"Будет хуже, чем во время холодной войны". К чему приготовились в Пентагоне

5 1635

Военные базы на Ближнем Востоке десятилетиями были для США инструментом влияния. Однако после очередного обострения палестино-израильского конфликта ситуация меняется. Новые реалии обнажили главную уязвимость Пентагона.

Под угрозой

За последние полтора месяца американские объекты на Ближнем Востоке подверглись атакам 62 раза, сообщили в оборонном ведомстве. Из них 33 — в Сирии, причем большинство ударов пришлось по нефтяным месторождениям:

восемь — по скважине Конико в Дэйр Эз-Зоре;

семь — по базе у месторождения Эль-Омар в той же провинции;

шесть — по базе в Ат-Танфе на юге страны;

пять — по базе Аш-Шаддади в провинции Хасеке на северо-востоке страны;

четыре — по посадочной зоне Румалин;

еще три — по базе Тель-Байдар в том же регионе.

Но нефтебазами, где американцы занимаются контрабандой топлива, дело не ограничилось. Мишенью стали объекты, необходимые для поддержки курдов в приграничных с Турцией и Ираком районах. Ат-Танф, в свою очередь, обеспечивает контроль над лагерем беженцев «Эр-Рукбан» на юге страны.

В Ираке ситуация для Вашингтона не лучше — 29 атак, целями которых становились объекты ВВС:

четырнадцать ударов — по авиабазе в Аль-Асаде в центральной части страны;

девять — по Аль-Хариру в Курдистане на севере Ирака;

еще пять — по авиабазе в Ирбиле в этом же регионе;

и еще одна — по Центру дипломатической поддержки в Багдаде, который, по сути, представляет собой очередной военный объект.

В результате этих нападений пострадало около 60 американцев, один умер от остановки сердца, пытаясь укрыться от беспилотника. Так что поставки систем THAAD и Patriot, о которых глава Пентагона Ллойд Остин говорил в октябре, помогли лишь отчасти.

Резкий всплеск

Примечательно, что с января по октябрь военные объекты США в этих двух странах подвергались атакам лишь семь раз. Однако с 17 октября число инцидентов существенно возросло. Более того, нападения за минувший месяц составляют треть от общего числа за весь президентский срок Джо Байдена.

Такая тенденция отражает радикальное изменение положения американцев в этом нестабильном регионе. «Масштабы и возможности атак, которые наши силы увидят в ближайшем или среднесрочном будущем, окажутся невообразимо хуже, чем те, что мы пережили во время холодной войны», — заявил помощник замначальника штаба ВВС США Томас Лохед на прошлой неделе.

Дополнительная проблема для Вашингтона заключается в том, что ему сложно что-то противопоставить. Хотя все средства есть: и истребители — от F-15 до F-35, и богатый выбор беспилотников, включая Global Hawk и Reaper, и даже две авианосные группы, направленные в регион после 7 октября.

Как отмечает Associated Press, Штаты отвечали на атаки лишь три раза — в Сирии. В частности, в Пентагоне утверждают, что 27 октября истребители ударили по двум складам в Аль-Букамале, принадлежащим Корпусу стражей исламской революции. Затем 8 ноября сбросили бомбы на аналогичный объект неподалеку от Майсулуна в Дейр-Эз-Зоре, а спустя четыре дня — на тренировочный центр в провинции Маядин.

Слабый ответ

«Пентагон заявляет, что удары привели к сокращению военных запасов иранских прокси и сделали эти объекты непригодными для использования. Однако критики утверждают, что ответные действия меркнут по сравнению с 60 нападениями и ранеными американцами. Что важнее, Штаты не могут положить конец этим атакам», — отмечает Associated Press.

Столь формальная реакция объясняется несколькими факторами, убежден журналист-международник Аббас Джума. «США осознанно бьют только по прокси, которые не могут представлять угрозы для их государственной безопасности, — утверждает он. — В Белом доме понимают, что более радикальный ответ может повлечь дальнейшую эскалацию, которая совершенно не в их интересах. Вашингтон не хочет полномасштабной войны с Ираном и всячески старается ее избежать. Именно поэтому ответ выходит таким сдержанным. У Тегерана много ракетного вооружения и беспилотников, есть гиперзвук, так что в случае конфликта для американских солдат не будет безопасного места на Ближнем Востоке».

Джума отмечает, что Иран, в свою очередь, готов реагировать адекватно, хоть и не стремится к прямому конфликту. «В качестве примера можно привести убийство Кассема Сулеймани в Багдаде американцами, после которого Корпус стражей исламской революции — причем сам, а не силами прокси — нанес ракетный удар по американским базам в Ираке», — напоминает он.

При этом, по его словам, сейчас сложно предугадать шаги Вашингтона. Например, не стоит ждать «очередного бегства США, которое мы видели в Афганистане».

«Видимо, они рассчитывают, что сохранят контроль над ситуацией и не позволят скатиться ей до открытого конфликта», — допускает аналитик.

А это значит, что угроза никуда не денется: США попросту нечем ее устранить. Из-за конфликтов на Украине и в секторе Газа Америке сложно найти ресурсы для активных действий на других аренах. Но уход из Сирии и Ирака Белый дом позволить себе не может — это станет слишком тяжелым ударом по имиджу в регионе. Поэтому придется оставаться в таком неудобном шпагате.

Источник

«Бессмысленное действие»: оценка идеи контртеррористической операции

Политолог Ростислав Ищенко, отвечая на вопросы читателей «Военного дела», выразил точку зрения по поводу целесообразности замены СВО на контртеррористическую операцию (КТО).— Из-за част...

О поставках ракет из Германии и США дальностью 500 км: Это террористическая месть

Пока что на уровне властей, и в США, и в Европе есть желание, как можно дольше удержать Украину на плаву любой ценой, даже ценой эскалации напряженности с Россией, даже ценой угрозы пер...

Обсудить
  • :thumbsup:
  • "американские объекты на Ближнем Востоке подверглись атакам 62 раза" - потерь нет :sweat_smile: :sweat_smile:
  • Вот и нужно ударить по фаберже или пусть мышь отгрызет пиндосам колокольцы пока они в шпагате
  • Окружай пиндоса и бей...не жалей...давно пора. :point_up: :smirk_cat:
    • ROMA
    • 24 ноября 2023 г. 06:03
    :thumbsup: