Хадата.

Был темный вечер, начало восьмого, когда они остановись за одним из барханов и спрятали джипы под маскировочной сеткой (ее тоже нашли на базе Хадата). Сухов чувствовал, что игра подходила к своей развязке. Все ставки были сделаны, остался только последний ход.

-А теперь надо установить миномет, - заявил Фарид буднично так, словно он говорил не про миномет, а палатку.

Фарид залез в кузов пикапа, ожидая, что Федор поможет ему вытащить миномет. Но Сухов остановился перед машиной, всем видом показывая, что не будет ничего делать, пока Фарид не скажет ему всю правду.

Неизвестность достала ему. Конечно, он знал, что здесь происходят какие-то махинации. И в низ замешан генерал Лядов, к которому у Сухова были особые счеты. Но он хотел знать из-за чего все это.

Фарид повернулся лицом к Сухову и посмотрел на него. Редкий случай, что Фарид смотрел прямо в лицо своего собеседника. Это означало, что он скажет что-то важное.

-Хорошо. Мне известно, что Лядов хочет продать 4 атомных боеголовки. Кто конечный покупатель мне неизвестно.

-Боже мой, - подумал Федор, - все так просто и ужасно одновременно. Вся эта заваруха из ядерных боеголовок. И тот бой у источника! Наверное, это была неудачная попытка продажи. И гражданская война в республике, наверное, нужна лишь для того, чтобы отвлечь внимание от этой сделки? Вот почему Серега говорил про спасение мира. Теперь все встало на свои места.

Сухов ощутил, как мурашки пробежали по его телу. Федор промолчал еще минуту, а потом спросил: -Миномет достанет?

-Да.

-Тогда ставим его скорее!

Минут за пять они установили миномет под нужным углом и поднесли к нему ящик с минами. Все было готово к бою. Оставалось только ждать восьми часов вечера, когда обе стороны должны были встретиться. И тогда…

Они успели перекусить и отдохнуть, прежде чем посреди озера появилась колонна из трех машин: одного фургона и двух броневиков. Они остановились и стали ждать.

Все это Сухов видел через прибор ночного видения, который предусмотрительный Фарид обнаружил на все той же базе Хадата. Сухов и Фарид лежали на вершине дюны и наблюдали за колонной, которая находилась в двух километрах от них. Девушки сидели в "Ленд-Ровере" и о чем-то беседовали друг с другом.

-Это продавцы? - спросил Сухов.

-Да. Сейчас появится покупатель.

-Хадат?

-Да. На сей раз он приедет сам.

Наконец, без пяти восемь с другой стороны озера появились покупатели. Они приехали на двух джипах-пикапах с пулеметными расчетами.

-Что-то их маловато? - удивился Федор.

-Слишком много не нужно. В прошлый раз их было много, и все кончилось плохо. Большая сила привлекает много внимания.

-Начнём?

-Да. Я буду стрелять. Ты корректировать.

Фарид спустился вниз к миномету.

-Скажешь, когда они сойдутся, - добавил он.

Они сошлись через минуту. Из автомобилей вышли двое людей, различить которых в таких условиях было невозможно, но Федор искренне надеялся, что один и них Лядов и что мина накроет его первым. Двое подошли друг к другу и остановились.

-Давай! - крикнул Федор.

Фарид положил в ствол миномета первую мину. Через мгновение раздался грохот, и мина, просвистев, ушла к цели.

-А черт! По ушам бьет сука! - заорал Федор.

Девушки выбежали из машины и завизжали. Фарид крикнул им, чтобы отошли подальше. Но обе девицы остались там же. Только заткнули уши и стали наблюдать за действиями Фарида.

Мина упала, не долетев до машин. Взрыв был внушительный. Он поднял к верху немало соли и песка, а потом опрокинул ее вниз, но никого не задел.

-Недолет! - крикнул Федор. - Метров сто.

Фарид стал изменять угол стрельбы.

Между тем в стане врага началась паника. Люди стали метаться. Один из броневиков двинулся с места. Но они еще не знали, откуда по ним ведется огонь. И это было главным козырем Фарида и Сухова. Вторая мина попала рядом с одним из двух джипов и угробила несколько человек. Машина вспыхнула, яркое пламя пожара стало хорошим источником света. Можно было наблюдать за ними хоть из обычного бинокля.

-Точно в яблочко! - крикнул Федор.

Фарид опустил в дуло третью мину. Она попала между двух бронемашин и очевидно зацепила одну из них. Броня у этих штуковин крепкая только спереди. Четвертая упала уже не так точно, но взрыв от нее накрыл одного человека. Паника продолжалась. С броневика и джипов открыли беспорядочный огонь во всех направлениях. Трассирующие пули промчались по небу, как следы от метеоров.

Фарид продолжал закидывать этих гадов минами.

Наконец, после десятого взрыва они не выдержали и стали сматывать удочки. Две машины продавцов развернулись и поехали обратно. Тоже сделал и оставшийся джип Хадата. Только ехал он противоположную сторону.

-Они сматывают! - победно закричал Федор, когда его друг запустил последнюю - одиннадцатую мину. Она попала в пустое место. Там остался лишь догорающий джип и броневик, брошенный людьми Лядова.

Фарид подбежал к Сухову и буквально вырвал из его рук прибор. Он стал осматривать результаты своих трудов.

-Это плохо. Очень плохо. Нам придется гнаться за тем "Уралом". Там могут быть боеголовки.

-Ты уверен? - засомневался Федор. -А тебе не кажется, что это все слишком просто.

-Я не понял тебя? - впервые на лице Фарида он увидел искреннее недоумение.

-На твоем месте я бы послушал, что происходит в эфире.

Федор повернулся, чтобы посмотреть на него, но Фарида уже и след простыл. Он мчался к рации. Бежал он довольно странно, словно индеец, на негнущихся ногах. Прибор ночного видения валялся на песке у ног Федора. Он подобрал его и вновь стал смотреть на удаляющиеся машины. И вдруг, когда он поворачивался, краем глаза заметил в небе какое-то движение. Он повернул прибор и… увидел летящий с севера вертолет, который двигался прямо на них. Пройдет еще минута-другая и вертушка обнаружит их. И тогда им крышка.

Между тем огни вертолета становились все ярче и ярче.

Сухов бросил прибор и побежал к пикапу.

-Что такое!? - закричала Наташа, которую он чуть не столкнул, не заметив в темноте.

-Вертушка!

Федор влетел в кузов машины и, откинув маскировочную сетку, стал лихорадочно искать ПЗРК.

-Ага, вот она родимая!

Он нащупал заветную трубу.

-Как же там учили… ага, включить блок питания. - Федор включил тумблер, и через пять секунд зажглась красная лампочка. -Есть! Теперь надо навести.

Так и не спрыгнув с кузова, он положил ракетницу на правое плечо и навел ее на приближающийся вертолет.

Вертушка была уже совсем рядом. Видимо, у пилота тоже имелся прибор ночного видения, поэтому он заметил их и открыл огонь из пулемета. Шестиствольная авиапушка изрешетила миномет. В эту же секунду в ракетнице сработал звуковой сигнал, оповестивший, что головка самонаведения нашла цель, и десятикилограммовая ракета огненной стрелой ушла к вертолету со скоростью полкилометра в секунду. Расстояние было слишком маленьким. У пилота не осталось времени на то, чтобы сделать маневр или хотя бы выпустить тепловые ловушки. Ракета впилась в вертолет, даже не успев отстрелить первую ступень.

Секунду спустя огненный шар поглотил вертолет, и его полыхающие обломки стали падать вниз, сотрясая воздух чередой новых взрывов.

-…благодаря вашей самоуверенности мы могли бы крупно влипнуть! - возмущенно

кричал Лядов.

-Однако ничего такого не случилось, - парировал его Хадат.

-Только, потому что вчера направил к вам своего человека! – продолжал кричать Лядов.

-Не будем сориться. Все кончилось хорошо.

-В дальнейшем будьте более осторожны! Вы поняли. Иначе мы найдем более надежных покупателей.

-Я уверяю вас, все будет хорошо.

-Теперь уж точно, когда мы получим деньги. Мы сможем изменить политическую ситуацию в России в более благоприятное русло. И тогда нашему сотрудничеству ничего не помешает.

-Вы так свободно говорите это? А как же ваша боязнь, что рацию украли? Вдруг нас слышат.

-Я даже уверен, что нас слышат. Я знаю - это Расумов. - Лядов злобно захохотал. -Послушай, Ахмедхан, твоя песенка спета, твой дружок – министр безопасности на том свете! Теперь твоя очередь! Мой асс уничтожит остатки твоего жалкого отрядишка… -он сделал почти театральную паузу. После чего сказал: -Марид, а теперь переходим к плану "Б". Все, эфир закончен… Да, Расумов, если ты еще жив, молись. - он снова захохотал.

Так и хотелось ответить ему: -Твой асс уже мертв! А теперь твоя очередь.

Но раскрывать себя не входило в планы Фарида. К тому же он не знал, где теперь искать Лядова и Хадата. Они обошли его. Подстроили ловушку. А он клюнул на нее как малец. И теперь где-то люди Хадата и, возможно, Оккинга получают свои боеголовки. Нет, он не должен сдаваться. Еще не все потеряно! Шанс еще был.

Когда Фарид выключил приемник, к нему подбежал Сухов. Алые блики от огня, поглотившего упавший вертолет, играли на его лице. Глаза его блестели. Он был похож на сурового древнего воина из скандинавских легенд. Фарид понял, что его товарищ в конец озверел и готов на все.

-Ну что? - спросил Федор, посматривая на горящий вертолет, как охотник смотрит на подстреляную куропатку.

Фарид вкратце описал ему ситуацию, в которой они очутились.

-И что же делать? - прорычал Федор, давясь от бессильной злобы.

-Есть один шанс.

-Какой?

-Нужна твоя карта.

-Сейчас. - Федор скрылся за машиной. И вскоре прибежал с планшетом. -Вот.

Фарид разложил на капоте джипа карту и карандашом нанес все основный точки, где могла происходить встреча.

-Ты поедешь к самой ближней. Он указал на перекресток старых дорог. Там есть заброшенная сейсмическая станция. Ты увидишь ее. Дом стоит недалеко от дороги. Потом проверяй все другие места. Я указал твой путь. А я поеду в противоположную сторону. Может быть, нам повезет. И да поможет нам Аллах.

-А если они там?

-Не думаю. Но если так: убей их.

-А бомбы?

-Если останешься жив, встретимся здесь же. Хотя бы попробуй добраться до этого места. Я найду тебя.

Федор уже бежал к своей машине.

-Натаха, залезай! - крикнул он.

Менее чем через минуту обе машины разъехались в противоположных направлениях.

Фарид и Сухов почти не надеялись, что им повезет. Но сдаваться без боя не хотелось. Тем более Сухов помнил о предупреждениях призрака. Особенно сказался последний сон, когда ему привиделось то странное бесформенное и безликое существо. Теперь он окончательно убедился в правдивости своих снов. Впрочем, он не оправдал доверия. Он так так и не открыл главной тайны. Но Федор предупреждал, что он не супергерой, а всего лишь обычный человек. Они обманулись. Теперь оставалось лишь достойно проиграть. Единственное, что не давало ему покоя, так это судьба девушек. Они были совершенно не причем. Но с другой стороны, не бросать же обеих посреди пустыни, оставляя на верную гибель. Хотя, взяв их с собой, они подвергают их не меньшему риску.

-Нет, так можно свихнуться. Лучше, вообще, не думать. Буду просто ехать, - решил Федор. И стал просто бездумно управлять джипом, который мчался по ночной пустыне, с каждым метром приближая Федора к драматическому финалу этой пьесы.

«Меня все равно отпустят». Вся правда о суде над Шахином Аббасовым, которого обвиняют в убийстве русского байкера

Автор: Дмитрий ГоринВ понедельник 22 апреля решался вопрос об избрании меры пресечения для уроженца Азербайджана Шахина Аббасова, которого обвиняют в убийстве 24-летнего Кирилла Ковалев...

Российско-китайские отношения и "иксперды"

Ща по рюмочке и пойдём, ты мне будешь ножи в спину вставлять Ремарка для затравки. Я очень уважаю Анну Шафран, особенно после её выступления на прошлогодней конференции по информационной безопаснос...

«Шанс на спасение»: зачем Украина атакует атомную электростанцию

Политолог, историк, публицист и бывший украинский дипломат Ростислав Ищенко, отвечая на вопросы читателей «Военного дела», прокомментировал ситуацию вокруг украинских обстрелов Запорожс...