Белое солнце пустыни 70 лет спустя. Глава 17-я.

0 165

Федор уже въехал в горный район. Джип тащился по узкой дороге, петляя между камней и ям. Машина то подпрыгивала вверх, то вдруг проваливалась вниз.

Наташу укачало, и она заснула. Ей было легче. Сухова же ни на секунду оставляла мысль о том, что случиться, если он не успеет сорвать сделку и атомное оружие попадет в чьи-то нечистые руки.

Федор отлично помнил про предупреждения призрака. После стольких сбывшихся предсказаний, игнорировать его слова было глупо.

-Хорошо, что ты, наконец, поверил мне… - из-за спины до Федора вдруг донесся голос Сереги.

Федор дернулся от неожиданности.

-Фу… черт! - выдохнул он. -Напугал ты меня!

Федор посмотрел в зеркало и увидел там Серегу. Он сидел на заднем сидении и с очень серьезным видом глядел на Сухова.

-Разве я похож на черта? - удивился призрак.

-Что-то общее есть… а она? Наташа не услышит?

-Не бойся. Она спит.

-Зачем пожаловал? - спросил Федор.

-Предупредить. Ты полагаешь, что можешь спасти мир, только действуя, но это не так. Действие вторично, первична мысль. Если ты ничего не поймешь…

-Нам крышка. - закончил за него Федор. -Знаю, ты уже говорил. Ну, а что я должен понять. Я уже пытался размышлять о высших материях.

-Ты уже ближе к ответу, но еще не пришел к правильному выводу.

-Так что я должен понять? Объясни мне, дураку!

-Ты должен раскрыть одну важную вещь о себе, о нас всех, о России. На самом деле это очень просто, ты почувствуешь это, когда поймешь. Ты даже будешь смеяться над собой! Поверь мне.

-Ты это знаешь?

-Да, но сказать не могу. Потому что я призрак. Это должен понять ныне живущий. То есть ты. Тогда будет сделан вывод, сможем ли мы развиваться дальше или обречены на новый круг.

-Начнется атомная война, да?

-Вполне возможно…

-Но даже если пойму, что это изменит?

-Многое, Практически все. Это будет означать, что Россия… извини, дальше я не могу говорить.

-Ну и что Россия?! Это что весь мир? - спросил Федор.

Но его вопрос остался без ответа.

-Я ухожу, сейчас она проснется… И помни - осталось три часа! – с этими словами Серега растворился.

А через секунду проснулась Наташа.

-Мы уже близко? - спросила она.

-Да, минут пять осталось.

Через пять минут дорога вывела их прямо к хвосту колонны машин, стоящих недалеко от прохода на базу. Колонна выглядела безжизненной. Свет в кабинах не горел. Фары были потушены. Вдруг перед джипом возник человек. Он бежал прямо на машину.

Федор резко затормозил, но было уже поздно. Бедолага ударился о бампер машины, перелетел через капот и упал прямо на лобовое стекло, промяв его.

-Черт! - воскликнул Сухов, вылезая и машины.

-Кто это? - Наташа тоже вышла из машины, держа пистолет наготове.

Федор потрогал пульс на шее сбитого человека. Тот был мертв.

-Ляд… Сухов? Как ты здесь очутился? - до слуха Федора донесся чей-то знакомый голос.

Федор повернул голову и увидел, что в десяти метрах от машины, стоял… Саша.

-Саша? А ты как здесь очутился?! - у Федора отвисла челюсть.

-Я… ну, понимаешь, случайно. - Саша вдруг резко поднял пистолет и выстрелил короткой очередью в Сухова…

Но Саша не брал в расчет девушку. И это было его главной ошибкой. Пока он думал, Наташа тут же выстрелила в него два раза. Вторая пуля пробила Саше Петрову лоб, и он мгновенно умер.

-Федор!!! - закричала Наташа и ринулась к Сухову, обежав машину.

Федор лежал на песке, с тяжким хрипом вдыхая и выдыхая воздух, и лихорадочно расстегивал пуговицы телогрейки.

-Федор, Ты жив?! - Наташа вдруг заревела, наклонившись над ним.

-Живее всех живых… - прохрипел Федор, приподнимая голову.

Две пули, попавшие в него, торчали из бронежилета, который он предусмотрительно снял с одного из тех типов, что охраняли Лядова.

-Наши бронежилеты, самые бронежилеты в мире…

-А с чего ты взял, что это наши? - сквозь слезы спросила Наташа.

-Какая разница, наши не наши, главное, что я жив.

Наташа помогла Федору встать.

-Кажется, кости целы… но больно, блин! - он потрогал грудь.

Когда Федор оклемался от удара, они пошли к началу колонны. Федор шел с пулеметом в руках. После случая с Петровым он решил, что будет, не раздумывая, стрелять во всех, кто попадется ему на пути. Проходя мимо трупа "Петрухи", Сухов со злости пнул его.

Нигде не было ни души. Пусто, если не считать трупы. Федор прикинул, что их было порядка сорока.

Что же здесь произошло? Всеобщее безумство?

-Подожди-ка. - сказал Сухов, когда они подошли к фургону. -Надо посмотреть, что там внутри.

Он залез в кузов и поджег зажигалку.

-Есть! Это они! - обрадовано сказал Федор.

В Урале лежали три темных ящика, закрепленных на железных тросах к кузову.

-Но почему их три? Фарид говорил про четыре боеголовки…

Сухов спрыгнул обратно.

-Может быть там? - девушка указала на следы, которые вели к скоплению валунов.

-Да видимо там вход внутрь.

Они прошли до самых камней, пока не обнаружили большую металлическую дверь. Федор открыл ее, и они очутились внутри небольшого холла. Это была тесная комнатушка с серыми бетонными стенами. В ней горел свет, исходивший от лампочки висевшей под потолком. Такая я же дверь в противоположной стене была чуть приоткрыта.

Федор присвистнул.

-Я так понимаю, это что-то типа секретной базы?!

Они оказались в большом помещении с многочисленными лестницами и переходами.

В пяти метрах от выхода лежали несколько мертвых людей, причем три из них были русскими. Федор заметил, что посередине зала находилась большая лестница, которая вела вниз. Он и Наташа подошли к ней и заглянули за перила. Квадратный проем уходил на много этажей вниз. На полу самого последнего, распластавшись, лежал еще один труп. Несколькими этажам выше слышались чьи-то голоса, говорившие, кажется, на английском.

-Пойдем вниз. И приготовься стрелять! - шепнул Федор.

Они спустились на четыре этажа вниз, когда Федор понял, что все крики доносились с пятого.

-Убивай всех без предупреждения. - сказал Сухов.

Он передал Наташе гранату. - Но сначала кинешь это.

-Ясно.

Они спустились на один пролет вниз, и их взору предстала следующая картина: несколько человек толпились около большой металлической двери и безуспешно пытались открыть ее.

Федор кивнул Наташе и они одновременно бросили гранаты. Затем Федор стал стрелять из пулемета, а Наташа из пистолета.

Взрывы гранат укокошили половину боевиков. В это же время сверху раздались выстрелы. Спрятаться боевикам было некуда. Они были как на ладони. Поэтому Федор и Наташа без особого труда перестреляли оставшихся. Федор истратил всю ленту и отбросил пулемет.

Наступила зловещая тишина, потому что все были убиты. И оба спокойно спустились вниз.

Впрочем, нет. Двое были еще живы. Наташа добила раненого боевика и сказала:

-Рожи у них какие-то не наши?!

Федор подошел ко второму выжившему. Это был мужчина лет сорока. Он отличался от остальных и по одежде и по возрасту. Человек лежал на полу, и спасло его только то, что он вовремя успел прикрыться трупом. Но он был ранен еще раньше. Нога и правый бок были перевязаны бинтом, уже пропитавшимся кровью.

-No, No! - закричал он, потом сказал что-то по-английски.

Федор не понял его, но убивать не стал.

-I don’t understand. Do you speak Russian? - сказал он, и этим исчерпывались его познания английского.

-Кто ты? - с американским акцентом спросил тот.

-Так ты по-русски говорить умеешь! - обрадовался Федор.

-Кто ты?

-Федор Сухов.

-На кого ты работаешь? На Лядова?

-Почему все уверены, что на кого-то работаю?! - Федор развел руками. – Это начинает злить!

-Но тогда на кого же? - удивился раненый человек.

К ним подошла девушка и спросила Федора:

-Почему ты его не пристрелил… Мать твою! Знакомые все лица. Джон!

-Да вот он что-то пытается сказать. - Федор вспомнил, что она говорила про какого-то иностранца Джона.

-My god! Наташа. Зря я научил тебя стрелять! - простонал он и взялся рукой за лоб, а потом вновь обратился к Сухову: -Послушай, я не знаю на кого ты работаешь, может и на Лядова…

-Лядова я убил час тому назад! - сообщил ему Федор.

Человек почему-то рассмеялся, периодически захлебываясь кашлем.

-Так это ты?!

-Хватит смеяться. Где четвертая боеголовка? - Федор наставил на него автомат.

-Так ты тоже охотник за боеголовками? Не знал. Как нас оказывается много.

-Где она? - настаивал Федор, нахмурив брови.

-Там, за дверью. - Оккинг вновь засмеялся. –Через… - он посмотрел на часы.

-Через три часа пять минут она "бум"!!! - он развел руками демонстрируя взрыв.

-Этот безумец Хадат включил ее.

-Черт!!! - Федор стиснул зубы так, что они заскрипели. -Мы не успели!!! Не успели!!! Послушайте, мистер Оккинг, как туда попасть?

-Никак. Дверь может быть открыта только изнури или взрывом, но здесь нет такой мощной взрывчатки… Хм, пожалуй кроме других боеголовок. Так, что можете взорвать одной дверь, тогда достанете ту… ха-ха-ха! - он снова залился смехом.

-Да заткнись, ты! - Федор подошел к двери и силой стукнул по ней ногой.

-Это копец! - он понуро опустил голову.

Наташа скептически поглядела на Оккинга. И оценив его ранения, сказала:

-Ладно, тебя кастрировать не буду. Сам скоро концы отдашь.

-Что?! - изумился Джон. На его лице появилась лучезарная улыбка. -Так это ты убила Абдуллу! Ха-ха-ха! - он вновь захохотал.

Девушка посмотрела на Сухова.

-Неужели ничего нельзя сделать?

Но Федор ничего не отвечал. Он впал в депрессивный транс. Все было кончено. Он не оправдал надежд. Конец света был близок. И Федору хотелось, чтобы он наступил поскорее, чтобы долго не мучаться, ибо ожидание конца хуже его самого. Поэтому Федор старался ни о чем не думать.

-Я вам говорю: сделать ничего нельзя - за него ответил Оккинг. –Мы попробовали все. Эта дверь может выдержать даже прямое попадание снаряда.

Управление осуществляется только изнутри. Выхода нет. Мы обречены. - он опять засмеялся.

Наташа подошла к Федору и села рядом с ним.

-Ну что ты сидишь? Надо же что-то делать?! - она стукнула его по плечу. –Мы не должны сдаваться пока есть время. Давай убежим. Там стоит куча машин. За три часа мы успеем уехать километров на сто. Давай, пошли! - Наташа перешла на крик и с силой ударила Федора. Она стала психовать. -Ну и сиди здесь, козел!

Наташа в конец разозлилась и пошла к лестнице. Это вывело Сухова из транса.

Что ж, - подумал он, - мы погибнем в любом случае. Какая разница как погибнуть? Можно и в машине, пытаясь удрать.

Все равно даже, если они успеют уехать на безопасное расстояние, они погибнут потом, когда начнется атомная война. А она обязательно начнется из-за этого взрыва. Сработают какие-нибудь хитроумные системы обороны, и все пойдет к чертям под хвост. Начнут стартовать ракеты.

Компьютеры решат все за нас…

Впрочем, с чего он взял? Почему из-за одного атомного взрыва начнется мировая война? Это всего лишь глупые страхи мальчишки начитавшегося фантастики! Скорее всего, ничего такого не будет. Но, так или иначе, последствия взрыва будут ужасны.

Чувствуя абсолютную обреченность, Федор пошел за Наташей.

-Эй, стойте! А как же я? - закричал Оккинг.

-Сам выбирайся, если сможешь! - ответила ему девушка.

-Fucking shit! - заорал Оккинг. –Russian shitass!

Когда Федор и Наташа уже поднялись на два пролета, Джон дополз до ближайшего автомата и стал стрелять по лестнице. И пули барабанной дробью застучали по металлу, выбивая из него яркие искры.

Сухов и Наташа поспешил наверх, скрывшись на четвертом этаже.

-Go fuck yourself! - прокричала Наташа вниз.

Со злости Оккинг выпустил еще несколько очередей из "Узи". Но Сухов и Наташа были уже в недосигаемости.

-Motherfucker! - заорал Джон Оккинг и в порыве бессильной злобы отбросил автомат в сторону.

Впервые великий шпион и игрок по крупному проиграл по-настоящему, в самой большой игре, где ставкой была его собственная жизнь. А ведь он так любил играть в "серьезные игры для взрослых мужчин", управляя чужими жизнями, словно это были не живые люди, а бездушные персонажи компьютерной игры. И вот теперь настала его очередь быть персонажем…

Сухов залез в грузовик, в котором лежали боеголовки. И через пять минут они покинули подступы к секретной базе, где за одну ночь в борьбе за презренный уран погибло около сотни людей. Они ехали молча, за все время пути не проронив ни слова. Между тем три часа подходили к концу. Горы остались позади. Федор выбрал восточную дорогу и ехал где-то посреди пустыни. Неважно куда лишь бы подальше от базы. А где-то в горах электронное табло таймера отсчитывало последние пятнадцать минут. Безжалостные цифры сменялись одна за другой, равнодушные ко всему. В подземелье, где находилась боеголовка, стояла мрачная тишина, нарушаемая лишь монотонным гудением люминесцентных ламп. Везде лежали трупы, которым было уже все равно. Наконец раздался глухой выстрел. Джон Оккинг нашел в себе силы покончить с собой.

А цифры продолжали сменять друг друга…

-Нет! - закричала вдруг девушка, представляя все это. -Останови! Эти пятнадцать минут ничего не решат!

-Кто знает!? - слова давались Федору с трудом. - Я не разбираюсь в атомных бомбах, но мне кажется, что из зоны прямого поражения мы уже выехали. Теперь нам страшна только взрывная волна… Впрочем, потом мы все равно мы можем сдохнуть от лучевой болезни, если подхватим радиации.

-Километр или два ничего не решат. Останови! - она стала снимать с себя одежду. - Если мы спасемся, то пусть будет так, но если нет. Я хочу узнать, что это такое… - она поцеловала Федора в губы.

Он же сидел как остолоп, продолжая рулить. И тупо смотрел на дорогу. Федор не знал, что ему делать.

-Да, останови ты! - Наташа вытянула ногу и нажала на педаль тормоза.

Машину занесло и развернуло в левую сторону. "Урал" остановился. Девушка навалилась на Сухова и, откинув волосы назад, стала целовать его в губы. Ее прекрасное тело прижалось к нему. Вся она покрылась гусиной кожей то ли от холода то ли от возбуждения. Федор буквально ощущал, как по ее телу бегут мурашки.

-Ну что же ты!? Ведь осталось так немного времени, - ласково прошептала она, целуя его и расстегивая пуговицы гимнастерки.

И вдруг после этих слов, сказанных с невероятной нежностью, сквозь абсолютный холод, вселенское безразличие ко всему на свете и ощущению полнейшей безысходности Федор почувствовал, что в нем нарастет невероятное возбуждение. Через мгновение он уже знал, что желает эту женщину больше всего на свете. А на остальное ему было плевать. Будь что будет.

Он стал целовать ее губы, лицо, шею, груди…

В порыве безудержной страсти они сорвали себя последние остатки одежд и принялись любить друг друга с такой силой и отчаяньем, на какое способны только люди знающие, что их последний час близок, и готовые испить чашу любовных утех до самого конца. Наслаждаясь каждым прикосновением тел, каждым движением, каждым поцелуем, каждым вздохом, каждым мгновением.

И вот когда безудержно растущее наслаждение достигло своего апогея, и их тела пронзила сладостная судорога, Наташа закричала, получив, наконец, долгожданное удовлетворение, а Федор тяжело выдохнул, сжимая ее тело в своих объятиях, он представил как таймер закончил отсчет.

Федор поднял голову и увидел, что на машину движется ужасная волна состоявшая из миллионов тонн песка. Время для него замедлилось. Он вдруг осознал, что от него хотели, и понял всё, отгадав главную тайну. Это оказалось так банально, так просто, даже примитивно и пошло, что он удивился и захохотал.

Жаль, что он понял это слишком поздно, потому что темная стена взрывной волна была в сотне метров от них, и неслась, поглощая на своем пути огромные дюны…

Ураган обрушил на машину песок, кабина закачалась. Ветер жутко завывал, песок стал быстро проникать внутрь кабины. Ураганная волна не прекращалась слишком долго для взрыва….

Эпоха Путина – это история летчика, сумевшего вывести самолет из штопора у самой земли

Начало политической карьеры Владимира Путина протекало по лекалам спецоперации по внедрению агента под прикрытием в банду или резидента в штаб-квартиру вражеской спецслужбы. Возвращение...

Убить Америку 2.0 Ну наконец то!

В статье "Убить Америку!" https://cont.ws/@zaraza/2108584  был назван главный страх англосаксов - существенное снижение оборота долларов на всём пространстве Евразии, а самое ...

Антиваксер, кто ты?

Доброе утро, КОНТ!) Эта заметка появилась спонтанно, не планировал её совсем, но сегодня немного попереписывался в комментариях с одним из участников ресурса и тема сложилась сама собой.  ...