Саммит в Швейцарии проваливается. Детали в телеграм Конта

Русская неутопия. 5-я глава

0 107

Экскурсия в будущее, которое вам понравится/не понравится. Этот роман написан по мотивам прогностических игр. Пролог https://cont.ws/@zenpo/277011

На десятый день наступил решающий момент. Межведомственно-Общественная Комиссия утвердила решение о переезде в Отказник. Воронин полагал, что это решает и утверждает какая-то одна инстанция, например Агентство по делам Отказников, но оказалось, что это решение должны согласовать несколько ведомств и контролировать общественные организации. Для этого существовал закон о таких Комиссиях по совершенно разным случаям. Это напоминало видеоконференцию, в которой участвует порядка 10-15 человек. В некоторых случаях, когда участие было необходимо для проформы, ведомство выставляло свой ИИ с правом электронной подписи. Благодаря чему решения, которые раньше тянулись неделями или месяцами принимались за день.

Саша и Катя закрылись в спальне, пока дети играли в детской. Точнее говоря, Вова играл в конструктор и выстроил целый город, а Маша тихо читала книгу. Машу перевели из больницы только 2 дня назад. После проведенных там дней она стала еще более молчаливой и задумчивой. Однако психолог сказал, что в этом ничего страшного нет. Просто надо быть с ней рядом.

Когда началась комиссия, очки транслировали, будто они находились в большом светлом зале, окна которого смотрели на море. Саша невольно вспомнил свое ранее детство в Питере. Только море там было серое и с низкими свинцовыми тучами. Они сидели в центре зала, полукругом их охватывали члены Комиссии. Часть из них была настоящим людьми, часть ИИ представлявшими некоторые государственные организации. Над каждым висела надпись, кто или что он. Её можно было посмотреть подробнее. Саша думал, что от следственных органов будет Котлинская, но выставили ИИ. Видимо претензий от них больше не было. Воронину сразу не понравились две женщины: одна из министерства просвещения, другая из соцопеки. Как только начались обсуждения, они стали давить на то, что надо допустить родственников (имелся в виду отец Кати) и детей на совещание, чтобы выслушать их мнение. Однако резко против выступила представитель Общества Защиты Семьи, к ней присоединился Капылевич из КОС.

На Воронина и Ярову, конечно, пытались давить, особенно депутат от "Государственной Партии". Но, например, представитель Совета Обратной Власти занял нейтральную позицию. Во всех этих странных видах власти Саша еще не разбирался.

- С вашим опытом выживания вы могли бы стать достойными гражданами нашего общества! - Настаивал депутат.

- Они сами решат, где и как им жить! - Ответил за них главный координатор КОС.

- Вы же сами видели, что происходит без вакцин! - Выдал свой аргумент представитель министерства здравоохранения.

- В изоляции мы будем защищены! - Настаивала Катя.

Депутат от госпартии не унимался.

- Пускай скажут свое слово из Общественного Союза Атеистов! Вы же за науку. Объясните уважаемым Александру и Кате, что футвака это не заговор какой-то!

Когда Саша с Катей заполняли тесты, то указали, что являются атеистами. Поэтому их права, в том числе защищала и ОСА.

- А разве семья Ворониных-Яровых заявляла, что они сторонники заговора? Мне показалось, что причины Отказа психологические.

- Подтверждаю! - Сказал психолог.

Тут настала очередь говорить Сергею Ивановичу - руководителю общины, куда они решили уехать.

После тестов Агафья - ИИ агентства по делам Отказников выдала им несколько вариантов. Оптимальным оказался Отказник "Далекая Радуга" находившийся в этом же регионе. Жители "Далекой Радуги" были атеистами и коммунистами. При этом поддерживали информационную связь с миром.

Сергей Иванович был пожилым человеком лет 65-ти. С седой бородкой и седыми же длинными волосами.

- Уважаемые представители государственных органов и общественных организаций, дорогие Александр и Катерина, я бы не хотел вступать в полемику по поводу прививок. Хочется сказать, что мы рады и ждем новых участников нашей общины! Александр и Катерина сделали свой гражданский выбор, и мы готовы поддержать их в этом! Далекая Радуга ждет вашу дружную семью!

Сергей Иванович искренне улыбнулся и развел руками, словно обнимая.

После подтверждения Отказа комиссия, наконец, завершилась.

- Уф. – Выдохнула Катя, снимая очки.

- Я думала, они разрешат отцу участвовать.

Саша закрыл лицо рукой и сказал:

- Утомительно всё это.

- С другой стороны представь, сколько бы эта процедура заняла 20 лет назад.

- Тогда и Отказников не было…

За время пока они ждали Комиссию и выезда, Саша просматривал Сети. Новости на основных каналах вызывали у него оторопь. Это была какая-то шиза. В какой-то момент он просто перестал их смотреть. Запрещенные сети заработали пару раз. Но связь была медленной. Катя сумела зарегистрироваться в общемировой социальной Метасети. С ней попытался связаться, видимо, представитель МЕГИ, который принялся рассказать, какие меганцы на самом деле и скинул ссылки на их сайт, который они уже находили в даркнете. Но долгой беседы не вышло. Связь опять прекратилась.

Про вакцины они не узнали нечего нового. Однако было ясно, что все проходили раз в полгода так называемую «перепрошивку» вакцины с учетом новых вирусов. А те, кто не вакцинировался по медицинским показаниям, сдавали тесты. У тех, кто побогаче, были свои личные устройства передававшие результаты тестов дистанционно. Официальные данные утверждали, что в целом заболеваемость всеми видами болезней сократилась, смертность уменьшилась, а продолжительность жизни возросла на несколько лет и продолжала расти. В запрещенных сетях утверждали, что это всё пропаганда. Однако репортажи про их поселение сильно повлияли на общество. Слишком большая деистская смертность сковала возможности антиваксеров. Особенно когда поселение посетили представители областного и общероссийского совета обратной власти. В репортаже показывали, как два человека в комбинезонах и масках осматривают могилы детей. Безопасность там была организована сильно. Общинников так же оберегали от внешних вирусов, как и Катю с Сашей и детей.

Больше всего поразило научное токшоу. Там несколько ученых рассуждали на тему дальнейшего развития вакцин.

Пожилой ученый говорил:

- Современные вакцины это как биологическое ПВО. Мы защищаем нашу нацию от вражеской бомбардировки боевыми вирусами. Я бы хотел сказать, что те, кто отказываются от участия в этом ПВО, подвергают не только себя, но и всю нацию опасности!

- К сожалению это ПВО надо всё время перезаряжать. – Констатировал молодой ученый.

- А что делать? Мы все видели, что произошло в Тамской области среди незарегистрированных отказников. Это как будто вражеская ракета ударила по русским детям!

Тут в разговор вступил третий.

- Все мы понимаем, что современные вакцины еще только в процессе развития. Это как второе или третье поколение ПВО. Мы должны совершить прыжок и удешевить нанороботов, чтобы вакцина стоила не миллион хардрублей, а тысячу или сотни. Если нанороботы будут связаны через специальный интерфейс с общей сетью, тогда они смогут получать новые версии дистанционно, а так же сообщать о здоровье человека. И это будет настоящим коллективным иммунитетом. Любой новый вирус будет сразу же известен всей популяции. И вся нация будет защищена почти моментально.

- Но вы представляете себе опасность того, что через этот механизм можно и убить всю нацию сразу?

- Нынешняя нановакцина не может убить человека. И другие будут сделаны так же…

Саша не стал слушать дальше.

Но больше всего обсуждали не вирусы и вакцину, а реформу власти. Тут Воронин не особо понимал, о чем речь. Вокруг этой реформы шли споры и даже выступления. Спорщики ссылались на какое-то игровое моделирование. Две стороны конфликта обвиняли друг друга, что способы моделирование ошибочные, поэтому результат диаметрально противоположный.

Но больше всего им пришлось изучать про Отказники и свои права. Катя даже стала записывать что-то на бумаге. И была недовольна, что он советовался с Ольгой Петровной. Она по его словам довольно тупа. Впрочем, и Агафья не сильно умна. Она, конечно, выдала им несколько подходящих вариантов, но все равно пришлось еще смотреть самим. А по отказникам было не так уж много информации. Они дали запрос, после чего с ними вышел на связь Сергей Иванович, который оказался очень приятным человеком. Отзывы и статистика по «Далекой Радуге» были хорошие. Ушел оттуда всего один человек за пять лет. И то по причине тяжелой болезни.

Катю атаковал её отец. Но встречаться она больше не захотела. Она предположила, что он лично встретился с теми женщинами, которые давили на них во время комиссии.

И вот, наконец, они сидели в автобусе, который вез в «Далекую Радугу. Был ясный майский день. Листва уже вовсю распустилась. Внутри автобуса все было обшито герметичным материалом, который легко мылся. Салон отделен от водительского места изолированной перегородкой. Внутри пахло каким-то химикатом, видимо недавно обрабатывали, чтобы убить все вирусы. Впрочем, колонки внутри салона были установлены. Водитель слушал какую-то музыкальную радиостанцию, и в них едва слышно играли популярные мелодии прошлых лет.

Автобус ехал достаточно долго. И хорошо, что внутри был туалет. Иначе дети взвыли бы, потому что ехали они без остановок. Впрочем, для Вовы и Маши эта поездка была скорее развлечением, так как они не очень понимали, как это может повлиять на их дальнейшую жизнь. А вот Саша сидел в задумчивости. Что ожидало их в Отказнике? Одно дело -информация и даже беседа с их главой, другое дело - реальная жизнь среди людей. Уже когда автобус подъезжал к концу маршрута по радио стали передавать новости. Дикторша сказала что-то про войну в Тихом Океане, опять про реформы, но Саша обратил внимание, что последняя новость заставила Катю изменить выражение лица. До того она смотрела почти безразлично, а тут вдруг повернула взгляд на колонку и в глазах что-то блеснуло.

- На лунной станции мирового совета открыта часовня, где представители разных концессий смогут совершать обряды. На открытии присутствовали русские, китайские, индийские и бразильские космонавты. - Сообщило радио, после чего заиграла очередная старая песня из нулевых что-то там про "не виноватая я...".

Автобус остановился посреди большой поляны, где заканчивалась асфальтная дорога. Слева стоял еловый бор, справа редкий подлесок на заболоченной земле. Дорога заканчивалась круговым разворотом, где со стороны бора стоял столб с солнечными батареями наверху. Рядом располагался небольшой навес похожий на автобусную остановку. За ними начиналась дорога из щебня. В её самом начале застыла в ожидании зеленая телега с бело-серой лошадкой. Музыка неожиданно прервалась, а из и динамиков раздалось:

- Внимание! Пожалуйста, избегайте рукопожатий и других контактов! Берите только обработанные вещи с пометками!

Они взяли свои немногочисленные пожитки и вышли. Вова сразу побежал обследовать остановку и телегу. Маша медленно вышла и стала оглядываться по сторонам.

Из кабины водителя вышел сопровождавший их сотрудник Агентства.

- Мы прибыли. Желаю вам успехов. Вот там вас ожидает сопровождающий от Отказника номер 451. Помните инструкцию, в крайнем случае, возвращайтесь на это место, отсюда вас эвакуируют!

Сотрудник включил камеру и подождал пока они дойдут до телеги ждавшей их. Возница оказался мужиком лет 60-ти. Коротко стриженный с большой залысиной и крупным носом похожим на картошку.

- Здравствуйте, товарищи, давно вас ждем! Залезайте в телегу. Уж, извиняйте, вся техника на работах. А бензин покупаем за тверденькие. Но ничего Ксюша нас довезет!

- А вас как звать? - Спросила жена.

- Николай Романыч. Можно просто Романыч. - Мужик улыбнулся.

Телега была с колесами от машины и рессорами. В кузове установлены сидения, но ощущалось, что её использовали и как грузовую. Зеленые борта были сильно поцарапаны. Дно вообще с глубокими бороздами и запачкано в разные цвета.

- Но! Поехали! – Возница слегка стегнул лошадь, и та медленно покатила телегу.

Они проехали мимо большого знака:

«Внимание! Санитарная зона! Посторонним проход запрещен!»

Как таковой границы не наблюдалось. Разве только после поляны была просека.

Дорога была достаточно ровной, но частично проходила по заболоченной местности. В местах, где было размыто, заботливо уложены некрупные стволы и ветки. Ощупалось, что дорогой пользуются часто, но машин ездит немного.

Возница стал рассказывать про общину.

- У нас народ дружный. Ссор почти не бывает. Работы много, но вам, так по мне не привыкать. Наверное, еще сложнее было. У нас и техника есть и земли распашной много. И даже деревообрабатывающий цех имеется! Наши мебель делают экологическую из цельного дерева. Пользуется спросом, между прочим! За неё нам тверденькие в основном идут, потому, как из крупных городов покупают! А вы вот Александр, если не ошибаюсь, в охоте же мастер?

Воронин кивнул.

- За 20 лет пришлось научиться.

- И на медведя ходили?

Вся семья захихикала.

- Скорее они на нас.

- Это как же?

- Первый раз медведь вообще к нам сам пришел. Все по избам закрылись и в бункере. Кто куда, в общем.

- И что же?

- Да что... ребята из бункера взрывпакет бросили потом. Он звука испугался и удрал. А вот второй раз пришлось уже в лесу встретиться. Мы в него жахнули несколько раз, он все равно на нас идет. Пришлось на дерево лезть.

- Ну так с верху бы добили бы его!

- Проще сказать, чем сделать. Тут либо держаться, либо стрелять. Мы решили отпугнуть его взрыв пакетом. Пока я лез на дерево, то ладонь сильно поцарапал. Видимо, кровь на взрывчатку попала, а медведь слишком голодный был и стал ее облизывать, несмотря на шипение и дымок.

- Ну что?

- Ну и все. Жахнуло прямо у его пасти. Он рухнул. Мы спустились вниз и добили его в упор. Но самое тяжелое было тащить тушу до дома. Пришлось волокуши смастерить. Тащили долго и упорно. Но зато мяса много, и шкура на одежду пошла.

Возница был впечатлен и поцокал языком.

- А вот на кабанов ходил?

- Да. Зверюга та еще. Но не медведь. Тормознутый.

- А то у нас тут на поля эти гады захаживают. Было бы неплохо их отвадить.

- Можно попробовать. Было бы чем стрелять. У меня ружье изъяли.

- А, ружья имеются. Но к ним патроны дорогие. Вот на мелкую дичь мы пытались из арбалетов и луков охотиться. Так себе выходит. Если умеешь, то молодежь нашу научишь.

За разговором они все ближе подъезжали к поселку. Уже появились вспаханные поля. Где-то вдали работал трактор. Слева из-за деревьев показалось два ангара, а за ними каменные коровники. Несколько коммунаров помахали им руками.

- Это нам от брошенного колхоза досталось. Крыши были порушены, стены только. Все восстановили.

После начались довольно крупные избы на шесть окон. Между участками не было никаких заборов. Маленькие дети, увидев телегу, побежали за ней. Одеты они были в одинаковые серые штаны, часто одинаковые и футболки. Они сразу же попытались знакомиться с приезжими детьми.

- О! Привет! Меня Прохор зовут!

- А меня Рома!

- А меня Ира!

Вова успевал жать всем руку и говорить: «А я Вова!». Маша только кивала и подозрительно посматривала на всю эту активность.

- Мы централизованно закупаемся. Вот хотим освоить свое ткацкое производство, станок купили, но пока не очень выходит.

- Мы ручным самодельным ткань делали. – Сказала Катя, - но у нас был большой запас одежды. Когда стало для детей не хватать, начали сами делать.

- А из чего делали?

- Да можно из много чего. Лён, крапива, другие растения, у нас были книжки с подробным описание.

У дома с номером 29 телега остановилась. Там их поджидал Сергей Иванович и две женщины, с семью разновозрастными детьми, трое из которых имели азиатскую внешность. Национальность Воронин не разобрал. Но говорили они на чистом русском.

Глава общины с распростертыми руками стоял у крыльца. И стал обнимать всех по очереди.

- Милые мои! Дорогие наши! Как же мы вас все ждали! – Радостно говорил он.

- Вот познакомьтесь это ваши соседи и товарищи, Лида и Наташа.

Женщины познакомились с Ворониным и Яровой. Дети стали здороваться с Вовой. Маша вылезла из телеги последней и настороженно осмотрела всех. На нее сразу же обратил рыжий мальчик примерно её возраста и стал знакомиться.

- Меня Леха зовут! А тебя как?

- Маша…

Внутри дом оказался разделен на много комнат. Там было четыре отдельных комнаты для взрослых, одна общая спальня для детей и общий зал с кухней. Отапливалась изба большой печью расположенной в центре, так чтобы тепло шло во все комнаты. Быт был скромным, но лучше чем у них в поселении, за исключением того, что там, в лесу они выстроили под каждую семью отдельные избы. На несколько домов была небольшая баня, но Саше сразу же сказали, что есть душевые в центральной усадьбе, потому что там котельная. Пока коммуна не могла себе позволить провести центральное отопление в каждый дом. Отдельным отсеком был сделан сортир и что-то вроде ванной комнаты, где можно было полить себя из ковшика теплой водой. Вода поступала из колодца с помощью насоса. Но электричество было везде. В большом зале избы стояла пошарпанная панель.

- В основном дети смотрят в разрешенное время детские фильмы и мультики – Пояснила Лида Шульц - рыжеволосая женщина небольшого роста лет тридцати пяти.

- Мы Наташей смотрим за детьми, пока другие на работах.

Все это время Сергей Иванович с улыбкой наблюдал, как Лида вводит в курс дела.

- Ну вы располагайтесь. Сегодня вечером в восемь тридцать собрание в клубе. Мы вас всем представим и познакомим! – Сказал он и ушел.

Саша и Катя перенесли все вещи в свою спальню. Вове и Маше предложили разместиться на двухэтажной кровати. Вова был доволен большой компанией. А Маша относилась ко всей этой детской толпе настороженно.

Когда Саша остался ненадолго один с Катей, та отметила:

- Я не увидела ни у кого мультифонов.

- Ну я тоже. Детям может тут и не нужно. Это в больнице заставили их надеть.

- Странно это.

Воронин пожал плечами.

В течение часа Наташа и Лида объясняли, что и где находится, правила поведения и распорядок дня. Воронину это напомнило первые годы, когда было построено только две избы: первая большая, где потом сделали место сборов и жилище Учителя, и вторую как первый вариант для одной семьи, потом ее отдали Ионовым.

В «Далекой Радуге» так жили постоянно. Непонятно, вызвано это экономическими причинами или идеологическими?

Первым с работ пришли мужчина и женщина азиатской внешности. Их звали Самад и Фатима Самирбековы. Оба так же говорили на чистом русском с едва заметным акцентом, который у детей уже отсутствовал. Они горячо приветствовали Воронина и Ярову.

Катя присоединилась к готовке пищи, Саша хотел тоже, но женщины попросили просто принести дров для плиты. Предложили занять чем-то детей. Оказалось, у старшего из ребят - Ромы Котова есть лук, из которого они не очень успешно пытались стрелять по мишени на заднем дворе. Саша подтянул тетиву и показал, как правильно стрелять. Детишки сразу устроили соревнование. Вова выигрывал по точности, но не мог так далеко отпустить стрелу, как Рома, которому было четырнадцать и просто больше сил. Маша соизволила поговорить с рыжим мальчиком и Лолой дочкой Самирбековых.

Еще Воронин узнал, что вообще-то все они, кроме самых маленьких ходят в школу, но сегодня в честь приезда дали небольшое послабление. А вообще, когда взрослые пойдут на собрание, им еще придется доделывать домашние задания. Сама школа находилась на центральной площади поселка. Это было одно из восстановленных зданий, оставшихся от заброшенного колхоза.

Вечерело. Наконец, собрались все взрослые жители дома номер 29. Итого кроме них тут было три семьи: Котовы, Шульц и Самирбековы. Муж и жена Шульц были спокойными и несколько чопорными русскими немцами, вернувшимися из бывшей единой Германии. Котовы из Новосиба, Самирбековы еще детьми переехали из средней Азии. Самым активным выглядел Паша Котов. Он был на несколько ниже своей жены Наташи и пытался выглядеть главным в этом общежитии. Сашу это скорее позабавило.

В большом зале собрали 2 стола: для детей и для взрослых. Было тесновато, приходилось пролезать между лавок. На ужин подали суп из бобовых и картошку с зеленью, урожай которой в парниках уже поспел. Немного мяса было только в супе. Всем раздали по маленькому кусочку. Но самым приятным был хлеб местной выпечки. Хлеба у них в лесу всегда было мало. Те небольшие участки полбы, которые они выращивали, не давали больших урожаев. Зато полба росла быстрее и была неприхотлива.

Дети веселились и пытались друг друга подколоть, за что получали от Лиды и Фатимы которые следили за ними.

За взрослым столом следила Наташа и ей взялась помогать Катя. Паша Котов все время шутил и отпускал комплименты женщинам, но больше всего Кате. На Пашу несколько грустно поглядывал Альберт Шульц.

- Павел, ты успокоился. Лучше давайте послушаем, что нам расскажет Александр. Как вам у нас? И было бы интересно узнать, как жила ваша община. Ведь, по сути, она одна из первых пусть и не официальных отказников.

- Мне кажется, роль первого отказника несколько натянута. До нас я помню, организовывались в отдельные поселения разные сектанты.

Все засмеялись.

- Ну, ни ваше поселение, ни наше - это не секта!

- Мы жили поначалу примерно как вы, потом отстроили каждой семье по отдельной избушке.

- Да но вас же было немного, а нас тут уже больше восьмидесяти семей.

- А вот идеология какая у вас была? - Неожиданно спросил Котов.

Шульц посмотрел на него так, как будто это был его вопрос.

Саша задумался.

- Выживальческая у нас была идеология. – Ответила Катя. – Наш типа учитель, говорил, что задача нашей общины возродить цивилизацию, после обрушения старого мира.

- Вы ведь как-то жили там у себя, какие-то правила и порядки у вас были? Вот у нас например коммунистическая идеология.

- У нас все было подчинено выживанию общины. Про идеологии разные мы обсуждали, в библиотеке имелся запас литературы. Но люди разные. Мы атеисты, другие верующие, и даже язычники. – Ответил Воронин.

- Как же вы там все уживались? – Удивилась Фатима.

- Наш учитель преподавал нам психологию, мы проводили разные упражнения, ну чтобы не ссориться. Научились, в общем договариваться. Но споры бывали. Однако это никак не касалось общего дела выживания. Это мы строго разделяли.

-Хм… странно. Это похоже на оппортунистскую квантовую социологию, которую используют для оправдания нынешнего режима. – Выдал Шульц.

Саша пожал плечами и ничего не ответил, так как слабо в этом разбирался.

- Наша задача была не ссориться из-за политики, а выжить. – Ответила за него Катя.

После этого перешли к вопросам быта и выживания. Как понял Саша в общине «Далекой Радуги» было много городских и совсем неприспособленных к жизни вне города. Поэтому и поначалу приходилось туго. В то время как их подготавливали еще в военно-спортивных лагерях в течение почти пяти лет, начиная со старшей школы. Поэтому опыт Саши и Кати для коммунаров был полезен. Даже девятилетний Вова оказался более ловким, чем местные дети.

За окном совсем стемнело, ходики на стене в зале показывали полвосьмого. Все взрослые кроме Фатимы стали готовиться к собранию. Она осталась на дежурстве.

На центральной площади поселка был нехитрый стадион с самодельными тренажёрами и полем, где можно играть в футбол и баскетбол. Напротив находились старые двухэтажные здания. В одном поменьше видимо располагалась контора, а во втором побольше общежитие. Клуб, где проходило собрание, был единственным полностью новым зданием собранным из дерева каркасным методом. Металлическими были только основные опоры. В углу зала были навалены маты и прочие спортивные принадлежности. Видимо в холодное время тут занимались школьники. Само здание школы находилось за стадионом, и было восстановлено из какого-то старого здания. Внутри клуба имелось немного стульев, но в основном все сидели на простых деревянных лавках. Когда они зашли внутрь их сразу же встретил Сергей Иванович и попросил сесть на первый ряд перед сценой. Катя сразу же обратила внимание на портреты и красные флаги, висящие за президиумом сцены, и показала Саше. Это были Ленин, Сталин и Акопян - идейный вдохновитель "Далекой Радуги". Они еще больнице изучили, что некогда Семен Вазгенович Акопян был режиссером, потом политическим консультантом, пока не создал движение "Точка Времени", которое и послужило основой для сети коммунистических Отказников. Акопян был человеком интеллигентной внешности в очках. Он уже лет 10 как умер и был похоронен в Отказнике "Туманность Андромеды". Когда все собрались, а это примерно около двух сотен человек, Сергей Иванович с лучезарной улыбкой объявил:

- Что же друзья мои, товарищи, начнем!

В президиуме кроме него сидели еще двое: мужчина лет тридцати и пожилая женщина.

- Сегодня у нас есть 3 темы. Первая - это знакомство с нашими новыми товарищами. Вторая - итоги посевной. Третья обсуждение инцидента с товарищем Лешковым, который как вы знаете...

В зале послышались смешки и возмущенные голоса.

Женщина слева от Сергея Ивановича стукнула по столу линейкой.

- Тишина в зале, а то, как дети малые!

Все притихли.

- Вера Сергеевна мы тут не в школе. - Сказал молодой помощник главы общины. - Все понимают почему такая реакция!

- Не либерайничайте, Дмитрий Ахматович! Разгильдяйству - бой!

- Друзья, давайте перейдем к позитивной повестке! - Остановил их спор Сергей Иванович.

- Попросим встать Александра и Катерину, чтобы вас все видели.

Саша нехотя встал. Такого он не ожидал. Катя наоборот отнеслась к этому спокойно и уверенно соскочила с места, помахав всем рукой.

Посыпались вопросы о том, как они жили в лесу. Часть была такой же, как задавали в доме. Спрашивали про их навыки. Катю сразу же пригласили разобраться с ткацким станком.

- Мы делали ткань на ручном! Я только чисто теоретически читала, как это делается на механизированном. – Предупредила Катя.

Как минимум нескольких заинтересовало, какая у них была идеология. Воронин и Ярова еще раз объяснили, как они это видят.

- Я все-таки не понимаю. Выживание - это не идеология. – Сказала женщина из президиума.

- Ну, значит, у нас не было идеологии. – Пожал плечами Саша.

- Я не понимаю, как вы так жили 20 лет! – Настаивала женщина.

- Успокойтесь, Вера Сергеевна, у Александра и Катерины есть идеология. Они атеисты и верят в социальную справедливость, иначе бы их не определили к нам общину! – сказал свое мнение молодой помощник.

- Друзья, давайте похлопаем новым товарищам! – наконец сказал Сергей Иванович.

После чего Саша и Катя, наконец, сели. А собрание перешло ко второй части.

Дальше был скучноватый отчет о посевной. Правда, несколько раз вспыхивали обсуждения по конкретным вопросам, что можно было бы сделать как-то по-другому.

Наконец ближе к концу стали обсуждать Лешкова.

Доклад о посевной вел молодой помощник, а вот про Лешкова стала говорить женщина.

- Как вы знаете, уважаемые товарищи коммунары, позавчера тракторист Петр Лешков во время полевых работ совершил самоуправство и поссорился с бригадиром Валерией Федосеевой. Петр, идите сюда, чтобы вас все видели.

Худой жилистый мужчина средних лет в потертом пиджаке вышел к сцене.

В зале послышались смешки и возмущенные возгласы.

- Это Валя всех уже утомила, давайте её обсудим! – крикнула какая-то женщина.

Вера Сергеевна опять стукнула линейкой по столу.

- Её мы тоже обсудим, но на следующем собрании! Сегодня мы обсуждаем поведение Петра. Итак, тракторист Лешков самовольно использовал трактор для прокладки канавы в личных целях семьи Магометовых.

В зале неожиданно вскочил плотный кавказец. Говорил он практически без акцента.

- Я протестую! Мы делали это для всех соседей! А то уже достало! Участки каждый раз из-за дождя затапливает!

- А почему бы вам всем было это лопатами не прокопать, чтобы не тратить драгоценные хард-рубли, которые мы потратили на топливо! - Сказал кто-то из зала.

- Уже много раз пытались, там камни, без трактора никак!

- Я пошел навстречу товарищу Магометову, потому что сам утомился наблюдать эти потопы! А план по работам мы выполнили досрочно и сэкономили топливо, которое я и потратил на прокладку ирригационной канавы, чтобы сделать жизнь коммунаров лучше!

- А зачем вы подрались с бригадиром Федосеевой?

- Да она сама к нему полезла! Хотела помешать и перед трактором легла! Мамой клянусь! - Почти закричал Магометов.

Саша закрыл лицо рукой. Перепалка продлилась еще минут пятнадцать. Глава общины пытался придти к консенсусу. Вера Сергеевна давила на то, чтобы наказать Лешкова. Пока вдруг с места не соскочил их сосед Котов, который неожиданно сказал:

- А еще в частной беседе Петр Лешков утверждал, что Акопов неправильно трактует идеи Ленина-Сталина!

Зал притих.

Тут вмешался Сергей Иванович:

- Товарищ Лешков, вы же знаете, что у нас два дня в неделю проходят дискуссионные клубы! Почему вы не приходите на них?

- Работы много. Устаю...

Вера Сергеевна встала в полный рост и заявила:

- Я предлагаю отстранить Петра Лешкова с должности тракториста и перевести на черновые работы. И принудить посещать дискуссионные клубы. Чтобы ему там объяснили, что на самом деле имел в виду наш учитель Акопов! Кто за!?

Зал проголосовал двумя третями "за".

- А кто будет трактор водить?! У нас всего 4 тракториста и 2 из них умеют управлять ковшом! - сказала плотная женщина из зала.

- Вот вы, бригадир Федосеева, сами и будете управлять трактором! - Сказала Вера Сергеевна.

Половина зала захлопала. И на этой эмоциональной ноте собрание завершилось.

Обратно в дом пошли уже в темноте, которая разрывалась немногими фонарями на улице. Коммуна, как сказали, экономила электричество, которое они покупали у «режима». Саше и Кате почти до самого дома приходилось отвечать на вопросы других коммунаров, пока они не сумели скрыться в темном промежутке между фонарями.

- Я это по-другому представляла.

Саша едва видел лицо жены, но ее рот был скривлен.

- Я тоже. Но может быть тут сложнее, чем у нас. Их тут много. И хозяйство большое. У нас-то было всё просто. Собрались в общей избе все взрослые и быстро решили.

- Будем надеяться. – Катя погладила мужа и поцеловала. А потом посмотрела в небо, где висела луна, частично закрытая облаком.

- Где-то там, на лунной базе открыли часовню, а тут с трактористом разобраться не могут! – Ярова чуть хихикнула.

Продолжение следует...

Это конец

«The field is lost. Everything is lost. The black one has fallen from the sky and the towers in ruins lie» «Битва проиграна. Всё проиграно. Чёрный упал с небес и башни...

Неведомый "луч молнии" снес штатовский дрон
  • pretty
  • Вчера 13:36
  • В топе

Автор: АМАРАНТ"Что это было???" Дорогущий MQ-4C Triton потерял связь с оператором над Черным морем. Что это было?Northrop Grumman MQ-4C Triton — разведывательный дрон большой дальности и...

В Мадриде наши услышали крик: "Русских бьют!" Когда спасли - оказался молдаванин
  • Hook
  • Вчера 09:54
  • В топе

В Сети распространился и его обсуждают такой вот рассказ, оставленный в комментариях одним из пользователей. Сорвались и побежали. Трех молодых ребят и двух девчонок какие-то полунегры атаковал...