Белое солнце пустыни 70 лет спустя. Глава 16-я.

0 250

В Цюрихе уже стемнело. На тихой улочке, где находилось отделение одного из крупных швейцарских банков в шестисотом «Мерседесе», который стоял недалеко от здания банка, сидел сердитый человек. Он нервно стучал пальцами по рулю и смотрел в окно банка. До закрытия оставалось десять минут. Последние посетители покидали банк, а клерки уже собирались домой.

В его задачу входило дождаться звонка Лядова. Он должен был сообщить код счета на предъявителя, который передаст ему Оккинг. А затем человек должен был проверить содержимое счета, после чего дать добро на передачу товара, позвонив Лядову на спутниковый телефон.

-Почему Лядов не звонит? Обделался он там, что ли?! - произнес человек на русском. Он посмотрел на трубку телефона, лежащую на соседнем сидении. Потом взял ее в руку и уже десятый раз проверил, работает ли она. Трубка работала.

-Твою мать! - ругнулся человек и ударил по рулю ладонями.

Последний посетитель вышел из банка, и охранник закрыл дверь.

-Дерьмо! - воскликнул человек.

Потом завел машину и уехал с паркинга.

А в это время языки пламени уже поглощали кейс со спутниковым телефоном и тело убитого генерала.

В это же время в горах на западе Субхарского района из входа в подземную секретную базу, замаскированного под нагромождение камней, вышел Джон Оккинг.

Заброшенная база использовалась когда-то для хранения различных видов оружия массового уничтожения. Оккинг подошел к двум людям, сидевшим на большом валуне рядом с рацией, из которой торчала двухметровая телескопическая антенна.

-Ну что? - спросил он на довольно неплохом русском, но с заметным американским акцентом.

-Я ничего не понимаю. Лядов не отвечает, - сказал человек в песчанке.

-Fucking shit! - ругнулся Оккинг и посмотрел на часы. – Банк сейчас закроется… Вот уже закрылся.

-Что могло произойти с генералом? - спросил Хадат у камуфляжа. - Что вы об этом думаете, Сергеев?

Полковник армии Сергеев уже давно куплен Лядовым. По сути дела он был правой рукой во всех его темных делишках. Это был человек с развитой мускулатурой и некрасивой внешностью. Почти таким же был его характер: закаленный, волевой, но некрасивый, в смысле, моральных принципов. Единственным человеком, которого он уважал был сам Лядов. Может, потому что с недавних пор Лядов стал его тестем.

-Все может быть. Надо послать туда вертолет. Дайте, я свяжусь с базой - сказал Сергеев.

-Хорошо. Мы будем ждать вас внизу. А то холодно что-то. - Оккинг поежился и похлопал себя по легкой щегольской курточке из зеленой ткани.

Он и Хадат ушли обратно в подземелье. Когда они зашли внутрь, Оккинг сказал:

-Послушайте, Марид, все это не внушает мне доверия. Русские хотят нас обвести. Нужно действовать пока это возможно.

-Вы предлагаете их… -Хадат провел рукой по шее.

-Да.

-Нет. Я не хочу ссориться с поставщиками. Это будет большой ошибкой.

-А что если с Лядовым что-то случилось и сделка сорвется? А потом они опять

взвинтят цену?

-Что вы предлагаете сделать?

-Их всего двадцать. Наших людей вдвое больше.

-Вы хотите сказать моих!

-Да, но и моих тоже шесть человек со мной.

-Ладно, не будем сориться из-за пустяков. - Хадат достал сигару, отрезал ее кончик и поджег.

-Зачем Лядову понадобилось вся эта конспирация? Он ужасный перестраховщик. Будь он здесь, все было бы значительно проще.

-Все подстроено. Лядов специально не отвечает. – Оккинг продолжал подначивать Марида.

-Может, попробовать договориться с этим Сергеевым? - предложил Хадат.

-Ничего не выйдет. Он ему полностью верен.

-С чего вы взяли?

-Сергеев женат на его старшей дочери. Я специально навел справки через своего агента в Москве.

-Не знал. - Хадат искренне удивился.

Они вышли из небольшого холла, где происходил этот разговор, в просторный зал, в котором было множество лестниц и проходов, стоящих на металлических опорах. По правую сторону от входа находился лифт. Около него за столом сидели трое подчиненных Сергеева. Они играли в карты и смеялись друг над другом. Эхо разносило этот смех по всему залу. Они не обратили на Хадата и Оккинга никакого внимания.

-Видите. Мы можем легко обезвредить их, - прошептал Оккинг.

-Да но как мы сможем захватить боеголовки? Сергеев держит их внизу в бункере под усиленной охраной.

-У меня есть газ. - Оккинг сообщил это, когда они спускались на лифте.

Хадат улыбнулся.

-Это меняет дело. Что это за газ и насколько он быстродействующий?

-Один из видов цианида. Действует мгновенно и быстро растворяется.

-Это неважно, здесь есть вентиляция. Теперь нас должно заботить только две вещи, как незаметно вывести наших людей и запустить в бункер газ.

-Все элементарно. Положитесь на меня.

Лифт остановился на пятом уровне подземелья. Они вышли, оказавшись все в том же зале, только на пять этажей ниже. Дело в том, что эта часть подземной базы представляла собой как бы небоскреб наоборот. Углубление в горе было перекрыто швеллерными металлоконструкциями, которые образовывали десять этажей. Но четких разграничений между этажами не было. Если выглянуть за перила лестницы посредине зала, можно было посмотреть вверх или вниз, увидев самый последний этаж. Поэтому сверху все еще слышался смех охранников.

-Думаю, надо подождать. Пока все не выясниться окончательно, - предложил Хадат.

-Только главное, не переждать, - согласился Оккинг.

Они прошли через весь зал и очутились в другом помещении, тоже не менее просторном. Это был светлый зал, где горело множество люминесцентных ламп. Зал был заполнен всевозможной аппаратурой, которая стояла вдоль стен. Центр зала был пуст, за исключение большого стола, на котором лежала боеголовка, подключенная к управляющему блоку. Совсем недавно технический специалист Лядова инструктировал спеца Оккинга, как управлять этой убийственной машинкой. Остальные боеголовки лежали в темных ящиках, похожих на гробы. В тех самых, что видел Сухов много дней назад.

Зал был полон народу. В основном это были люди Сергеева. В сторонке сидели двое "ирландцев" Оккинга и трое моджахедов Хадата. Сергеев не разрешил впустить внутрь больше пятерых боевиков. Поэтому остальные люди Оккинга и Хадата находились наверху, около каравана машин, которые должны были доставить "товар" к Афганской границе. Они мерзли там, как зяблики. А этим пятерым посчастливилось находиться глубоко под землей, в тепле и комфорте.

Оккинг и Хадат сели на стулья недалеко от входа в зал.

-Ну что вы надумали? - прошептал международный авантюрист.

-Пока подождем! - ответил ему Хадат, продолжая курить сигару.

Оккинг достал из кармана брюк маленькую железную фляжку. И отпил ее содержимое.

-Хотите виски?

-Нет, - отказался Хадат. - После завершения дела.

Было видно, что Марид очень нервничал. Оккинг же наоборот был через чур весел и спокоен.

Солдаты Сергеева с недоверием поглядывали на чужаков. Примерно через пять минут появился сам Сергеев.

-Мне так и не удалось связаться с генералом, извините. Я сообщил на базу. Они выслали туда вертолет. Но в лучшем случае, он будет на месте только через тридцать минут, - сообщил он.

-Будем ждать! - улыбнулся Джон Оккинг и еще немного выпил из фляжки.

Последующие полчаса прошли в напряженном ожидании. Все молчали и подозрительно посматривали друг на друга. Оккинг по-прежнему улыбался. Хадат нервно постукивал ногами, Сергеев то и дело обтирал потливый лоб платком. Его люди сидели спокойно, но было видно, что они тоже устали от этого бессмысленного на их взгляд времяпрепровождения. Наконец тридцать минут истекли, и Сергеев ушел наверх.

-Ну что вы решили? - шепнул Оккинг.

-Еще не знаю… может быть, Лядов еще объявиться.

-Не смешите меня. Впрочем, это неважно. Я начинаю действовать без вас.

-Тогда лучше я отсяду от вас подальше, - прошептал Хадат.

-Не бойтесь, это только подготовительный этап. Стрельбы не будет. Только не мешайте мне.

-Валяйте. - наконец согласился Хадат. -Но если что, я этого не слышал.

-Ясно.

Примерно через две минуты после ухода Сергеева, один из двух "ирландцев" вдруг сказал что-то нелицеприятное в адрес моджахедов Хадата. Моджахеды оскорбились и ответили ругательством на ругательство. А дальше больше. Слово за слово. И через полминуты дело дошло до потасовки.

-Черт возьми, что это такое! - заорал молоденький капитан - помощник Сергеева.

-Сейчас же выведете своих людей, иначе мы перестреляем их!

Оккинг соскочил с места и стал слезно извиняться.

-Угомоните своих людей и скажите, чтобы действовали в команде с моими! - шепнул он Хадату.

Вместе они разобрались со своими боевиками и вывели их из помещения, отправив на лифте. Капитан сопровождал их до самого лифта вместе с двумя автоматчиками.

-Извините, капитан, извините. Все мы разнервничались! Это больше не повториться! - заверил его Оккинг.

-Хорошо. Хорошо. Вас я не выгоняю! - капитан вернулся обратно в зал.

Оккинг сделал вид, что вспотел и снял куртку. Потом вдруг оторвал от внутренних карманов куртки ткань.

-Держите. - он всунул в руку Хадату кусок толстой ткани. -Это защита. Налепите на лицо, когда я скажу.

Хадат одобрительно кивнул.

Они вновь вернулись на свои места.

-А где вы возьмете газ? - шепнул Хадат.

Оккинг усмехнулся. -Увидите.

Через семь минут появился Сергеев. Он выглядел озадаченным. Полковник подошел к Хадату и Оккингу.

-Боюсь, господа, что сделка и в этот раз срывается, извините. Я вынужден попросить вас покинуть базу. Думаю, что вы не обидитесь.

-А что случилось? - почти хором спросили оба.

-Боюсь, Лядов пропал. Вертолетчики сообщили, что точка, где он находился сгорела. Машины генерала исчезала. Летчики продолжают поиски… Большего я вам пока не могу сообщить, извините.

Оккинг встал первым.

-Я понимаю вашу ситуацию, поэтому не буду спорить, надеюсь в следующий раз у нас все получиться. Как вы - русские любите говорить, бог троицу любит! - он засмеялся.

В отличие от него, Хадат выглядел не лучшим образом. Он был мрачнее тучи. И не понимал от чего Оккинг так вселиться.

Сопровождаемые полковником они уже подошли к двери, когда капитан вдруг сказал: -Мистер Оккинг, вы забыли свою куртку!

Наигранную веселость Оккинга как ветром сдуло. Он резко посерьезнел. В его руке вдруг блеснуло лезвие, совершенно непонятным образом оказавшееся у него. Ведь перед входом на базу их тщательно досматривали на предмет наличия оружия. И даже проверили металлоискателем. Он развернулся и резким движением руки перерезал горло Сергееву, а затем использовал его тело как прикрытие.

-Маска! - закричал он Хадату.

Тот сразу же понял о чем идет речь, и нацепил на лицо тот кусок ткани, что дал ему Окккинг несколько минут назад.

В это же миг солдаты Сергеева открыли по ним огонь. Но пули попали лишь в труп самого полковника, потому что им прикрывался Оккинг и в пустое место, где только что был Хадат. Его боевая выучка вновь пригодилась ему. Марид успел ускользнуть за угол.

Зеленая куртка Оккинга вдруг зашипела, выпуская из себя какой-то газ. Солдаты стали задыхаться и замертво падать на пол. Все кончилось за пять секунд. Все, кроме Оккинга и Хадата, были мертвы и валялись на полу. Оккинг отпустил изрешеченное тело Сергеева, и оно грузно шлепнулось на пол. Придерживая маску одной рукой, Джон подошел к силовому щитку, что был рядом с дверьми зала. Открыл железную крышку, нашел там тумблер "вентиляция" и включил его. К нему подошел Марид. Он с силой прижимал маску к лицу. Марид показал на нее свободной рукой, мол, долго еще?

Оккинг показал два пальца, означавшие, что надо подождать еще две минуты, пока газ не вытянет окончательно. В это время сверху послышались новые выстрелы. Люди Хадата и Оккига убили трех охранников у лифта. Наконец, весь газ выкачала вентиляция, и Оккинг снял маску, сказав: -Фу!

Хадат последовал его примеру.

-Ловко вы это провернули! - не сдержал свою радость Хадат.

-Надо предвидеть все заранее! - гордо сообщил Джон.

-А что это за маски? - Хадат с интересом посмотрел на непримечательный кусок толстой материи лежавшей на его большой ладони.

-Последняя разработка. Реактиватора хватает на пять минут, - бросил супершпион и направился к боеголовкам, перешагивая через трупы солдат.

Тем временем самолет АН-2, пролетавший в двух километрах от базы, заходил уже на второй круг. Из него вываливались парашютисты. Всего их было десять. Парашюты типа "крыло" тут же раскрылись. И они бесшумно падали к подступам горы, во внутренностях которой находилась база. Через несколько минут боевики приземлились и стали приближаться к базе.

-Оккинг уже включил маяк. Так что, парни, начинаем действовать сразу же! - сообщил на английском ведущий группы, когда все собрались в одном месте.

И десять боевиков бодро зашагали к подножию горы…

-Я по-прежнему настаиваю, что моя доля две, а не одна! - возмущенно кричал Джон Оккинг, обращаясь к Хадату.

-Изначально мы договаривались на одну! - орал в ответ Марид.

Это происходило в том же зале, где десять минут назад были убиты подчиненные Сергеева. Три боеголовки уже были подняты наверх. Оставалась только та, что лежала на столе и была подключена к блоку управления.

-Это было тогда! Сейчас обстоятельства изменились! Вы получили эти боеголовки исключительно благодаря мне! - обозлено прорычал Оккинг.

Хадат презрительно скривил губы. Положил руки на пояс и встал в вызывающую позицию, смотря на Оккинга сверху вниз, как на ничтожную букашку.

-Вы может, и помогли мне, я это не отрицаю. Но только исключительно благодаря моей душевной доброте, вы получаете эту боеголовку! - он указал на смертоносный конус черно-зеленой окраски с маленькими красными звездочками, что лежал на столе.

-Иначе вы уже давно были бы на том свете! - Хадат снисходительно усмехнулся, обнажив белые зубы.

За несколько минут недавние союзники превратились в заклятых врагов. На момент начала этой ссоры в помещении находилось трое моджахедов Хадата и двое «ирландских» террористов Оккинга. У самого Оккинга не было оружия. А его люди были вооружены всего лишь пистолетами, когда как у моджахедов были автоматы плюс пистолет в кобуре у Хадата. Диспозиция складывалась не в пользу Джона Оккинга. Но это же Оккинг! У него в запасе было еще много всяких хитрых штучек, о которых Хадат даже не догадывался. Он подал какой-то незаметный знак своим людям и вдруг схватил Оккинга за грудки. Он знал, что в драке против этого здоровяка у него нет никаких шансов. Но в этом и заключался его план.

-Ты - дерьмо! Ты - сволочь! - раскрасневшись, заорал он, дергая за одежду Хадата.

-Это уже переходит все границы, мистер Оккинг! - пробасил Марид и стал отцеплять от себя обезумевшего Оккинга. -Умейте признавать поражения!

Но отцепить его оказалось не так-то просто. И двое людей Хадат кинулись помогать своему командиру. Когда они схватили Оккинга, и стали оттаскивать его от Хадата, тот вдруг сорвал со своей рубашки пуговицу и с силой бросил ее на пол. Пуговица ударилась о каменный пол и вдруг взорвалась вспышкой невероятно яркого света.

Оккинг и его два человека успели закрыть глаза, в то время как Хадат и его люди были на время ослеплены. Оставалось лишь воспользоваться этим.

«Ирландцы» вытащили пистолеты и тут же расстреляли троих людей Хадата, которые могли стрелять лишь в слепую и поэтому ни в кого не попали. Но сам Хадат практически мгновенно сориентировался в ситуации. Он выхватил из кобуры пистолет и на ощупь схватил упавшего на пол Джона. Приставил к него виску пистолет и, ухватившись за отворот свитера, поднял его на ноги.

-Убирайтесь или я убью его! -заорал он, сотрясая своим басом стены подземелья.

Двое «ирландцев» замешкались, не зная, что им делать. Хадат щурился, пытаясь разглядеть врагов, и поворачивался вместе с Оккингом, которого он держал за шею.

Постепенно действие ослепляющей мини-гранаты спадало. И Марид стал различать мутные фигуры террористов.

-Убирайтесь! - повторил он.

Они еще не знали, что Хадат видит их. И попытались обойти его. Хадат использовал Оккинга, как живой щит.

Как капризна судьба. Всего лишь пятнадцать минут назад сам Оккинг использовал кого-то в качестве живого щита. Впрочем, Оккинг вел себя достойно, он не дрожал от страха и не умолял о пощаде. Он лихорадочно выискивал возможные пути выхода из этой тупиковой ситуации, перебирая все возможные варианты.

Хадат отвел пистолет от Оккинга и, резко выкинув руку вперед, выстрелил сначала в одного ирландца, а затем в другого. Первый был убит, второго он ранил в руку и у террориста выпал пистолет. Он был вынужден отступить к выходу. Хадат продолжал палить по нему, но ирландец оказался ловким малым и успел добежать до выхода и скрылся за углом. адат как следует дал Оккингу по морде, и тот свалился на пол.

-Вы - идиот! На что вы рассчитывали! Наверху мои люди, они бы все равно не дали Уйти вам просто так! - сказал он, протирая слезившиеся глаза.

Оккинг потрогал ушибленную челюсть и тяжело привстал. Мирид держал его под прицелом.

-Вы ошибаетесь. Там больше нет ваших людей! - в доказательство его слов сверху донеслись выстрелы и вопль наполненный ужасом. Сквозь отверстие между этажами пролетел моджахед, через секунду разбившийся на последнем этаже.

-Пусть тебя съедят ифриты! Гореть тебе в Хотаме, ничтожный червь! – заорал Хадат. Его лицо было искажено гримасой ненависти, а глаза налились кровью.

Он направил пистолет на Оккинга и два раз выстрелил. Оккинг успел перевернуться, но это не спасло. Две пули все равно попали в него. Первая в правый бок, вторая в правое бедро.

И в этот момент у озверевшего Хадата кончились патроны. Затвор пистолета отскочил назад. И Марид лихорадочно полез за новой обоймой. Этих секунд хватило Оккингу, чтобы вытащить из кармана, ничем непримечательную на первый взгляд, шариковую авторучку и направить ее на Хадата. Передняя часть ручки с хлопком выскочила и мгновение спустя впилась в правую руку Хадата, который уже поднимал пистолет, чтобы выстрелить в Оккинга.

Рука Марида вдруг онемела, и он выронил пистолет.

-Шайтан! - воскликнул он и выдернул из безжизненной руки отравленное перо.

Но яд уже проникал в его тело, отравляя кровь и дурманя мозг. Только могучее здоровье Хадата позволяло ему все еще держаться на ногах. Минуты его были сочтены, и он знал это.

Оккинг с трудом встал с пола и попытался взять пистолет у одного из мертвецов.

В этот же мгновение двери лифта раскрылись и от туда выбежали его подручные. Они сразу же открыли огонь по соседнему залу, где стоял Хадат. Тот же наклонился, схватил здоровой рукой автомат, лежавший возле его ног, и стал стрелять по террористам. Им пришлось отбежать в сторону. Оккинг упал и перекатился к выходу. Он успел спрятаться за углом, где уже стоял один из его людей.

Хадат так не успел застрелить его. Шатаясь, он подошел к силовому щитку и затуманенными глазами отыскал красную кнопку с надписью "герметизация". Он надавил на кнопку. И где-то внутри стены взвыли электроприводы, закрывающие тяжелую металлическую дверь. Проход стал закрываться.

-Нет! Убейте его! Там боеголовка! - закричал Оккинг.

Двое террористов выбежали из укрытия и стали стрелять, но пули уже отскакивали

от твердого металла. Дверь закрылась слишком быстро, чтобы они могли успеть.

-Так пусть же огонь Господень поглотит вас! - донесся уже слабевший голос Хадата.

-Убейте его! Он хочет взорвать боеголовку! - вопил Оккинг, но уже было поздно.

Дверь с шипением закрылась, герметизировав помещение, где находился Хадат.

-Нет! -продолжал вопить Оккинг.

Хадат уже не слышал этого вопля отчаяния. Его слабеющие ноги подкашивались.

Но он все равно шел вперед к столу, где лежал смертоносный конус. Яд затмевал его дух и отравил его тело, но не смог сковать его волю. Марид Хадат все-таки дошел до стола. Его немеющая рука дотянулась до ключа, который лежал рядом с блоком управления, и воткнула, его в отверстие. Последним усилием он повернул ключ, и силы окончательно покинули его. Хадат свалился на пол. Вся жизнь пролетела перед его мысленным взором за этот краткий миг. Долгие годы он лизал Западу жопу. И даже вопреки своей вере перенял их привычки. И все только для того, чтобы они принимали его за своего, чтобы получить шанс и дать арабам свободу и право на самоопределение, чтобы его народ смог выбирать собственный путь развития, а не на тот который им навязывали сверхдержавы. А для этого нужно только одно - атомное оружие, всего лишь несколько боеголовок и их бы приняли в клуб равных. Нет, он не хотел нанести удар по западным странам. Он не хотел никого терроризировать. Он просто хотел дать свободу. Хадат всегда смеялся над фанатиками веры, которых так боится западный мир. Он никогда не хотел развязывать Ядерного Джихада и других безумных вещей, способных погубить мир. Он был разумным человеком и просто хотел дать свободу…

И вот, когда он был так близок к своей цели, какой-то дебил, которого интересуют только деньги, помешал ему и вынудил поступить, как поступают безумные фанатики, которых он всегда чурался и считал больными людьми.

-На то воля Аллаха… - прошептал Хадат.

И милосердный Аллах забрал его измученную терзаниями душу.

Оккинг лежал, прислонившись к стене. Рядом с ним был тот самый парень, что успел ускользнуть о Хадата.

-На сколько стоял таймер блока детонации? - обратился Оккинг к длинноволосому парню с раненой рукой.

-Когда спец Сергеева показывал мне, как обращаться с блоком, там стояло три часа двадцать минут, - ответил парень, пытаясь остановить кровотечение из прострелянной руки.

-Вряд ли этот безумный исламист успел переключить таймер, а вот повернуть ключ он мог. Так что будем рассчитывать на худшее… Ян, засеки время. Попробуем открыть дверь.

-Уже засек.

-Эй, вы, чего встали! Помогите мне!- Джон закричал на двух боевиков замерших у закрытой двери.

Когда на колонну машин, стоящих около входа в подземную базу, напали боевики Оккинга, он успел спрятаться между камней. И боевики не заметили его. Бой был коротким. Всех моджахедов Хадата убили практически сразу. Боевики Оккинга потеряли только троих убитыми.

Это был Саша Петров, человек чье настоящее имя с трудом произносилось даже им самим. Но в этом виноваты родители, давшие ему дурацкое выдуманное имя в честь революции и прочей коммунистической лабуды, да еще на местном языке.

Поэтому он всегда назывался Сашей. Хадат думал, что Саша агент, работавший исключительно на него. На самом деле он работал на министерство безопасности республики, с которым в свою очередь сотрудничал и Расумов, бывший дальним родственником убитого министра безопасности. Саша работал на местное КГБ чуть ли не со школьной скамьи. И лет ему было вовсе не девятнадцать лет, а двадцать восемь. Просто природа наградила его безвозрастной внешностью. Чем он не без успеха пользовался, выдавая себя за молоденького паренька. Так было выгоднее. Никто не берет тебя в расчет, и все думают, что ты всего лишь сосунок. Естественно, настоящее звание у него было вовсе не рядовой, а лейтенант.

Он так умело притворялся лохом, что даже матерый чекист не сразу бы заподозрил в нем агента спецслужбы. Поэтому Саше Петрову без труда удавалось водить Сухова за нос. Только один раз Саша дал промаху. Когда на дом Хана напали люди Фуада, Сухов спас его на самом деле.

Саша забился между камнями и ждал удобного момента. И он настал. Большая часть людей Оккинга ушла в подземелье. Наверху остались только четверо. И Саша осторожно вылез и своего укрытия. Первого он снял без особых сложностей, убив его одиночным выстрелом из пистолета. Еще одного убил броском ножа, а вот с остальными двумя пришлось повозиться. Они забрались за большой валун и стали отстреливаться. Тогда Саша метким броском закинул к ним гранату. Взрыв убил еще одного. Остался последний. Он успел убежать и спрятался где-то вначале колонны. Саша пошел вслед за ним…

Эпидемия covid-19 - правильные решения

Коллеги, мы уже получили то, о чем я писал 4 месяца назад. А именно, часть наших граждан считает дураками и практически врагами тех, кто не видит для себя необходимости вакцинироваться, часть других -...

Они ТАМ есть! Красные линии

Все чаще говорится о «красных линиях» и о том, что мир на пороге войны. Глобальную войну не хочет никто, кроме самоубийц. В ней не будет победителя, лишь выжившие. Однако столкновение с...

Лицедей против миллиардера: завершающий аккорд украинской драмы

В марте 2015 года посмайданный Киев стал свидетелем столкновения политики и бизнеса. Президент Порошенко попытался отнять у миллиардера Коломойского контроль над «Укрнафтой». В результа...