У стратегического союзника США штурмуют парламент. Детали в телеграм Конта

Русская Неутопия (9-я глава)

0 150

Экскурсия в будущее, которое вам понравится/не понравится. Этот роман написан по мотивам прогностических игр. Пролог можно прочитать тут https://cont.ws/@zenpo/2770116 

Они пробыли в пункте временного размещения две с половиной недели. Вакцину сделали на следующий день после объявления результатов. Всех вызвали в больничный корпус в помещении на первом этаже и по очереди укололи. Наблюдали за ними чуть больше недели. Честно говоря, почти никто особой реакции не заметил. У некоторых на день поднялась температура до 37, и больше никаких последствий не ощущалось.

Погода становилась всё жарче. На четвертый день разрешили купаться. На песчаном пляже озера купалось много людей из соседних баз отдыха, но в стороне от них. Территория медицинского центра была отгорожена вплоть до самой воды. На озере плавали лодки и сапы, а над ними то и дело летали дроны, которые вели съемки. В их сторону подлететь даже никто не пытался. Видимо защита от дронов блокировала. Интересно, каким образом пролетел тот дрон? Небо было почти без единого облачка. Только лето, только солнце, вода и песчаный пляж с соснами, чьи подмытые корни торчали у самого берега. На соседнем пляже смелые отдыхающие прыгали с веревки, закрепленной на сосне прямо в озеро. Беглецы из Отказника 451 наслаждались каждым моментом этого дня, понимая, что после этого их пути разойдутся. После купания они довольные возвращались домой. Ребята жалели, что с ними нет Ирки, которую поймали и перевели в отдельную комнату в основном здании. Но своего она добилась. Ее побег стал причиной того, что заседание Комиссии отложили. Решался вопрос о тесте на совершеннолетие, который мог позволить получить права раньше времени. Тест проводился специальными психологами. Некоторые рано повзрослевшие дети так поступали и получали частичные права взрослых. Гена даже ходил к зданию и видел ее в окне на четвертом этаже. Им удалось перекинуться несколькими фразами, пока не пришел охранник.

На следующий день стали приезжать чиновники. Сначала всем выдали ИНС. Только вот мультифонов КОС не прислал. Катя переборола плохое настроение и стала выкладывать видеосообщения с просьбами прислать хоть какие-то старые устройства связи для беглецов.

Потом приехали два человека из той самой Службы Социального Развития. Молодая девушка клерк, которая рассказала все формальные моменты. А психолог стал спрашивать про проблемы и страхи сначала всех, потом индивидуально.

Сашу немного удивило то, что он узнал из рассказа сотрудницы. Служба Социального Развития вобрала в себя функции нескольких ведомств. По сути это было некое «министерство жизни» для взрослых. Некоторые специалисты напрямую работали в ССР, некоторые сотрудничали параллельно со своей основной работой. Например, так делали психотерапевты из поликлиник, работающих там по национальному проекту «Доступная Психотерапия». Но ССР были и свои психологи. Кроме того Служба курировала трудоустройство и дополнительное профессиональное образование для взрослых и другие направления. Для тех лиц, кому было трудно определиться в жизни, даже существовали специальные ИИ – судьбоводители. Но самое главное, за что отвечала ССР контроль над алгоритмами социальных сетей. Воронин был обескуражен, узнав, что алгоритмы социальных сетей были национализированы. Вначале он не совсем понял, что это такое и задал вопрос.

- Это значит, что социальная сеть, то есть сайт и его программное обеспечение может принадлежать частным лицам, или быть общественной собственность, или государственной. Но транслируемые ценности и нормы поведения являются исключительной прерогативой государства и общества. Социальная сеть была признана основополагающим инструментом моделирования поведения человека и не может быть отдана на откуп случайным желаниям. То есть любой информационный ресурс, имеющий возможности социальной сети проходит сертификацию.

- Это такой вид цензуры что ли? – Спросил Петр.

- Нет. Это только проверка определенного алгоритма. Если раньше социальные сети в новостях транслировали развлечения, покупки, котиков, сексуальное поведение, то теперь лента новостей состоит из личных достижений, которые способствуют саморазвитию человека.

Даня засмеялся.

- Я застал это переход в школе еще. Короче, котиков никто не запрещал, но в новости они не попадут… я помню, как мы баловались, пытались вставлять фотки котиков и прочей ерунды. Все это не видно у других, а вот если выложишь фотку как ты на турнике висишь или рисуешь типа, сразу видно другим…

Девушка из ССР хихикнула.

- С тех пор пока вы не были в большом мире, алгоритмы стали работать ещё лучше.

Когда стал говорить психолог. Он больше шутил и спрашивал. Всем предложил высказаться, как они видят свою жизнь в большом мире.

Естественно, взрослые отвечали стандартным набором дом, работа, семья. Молодежь хотела попутешествовать.

Потом предложил сыграть всем в игру, которая имитировала ситуацию конфликта в большом городе. Воронин и Ярова сразу вспомнили, что Прохоров проводил, что-то похожее, но в более простом варианте.

Даня, взяв карточку со своей ролью, подошел к ним и шепнул:

- Тут это в порядке вещей. Очень часто. В школе уже так было.

По сценарию игры им было необходимо выбрать своего представителя в какой-то совет системы обратной власти. Но при этом у всех были претензии друг к другу. Причем и детей тоже вовлекли. Поначалу Саша отнесся к этому несерьезно. Но Катя как-то быстро вошла в игру и он вместе с ней. В итоге получилось даже весело. Правда представителя они так и не выбрали. Точнее получилось, что 2 человека набрали одинаковое число голосов. Потом время вышло, потому что уже наступал вечер. Психолог и работник ССР ушли отдыхать. Уже следующим днем они провели индивидуальные консультации, кому и куда лучше ехать.

Катя пообщалась с психологом, как понял Саша, все на ту же тему отношений с отцом. Но она уже всерьез настроилась на «Возрождение». Эта программа имела своего ИИ по имени Василиса. Им опять предстояло заполнить тесты и выбрать место, куда они поедут.

- Ты уверена, что хочешь опять ехать куда-то в деревню, а не в Москву, например? – спросил Саша Катю.

- К отцу я точно не поеду, да и не в деревню мы едет.

Программу «Возрождение Русской Семьи» предложили так же Лешковым. «Возрождение» действовала только на территории глубинки. Например, в Тамской области было пару десятков таких поселков. Они заполнили тесты, после которых им опять предложили несколько вариантов. Наилучшим вариантом оказался поселок Нагорное. Он отвечал запросам по разнообразию проживающих там общин.

Согласно программе родителям платили за воспитание детей. Этим занималось не государство, а общественный фонд с одноименным названием, в который входили другие общественные организации и государство как один из спонсоров. Под программу подпадали только русскоязычные семьи. Комиссия фонда решала о том, может ли семья претендовать на участие.

- Опять комиссия! – Не выдержал Саша.

- Там чистая формальность! – Убедила его Катя.

Однако главной проблемой была не комиссия, а то, что им, скорее всего, предложат еще одного-двух детей в опекунство. В этом случае они будут получать больше и выбор мест, куда они могли поехать шире. Например, то же Нагорное.

ИИ отправил запрос в местную комиссию «Возрождения» на одобрение заявки. И ответ пришел на удивление быстро. На следующий день с ними связались местные представители. Опять была конференция, из-за которой им пришлось запереться в своей комнате, чтобы не мешали. Пятеро человек, в том числе православный священник, немного поговорили с ними. Больше спрашивали, как они жили в лесу и в Отказнике. Священник спрашивал больше всех, в том числе про их убеждения.

- Но мы атеисты! - Уточнил Воронин.

Тот засмеялся.

- Ну, никто же не против. Главное, что не сектанты.

Председательница комиссии – женщина сказала, что надо заканчивать. После чего комиссия единогласно вынесла положительное решение. Однако отметила, что им на опекунство будут выданы еще двое детей. Тоже сестра и брат. Их как раз надо было куда-то определить.

- Ну вот, а ты боялся! – Сказала Катя, когда связь завершилась.

Саша пожал плечами.

- Сергей Иванович из «Далекой Радуги» тоже создавал видимость приличного человека.

- Но и Нагорное - это обычный поселок, а не карантинная зона. Мы просто обязаны там жить на постоянной основе и дети учиться там же. Но никто нам не запрещает уезжать на выходные или на каникулы.

После комиссии Лешковы подробно расспросили их. А потом долго сомневались и спорили между собой, но всё-таки решили ехать в Ёбург, потому что троюродный брат Петра обещал помочь со старшей дочерью. С тех пор он пошел на повышение был заместителем главврача одной из больниц. За эти две с половиной недели они подружились, поэтому возникла мысль поехать вместе по программе «Возрождение». Но, оказалось, что не только дочь была причиной переезда. Жене Лешкова надоело жить в деревне, она хотела переехать в большой город. Проще всего было Дане. Он просто возвращался к родителям. А вот молодежь оказалась подвешенной в воздухе. По новым законам они уже были вправе перемещаться куда хотят. Но вот что им делать не представляли. Точнее представляли, но у них не было на это средств. Специалисты из ССР предложили им «Добровольческий Молодежный Корпус», который позволял попутешествовать по разным местам страны, поработать, и даже параллельно получить образование. По их словам, он был специально сделан по идеологии Социального Сталкерства для того, чтобы занять активную молодежь, которая не хотела сидеть дома и рвалась к приключениям. Все ребята согласились, однако Гена очень хотел остаться тут, чтобы подождать Иру. Но решение комиссии пока что затянулось. Она находилась в подвешенном состоянии.

Между тем Катино выступление возымело действие. Волонтеры КОС и Народной Партии нашли для всех беглецов из 451 Отказника мультифоны и даже кое-какие вещи. За день до отъезда их привезли. Мультифон передали даже Ире. После чего они с Геной постоянно стали говорить.

Но пришло время прощаться. Завтра за ними приедет автобус, после чего все разъедутся по своим адресам. Лешковым собрали на билеты, плюс добавили то, что полагалось от государства. С финансами было странно и пока не понятно. Например, выделенные на проезд хард рубли можно было потратить только на проезд. Часть средств скинули в локальных деньгах. Все это кидали на счет Петра, который он получил, когда Служба Регистрации выдала все документы. Но разобраться они еще не сумели. Получилось, что Катя и частично Саша больше всех уже знали, что к чему, потому что изучили всё, пока находились на карантине в больнице. Полученные локальные и твердые рубли тоже имели маркер с помощью. То есть их нельзя потратить на всё что угодно. Разбирались они долго. Однако оказалось, что сервис перевода работает автоматически и при покупке билета на поезд, надо было просто задать счет, а все просчитывалось уже самостоятельно. Интересно, что не все локальные деньги переводились в твердые рубли. Они так и остались на счету у Петра. На эти деньги они купили еды. Магазинчик вблизи от больнично-санаторного комплекса был очень маленьким. К нему то и дело подъезжали молодые люди на велосипедах и забирали заказы. И с заднего двора один раз улетел дрон. Некоторые прохожие, кажется, их узнали и фотографировали.

Продавщица – полная женщина средних лет и её сын лет четырнадцати поначалу посмотрели на них странно.

- Вы как с луны свалились, чего заказ не заполнили? - Недовольно спросила она.

- Мам, это же эти… Отказники! – Сказал её сын.

- А ну тогда ясно! Точно с луны. – Она указала на очки, которые были надеты на Сашином лбу.

Воронин, честно говоря, просто забыл снять их перед выходом. Он смотрел карту, как дойти до магазина, который был хоть и близко, но хитро расположен.

- Надень и смотри!

Дополненная реальность показывала над каждым товаром вывеску с ценником и характеристиками. Еще был список не выложенных на прилавке товаров. Саша стал было выбирать, но потом пришлось все переделывать, потому что заказ шел через Петра, на счету которого остались лишние локальные рубли. Покупать на них можно было только местные продукты. Пока они мучились, врубаясь в систему заказов и оплаты, работники магазина успели выдать несколько заказов доставщикам на велосипедах и одному на мопеде. И снова прилетел дрон. В итоге они купили разной еды, алкоголь не сумели, он был только за хард рубли. Хотя по идее его было нельзя проносить.

Вечером они устроили общий стол. Разговоры были про прошлую жизнь в Отказнике и рассуждения о возможной жизни в большом мире. Поступило предложение потом встретиться снова.

- Скорее мы уж встретимся виртуально. – Предположил Даня.

Пётр поинтересовался у Кати, как устроены Сети, поскольку она сумела благодаря своим обращениям найти помощь. Одной из причин, кстати, что она не пошла с ними за территорию было опасение, что её узнают. Она к этому оказалась не готовой.

- Ну, в целом, когда мы уходили, всё было несколько иначе, но вроде как бы похоже. Хорошо, что Даня помог мне разобраться, какие кнопки нажимать, условно говоря. Если у вас есть ИНС этого достаточно, чтобы зарегистрироваться в любой сети. В государственной вы есть по умолчанию, когда вам этот самый ИНС выдали. Потом просто заходите на любой сайт автоматически.

- То есть, нет никакой анонимности? – Поинтересовался Гена.

Даня помотал головой.

- Но некоторых Сетях с этим проще, только они запрещены.

- Метасеть и Даркнет?

- Ну да, а в наших сетях нет. - Продолжила Ярова.

- Я могла выложить там любое видео. Хоть повилять своей попой. Но не факт, что его кто-то увидел, кроме меня. Алгоритм просто его не разрешит распространять его. И еще после этого мой рейтинг в госсети понизили бы. Как только я запросила помощи, меня сразу проверили по всем параметрам. Я почитала инструкции по этому делу. В общем, там автоматически проверяют местонахождение, действительно ли я и другие отказники… в общем по всем ведомствам идет запрос сразу. Еще запрос на контакты, например, с КОС. Уже после этого мое видео появилось у других. Кстати комментарии были разные. Из госпартии написали, что не надо раздувать, и помощь представляли бы и без этого. Еще из Отказника Кочергин написал, что я нехороший человек. А другие стали откликаться. Ну и понеслось.

- То есть они ввели социальный рейтинг? Когда мы уходили в Отказник, это обсуждали. А все началось еще с индивидуального номера болельщика. Акопян говорил, что это типа как электронный концлагерь. – Сказал Петр.

- Ну, я до конца не поняла, но никаких там цифр нет. Просто описание события, допустим, что я дура и виляла попой. И не факт, что в других социальных сетях с этим согласятся.

Еще кстати, с этими тестами, поосторожнее. Что написали, так это у вас в анкете в госсети и будет. Но изменить можно. Мы вот отметили, что мы атеисты, и алгоритм вписал нас сразу в сообщество этих самых атеистов. Когда проходила комиссия по процедуре Отказа, поэтому их представитель был в ней. Как это работает, я до конца еще не разобралась.

- Неужели блогеров больше нет? Ты же говорила, что можно как-то на этом заработать? – Уточнил Саша.

- Да есть они. Только заработать на всякой фигне сложнее. Если рассказывать всякую чушь или попой вилять, то можно собирать деньги, но налог будет автоматически большой. Ну, например, если рассказываешь что-то полезное, то налог будет ниже. Вот если ты будешь рассказывать, как выживать в лесу или мебель делать из пня, это ценнее, чем я буду попой вилять. Хотя там еще проверка на повторы. Если ничего нового, то тоже налог будет выше.

Если бы не жена Лешкова, то они бы сидели еще долго. Но завтра автобус приезжал за ними рано, а детей надо было уложить спать. Поэтому ближе десяти вечера все разошлись.

Вова заснул быстро, как всегда набегавшись за день. Особенно после того, как им разрешили выход за территорию карантинной зоны, он стал играть еще больше. А Маша пришла в их комнату, когда закончила читать книгу и отдала панель.

– Мамочка, куда мы теперь едем? Там опять будут дураки? Нам снова не придется бежать?

Воронин хихикнул. Ярова скривила рот и искоса посмотрела на мужа.

– Нет, доча, мы едем в поселок, там можно ходить, где хочешь, и там у нас будет свой небольшой домик. Но к нам в семью дадут еще двоих детей на воспитание.

Маша вздохнула.

– Хорошо, только, чтобы они не были дураками.

Когда дочка ушла, Катя открыла даркнет и вышла в метасеть.

- Смотри, что этот самый Стен пишет.

«Мы узнали, что вы выбрали программу «Возрождение». Это правильно. В глубинке меньше контроля. Но многие сожалеют, что вы сбежали из Отказника. Госпратия использует это на полную катушку. Они запустили над Отказниками свои дроны с пропагандой и скидывают простейшие телефоны для связи. Наши ребята с вами свяжутся, когда вы приедете на место».

- Этого нам еще не хватало. – Сказал Саша.

Катя кивнула.

«Мы не собираемся ввязываться ни в какие политические разборки. Мы хотим просто жить, как обычные люди. Не вмешивайте нас в это».

Стен Капа довольно быстро ответил.

«Если вы не занимаетесь политикой, то политика займется вами. Выбор не велик. А режим использует вас в своих целях. Мы как и вы хотим жить в свободном обществе, где нет обязательного вакцинирования, нет запрещения сетей, нет засилья онлайн закона, нет постоянных войн не понятно за что, где жизнь не управляется сомнительным учением, которое они называют квантовая социология».

«Вы сами сейчас нам навязываете нам политику».

«Ладно, извините. Но помните, вы еще сами столкнетесь со всеми прелестями режима. Пока всё что вы видели - это демоверсия».

- Ну, достал. – Катя даже губу прикусила.

- Упертый парень. – Согласился Саша.

Они все так ругают эту самую квантовую социологию, что надо, наконец, посмотреть, что это такое. Воронин всё собирался засесть и спокойно посмотреть те вопросы и термины, которые бурным потоком лились на него, но постоянно что-то отвлекало. Вот и сейчас. Он надел очки и хотел задать вопрос Ольге Петровне на счет квантовой социологии, как вдруг в новостной строке всплыла срочная новость.

«Массовый побег из Отказника номер 18 «Новый Китеж».

- Ни фига себе! Катя, смотри новости в разрешенной Сети.

Трехслойное сообщение о побеге включало в себе как обычно короткие факты, видео, с указанием места, отдельно источники информации, отдельно рассуждения и комментарии по поводу события.

Запущенные над Отказниками дроны, которые транслировали новости из большого мира и скидывали простейшие кнопочные телефоны для связи, буквально за неделю произвели цепную реакцию. В рассуждениях было написано, что напряжение в «Китеже» уже существовало давно. А дрон с пропагандой просто стал спусковым крючком для социальной лавины. На видео было видно, что жители Отказника пытались сбить дрон из ружей и арбалетов. А после этого побег почти трех десятков людей. Опять в основном молодежь. Дрон охраны прикрывал их сверху, отпугивая преследователей.

- Как видишь, коммунизм или православие – это не важно. Все они чудаки на букву «м», как я говорил. – Заключил Воронин.   

Продолжение следует....

Провокации Запада: отвечать ли? И как отвечать

В связи с последней американской провокацией, организованной руками украинцев (удар по пляжу в Севастополе) и ячеек бандподполья на Северном Кавказе (перестрелки в Махачкале, Дербенте, ...

"Это вам за Сонечку" Наши разнесли вражин за смерть 9-летней малышки

"Тела везут в Румынию" Сравняли с землей целый завод с Атакмсами и обслугой. Это вам за нееС е в а с т о п о л ь. ПляжБеда случилась средь бела дня. Кассетный "Атакмс" прилетел вчера в в...

Гендиректора «Уральских заводов» взяли под арест за мошенничество при выполнении гособоронзаказа

Пресс-служба судов общей юрисдикции столицы сообщила, что Замоскворецкий суд Москвы арестовал генерального директора «Уральских заводов» Василя Мусина по делу о мошенничестве при выполн...